БЛАГОСЛОВЕНИЕ ВСЕВЫШНЕГО

Сейчас в Азербайджане происходит много интересных и ярких событий, и я понимаю, что нельзя возвращаться в прошлое… Но помимо моей воли, воспоминания постоянно меня посещают, и я вновь и вновь переживаю события далекого детства, которое началось в Ичеришехер, на улице Малая Крепостная…

Когда-то, до революции, весь этот дом принадлежал маминым родителям, людям богатым и известным. Но в 1920 году их выслали, а крохотную трехлетнюю маму взяла к себе старая тетя, которую я называла бабушкой, а ее сестру и брата взяли к себе добрые люди. Эти трагические события никогда не обсуждались в нашей семье, потому что это было опасно. Мне часто задавали вопрос, почему я рассказываю о родных моего мужа, а о своих всегда молчу? Но разве можно было в советские времена даже упоминать о том, что твои близкие были репрессированы и стали врагами народа? Про родителей папы я знаю немного – они родом из Маштагов, где пользовались большим уважением и авторитетом благодаря своему прекрасному образованию и великолепному знанию Корана…

Когда моя мама вышла замуж, они жили в крохотной комнатушке бабушки. Только после рождения детей папа поменял квартиру, и мы переехали в более просторное жилье в том же здании. Напротив дома он устроил маленький, но невероятно красивый палисадник, утопавший в цветах. Атмосфера в Ичеришехер была настолько тихой и безопасной, что мы никогда не запирали двери, и эту привычку я пронесла через всю жизнь… До сих пор меня душат закрытые двери, мне все время хочется их распахнуть…

IMG_0661.jpg

До моего рождения у родителей было двое детей, но они умерли совсем маленькими, поэтому, когда мама была беременна мной, бабушка дала обет, что если ребенок выживет, он обязательно будет ходить к нашему соседу Мир Мовсум Ага подметать пол у его ног… И я это делала до последних дней его жизни! Дедушка Мир Мовсума Аги был известным ученым. Он переехал в Баку из священного иракского города Кярбяла. Вскоре после рождения в 1883 году, Мир Мовсум Ага разбил паралич, и малыш навсегда остался беспомощным и неподвижным. Но несмотря на эти ужасные испытания, когда Мир Мовсум Ага вырос, он начал лечить больных одним прикосновением и никогда не брал за это деньги! Вот к этому святому человеку, к которому за помощью и исцелением приходили толпы людей, и привели меня когда мне исполнился годик… С этого времени много лет я каждый день часами сидела на маленькой табуреточке около его коленей и время от времени брала в руки небольшой веник и смахивала пылинки возле его ног. Мир Мовсум Ага, видя мое усердие, возлагал руки на мою крохотную головку, когда я, устав от работы, снова усаживалась возле него… Я уверена, что живу только благодаря благословению Мир Мовсума, потому что в моей жизни происходило много невероятно драматических и даже трагических событий, но каждый раз меня хранил тот, рядом с кем прошло мое детство — Мир Мовсум Ага, одно из чудес, которым Всевышний одарил Азербайджан…

В семь лет я, как и полагается, пошла в знаменитую школу №190, директором которой была очень известная и всеми уважаемая Сона ханум Тагиева. Мне так понравилось учиться, что я прибегала на занятия раньше всех и ждала начала уроков рядом с вахтером бабушкой Зохрой…

Это сейчас даже самые маленькие дети знают имена артистов, певцов, спортсменов и президентов, а в моем детстве мы ничего этого не знали. Однажды ранним утром я как всегда шла в школу и около здания Академии наук навстречу мне попался солидный мужчина в круглых очках. До этого мы с ним уже сталкивались несколько раз на том же месте. Видимо, встречая каждое утро одну и ту же девочку в столь раннее время, ему стало интересно кто же я такая? И в один день он меня остановил, погладил по голове и спросил: «Ты куда так рано идешь?» «В школу», – ответила я. Он меня поцеловал, и я побежала дальше… Только спустя несколько лет, когда в Баку начался судебный процесс и я увидела фотографии в газетах, то поняла, что это был Мирджафар Багиров…

IMG_5633 copy.jpg

Моя любимая 190-ая школа… Прекрасные педагоги, интересные занятия, на которых каждый день мы узнавали много нового… До сих пор помню мою первую учительницу – молодая, смуглая, две длинные косы, темно-коричневая в мелкую белую клетку юбка из ткани «японжи», а в руках – строгий кожаный портфель. Модная, но строго одетая скромная девушка. Когда я училась во втором классе, она вышла замуж, и ее заменила другая учительница. Вообще, в нашей школе были очень сильные учителя! А какие были кружки — литературный, математический, драматический! Сначала в нашей школе учились только девочки, а в 6-ом или 7-ом классе нас объединили с мальчиками. Тех из учеников, кто отставал, в обязательном порядке оставляли на дополнительные занятия, причем, о деньгах или подарках даже речи быть не могло! Проучившись десять лет, мы никогда не слышали, что такое дарить подарки учителям, но каждый праздник мы готовили для них представления, для которых делали костюмы из цветной бумаги. В тот период в городе появились пункты проката костюмов, и один из таких был рядом с Домом кино. Именно там мы подбирали театральные костюмы для постановок нашего драматического кружка…

Сначала я ходила в литературный кружок, где нас учили декламировать стихотворения, причем, мы разучивали те стихи, которые проходили на уроках. Посещая кружок, я сыграла несколько небольших сценок из «Фархад и Ширин», «Вагиф» и других произведений Самеда Вургуна. У нас это так хорошо получалось, что в 8-ом классе мы выступали на всех праздниках.

А потом произошло событие, которое изменило всю мою жизнь… Однажды к нам в класс пришла завуч с какими-то взрослыми мужчинами и стала представлять им лучших учеников, которые занимались в литературном кружке. Оказалось, это были представители киностудии, они пришли в нашу школу, чтобы выбрать девушку для роли. Завуч предложила им список особо талантливых учениц, и первой в нем была моя фамилия. «Вот наша замечательная актриса», — сказала завуч, показывая на меня. Позже нас вызвали в кабинет Соны ханум. После не очень долгого совещания из 60 девочек практически без возражений выбрали меня. Это было в 1954 году, мне было 14 лет…

И закрутилась моя новая жизнь! Сначала два-три месяца делали мои фотопробы, затем начались кинопробы, и буквально сразу же меня утвердили на роль Гюльназ в выдающемся фильме, снятом по мотивам музыкальной комедии Узеира Гаджибекова «Не та, так эта»… (Кстати в этом году исполняется 60-лет выхода фильма на экраны и 105 лет написанию этой известной оперетты).

Играть в школе — это одно, и совсем другое дело сниматься в кино, тем более что я росла в очень традиционной и патриархальной семье. На роль меня уже утвердили, а дома никак не соглашались отпускать на съемки… Неопределенность продолжалась какое-то время, и чтобы прояснить ситуацию, меня вызвали в райком комсомола и строго обязали сниматься в кино. Несмотря на уговоры, папа согласился отпустить меня в киностудию только после того, как с ним поговорил режиссер: «Я вам даю слово, что все будет в порядке, она будет как наша дочка». И папа сдался! На съемки меня привозили и увозили на машине, что по тем временам было своего рода сенсацией. На киностудии нам выделили отдельную комнату, а Народная артистка Азербайджана Фатма ханым Кадри много с нами работала, раскрывая секреты актерского мастерства.

IMG_0936.jpg

Через пару месяцев на киностудию и в другие места стали приходить анонимные письма, в которых профессиональные актрисы выражали недовольство, что на роль Гюльназ выбрали обычную девушку, а не профессионала. Сейчас-то я понимаю, что в чем-то они были правы, ведь они много учились и хотели сниматься, а тут пришла какая-то школьница и заняла их место… Но дело в том, что многие наши артистки обладали довольно крупными, внушительными фигурами, а на эту роль нужна была хрупкая тоненькая девочка. А я была настолько худенькая, что для объема на меня приходилось надевать несколько пышных юбок. Вообще, грим и подготовка к съемкам были очень сложными из-за моих невероятно густых волос. И все это благодаря Мир Мовсум Ага, который часто гладил меня по головке…

Если по фильму «Не та, так эта» меня знают многие, то мало кто знает, что на самом деле сначала в моей жизни было телевидение и только потом кино. 1 мая 1956 года состоялось открытие азербайджанского телевидения, 60-летие которого мы отмечаем в этом году. Хотя многие называют днем рождения национального телевидения другую дату – 14 февраля 1956 года, однако в тот день состоялось пробное открытие… Мне было 16 лет, и я каждый день приходила в здание около Старого универмага, где тогда находилось радиовещание, читала тексты, а потом эту запись передавали на ТВ. Но меня никто не знал в лицо, потому что я лишь озвучивала передачи…

История того, как я попала на телевидение так же необычна, как и история того, как мне дали роль в кино! В нашей школе литературу преподавала племянница Джафара Джаббарлы Гюльтякин Джаббарлы. По совместительству она работала на Радиовещании вместе со своим супругом Айдыном Гарадаглы. Однажды она подошла ко мне во время перемены: «На телевидение набирают девочек и тебя приглашают. В такой-то день, в такое-то время подойди, пожалуйста, к Рауфу Кязымовскому». Она прекрасно знала меня по литературному кружку и была уверена, что я пройду отбор… Кстати, 190-ая школа дала «путевку в жизнь» многим своим ученикам – Осману Мирзоеву, Офелии Санани, Арифу Багирову, Севде Мамедовой, Тофигу Исмаилову и многим, многим другим…

Честно говоря, в 16 лет я мало что понимала в телевидении, но не могла же я подвести своего педагога! Поэтому в назначенный день сразу же после занятий в школьной форме и туфлях на низком каблуке, я отправилась на Телерадиовещание. А там во дворе толпится огромная, человек в тысячу, очередь из красивых девушек. И тут появляюсь я, в своем коричневом платье с белым воротничком, черном фартуке и с портфелем, к которому был прикреплен белый вязанный мешочек для чернильницы! Увидев этих красивых девушек, я задумалась — а что я здесь делаю? Но, все же, поднялась, нашла нужную дверь и опять застыла от сомнений… Так продолжалась несколько секунд, и только я приняла решение уйти, как заветная дверь распахнулась и оттуда вышел Рауф Кязымовский:

— Ты куда?

— Домой, — робко ответила я.

— А зачем пришла? Иди сюда, ты уже давно в списках. Первая!

Я зашла, прочитала текст, и меня утвердили!

Теперь после школы я шла не домой, чтобы делать уроки, как все другие девятиклассницы, а на работу! Я вела передачи на азербайджанском языке, а Наиля Мехтибекова на русском. Однажды весь Баку был взбудоражен известием, что к нам с визитом собирается иранский шах Мохаммед Реза Пехлеви с супругой. И тут мне на телевидении поручают сделать сюжет о его прилете. Но в тот день передачу должна была вести я. Из-за того, что мы не могли найти Наилю, я не дождалась прилета шаха, рейс которого задерживался, вернулась в студию, и моя встреча с шахиншахом не состоялась… И все же я его увидела его с супругой на какой-то встрече, это была очень красивая пара, по-настоящему царственная…

Помню, как в августе 1956 года в Баку приехала индийская делегация с Раджем Капуром, который пользовался в то время огромной популярностью. Утром я, как обычно, пришла на работу и увидела, что индийские кинематографисты во главе с Капуром в гостях у нас в студии… Естественно, я не могла пропустить такой момент и тут же отправилась посмотреть на кумира миллионов. Когда я открыла дверь в комнату и вошла, Радж Капур сидел за роялем, и как только он меня увидел, сразу же начал играть мелодию из фильма «Не та, так эта». Я была счастлива и горда, что такой выдающийся артист узнал меня, совсем еще юную девушку, которая снялась только в одном фильме…

В 1957 году я ушла с телевидения, чтобы подготовиться к институту. Я собиралась поступать в медицинский, это была моя заветная мечта — стать хирургом! Все экзамены я сдала на «5», но на химии, которую в школе мне преподавала сама Сона ханум Тагиева и которую я знала очень хорошо, получила «двойку»… Это была не просто неудача, это был чудовищный удар и крушение моей мечты! Вдруг в разгар плачей и страданий мне приходит письмо, в котором меня приглашают поступить в медицинский техникум при железнодорожной больнице. В 1958 году, после его окончания, мы с подругой поступили в АПИ им. Ленина, но я смогла там проучиться только два месяца, потому что перспектива преподавания мне совсем не нравилась…

b4.jpg

А в 1958 году ко мне пришла диктор Рена Насирова: «Теймур Алиевич (Теймур Алиев, председатель Гостелерадио) знает, что ты сейчас не работаешь, и сказал, если хочешь, приходи на ТВ». Естественно, я откликнулась на это предложение и проработала на телевидении только год, потому что опять собралась поступать, на сей раз в университет на факультет востоковедения. В тот период я уже встречалась с будущим мужем, который тоже работал на ТВ. Он был человеком умным и дальновидным. «Скоро ты выйдешь замуж и не сможешь ездить в заграничные командировки. Переводись на библиотечный факультет», — сказал он. Я подумала, подумала и последовала его совету. И не жалею об этом – с 1965 года до 2011 года я работала в библиотеке им. М.Ф. Ахундова, и 30 лет была заведующей издательским отделом. В 2011 году ушла на пенсию проработав там ровно 46 лет.

Супруг мне попался удивительный – выдержанный, культурный, воспитанный. Мой муж, Али Агамиров, со стороны отца происходил из знатного карабахского рода Агамирзаде, видным представителем которого был Мир Мохсун Навваб, а со стороны матери принадлежал к семьям Бадалбейли и Гаджибековых. В сталинские времена его семья была репрессирована, когда его отец Меджид Агамирзаде работал на ответственной работе в сфере образования в Туркмении, где и был арестован…

Муж сначала поступил в АЗИ, но втайне от матери забрал свои документы и перевелся в театральный институт, о чем его родные узнали только, когда он учился на 4-ом курсе. Познакомились мы с ним на телевидении, и впоследствии я вела все его передачи…

Жители Ичеришехер очень любили кино, тем более что в Крепости часто проходили съемки. Но когда вышел фильм с моим участием, соседи и знакомые за меня порадовались, поздравили, но и только… Наверное это связано с тем, что тогда даже торжественной премьеры не было, съемочная группа просто собралась на киностудии, и фильм пошел в прокат. И только в 1958 году на I кинофестивале стран Азии и Африки, который проходил в Ташкенте, я поняла, что такое настоящая слава… На фестиваль отправили сразу два азербайджанских фильма – «На дальних берегах» и «Не та, так эта». Причем, наши кандидатуры были утверждены на самом высоком уровне, и чтобы мы с Барат Шекинской без задержек и проблем добрались до Ташкента, с самолета сняли двух генералов!

Ташкент мне очень понравился. За полтора месяца фестиваля я с удовольствием увидела древние узбекские города и музеи. Все это время меня постоянно уговаривали переехать в Ташкент и работать диктором телевидения Узбекистана, но разве я могла жить вдали от моего родного города?

Последние годы меня стали часто приглашать различные телеканалы и газеты, берут интервью для журналов и сайтов. Но особенно дорога мне передача Рахиба Азери, с которым до этого я не была знакома. Мне позвонил его помощник и сказал, что они снимают цикл документальных фильмов, и один из них будет обо мне, но я отказалась, потому что в тот период плохо себя чувствовала. А увидев то, что сделал Рахиб Азери, я просто поразилась его мастерству, потому что только настоящий мастер может так тонко чувствовать азербайджанское искусство! В цикле его передач о 50-х годах один из сюжетов он посвятил мне…

До этого момента я себя, как актрису, абсолютно не ценила… «То, что Тамара Гёзалова снималась в фильме «Не та, так эта», надо написать золотыми буквами», — сказал про меня Рахиб Азери, а Надежда Исмайлова выразилась еще более образно: «Как Гагарин первым отправился в космос, так и Тамара Гёзалова стала первой на азербайджанском телевидении»… И я поняла простую истину — если зрители так меня ценят, то никакие звания не нужны…

 

Тамара Агамирова-Гёзалова,

первый диктор АзТВ,

заведующая издательским отделом

библиотеки им. М.Ф. Ахундова

Книги->Книга «Ичеришяхяр: Здесь каждый дом – крепость!»