Джавид Имамвердиев

«МЫ ЖИЛИ В МАЛЕНЬКОМ РАЮ ПРОВИНЦИАЛЬНОГО ПАРИЖА…», ИЛИ КОГДА КВНа УЖЕ-ЕЩЕ НЕ БЫЛО.

Город мой единственный –

Нежный и воинственный.

Город мой единственный –

Первая любовь.

Шепот твой таинственный,

Кем-то джаз насвистанный,

Дух бакинцев истинных

Будут вновь и вновь.

Эти строки я написал очень и очень давно как посвящение школьным друзьям и 160-ой бакинской школе… Да, да, именно учась в 160-ой я научился понимать в каком удивительном Городе меня «угораздило» родиться, именно там я научился ощущать себя бакинцем.

Я хорошо помню Баку середины 80-х… Кто-то скажет что это уже начало развала, и Баку уже тогда был другим… Не знаю… Это было мое Время… Это был мой Город, где в каждом Клубе репетировал самодеятельный Театр, играла любительская джаз или рок группа, профессионализму которых мог бы позавидовать любой современный «профессиональный коллектив». Это было время, когда Бакинский Клуб Авторской песни был самым сильным в стране. Это было время, когда все бредили только-только возродившимся на Центральном Телевидении КВНом, и почти каждый мой ровесник мечтал о том, что именно он будет среди тех, кто сможет снова поднять флаг Бакинского КВНа, развернутый когда-то легендарной командой Юлия Гусмана.

Да именно тогда, в середине 80-х я впервые всерьез влюбился… влюбился на всю жизнь… в свой Город.

Не знаю… наверное у каждого поколения бакинцев был свой Город и свой Мир. Мой мир состоял из совершенно интернациональных школьно-студенческих компаний, которые плавно перетекали одна в другую, и являлись по большому счету одной большой компанией людей влюбленных в свой Город.

Ах, как же тогда нам было интересно жить.

В Азернешре репетировал самодеятельный театр «Балаганчик», в ДК завода им. Лейтенанта Шмидта – театр «Поиск» Давида Новогрудского, во всевозможных ДК музицировали группы «Без грима», «Юху», «Дервиш», «Чарли Атл», а в Клубе шоферов каждую среду собирался Клуб Авторской Песни – это был наш литературно-музыкальный андеграунд, сообщество любителей, от слова Любить.

С каким нетерпением мы ждали премьер в наших театрах, с какой любовью мы ожидали каждой новой песни бакинских бардов – Яши Когана, Ибрагима Имамалиева, Саши Барьюдина… Над ними витал ореол неофициального, полузапретного… Неподдельного… Настоящего.

А мы тогдашние школьники и студенты учились у наших старших (а какими взрослыми в свои 30-40 они нам казались) любить Театр, Песню, одним словом Творчество и впитывали Любовь к Баку.

1042

Баку… Его бесконечные проходные дворы, в лабиринтах которых, казалось, останавливается время, его маленькие балкончики, виноградными гроздьями свисавшие с бакинских домов, бакинский бульвар, Торговая, площадь Фонтанов… и многоязыкий говор… Баку…

Сегодня, выходя в город, я все время вспоминаю, как от кинотеатра «Ветен» до кинотеатра «Азербайджан» можно было идти целый час. Как?! Да очень просто. Здороваясь и переговаривая по 2-3 минуты с каждым знакомым. И действительно мы все были знакомы. А сейчас можно часами бродить по городу и не встретить ни одно мало-мальски знакомое лицо. Обидно.

Нынче мы повзрослели, и где-то

Стал другим уже Город Ветров.

Разбросало по Белому Свету

Обитателей наших дворов,

Соучастников игр и сражений,

Героинь наших первых романов.

Все на свете стремится к сближенью,

Ну а мы разделились на страны.

Но тогда наши руки еще «не похудели от прощальных рукопожатий», рядом были друзья, подруги, а впереди была Большая Жизнь.

Самой обсуждаемой темой во всех компаниях тогда был КВН. Нужно было всего ничего – собрать команду, написать сценарий и поехать в Москву побеждать. Не многим посчастливилось попасть в бакинскую команду КВН и прожить удивительно интересную КВН-овскую жизнь, испытать радость побед, разочарование от несправедливости, даже в этой Самой Замечательной Игре… Немногим. Важно, что эта мечта бакинцев осуществилась. В отличие от многих других…

Я часто задаю себе один и тот же вопрос. Почему именно в Баку был самый сильный Клуб Авторской Песни, джаз, КВН?.. По-моему ответ в интернациональности нашего Города.

Именно сплав Культур, Языков, Религий и Мировоззрений мог дать такой мощный толчок к Творчеству… Успешному Творчеству… По-моему именно это.

А потом все начало резко рушиться… Разъехались бакинцы… Даже облик Города стал совсем уже другим.

Как быстро выросли дома,

Прощай Баку одноэтажный,

Мой деревянный, мой бумажный…

И древних улиц кутерьма.

Пусть иногда я узнаю

Баку сквозь толщу стен бетонных,

Но во дворах твоих бездонных

Живет прощальный не уют.

Безумный двадцать первый век

Ворвался в город мой притихший.

Но тише мыши – кот на крыше,

А рядом злобный человек

Своей безжалостной рукой

Стирает лица и названья

И древних улиц очертанья,

Все, чем так дорог город мой.

Мы жили в маленьком раю

Провинциального Парижа,

И солнца луч – бесстыже-рыжий –

Наш мирный согревал уют.

Но быстро выросли дома,

Прощай Баку одноэтажный,

Мой деревянный, мой бумажный…

И древних улиц кутерьма.

Да к сожалению мы все это пережили… Но… Даже разъехавшись бакинцы не перестали быть бакинцами, и наверное еще сильней любят свой город, продолжают переписываться, общаться, проживая при этом во всех уголках земного шара.

И еще, сегодня появилось Новое Поколение Бакинцев… Других… Но они так же влюблены в свой Город, так же стремятся к Творчеству… и убеждены, что Город наш будет жить всегда. Наверно пообщавшись с ними, я и написал еще одно стихотворение о Нашем Городе.

Старый выцветший бульвар,

Чайки плещутся в мазуте.

Каспий стар и город стар

И живет как на батуте.

То его бросает вверх,

То мячом швыряет в бездну –

Так почил ХХ век,

Чумовой и затрапезный.

Двадцать первый век иной,

Бессердечный и безбожный,

С узколобой головой,

С пропитой и сытой рожей.

Приоделся наш бульвар

И дома прикид сменили,

Но не верю я словам,

Что Баку давно убили.

Нет, не верю я молве,

Что Баку, хлебнувший горя,

Растворился в синеве –

Он остался жить у моря,

Песни вечные поет

На безлюдном мокром пляже.

Он свое еще возьмет

И себя еще покажет.

Он свое еще возьмет

И, что жив, еще докажет.

Надеюсь, что так оно и будет.

Дай Бог!!!

Книги->Книга «Город моей молодости»