Ильгар Исбатов

«Архитектура – это азбука гигантов,

величайшая система видимых символов, когда-либо созданная»

Гилберт Честертон

НЕ СТОИТ ВОЗВРАЩАТЬСЯ В ПРОШЛОЕ…

Мне кажется, моих родителей можно по праву считать воспитанниками советской системы. С самого рождения они видели только этот режим и ничего другого себе просто не представляли. Они были обыкновенными советскими инженерами – каждое утро ходили на работу, честно трудились, вечером возвращались домой и жили исключительно на зарплату. Мои родители никогда не бывали за границей, и даже не стремились туда, а ведь работая в области нефтяной промышленности, они вполне могли бы отправиться в зарубежную командировку на Кубу или в Алжир. Их жизнь ничем не отличалась от жизни миллионов советских людей, но это их нисколько не угнетало. Они даже о будущем не особенно задумывались, так как советская жизнь была стабильной, спокойной и размеренной. Больше всего моих родителей волновало не государственное устройство и его недостатки, а повседневные заботы – вырастить детей, дать им хорошее образование, увидеть внуков…

Если раньше у меня были какие-то сомнения в отношении СССР, то сейчас я однозначно считаю этот режим негативным по всем параметрам. Сегодня много рассуждают о социальных благах, например, о том, что советское образование было бесплатным. Но никто не учитывает тот факт, что уровень этого образования был очень низким. Это было связано с тем, что коммунистическая система была нацелена на воспитание беспрекословно послушных граждан, а для этого совершенно не требовалось качественное образование. Люди должны были уметь писать, читать и обладать минимальными навыками в своей профессии, для этого из Москвы в республики «спускали» соответствующие инструкции и документы, а местным властям оставалось их выполнять. Безусловно, бесплатное образование – это замечательное социальное благо, но если посмотреть на это с сегодняшних позиций, то самые лучшие московские институты значительно уступали знаменитым европейским и американским центрам образования. Правда, я очень благодарен судьбе, что учился в Москве, и до сих пор пользуюсь плодами своего образования. Может быть, единственный плюс советского общества заключался в том, что простые, обыкновенные люди, какими были мои родители, имели возможность дать своему ребенку бесплатное образование в любом городе Советского Союза.

Состояние несвободы существовало в СССР не только в общественной, творческой или научной сферах. Мы даже в быту были заложниками государственной идеологии! Уровень жизни моих родителей, имевших высшее технического образование, был намного ниже уровня жизни шофера или рабочего. Шофер мог сделать пару «левых» рейсов или перевыполнить план и получить за несколько дней работы месячную зарплату инженера. Со временем в СССР высокое звание инженера стало насмешкой и поводом для оскорбительной иронии.

Мне пришлось вступить в коммунистическую партию, но делать на этом карьеру никогда не думал, так как был уверен в себе и знал, что как только появится возможность, я смогу многого добиться в своей профессии. Когда это наконец произошло, я открыл свою студию и постепенно стал успешным предпринимателем и архитектором. И только в феврале 2008 года мне предложили возглавить институт «BAKIDÖVLƏTLAYİHA». Честно говоря, для меня это стало полной неожиданностью.

Однако в молодости я немного по-другому представлял свое будущее… Для того, чтобы сделать карьеру в Советском Союзе, одного таланта было недостаточно. Необходимо было иметь дополнительные научные степени и состоять в партии. Членом партии я был, но вступил в нее исключительно для того, чтобы получить московское образование. Когда у меня появилась возможность перевестись из Баку в Москву, я проанализировал ситуацию и понял – мне не смогут отказать, если я стану членом партии. И хотя я учился на «отлично», исходя из советских правил игры, необходимы были дополнительные бонусы, в данном случае в виде членства в КПСС. Кстати, если бы я не был партийным, то не попал бы в московский институт…

Не знаю, как обстояло дело в других ВУЗах страны, но московский архитектурный институт, в котором я учился, отличался стремлением идти в ногу с современными достижениями. Правда, книги известных западных архитекторов издавались в СССР с 5-7-летним опозданием. В то время редкий студент владел иностранным языком – это не очень-то и поощрялось, поэтому мы узнавали новую информацию еще позже. И лишь немногие архитектурные «светила», знавшие английский язык, по сравнению с другими выглядели намного более продвинутыми. Поэтому главное, что вызывало во мне резкое неприятие советской системы образования, заключалось в том, что я прекрасно понимал – основная ставка делается на усредненного, заурядного специалиста, а инициатива и талант никогда не будут востребованы. Наверх выбирались единицы, которым каким-то образом удавалось пройти жуткие испытания. В этой среде надо было обладать везением и способностью выживать в любых условиях, скрывая свои возможности и таланты…

Студенческая московская жизнь в архитектурном была более свободной и космополитичной по сравнению с другими институтами. У нас училось много иностранцев, в основном из социалистических, арабских и африканских стран. Мы давно уже понимали, что живем совсем не в том справедливом обществе, которое хотели построить наши отцы и деды. Нам хотелось элементарной творческой свободы, и в архитектурном институте можно было более свободно высказывать свое мнение, причем не только своим сокурсникам, но и преподавателям, деканам и даже ректору. К этому располагала атмосфера архитектурной среды, в которой не особенно чувствовалась структура косной, застывшей государственной иерархии.

Когда по окончании института я вернулся в Баку, мои способности и идеи оказались абсолютно никому не нужны. Архитектора могли не замечать годами, десятилетиями… Но как только окружение видело твои таланты, это чаще всего воспринималось крайне негативно. В Москве мне преподавал знаменитый в то время педагог Алексей Эльбрусович Гутнов. Он был любимцем студентов, невероятно яркой личностью со множеством идей и теорий. Впоследствии он стал директором НИПИ Генплана Москвы, но, к сожалению, очень рано умер… Алексей Эльбрусович много с нами разговаривал, и я помню, как на последнем курсе он дал нам один совет: «Скоро вы разъедетесь по своим городам и республикам и будете работать в проектных институтах (других архитектурных структур или организаций тогда в стране просто не было). Мой вам совет – не показывайте, что вы что-то можете делать лучше других. Всегда старайтесь быть на хорошем счету, если хотите нормально и спокойно жить. Делайте все на «хорошо», не надо делать на «отлично». Вот такая установка прозвучала из уст любимого педагога…

Сейчас многие вспоминают о том времени, чуть ли не со слезами на глазах рассказывая как же все было хорошо… Ностальгия – часть жизни каждого человека, и ему дороги его воспоминания о молодости, как о лучшем периоде жизни. Но все эти высокие слова о равенстве и братстве были ширмой, которая прикрывала истинные намерения центра. До революции 1917 года была Российская империя, затем наступило время Советского Союза, но никакой принципиальной разницы в плане морально-нравственного отношения к окраинам между двумя эти системами я не вижу.

В мире существует несколько моделей и систем управления государством и обществом. Советская власть за годы своего существования также создала свою систему. В каких-то областях она была продумана и отработана, в чем-то не соответствовала поставленным задачам. Но в любом случае я не воспринимаю эту систему, потому что ни в отдельных ее проявлениях, ни в целом она была неэффективной и бесчеловечной. Я думаю, все, что делается, должно быть во благо человека, советская же система была построена на ценностях, лишенных нравственного начала. Родившись в СССР, учась в школе и институте, работая в государственных организациях, я так и не смог понять и почувствовать, что же это такое – советские ценности? Ведь почти каждый советский человек был многолик – на работе он был одним, дома другим, на общественных мероприятиях третьим, с друзьями четвертым и так далее. Ну что же это за общество, где человек не может быть самим собой?

Несмотря на мое отрицательное отношение к советской власти, я никогда не хотел уехать из СССР. Дело в том, что в моем сознании постепенно формировалось патриотическое и даже националистическое в самом хорошем смысле этого слова мировоззрение. Это же был конец 80-х годов, эпоха перестройки и гласности, когда у нас наконец появилась возможность удовлетворить свой информационный голод, хотя я и до этого интересовался историей Азербайджана. Но после 1985 года, когда в стране начался процесс кипения, мы стали интересоваться историей национального движения и первой азербайджанской демократической республикой 1918 года. И меня захлестнула эта волна национального пробуждения…

Но я не предполагал, что СССР так скоропостижно развалится! Более того – несмотря на то, что для меня независимость Азербайджана является самым дорогим и ценным, что мы имеем, я не хотел, чтобы это произошло так быстро. Не являясь политиком, историком или экономистом, я прекрасно понимал, что если это произойдет, это будет очень болезненный процесс. К сожалению, мои прогнозы сбылись – миллионы людей вынуждены были покинуть свои дома, распадались семьи, погибали люди… Это были страшные времена, забыть которые невозможно…

Во время правления Брежнева на всех торжественных мероприятиях и собраниях все обсуждали, когда же он умрет? Однако после смешного, но понятного Брежнева, сурового Андропова и вдребезги больного Черненко к власти пришел Горбачев. Он выглядел настолько слабым и неубедительным, что я ему сразу же не поверил. По-моему, даже Брежнев при всей своей старческой немощи выглядел намного солиднее.

В конце 80-х годов по всей стране начались события, и я почувствовал, что ничего хорошего нас не ожидает. Мне так хотелось, чтобы этот переход был менее болезненным, но тогда каждый день что-то менялось… СССР был обречен на распад, но развалился он немного раньше времени. Поэтому когда Ельцин объявил, что он распускает Советский Союз, это вообще было за гранью добра и зла! Что же это за система такая, что три человека решают за всю страну! Ведь в этот период общество еще не сформировало процесс цивилизованного «развода», и получилось так, как получилось, то есть большой кровью. И в 1991 году СССР скоропостижно «скончался»…

Азербайджан обрел независимость более двадцати лет назад… Но расстались ли мы со своим советским прошлым? Ведь еще живо целое поколение людей, мыслящих по-советски. Однако мне бы не хотелось, чтобы мы расставались с некоторыми моментами нашей бывшей страны. Это касается, в частности, русской культуры, на которой мы были воспитаны. Многие из представителей моего поколения по-настоящему любят русскую музыку, песни, фильмы, литературу… Мне кажется, как нация мы стали намного богаче других народов именно потому, что кроме своей культуры мы впитали великую русскую культуру и язык. Мы смогли почерпнуть много полезного, прежде всего, из русской литературы и философской мысли. Даже наша азербайджанская музыкальная и литературная классика построены на русской классике, и отрицать этого нельзя.

С другой стороны, мне очень не нравилось, что в советское время нам все время хотелось кому-то понравиться. Это наш национальный комплекс, от которого необходимо избавляться, иначе нас перестанут уважать. В те времена нам хотелось понравиться русским и центру. Сейчас я наблюдаю аналогичные проблемы. Если раньше говорили «А что на это скажет Москва?», то сейчас говорят – «А что на это скажет Европа или Вашингтон?» Мы должны решительно бороться с этим нашим недостатком, потому что в первую очередь, должны понравиться самим себе! Не надо делать из себя великих или, наоборот, принижать свои достоинства. А для этого необходимо изучать азербайджанскую культуру, философию, историю, веру и обязательно в историческом контексте. Азербайджан, будучи частью мусульманского Востока, более 200 лет жил в составе Российской империи, а до этого более 1000 лет был частью мусульманского мира. И этот огромный этап нельзя выбрасывать или игнорировать.

Для того чтобы почувствовать себя единым народом, мне кажется наиболее правильной и верной является идея азербайджанства, выдвинутая общенациональным лидером Гейдаром Алиевичем Алиевым. И хотя в Азербайджане в основном проживает тюркоязычный этнос, ни в коем случае нельзя забывать или игнорировать другие этносы, ведь азербайджанский народ создавался на стыке не только тюркской, но и иранской и кавказской культуры и этносов.

Меня тревожит, что иногда я сталкиваюсь с враждебными высказываниями по поводу иранской или какой-либо другой культуры. Мы должны гордиться и с благодарностью принимать, что наша нация создана на смешении нескольких великих цивилизаций. Это необходимо изучать со школьной скамьи, и тогда многие наши нерешенные вопросы разрешатся или, по крайней мере, будут восприниматься по-другому…

В советский период вышла книга Олжаса Сулейменова «Аз и Я», где он критиковал школьные учебники по истории, когда ученики-татары читали, как русские убивали их предков. То же самое происходит и у нас, когда мы читаем или смотрим, как тюрок убивает перса. Все эти культуры настолько переплетены в сознании нашего народа, что я не могу и не хочу отрицать огромного тысячелетнего наследия. Для того чтобы мы смогли ощущать себя единым в духовном плане народом, надо впитывать все самое лучшее, что было у нас в прошлом. Сегодня мы гордимся нашим государством, его достижениями в экономике, политике, культуре и т.д. Но, по-моему, для формирования элиты общества, которая является носителем нравственных, моральных, культурных, духовных ценностей нужно несколько десятилетий. Должно смениться несколько поколений, прежде чем мы сможем ощутить себя единой нацией. И не надо бояться, что из нашей жизни уйдет что-то важное. Уйдет то, что и должно было уйти, ведь и наши сегодняшние традиции отличаются от тех, которые существовали лет 300 назад. Это нормальный процесс трансформации.

Я категорически против возвращения СССР в любой форме. Надо идти вперед, тем более что в современном Азербайджане есть масса поводов для оптимизма. В общем-то, все идет в правильном направлении, несмотря на существующие недостатки. Кроме того, у нашего народа хорошая мотивация – мы всегда стремимся вперед и выше, и все наши граждане ощущают ту высокую европейскую планку, где мы должны оказаться, ведь даже люди, которые занимаются повседневным и обыденным делом, понимают значение европейских достижений и стремятся к ним. Азербайджанцы удивительно предприимчивый и мобильный народ, который очень быстро воспринимает все новое. Эти изменения к лучшему видны во всем – в одежде, жилье, быту. А сколько людей сейчас учится за границей? Такого фанатичного стремления получить хорошее образование не было никогда. В этом наша надежда и наше будущее…

 

Ильгар Исбатов,

архитектор

Книги->Книга «СССР : плюсы и минусы»