МАЛЬЧИК ПОБЕДЫ

Если спросить любого человека, какое у него было детство, почти все ответят, что оно было замечательным. Вот и у меня, несмотря на трудное послевоенное время, детство было прекрасным, тем более что оно началось в самом удивительном месте Баку – Ичеришехер… Каждый район нашего города хорош по-своему, везде есть свои истории и интересные люди, но такого количества легенд, событий и уникальных личностей не было и нет больше нигде!

Мое рождение 28 августа 1945 года произошло вскоре после окончания войны, поэтому иногда меня называли «мальчиком победы». Своей мамы я не помню, потому что она сильно болела и рано ушла из жизни. Нас – двух сестер и брата, вырастили дядя и его жена, которые во всем заменили нам родителей. Время было очень трудное – только закончилась страшная война, люди жили очень скромно, погибли сотни тысяч наших соотечественников, и женщины, среди которых было много совсем еще молодых, навсегда покрыли свои головы траурными платками и в одиночку растили своих детей. Но мы, малыши, не чувствовали недостатка любви и были счастливы простыми детскими радостями – играми, школой, друзьями, праздниками, шалостями…

Летом в Баку стояла страшная жара, и многие ичеришяхярлинцы спали на крышах, а жители большого Баку очень этому завидовали. Нам повезло чуть больше, потому что у нас был увитый густым виноградником деревянный балкон, который возвышался над домом. Поэтому мы обожали летнее время – весело, уютно, где-то там, далеко, шумит Баку с его машинами и автобусами, а над нами бездонное черное небо, яркая луна, звезды, и мы, устав от смеха и разговоров, погружались в восточную сказку бархатной южной ночи и засыпали сладким счастливым сном…

b5.jpg

А с восходом солнца нас будили пароходные гудки и крики молочников. Так рождался новый день… Мы просыпались и прислушивались к плеску воды в умывальнике, тихому гудению огня керосинки, на которой закипал чайник, звяканью чашек и ложек… это были звуки, с которых начиналось наше утро…

В Ичеришехер существовал неписаный, но строго соблюдаемый кодекс поведения, которого надо было придерживаться. Невозможно было пройти по улицам и не поздороваться с каждым, кого ты встретил, и не важно, знаешь ты этого человека или нет. «Салам» было главное и святое слово для Ичеришехер… Чужих старались не пускать за крепостные ворота, но если кто-то шел по делу или в гости, у него спрашивали, куда и к кому он идет, и обязательно отправляли с ним какого-нибудь молодого парня, чтобы он показал дорогу. И конечно же, мы испытывали большое почтение к старикам, женщинам и детям, их нельзя было обижать ни при каких обстоятельствах, иначе ты рисковал навсегда лишиться уважения и стать изгоем…

Самой любимой игрой ичеришяхярлинских мужчин всех возрастов и национальностей был футбол! Однажды мы с ребятами играли в футбол на бульваре, там, где сейчас находится Музей ковра. Вдруг все замерли — на балкон Старого интуриста вышли сам Рашид Бейбутов и Радж Капур! И мы, пацаны, которые росли на их фильмах и песнях, забыли обо всем и с восторгом наблюдали за нашими кумирами!

022.jpg

В Ичеришехер с малых лет я видел самых выдающихся людей нашего города — Тофик Бахрамов, Насир Мамедзаде, Рустам Рагимов, Таир Салахов, Вагиф Мустафазаде, Рамиз Эйнуллаев, отец знаменитого танцора Таира Эйнуллаева, Кямиль Алиев, Мир-Рахим Вахабов, Мирза Мансур — выдающийся тарист и друг моего дяди, Талят Рахманов, Гаджибаба Гусейнов, Абиль Гасым, автор первой книги азербайджанских поговорок, Валид Санани, Теймур Велиев, Эльдар Азимзаде, Хайам Мирзазаде, Алтай Заидов, Октай Агаев, Анатоллу Ганиев, который выступал вместе с Вагифом Мустафазаде, а сейчас я дружу с его сыном – Гейдаром… По соседству с нами жил Гасым Абдуллаев – первый азербайджанский клоун, который выступал в Старом цирке…

И за пределами Крепости, в 132-ой школе, где я учился, мы постоянно играли в футбол с ребятами с Советской улицы или 189-ой школы. В то время парень должен был быть смелым, спортивным и боевым, поэтому все нормальные мальчишки обязательно занимались спортом, а многие «крепостные» ребята из-за близости моря занимались в яхт-клубе, который находился на Азнефти. Эти занятия были настолько плодотворными, что некоторые из них впоследствии стали Мастерами спорта! Но кроме спорта, многие «крепостные» мальчишки занимались танцами в Доме пионеров. Мы были так заняты учебой и кружками, ну, по крайней мере, мои друзья и приятели, что среди нас не было ни одного хулигана, хотя в то время криминала в Баку, в том числе и в Ичеришехер, было немало. Было и воровство, и драки, и разборки, но авторитетные уважаемые люди Ичеришехер старались, чтобы конфликты не портили жизнь обитателям Крепости, и все вопросы решали очень быстро и строго…

IMG_4110 copy.jpg

В Ичеришехер никогда не было понятия национальности, потому что здесь жили русские, евреи, татары, грузины, поляки. Я всегда придерживался выражения – «есть такая нация – бакинец». В Ичеришехер был и до сих присутствует интернациональный дух, а главное мерило человека было хороший ты или плохой, порядочный или не очень, с достоинством или нет. И это всегда было больше, чем национальность. Это состояние души, которое все еще витает в нашей древней Крепости…

Свадьбы в Ичеришехер всегда были очень веселыми и многолюдными, потому что все жили одной большой дружной семьей. За пригласительные билеты гости платили 3-5 рублей, и это было своеобразным свадебным подарком. Готовили много, вкусно и сытно – пекли хлеб, в огромных котлах варили бозбаш, причем отдельно варили баранину, отдельно картошку, отдельно горох и только потом все смешивали.

А какие бесподобные сладости готовили наши женщины на буржуйках! Вся Крепость во время Новруз байрама благоухала орехами, специями, ароматным мясом и рисом… Это сейчас все покупают в магазине, а тогда женщины ходили друг к другу и помогали печь, а заодно вели долгие беседы, вспоминали традиции, свою молодость, обсуждали насущные дела и решали самые разные вопросы. Под эти веселые разговоры лист за листом вынимали из печей огромные порции пахлавы, шоргогалов, шекербуры… Я до сих пор помню тот, ни с чем несравнимый аромат, которым пропитывался весь наш дом, а мы, дети, с нетерпением ждали, когда же нам разрешат есть эти вкусности. Тогда все пекли — и простые люди, и богатые, которые могли себе позволить купить все, что их душа желала… Девочкам на ночь красили хной ладошки и пяточки, а чтобы не испачкать постель, надевали специальные рукавички и носочки, и обязательно шили новые платьица и покупали простые сандалики, вкусно пахнувшие кожей…

Ичеришехер времен моей юности невозможно было представить без голубей, их держали практически все мужчины! У моего дяди тоже были голуби, которых он кормил прямо с рук, но самые хорошие голуби в Крепости были у Акифа Бабаева, брата Арифа и Васифа Бабаевых. Васифа я постоянно вижу в Крепости, мы с ним часто общаемся. Он приходит, чтобы посмотреть на голубей, которых уже редко кто держит… Одним из знаменитых гушбазов Ичеришехер был Аслан, и впоследствии именно на крыше его дома Ариф Бабаев снимал сцены своего известного фильма «Последняя ночь детства».

Не отпускает нас наша юность… Воспоминания приводят в Ичеришехер тех, кто здесь когда-то жил… Мне в этом смысле повезло, потому что я по-прежнему живу в Ичеришехер. Если и вспоминаю что-то, то мне далеко ходить не надо, все здесь, рядом, стоит только выйти за порог дома… Сейчас все торопятся, спешат, мы постоянно куда-то летим, едем… Не всегда успеваем сказать нашим близким добрые важные слова… Но иногда наступает момент, когда ты сам себе говоришь – все, хватит, не хочу больше никуда бежать! Тогда я просто делаю шаг, и оказываюсь в далеком и прекрасном прошлом… Я много гуляю по Ичеришехер, вспоминаю ушедшие дни. В эти мгновения со мной происходит настоящее чудо – прошлое превращается в настоящее и даже будущее, потому что, сколько бы лет не прошло, какие бы технологии и скорости не приходили в нашу жизнь, Крепость по-прежнему будет стоять на своем месте и дарить людям ощущение тепла и счастья…

jaf_6578

В 1962 году я устроился на свою первую работу – на обувную фабрику, которая находилась на проспекте Нариманова, и освоил профессию каблучника. А в 1965 году меня призвали в армию, и я отправился служить во внутренние войска. Сначала нас привезли в учебную часть в Гала, и командир взвода занялся нашей подготовкой – мы усиленно занимались бегом и спортом. Затем я попал в сержантскую школу и служил в хозяйственной части в Баладжарах.

В 132-ой школе я не смог доучиться, и так как я устроился на работу, мне пришлось перевестись на вечернее отделение 51-ой школы рабочей молодежи, которая находилась в здании 189-ой школы. Но в армию меня забрали до того, как я ее окончил, поэтому меня регулярно отпускали на занятия, которые продолжались до позднего вечера, а потом я возвращался в часть. Пока я служил, брат получил квартиру в 4 микрорайоне. В то время это была настоящая пустыня – недостроенные здания, кучи песка, бетонные блоки… Когда у меня бывала увольнительная, я шел к нему в гости, а уходя поздно вечером, мне всегда давали с собой кучу старых газет. Как только я пересекал пустынную местность и взбирался на горку около части, то сворачивал газеты, зажигал факел и несколько минут им размахивал, а мои домашние, которые наблюдали за мной из окна, понимали, что со мной все нормально…

Часто нас отправляли на охрану футбольных матчей, и когда играл «Нефтчи», наша рота охраняла 15 сектор стадиона. Однажды мы охраняли игру «Нефтчи» с тбилисским «Динамо». Сижу на скамейке позади ворот, в теплой солдатской шинели. Вдруг к моим ногам неожиданно прикатился мяч. В ту же секунду, без раздумий, я его спрятал под шинелью! Дело в том, что в части мы с ребятами постоянно играли в футбол, но мяча у нас не было. А тут вдруг к моим ногам прикатилась такая ценная добыча…

Однажды на стадионе СКА на какой-то игре зрители занервничали и стали кричать: «Судью на мыло!!!», и я тоже включился в этот хор. Судья Насир Мамедзаде, мой брат, после окончания матча, пришел домой и отругал меня.

После армии я вернулся домой, в Ичеришехер. Как-то раз наш сосед, который был начальником механического цеха киностудии, взял меня с собой на работу. Так, совершенно неожиданно для себя, я попал в мир кино… Профессию я освоил настолько быстро, что на следующий день меня уже отправили в кино-экспедицию в Дашкесан на съемки фильма «Красавицей я не была». До этого момента дальше Баладжар я не выезжал, а тут меня, молодого парня, ждало целое путешествие — творческий коллектив, съемки, артисты, знакомство с Шахмаром Алекперовым. Словом, мне все очень понравилось! Но киностудия подарила мне не только радость от профессии, именно там я встретил мою супругу, Сураю ханум, с который мы счастливо живем уже 40 лет…

Меня часто привлекали для съемок самых разных фильмов – «Лев ушел из дома», в котором я играл медведя, «Мозалан», «1001-ая гастроль» Октая Мир-Гасыма, у Юлия Гусмана в фильме «Дачный домик для одной семьи», который мы в шутку между собой называли «Дачный домик для одного еврея», работал с Эльдаром Кулиевым, Арифом Бабаевым, Кямилем Рустамбековым и многими, многими другими. Как написал про меня в своем дневнике режиссер Расим Исмайлов «Акиф — наша палочка-выручалочка». Кстати, на фильме «1001-ая гастроль» я познакомился с великим Рашидом Бейбутовым, который через некоторое время пригласил меня к себе в театр художником по свету. Но прежде чем позвать меня к себе на работу, Бейбутов почти год ко мне присматривался. В театре у меня была кличка «Народ» — когда певцы исполняли новые песни, они, прежде всего, интересовались мнением народа, то есть меня…

Снимать кино мне безумно понравилось. Вообще, жить в Ичеришехер и не любить кино, было невозможно, ведь здесь снимали столько фильмов, и с детства мы видели множество знаменитостей! Когда в Ичеришехер начинались очередные съемки, это сразу же становилось грандиозным событием и вокруг всегда собирались толпы народа. Помню, как снимали фильм «Лев ушел из дома». Первый раз льва привезли на киностудию в клетке, и Берберов ему сказал: «Кинг, знакомься, это наши новые друзья!» А потом мы с оператором Юрой Ворновским решили над всеми пошутить: «Ребята, выходим, бежим и ничего не говорим». Все очень перепугались! Лев был великолепный – красивый, большой, гордый. В Крепости снимали много сцен со львом, но одна из них мне запомнилась особенно, когда он, якобы пил чай, а вместо чая ему наливали рыбий жир в стакан, прикрученный шурупом к столу. Кстати, льва пристрелили у нас, в Ичеришехер, когда он сбежал из дома Берберовых…

_ASM1488.jpg

В 1969 году Гейдар Алиевич Алиев стал Первым секретарем Азербайджана, и в этом же году в клубе им. Дзержинского, где я ставил свет, я впервые его увидел. С этого времени я всегда был осветителем на всех хроникальных и документальных фильмах про Алиева. Общение с этим великим человеком навсегда останется в моей памяти…

Конец СССР был страшным и трагическим… Помню, как однажды перед работой я пошел в Пассаж, знаменитый базар, на который ходили все ичеришяхярлинцы. Когда я вышел оттуда с покупками, около Монолита собралась большая толпа народа, а на работе, куда я с трудом добрался, все были взбудоражены: «Идем на площадь, там проходит митинг!» Естественно, я не мог оставаться в стороне от беды моего народа, поэтому без всяких раздумий влился в народное движение. На киностудии мы создали группу во главе с Зауром Магеррамовым, и целых 18 дней снимали все то, что происходило на площади. В тот период директором киностудии был наш замечательный режиссер и большой патриот Рамиз Фаталиев: «Если сердце зовет вас на площадь, идите и не думайте о работе»… Много дней и ночей мы только и делали, что снимали то, что сегодня является историей моей страны. Эта хроника потом обошла весь мир, рассказывая правду об Азербайджане. Мой родной Ичеришехер тоже не остался в стороне от этих событий, он не спрятался за своими стенами от всеобщего горя и боли. Его улицы были непривычно пусты, потому что все были на площади…

Чего только не переживала на своем веку Крепость, но время всегда все расставляет по своим местам, и она вновь оживает, преображается и открывает новую страницу своей жизни… Так и мы, ее жители, пережив и оплакав наших героев, обрели свободу и новый смысл нашего существования, и теперь должны очень много трудиться, чтобы оставить нашим детям и внукам достойное наследство…

Много я повидал в жизни хорошего и плохого, многое находил и многое терял, поэтому иногда мне кажется, что то состояние счастья, которое я испытывал в юности, ушло и больше никогда не вернется… Но не бывает так, чтобы все исчезало бесследно! Счастье было, есть и будет, и называется это счастье Ичеришехер, где я, как и много лет назад, встречаю рассвет и вижу, как над сонным городом загорается небо… Прошли годы и детство осталось только в моей памяти… Но я его помню так хорошо, как будто это было только вчера…

Акиф Мамедзаде,

оператор Пресс-службы Милли Меджлиса

Книги->Книга «Ичеришяхяр: Здесь каждый дом – крепость!»