Рухангиз Касумова

Ты – мудрый, Баку!

Ты – поймешь!

Звучит извинением, не так ли? Хотя – за что? За то, что я родилась, выросла, состарилась здесь, а ты – родился, вырос и… помолодел!.. Честно, честно!.. Разгладились вековые морщины, раздались могучие плечи, еще выше вознеслась сединой голова, еще крепче стали объятия, с готовностью раскрытые для тех, кто тебя любит!..

По-моему, ты – единственный, кому за все это невозможно завидовать! Или напротив, завидовать – закономерно!!! Да, да!.. Конечно! И именно поэтому от тебя не уйти! Невозможно!.. Связан пуповиной, не оторвать… Даже если переместился в мировом пространстве – поменял адрес, местожительство – миграция, друзья, коснулась всех, пандемия!.. Ты – БАКИНЕЦ. Это уже почти признанная нация, это – окончательный диагноз. Неизлечимая, такая прекрасная болезнь.

1041

Когда-то ты содрогнулся от лязга трамваев, недоверчиво косился на штанги троллейбусов!.. Но не всегда же катить в пролетке? Долго, но ведь и здорово!.. Пока доедешь до консерватории – можно и к занятиям подготовиться! Правда, правда!.. Недоученную дома партитуру можно было отштудировать – и всего 3 копейки за проезд. А на стипендию в 27 рублей – уплетать замечательные пирожки и потрясающий свой, бакинский пломбир! О вкусах не спорят, кому по нраву Nestle, Haagen-Dazs, а мне – то, наше!.. Но не о мороженом речь. Отвлеклась я… Нельзя за пирожками прятаться, ведь тебе приходилось ко многому привыкать, многое терпеть – и во благо же!.. А как же? Ты – извергал и извергаешь, тьфу-тьфу, не сглажу, из своих недр черное золото – золотое-презолотое, даже не 99,99 пробы, а четырежды по четыре 9-ки, и впустил в свое нутро те же рельсы и те же вагоны, и уже не знаешь – где красивее и удобнее – над или под?! Да-да, о метро я, о метро!.. Подумаешь, невидаль, отряхнутся скептики!.. Да, невидаль!.. Если вспомнить, как и на каком энтузиазме, вопреки многим прогнозам это создавалось?!

Что касается прогнозов относительно себя – с множеством их ты сталкивался на своих веках!.. Твоя история – твои каменные документы, которые, конечно же, разрушались – время жестоко, твой архив – жизни тысяч поколений, и моя жизнь тоже. Высокопарно?.. Моя жизнь соткана из солнца, которое светит тебе из омывающего тебя Каспия, из ветра, который овевает тебя! Тебя так и представляют повсюду. Город городов, город ветров, Солнечный Баку!..

Ты прощаешь все – и вколоченные внутрь тебя чугунной бабой кустарники и деревья – ничего, зато замечательные дороги, дорожные развязки ласкают глаз, экономят время, сберегают дорогущие и не очень автомобили. Находишь объяснение развернутым люкам и многочисленным колдобинам окраин, сдуваешь ветром выброшенный мимо огромных контейнеров мусор – ничего, постепенно привыкнем целиться точно, ты находишь объяснения умыкнутым мобильникам, черным стандартным курткам, в которые облачили нашу молодежь, и не только их, неотягощенные вкусом и тягой к модному дизайну хваткие дельцы – всему этому ты противопоставляешь альтернативу – на выбор.

Не прощаешь, Баку, ты измены! Вынужденной ли, случайной, оправданной… – хотя, измена не может быть оправданной! Тут никакие мотивации не подходят. И непрощение это в ниспосланной тобою ностальгии, которая становится вечным спутником тех, кто порвал свою генную связь с тобой!.. Это – ностальгия страшная, тяжеловесная, это – расплата. А есть еще ностальгия – она у многих – по старым улочкам, зарешеченным скверам, заплеванным Дворцам Культуры с непроветриваемыми кинозалами, усыпанному подсолнечной шелухой Парапету, по календарным праздникам в маленьких квартирах, куда собиралась вся родня, по общению, наконец, по очередям на подписку книжных изданий! Многое из прошлого хотелось бы перетаскивать за собой из века в век! Но ведь есть историческая закономерная поступь прогресса!

А у меня знаете по чему ностальгия? Мне ведь уже без малого 70, и за эти лета я со многим распрощалась и со многим встретилась! По музыке, которую сочиняли настоящие профессионалы, по стихам, которые западали в душу, а не были вымученным плодом графомании, по фильмам, которые снимали не компьютерные программисты, по спектаклям, на которых зритель не звонил бы по мобильнику, а терял сознание от накала страстей, от игры потрясающих актеров и самого произведения!

А в том, что ты, Баку, преображаешься не по дням, а по часам – я вижу веяние времени, я вижу, как к тебе тянутся те, кто раньше не мог бы даже на карте разыскать эту координату, и не только тянутся, но и стремятся быть с тобой, быть Бакинцем.

Я не все смогла выразить, многое осталось во мне недосказанным. Но ты мудрый Баку! Ты – все поймешь!

Я люблю тебя…

Книги->Книга «Город моей молодости»