Санан Саламзаде

«У человечества, как и у отдельного человека, с каждым возрастом приходят свои болезни»

У. Эмерсон

СССР – ДОРОГА, КОТОРАЯ НЕ ПРИВЕЛА К ХРАМУ

Говорить на эту тему можно много и долго. Я постараюсь в краткой и тезисной форме рассуждать и участвовать в этом дискурсе.

Жизнь человека не зависит от того, в какой политической системе он существует, хотя она и вмешивается в нашу жизнь. Впрочем, так же, как и погода, потому что даже летом можно проснуться и увидеть снег. И все же человек живет так, как его замыслил Бог – рождается, болеет, радуется, творит…

В принципе, человеческое общество практически ничем не отличается от животного мира – в обоих случаях идет борьба за существование, ареал обитания и право лидерства. Это потом человечество придумало всякие «измы», структуры и формы для управления обществом. Они могут быть удачными или отвратительными, поэтому, когда кто-то начинает ругать тот или иной исторический период, необходимо задать простой вопрос – а для кого этот период был плох? Сталинские времена, например, ассоциируются с массовыми репрессиями, но это означает, что для существования той системы, именно репрессии стали объективной реальностью, которая позволила обществу существовать в том формате.

Я не сторонник того, чтобы давать оценку историческим событиям. Их надо изучать, анализировать, но как только мы начинаем оценивать какое-то историческое явление, то делаем это со своей колокольни, исходя из представлений своего времени. А это неправильно, потому что в таком случае оценка будет неверной.

В чистом виде любая теория прекрасна, но как только она начинает воплощаться в реальность, как это произошло с теорией коммунизма, то становится хуже и уродливей. Известный английский философ и социолог Герберт Спенсер высказал интересную мысль: «Нет такой социальной алхимии, которая могла бы олово желаний превратить в золото поступков». Эта прекрасная фраза была высказана в XIХ веке, когда начали появляться первые социалисты. Вообще, все эти понятия – феодализм, социализм, демократия, довольно расплывчаты. Например, в представлении большинства людей монархия – это регресс. Но в Великобритании именно монархия стала символом, объединившим общество! Так что, не стоит, как это было в СССР, разрушать все до основания. Я вообще против всяких революций, на мой взгляд, общество должно плавно эволюционировать. В современном Азербайджане многие пытаются поскорее построить демократическое государство, не учитывая объективных реалий. Честно говоря, в мире невероятно трудно найти демократическое общество в чистом виде. Как всегда, все портит человеческий фактор, причем не одного человека, а целого народа! Построение любой социальной модели требует времени. Глупо было думать, что после крушения СССР мы тут же попадем в демократический рай. Мы, как и все другие народы, будем эволюционировать, и нам надо постараться преодолеть этот путь без социальных или экономических катаклизмов.

Нельзя забывать и о том, что любое общество должно иметь свою элиту. Конечно же, лидера из элиты можно выбрать, но только время покажет, является ли он таковым. Главная черта лидера должна заключаться не только в его личном таланте, но и совпадать с требованиями конкретной ситуации и интересами общества. Ведь общество – это живой организм, который невозможно превратить в схему. В реальной жизни всегда присутствует борьба, без которой невозможно развитие. Единственное, что может сделать общество – это создать механизмы, чтобы эта борьба была цивилизованной, без лагерей и крови. А для этого надо проводить регулярную санацию, то есть придерживаться существующих в данном обществе правил. И не забывать о том, что с течением времени эти правила будут изменяться, не отменяя при этом прежних.

Главной ошибкой СССР стало то, что советские руководители попытались отменить этот принцип и создать нечто новое, не имеющее ничего общего с прошлым государственным устройством. Написали конституцию, но никогда ее не исполняли, а между тем общество должно стремиться к тому, чтобы реализовывать свои законы. Правда, одного нашего желания недостаточно. Для этого общество должно быть воспитано соответствующим образом, и пока этого не произойдет, требовать от него демократии невозможно. Это видно даже на простом примере. Как нормальный человек переходит улицу? По правилам, то есть, пользуясь переходами или «зеброй». На наших же улицах твориться настоящий хаос, и правила нарушают все – и автомобилисты, и пешеходы. Можно издать миллион указов, но люди не готовы их исполнять даже во имя своей жизни! И пока общество не захочет развиваться, все так и будет. А мы сваливаем все на руководство, забывая о том, что демократия – это не вседозволенность. Прежде всего, это ответственность за себя и за страну…

Но советские правители всегда пренебрегали ответственностью перед своим народом. Например, Карл Маркс утверждал, что построение социализма возможно в высокоразвитой индустриальной империи. Ленин решил сделать по-своему, и мы получили то, что имеем. Да, на каких-то этапах социализм способствовал расцвету, потому что сама идея социального равенства, ориентированная на социальное обеспечение была прекрасной. Но все придуманные человечеством морально-этические схемы и парадигмы тоже были прекрасны ровно до того момента, когда они начали воплощаться в жизнь! Когда в США отменили рабство, многие рабы возвращались к прежним хозяевам, потому что не могли найти себе места в новой реальности. Раб не хочет быть свободным, потому что не понимает, что свобода – это ответственность и самостоятельность. Но свободу и демократию надо прививать малыми дозами, иначе общество от них ошалеет, и этим сможет воспользоваться всякая шваль. Мы же пока еще не овладели в полной мере демократическими принципами ответственности, законопослушности, толерантности, умением слышать другое мнение и давать право на заблуждение другому. Мы до сих пор не воспринимаем чужое мнение с уважением. Есть прекрасная фраза – твоя свобода заканчивается там, где начинается моя. Западный мир даже выработал особую систему жестов, правил и понятий. Там не принято спрашивать о доходах или вероисповедании, у нас же это самые обычные вопросы. Для того, чтобы изжить комплексы и бестактность, каждая отдельно взятая семья и общество в целом должны выработать высокую культуру отношений и постоянно совершенствоваться в этом направлении.

В советской среде меня больше всего мучило то, что приходилось вести двойную жизнь. Существовала система семейных, национальных и общесоветских ценностей, которые уживались между собой с разной степенью успеха. Границы между этими понятиями весьма условные и размытые. Есть еще ценности региональные, зависящие от климата и окружающей природы. Среда, в которой вырос африканец, отличается от среды обитания кавказца или европейца, но не по национальным, а по региональным признакам. И если африканца переселить в Париж, он станет парижанином, но не французом. Далеко ходить не надо – в Баку живут бакинцы, прадеды которых тоже не были бакинцами и приезжие из регионов Азербайджана. Разве это одно и то же, несмотря на общую национальность? И да, и нет! Интеграция в другое сообщество происходит не сразу и не за одно поколение, Вообще, само понятие «нация» было придумано во время Великой французской революции. Нация – более сложное и позднее образование. Если этносы существовали на протяжении всей мировой истории, то нации формируются только в период Нового времени. Так же нелепо, на мой взгляд, выглядит и понятие «национальный вопрос». Разве любовь, порядочность или честность азербайджанца чем-то отличаются от аналогичных чувств грузина или русского? Главная беда человечества заключается не в разнице национальностей или вероисповеданий, а в несовершенстве человеческой натуры, ее ненасытности, и никакие «измы» ничего не изменили в истории человечества. Борьба продолжается… И счастлив лишь тот, кто может себя ограничивать и держать в рамках. Англичане великолепно высказались по этому поводу – уйми свои желания, и будешь богатым человеком. Правда, в СССР наши правители этот принцип привили своим гражданам в принудительном порядке, а для себя создали настоящий коммунистический рай со специальным питанием, медициной, отдыхом, обслуживанием…

Как и все в юности, я думал, что можно и нужно проектировать счастливое общество, но с реализацией торопиться не следует. Общество надо подтягивать до общего знаменателя воспитанием, просвещением, образованием, чтобы люди, достигшие определенного уровня, не выпячивались, а подтягивали к себе других. В одиночку решить столь масштабную задачу невозможно. Тем более что в СССР существовала совершенно другая система – советская власть не давала никакому «колоску» падать или выпячиваться, она всех выравнивала и обрубала тех, кто хоть немного выбивался из общей среды. Таких «выскочек» страшно боялись, ведь они становились лидерами в своей области, создавали прецедент и невыгодное сравнение с властью. Если каждый будет выпячиваться, кто же будет слушать их бред? А задача-то общества заключается не в том, чтобы стричь всех под одну гребенку, а помогать подниматься каждому… Многие советские люди, которых не устраивало такое уравнительное положение вещей, потянулись к западным ценностям. Сейчас принято говорить, что СССР развалил Горбачев. Нет! Это «Beatles» и «шестидесятники» прорвали «железный занавес». Я тоже могу причислить себя к этому поколению, хотя в 60-х годах был еще слишком молод…

В 1991 году произошло то, что и должно было произойти, потому что так жить было уже невозможно. А все эти разговоры про Афганистан, экономику и секретные операции американцев – досужие вымыслы. Ведь промышленный потенциал СССР до сих пор не смогли разрушить. Но не это было главное. Главное – люди стали другими, и власть уже была не та, она выросла из субкультуры «битников». Люди, употреблявшие в молодости слова «чувак» и «чувиха», не могли удержать свой народ в рамках фальшивой идеологии, и скрывать это в период нескрываемой дифференциации общества было уже невозможно. Но СССР разваливался уродливо, потому что демократию нам «спустили» сверху, притом неграмотно, типично по-советски, то есть варварски, с кровопролитием и трагедией. История показала, что любую нацию можно превратить в зверей, если запустить механизм так называемой национальной идеи, ведь у толпы совершенно другая мораль, которой очень легко управлять. А каждым отдельно взятым человеком управлять тяжело… Однажды Вольтера посадили в тюрьму, а потом спросили:

– Как поживает твой великий свободных дух?

– Я свободен, – ответил Вольтер.

– Но ты же сидишь в тюрьме?

– Ну и что? Вы ограничили мою физическую свободу, но вы не можете запретить мне мыслить. Поэтому я свободен…

Известие о распаде СССР не стало для меня трагедией. Я даже с некоторым удивлением созерцал этот процесс и задавал себе риторический вопрос – а чем же все это кончится? Я прекрасно понимал, что каждая республика пойдет своим путем, потому что другого варианта не было. Но сейчас Россия опять хочет собрать всех вокруг себя, потому что российский истеблишмент все еще мыслит категориями «СССР» и «титульный народ». В России эта тема сейчас активно пропагандируется, но беспокоиться и переубеждать кого-то не стоит – жизнь сама все расставит по своим местам. Они не понимают главного – надо предложить обществу не реанимацию прежней схемы, а новую парадигму мышления. Идеи, которая могла бы объединить народы, пока нет. В свое время в сознание российского общества пытались внедрить русскую национальную идею, но это неправильная формулировка. Россия чисто генетически не может быть мононациональной, потому что она не была таковой исторически. Даже сейчас территория России является наследием империи Чингисхана. Она является Америкой средневековья. В этом котле сформировались нынешние народы, для которых полимпсестный русский язык стал матричным языком. Как английский стал уже в новое время матричным языком в Америке.

После того, как мы начали жить в независимом Азербайджане, мне не пришлось изживать из себя «советского человека», потому что я никогда им не был! У меня были свои, индивидуальные черты, на которые не повлияла советская идеология. В детстве я, как и все, формально был пионером. Но затем, когда у меня появилась возможность самостоятельного выбора, я не вступил ни в комсомол, ни в коммунистическую партию, потому что никогда не стремился сделать себе карьеру в госструктурах. Я создал собственный мир – творчество, книги, друзья, с которыми общался, и мне этого было достаточно…

Общество, пережившее стресс под названием СССР, еще долго будет ностальгировать по временам своей молодости… Я же в данной ситуации предпочитаю размышлять о будущем, потому что советская эпоха миновала окончательно, и та жизнь не вернется уже никогда.

 

Санан Саламзаде,

архитектор

Книги->Книга «СССР : плюсы и минусы»