Севда Насруллаева

«Я ВЕРЮ В ВОЗРОЖДЕНИЕ»

 

Для меня Баку – не просто любимый город, это огромная часть моей жизнь, вернее даже, часть меня.

Сегодня город стал красивее и ухоженнее, чем в годы моей юности, но, к сожалению, из отношения людей как-то незаметно исчезло чувство общности и теплоты, и многие люди испытывают щемящую ностальгию по прежним временам. Но у меня этого чувства нет, потому что я всегда гордилась и горжусь своим Баку, и никогда не представляла, что смогу покинуть его … В этом уникальном городе каким-то немыслимым образом гармонично сосуществуют седая древность Востока и изысканная европейская архитектура, и потому Баку во все времена красив, и всегда кажется древним и современным одновременно.

Говорят, ностальгия бывает по чему-то потерянному. Сегодня мы испытываем это чувство потому, что теряем столь свойственную Баку и бакинцам высокую культуру общения, которая была присуща нашему городу именно в 60-е годы. Мне посчастливилось, что моя юность совпала с этим потрясающим временем. В те годы в городе царил дух доброты, невероятного взаимоуважения, порядочности, скромности, трудолюбия, почитания интеллекта и образования, а снобизм и кичливость своим положением или материальным благополучием считались верхом неприличия и дурным тоном. В те годы я довольно много путешествовала, бывала во многих городах и странах, и отчетливо увидела, насколько Баку и бакинцы благодаря своим уникальным человеческим качествам отличаются от остального мира. У нас никогда не было того чванства, хамства, равнодушия и холодности, которые так присущи некоторым другим городам.

Порой мне кажется, что Баку был таким уникальным городом во многом благодаря очень высокой духовной жизни. К нам на гастроли приезжали самые лучшие творческие силы – театральные коллективы, выставки, симфонические оркестры, классические музыканты, французские, югославские, турецкие и многие, многие другие эстрадные исполнители, которые были в восторге от бакинской публики и той атмосферы, которая царила на сценических площадках. Я уже не говорю о том, насколько интересна была и наша местная, азербайджанская творческая жизнь – великолепный оперный театр, с его потрясающими балетными постановками, блестящие спектакли в театрах русской и азербайджанской драмы, яркие вернисажи наших замечательных художников, литературные новинки наших писателей и поэтов, и мы старались не пропустить ни одного из этих культурных мероприятий. В то время далеко не все могли позволить себе дорогие вечерние платья, и основная масса была одета довольно скромно и просто. Но главной нашей целью было не себя показать, а насладиться общением с искусством! И потом этот праздник души продолжался и в кулуарах, и в гардеробных, выплескивался на улицы, и бакинцы еще долго гуляли по городу, делясь впечатлениями и обсуждая увиденное. А сейчас атмосфера праздничного настроения сменилась толчеей и далекими от искусства разговорами в буфетах.

Мои школьные годы прошли в районе мечети Тезепир. В основном это место населяли простые, малообразованные люди, но и там царствовали законы и дух порядочности и традиционных моральных ценностей, которые распространялись абсолютно на все сферы жизни. У нас дома была хорошая посуда для готовки – большие кастрюли, газаны, подносы. Об этом знала вся мяхялля, и когда у кого-то из соседей намечалось торжество, к нам приходили за два-три квартала! Нам и в голову не приходило, что можно отказать тем, кто живет рядом с тобой бок о бок десятилетиями! Это было настоящее, искреннее чувство единства, родства, поддержки, взаимопомощи. Люди были открыты всем и всему, а сегодня мы закрываемся даже для родственников, и многое от этого теряем.

Наше воспитание строилось на традициях, которые позже я старалась прививать и моим детям. У нас дома никто не читал нравоучений – родители нас воспитывали исключительно на личном примере, и то, что я видела, становилось для меня правилом. Надо сказать, что в нашей семье царит большое почитание, я бы даже сказала, культ женщин, поэтому главой нашего большого рода и настоящей хранительницей очага была моя бабушка, Гуреиш ханум. Все ее помыслы и устремления были направлены на сохранение и укрепление семьи. Она была человеком очень традиционным и верующим, но без фанатизма и показухи. Моя мама всегда говорила, что Бог должен быть внутри, то есть, это человеческая совесть и мораль, а это и есть самая лучшая основа для нравственной чистоты. Для меня эти принципы до сих пор незыблемы, и я не понимаю, как люди, особенно женщины, могут вести себя иначе. Ведь на женщину в любом обществе возложена высокая миссия – быть хранительницей. По моему глубокому убеждению, то, что наше современное общество сохранило свой достойный облик, произошло благодаря нашим женщинам, которые всегда славились верностью семье, скромностью и безусловной порядочностью, а наши мужчины это берегут и высоко ценят. В традиционно азербайджанских кварталах Баку, считалось верхом неприличия не то, что сказать что-либо в адрес девушки, но даже посмотреть ей вслед. Женщины чувствовали себя в городе совершенно спокойно, потому что были защищены традициями, и это был святой закон бакинцев.

Настоящие бакинцы никогда не делили друг друга на национальности, региональную принадлежность, вероисповедание и сословия, и относились ко всем с большим почитанием. Это я могу сказать совершенно ответственно, потому что мой папа долгие годы занимал высокие посты – он был директором большого завода с многотысячным коллективом, первым секретарем Бакинского горкома партии, министром, и я все это время видела, как тактично и уважительно он относился ко всем без исключения людям, начиная от простого рабочего и заканчивая высокопоставленными государственными деятелями.

Я убеждена, что «лицо» Баку 60-х годов создала и сформировала именно азербайджанская интеллигенция – ученые, академики, известные врачи, поэты, писатели, нефтяники, словом, люди, в которых было отшлифовано все лучшее, что так характерно для азербайджанского народа. При этом Баку всегда был, и я уверена, остается интернациональным городом. А бакинцы, где бы они ни жили, всегда помнят и любят свой город, и он отвечает им взаимностью. Ведь недаром же в Баку так пышно и торжественно отметили юбилей бывшего бакинца Николая Байбакова. Или к примеру Ростропович, выросший в обычном бакинском дворе… Как только в его плотном гастрольном графике появлялось свободное время, он с удовольствием приезжал в Баку, чтобы еще раз повидаться с городом своего детства… Поэтому, когда в период карабахского конфликта, нас так несправедливо обвиняли в национализме, это очень сильно сказалось на отношениях людей и подорвало их веру в справедливость.

Мы уже сталкивались на заре XX века с жестокостью и геноцидом азербайджанцев, но доброта нашего народа помогла нам не озлобиться. Я верю, что мы и сейчас воспользуемся нашими лучшими и бесценными национальными качествами, и сможем восстановить не только свою территорию, но и веру в справедливость, отсутствие которой породило в людях злость и агрессию.

1039

Благодаря своей профессии врача, я общаюсь с огромным количеством людей, и вижу, что они все время ждут какого-то подвоха и никому не верят. Такого в Баку не было никогда! Думаю, эта книга послужит тому, чтобы мы вспомнили о том, какими же мы были, поразмышляли о том, какие мы есть, и что надо сделать, чтобы восстановить наши традиции и поднять дух бакинства на прежнюю высоту.

С детства я любила все науки, но медицина в моей шкале ценностей всегда занимала особое место, потому что мной двигало желание приносить людям пользу. В то время и в школах, и в институте царила совершенно другая атмосфера, потому что к тем, кто учился, кто серьезно относился к своей профессии и стремился чего-то достичь, относились очень уважительно. И наоборот, отрицательно смотрели на тех, кто не был образован. Мои студенческие годы пришлись на период культурного «бума». Воспоминания об этом замечательном времени и сегодня помогают мне жить…

В 60-е годы казалось, что весь Баку стоит на пороге новой жизни – построили «Зеленый театр», отремонтировали оперный, а открытие Бакинского метрополитена стало настоящим праздником для бакинцев! Сейчас создается гораздо больше, но люди остаются к этому равнодушными… В то время в Баку проводились всевозможные декады, приезжали международные делегации и даже прохожие, когда встречали на улицах иностранцев, расцветали в улыбке. Словом, каждое событие превращалось во всеобщий праздник… Я часто общалась с актерами театра «Современник» и зарубежными певцами, когда они бывали у нас на гастролях. Они всегда выказывали самое искреннее восхищение Баку и бакинцам за тепло и невероятно дружественный прием. Наверное, не было ни одного артиста или творческого коллектива, который бы не стремился вновь приехать в наш замечательный город, чтобы еще раз окунуться в удивительную атмосферу доброжелательности и гостеприимности… Поэтому сегодня мне так тяжело видеть черствость людей, их озлобленность и грубость. Этот перелом в сознании произошел, когда в республике начались события. Тогда бакинская интеллигенция стала во главе этого движения, и всеми силами пыталась донести правду до мирового сообщества. Но потом, когда выяснилось, что мир живет по законам двойных стандартов и политических игр, а умный человек не хочет быть марионеткой, интеллигенция отошла от этого процесса, и движение приняло другое направление. Но я думаю, что все возродится, потому что несправедливость не бывает долговечной, и правда всегда торжествует.

Меня все называют оптимисткой, несмотря на то, что сегодня в науке очень трудно работать и идти в ногу со временем. Наш интеллектуальный и образовательный уровни позволяют это, хотя пока мы не имеем тех возможностей и материальной базы, но это лишь вопрос времени. Моя работа заместителя директора института курортологии посвящена завтрашнему дню. Как только я стала заниматься этим вопросом, то сразу же стала фанатом этого дела. В мире существуют восемь типов лечебных минеральных вод, и Азербайджан является, пожалуй, единственной страной, где все они представлены. Кроме того, мы занимаем первое место в мире по запасам лечебных грязей во всем их многообразии. Один Нафталан, аналога которого нет нигде в мире, чего стоит! В Хорватии создали курорт, подобный Нафталану, но даже их специалисты понимают, что он не идет ни в какое сравнение с нашим. Видимо, наш народ любим Всевышним, если он подарил нам такую землю. Но надо много работать, все должно быть научно обосновано и клинически испытано во всех областях, а не только в медицине – любая новая технология или методика должны быть тщательно проверены. Думаю, мы достаточно цивилизованы, чтобы находить правильные оптимальные решения.

Что порождает оптимизм? Только работа! Пессимистичными бывают те люди, которые заняты исключительно болтовней. В основе нормальной, здоровой жизни человека обязательно должен лежать целеустремленный труд. Я считаю, что эпоха возрождения настанет тогда, когда каждый из нас в любом, даже самом крошечном деле, будет шаг за шагом двигаться вперед, сохраняя при этом наши бесценные традиции. Меня печалит, что на некоторых наших каналах нет истинного чувства патриотизма. Почему сегодня в мире так ценят азербайджанский симфонический мугам? Если бы в джазе мы следовали только западным традициям, азербайджанский джаз не получил бы мировую известность. Поэтому, мы должны бережно сохранять свои истоки, свою культуру, а не слепо следовать чужим примерам. Мы обладаем своими, веками проверенными традициями, и их надо развивать и модернизировать. Только так! Сегодня развитие Баку идет именно в этом направлении – сохраняя старое, мы идем в ногу с мировым процессами. Современный Азербайджан привлекает очень большой интерес. Когда к нам приезжают зарубежные гости и восхищаются нашим городом, мы испытываем огромное чувство гордости за страну. Но здесь есть один нюанс – нам очень мешает наша традиционная скромность. Пора уже заявлять о себе громко, так, чтобы нас услышали и узнали.

Меня часто спрашивают – что же делать бакинцам в сложившейся ситуации? Ответ простой – действовать! Когда после трагических событий в Баку хлынул поток беженцев, я, будучи в то время директором института, многих приняла на работу. Первое время меня очень удивляло, что при встрече они никогда со мной не здоровались. Уже потом мне кто-то рассказал, что в соседней республике младший медицинский персонал не мог подойти к врачу и о чем-то его спросить. Такие вот особенности менталитета у наших «соседей»… Но все равно я общалась с ними, так как меня учил поступать мой отец – я первая, невзирая на возраст и должности, начала с ними здороваться, интересоваться их проблемами. И знаете, прошло время, и в них что-то изменилось – они стали более внимательными, участливыми, мягкими. Думаю, в таких сложных ситуациях действовать надо только добром, и бакинцы обязательно должны показать это на личном примере.

 

Книги->Книга «Город моей молодости»