Сугра Багирзаде

ЦВЕТЫ РАДОСТИ

У меня было потрясающее, сказочное детство, и я больше всего люблю вспоминать именно этот период моей жизни…

С самого детства я была очень тесно связанна с искусством. Возможно, это произошло из-за того, что во втором классе я спела песню «Джуджалярим», и с этого момента начались мои разъезды не только по Азербайджану, но и по всему СССР. И со второго же класса меня пригласили в дубляжный отдел киностудии «Азербайджанфильм». Дело в том, что я училась в азербайджанской школе №7 и прекрасно знала, да и до сих пор знаю, азербайджанский язык. В то время огромной популярностью пользовались индийские, арабские и советские фильмы, особенно мелодрамы. На озвучке мне посчастливилось работать с великими азербайджанскими актерами – Алескером Алекперовым, Хёкюмой Курбановой, Гасанагой Салаевым, Соной Гаджиевой, Гасаном Турабовым. Для меня это было, конечно же, очень почетно и волнительно – я, совсем еще маленькая девочка, воочию видела всех звезд азербайджанского кинематографа и театра!

Родилась и выросла я в большой и дружной бакинской семье. Мой папа был архитектором-мостостроителем, и нас у него было восемь детей – семь сестер и брат, причем я была самой средней дочкой. Мы жили на улице Низами, угол проспекта Ленина, а неподалеку находились моя родная 7-ая школа и здание старой киностудии, которое в то время располагалось напротив Дома правительства. Когда на киностудии случались какие-то накладки или выяснялось, что нужно озвучить или переозвучить детский голос, то сотрудники киностудии забирали меня прямо из школы или из дома.

Из-за того, что я была маленькой, меня ставили на смешной деревянный ящик перед микрофоном, и я начинала работать. У Алескера Алекперова был очень сложный характер, и работал он далеко не с каждым артистом, но ко мне относился с большой симпатией. Если на озвучивание фильма приглашали Алескер муаллима, я знала, что обязательно пригласят и меня. Что самое интересное, в то время за дубляж мне платили довольно приличные деньги, так что со второго класса я уже самостоятельно зарабатывала. Когда наступало время зарплаты, мне звонила кассирша киностудии тетя Сара и говорила: «Сугруша, твои деньги накопились. Приходи». Я брала метрику и как взрослая расписывалась в ведомости. Папа знал, конечно, что я получаю зарплату, но не знал сколько именно. Все деньги я отдавала маме, но и себе брала на мелкие расходы, особенно на кино…

В то время культурная жизнь в Баку была очень насыщенная, яркая, интересная, и поэтому все известные артисты, режиссеры, певцы, художники обожали приезжать к нам на гастроли. Они всегда восторженно говорили, что бакинцы – это не просто жители города, это особая нация. И это было стопроцентной правдой, потому что бакинцы были невероятно дружелюбными, вежливыми, тактичными и гостеприимными людьми. Мы все друг друга знали и постоянно общались. Вокруг моего дома находились самые лучшие бакинские школы – 8-ая, 9-ая, 23-ья, 160-ая и моя 7-ая, и практически вся наша интеллигенция училась именно в них. И мы, дети, тоже были очень дружны между собой. У нас, например, постоянно проходили школьные вечера с учениками из других школ, и это было так важно для нас! Мы так готовились к этим встречам! Мы обсуждали книги (тогда как раз появилась иностранная литература, совершенно новая для нас), фильмы, говорили о театре. Почему мое поколение так хорошо знает русский язык? Да потому, что мы очень много читали, ведь тогда большинство книг выходило именно на русском языке. Но при этом бакинцы никогда не забывали родного языка, наших обычаев и традиций. Благодаря такому «сплаву» разных языков и культур Баку приобрел огромную славу на весь Советский Союз, а бакинцы стали «нацией»!

Однажды в Баку приехал Назым Хикмет, а в то время это был редкий гость. В нашем Дворце пионеров, который тогда находился в здании Союза композиторов, ему устроили встречу с талантливыми детьми. Мы пели, танцевали, а потом он подозвал меня к себе и довольно долго со мной разговаривал. Он спрашивал меня о родителях, о том, сколько в нашей семье детей, а потом захотел поговорить с моим папой. Когда пришел папа, Назым Хикмет ему сказал: «У тебя столько детей, отдай эту девочку мне. Пусть она будет моей дочерью, но и вашей тоже». Конечно, это неожиданное предложение очень удивило папу, но он, не раздумывая, ответил, что своих детей он не отдаст никому, и если Назым Хикмет так хочет, то может переехать в Азербайджан и пожить в нашем доме…

К моменту окончания школы у меня уже была полноценная актерская ставка. Дело в том, что после определенного количества фильмов – неважно, играл ли ты в них роли или озвучивал, тебе давали актерскую ставку. И у меня она была очень даже высокая, потому что дубляж приравнивается к исполнению роли. Я еще в восьмом классе снялась в главной роли в фильме «Улицы и дороги» режиссера Зейнаб Кязымовой, а потом меня пригласили на картину «Улдуз». Словом, в моей жизни началась совершенно новая творческая полоса…

На углу улиц Самеда Вургуна и Низами стояли большие рекламные щиты. Как только в Азербайджане начинали снимать новый фильм, там сразу же вывешивали фотографии рабочих съемочных моментов, и весь Баку с нетерпением ждал премьеры. Каждая премьера превращалась в настоящий праздник! Я была совсем еще юной девочкой, когда снялась в фильме «Улдуз». Помню, как на этих щитах вывесили мои фотографии, и мои педагоги и одноклассники тут же пошли на них посмотреть. Все мною гордились, да и я сама ходила посмотреть на себя! Премьера картины «Улдуз» состоялась в кинотеатре «Низами», самом лучшем кинотеатре города. Что там творилось! Люди за неделю покупали билеты, отстояв в огромных очередях. Мне же досталось целых десять билетов, так как у нас была большая семья. На сцене перед показом собралась вся съемочная группа, а после просмотра прямо в «Низами» для нас устроили банкет. Это был, наверное, один из самых счастливых дней в моей жизни, я до сих пор не могу забыть этого замечательного ощущения постоянного праздника…

Но когда я оканчивала школу, папа сказал коротко и ясно: «Все! Школу закончила, детство закончилось. Никаких танцев, песен, ролей и дубляжей. Выбирай для себя нормальную профессию». Он считал, что девушке не стоит выходить замуж до тех пор, пока она не получит образования и не станет самостоятельным независимым человеком…

1031

Институт я особенно не выбирала – Азербайджанский институт нефти и химии находился недалеко от дома, и я решила поступать именно туда. Для меня это не составило особого труда, так как в школе я, несмотря на свою загруженность, была отличницей и училась только на «пятерки». У нас дома и не могло быть по-другому, потому что на счет образования папа был строгим и требовательным. Да и мне было бы стыдно плохо учиться, ведь я все время была на виду, и получала письма со всего СССР! Так что быть «троечницей» было просто нереально… Особенно много писем, целые мешки, стало приходить после того, как я спела «Джуджалярим», и меня записали на пластинку «Лучшие детские песни мира», где пели Робертино Лоретти, звучала песня «Пусть всегда будет солнце», а дирижером оркестра, который нам аккомпанировал, был сам маэстро Ниязи. Эта пластинка мгновенно разошлась по всей стране, а потом ко мне даже приезжали журналисты из «Огонька», чтобы меня сфотографировать. Меня снимали и в классе, и в концертном костюме, а потом обо мне вышла замечательная статья. Так что, мой адрес знали все ребята в СССР, и меня завалили письмами и фотографиями. Но я просто физически не могла всем ответить! И я стала приносить их в класс, чтобы с ребятами переписывались мои одноклассники, но только попросила, чтобы в начале письма они извинились от моего имени, потому что я не в состоянии отвечать на все письма и это делают мои друзья.

Кроме учебы, дубляжа и пения, я много ездила по всей стране – Грузия, Украина, Москва… Но пожалуй, самым ярким событием стала поездка на Всемирный пионерский слет «Артека», который проходил в Карпатах. Тогда от каждой республики отбирали одного, самого лучшего пионера. Меня выбрали, как представительницу Азербайджана, тем более, я и пела, и танцевала, и была уже знаменитой. Примерно за полгода до этого события, Рашиду Бейбутову поручили со мной заниматься. Это были незабываемые уроки, которые мне преподал великий мастер! Он научил меня нескольким песням мира, и когда я поехала в Карпаты, то пела и азербайджанские песни, и индийские, и грузинские, и румынские… Спустя много лет, когда я уже работала в киностудии начальником отдела пленки, однажды увидела, как Бейбутов проходил по нашему второму этажу. В этот период режиссер Давуд Иманов как раз снимал о нем фильм. И вдруг Давуд подзывает меня к себе и обращается к Бейбутову: «Рашид Меджидович, Вы эту девочку знаете?» Бейбутов внимательно на меня посмотрел и ответил: « Я твои зеленые глаза сразу узнал. Лучше скажи, ты мои песни помнишь или нет?» В работе он был невероятно требовательным, строгим и ответственным человеком, но я привыкла к тому, что с меня всегда требовали и дома, и в школе, и во Дворце пионеров. Поэтому я относилась к этому нормально, без всяких капризов… Рашид Бейбутов очень любил белые лилии, и когда я стала художником-флористом, то сделала картину «Высота» из белых лилий, посвященную Рашиду Меджидовичу и подарила его семье. Это была дань памяти о нем, о том, что он любил эти цветы, что он вложил в меня столько труда и души! И я счастлива, что смогла этой картиной выразить свою благодарность памяти великого певца…

Студенческие годы были очень интересными. Я училась на химико-технологическом факультете по специальности «инженер-технолог по высокомолекулярным соединениям». Наш факультет был специально создан для полимерного завода, который в то время строился в Сумгаите. У нас была очень дружная группа, в которой, кроме бакинцев, учились иностранцы и ребята из районов. Кстати, мы до сих пор общаемся, встречаемся и переписываемся. Тогда в АЗИ царила особая атмосфера, ведь мы не только учились, но и устраивали потрясающие вечера, на которые стремился попасть весь Баку. Естественно, что я тоже принимала в них участие, но не как актриса – как мой отец сказал, чтобы все мои песни и танцы закончились вместе с детством, так я и сделала. Меня постоянно звали в институтский ансамбль, и очень удивлялись – почему же я отказываюсь? Ведь я и в кино снималась, и пела, а тут вдруг ничего не хочу? Но мое дело было учиться на «отлично». Честно говоря, я люблю быть первой всегда и во всем. Может быть, это заслуга домашнего воспитания, на которое наложились и мои личные качества, но это стало частью моей жизни. Так как я училась на азербайджанском секторе, но при этом, прекрасно знала русский язык, я постоянно переводила технические учебники для своих однокурсников. Всем помогала, а сама защитила диплом на русском языке, потому что на себя просто не хватило времени. Мне было интересно знакомить ребят с Баку, водить их в кино, на киностудию, в театры, словом, я старалась, чтобы их жизнь стала такой же интересной, как у бакинцев.

Сейчас любого человека можно найти за несколько секунд по мобильному, а мы во времена моей молодости искали друг друга только на Торговой – самой яркой, праздничной и оживленной улице Баку. Мы собирались в кафе «Наргиз», общались, обсуждали все городские новости, ели мороженное, обменивались информацией о предстоящих концертах, выставках, фильмах. А какие потрясающие премьеры бывали в Аздраме! Когда в спектакле играли Алескер Алекперов или Хёкюма Курбанова, в театр невозможно было попасть. Но мой папа, большой любитель театра, заранее покупал билеты, и мы всей семьей шли на премьеру. К этому дню мы обязательно шили себе новые платья, укладывали волосы и шли как на праздник. Пойти в театр в джинсах и майке? Нет, это было бы стыдно…

Мои детство и юность были очень счастливыми… Хотя сейчас у меня появилась возможность свободно путешествовать, о чем я в советское время и мечтать не могла. Ну, куда я могла тогда поехать – в Чехословакию, Венгрию, Болгарию, и на этом все заканчивалось. А за последние годы я, можно сказать, объездила полмира. Где я только не побывала! Европа, Сингапур, Малайзия, Калифорния… Возможностей много, но того ощущения счастья нет. Может быть, это связано с молодостью? Не знаю… Но я знаю, что бакинцы должны быть сплоченными, дружными, больше общаться, писать книги, издавать журналы. И, самое главное, воспитывать своих детей в бакинском духе, потому что нельзя забывать о том, каким был наш город, жители которого с гордостью произносили «Мы – нация бакинцев!»

Книги->Книга «Город моей молодости»