ded02.jpg

Это мой прадед со стороны отца – коренной бакинец и гочу Садых. Он владел несколькими баркасами, добывавшими рыбу на Каспии, и большим количеством фаэтонов или, говоря современным языком, такси, которые отвозили пассажиров в абшеронские селения. Для этой фотографии он надел свою любимую высокую папаху. В те времена по высоте папахи определяли статус мужчины, и мой прадед носил самую высокую из существовавших папах! Гочу Садых пользовался огромным авторитетом в Баку. К нему приходили толпы горожан, чтобы он решил их проблемы и те, которые касались деловой или денежной стороны, и те, которые были связаны с обычными человеческими конфликтами. Слово Садыха было настолько весомым, что никто не осмеливался его ослушаться.

ded03.jpg

Гочу Садых в окружении своих верных помощников и телохранителей, которых в Баку той эпохи называли «шиллявуранами» – достаточно было недовольного взгляда Садыха, чтобы они дали пощечину провинившемуся или не сдержавшему слово.

ded04.jpg

Моя прабабушка Джейран ханым и прадедушка Джаббар-бек. Эта фотография была сделана в Париже, где они периодически жили, так как у прадеда там были ювелирные магазины и магазины азербайджанских ковров. К сожалению, после революции у Джаббар-бека все экспроприировали… С одной стороны, это ужасно, потому что свой капитал мои предки заработали честным трудом и передавали его из поколения в поколение. Но, с другой стороны, это позволило нам, их потомкам, стать более пассионарными и неутомимо искать свои дороги в жизни. Я даже не представляю, что бы со мной было, если бы мне ни о чем не приходилось думать. Как бы сложилась моя жизнь, какой путь бы я выбрал, кем бы стал? Но мне посчастливилось, что мои родители все начали с нуля и оставили мне в наследство свое доброе, честное имя, хорошее воспитание и семейные традции, которые я с почтением храню и соблюдаю.

ded05.jpg

На этой фотографии, сделанной в Тифлисе в конце XIX – начале XX века, мой прадед со стороны мамы Джаб­бар-бек. Если говорить современным языком, он был довольно крупным бизнесменом и владел множеством магазинов в Баку, прямо вокруг Молоканского садика, Тифлисе и Париже, где продавались азербайджанские ковры и шелковые келагаи, которые традиционно изготовлялись на его родине, в знаменитом селении Баскал. В Тифлисе магазины Джаббар-бека располагались в Старом городе, состоявшим из разных кварталов, один из которых назывался Майдан, где издревле жили азербайджанцы. И в этом же Майдане есть Баскаллар мяхялляси, где живет очень много баскальцев. Рядом находятся знаменитые серные бани и памятник Гейдару Алиеву.

ded06.jpg

Джаббар-бек, начало ХХ века, отдых в Минводах. В те времена было очень модно в летнее время отправляться на воды. И совсем не за тем, чтобы поправить здоровье! В этих уютных зеленых городках собирались со всех уголков Российской империи богатые люди, мечтавшие о веселом обществе, черных южных ночах и страстных романах. А минеральные воды были лишь приятным поводом. До сих пор я продолжаю эту семейную традицию и регулярно езжу на воды, правда, меня, в отличие от моего прадеда, интересует исключительно здоровье…

bax061.jpg

Эта фотография конца XIX – начала XX века, на которой изображены мои родственники, была сделана в Шемахе, вскоре после совершения хаджа. Один из моих родных – брат Джаббар-бека, который был эфенди шемахинской мечети, одной из старейших мечетей Кавказа и Ближнего Востока. Она была построена в 743 году и за историю своего существования неоднократно подвергалась разрушениям. Но каждый раз ее восстанавливали, ибо Божий дом не должен стоять в руинах! После землетрясения 1859 года мечеть восстановил азербайджанский архитектор Касым-бек Гаджибабабеков. Но в 1902 году в Шемахе снова произошло сильное землетрясение, и с 1905 по 1910 годы в мечети проводились восстановительные работы по проекту архитектора Иосифа Плошко. Правда, сначала проект реконструкции был поручен известному шемахинцу и архитектору Зивербеку Ахмедбекову. Но он поставил условие, чтобы внешние очертания мечети были сохранены. Комитет по восстановлению с этим не согласился, и работу передали Плошко. Мечеть строили на средства знаменитого азербайджанского благотворителя и мецената Гаджи Зейналабдина Тагиева, который жертвовал огромные суммы на строительство мечетей и школ, больниц и театров, жилых зданий и водопровода, на заграничное образование талантливых молодых азербайджанцев, которые стали первыми национальными кадрами Азербайджана.

bax062.jpg

После заключения выгодной сделки со своим компаньоном, грузинским князем, Джаббар-бек решил с ним сфотографироваться в одном из тифлисских фотоателье. К сожалению, наша семейная история не сохранила имени князя, но, видимо, они с прадедом были очень дружны. Фотография была сделана в конце XIX – начале XX века.

ded01.jpg

Этот снимок молодого Джаббар-бека был сделан в Пушкинской фотографии Тифлиса.

Мне часто говорят, что я на него похож… В молодости мой прадед был полон энергии, эмоций, желаний и был большим ценителем женской красоты. А что делали молодые горячие азербайджанцы, когда им хотелось свободы, вольницы и развлечений? Они отправлялись в Тифлис! Юный Джаббар-бек любил иногда уехать из Баку в Тифлис, чтобы немного отдохнуть, повидаться со своими грузинскими компаньонами и весело провести время с застольями, друзьями и юными красавицами из Авлабара…