ШАХМАТЫ – ЭТО БОРЬБА ИНТЕЛЛЕКТОВ

Пусть на меня не обижаются представители других видов спорта,  но единственная  сборная Азербайджана,  за которую я  искренне болею  — это сборная по шахматам, в которой  представлены только наши ребята и нет ни одного легионера.  Это не футболисты, которых привезли из Бразилии, не фигуристы из Канады или волейболисты из Италии. Наша шахматная сборная – это молодые  граждане Азербайджана,  которые  в последние годы регулярно занимают призовые  места.  И если в 80-х годах я болел за Каспарова, то  сегодня Всевышний  дал  мне возможность  гордиться  нашими ребятами.

Почему же наши шахматисты, в отличие от многих других видов спорта, побеждают? Потому, что есть школа! А где есть школа, там всегда будут победы! Я часто сравниваю спортивные состязания с КВН – мы побеждали, потому что за нами была огромная школа 60-х годов, на которой мы выросли и стали чемпионами чемпионов. То же самое происходит и в шахматах — если бы не было той уникальной азербайджанской шахматной школы, не было бы и сегодняшних побед. И те виды культурной или спортивной деятельности, где есть школа, становятся победителями! Вспомним, каких выдающихся успехов достигла наша музыкальная школа, начиная от мирового признания азербайджанских композиторов до Евровидения и джазовых фестивалей в Монтре, где азербайджанские джазисты Азиза Мустафазаде, Исфар Сарабский, Шаин Новрасли, Эмин Афрасийяб, Севда Алекперзаде занимают призовые места! Если мы хотим, чтобы у нас и в других сферах были победы, необходимо уже сегодня закладывать фундамент школы. Поверьте мне, следующие наши победы будут в художественной гимнастике, потому что благодаря поддержке Мехрибан ханум Алиевой в этом виде спорта сформировалась замечательная школа, и через несколько лет мы будем собирать урожай из золотых медалей.

А сегодня я встречаюсь с моим другом, Шахрияром Мамедъяровым, одним из четырех шахматных мушкетеров. Думаю, в дальнейшем я обязательно повстречаюсь со всеми ребятами из этой легендарной «четверки», но первым стал именно Шахрияр, потому что в последние годы мы с ним очень много общались и в Баку, и на мемориальном турнире Михаила Таля в Москве, куда я приходил каждый день, чтобы поддержать своего соотечественника. Я от всей души желаю нашей шахматной сборной побед и на чемпионате мира, и на олимпийский играх, которые, даст Бог, состоятся в Баку.

 

— Во-первых, позволь тебя поздравить с победой в командном чемпионате Европы по шахматам среди мужчин! Ты еще раз подтвердил, что не зря носишь имя Шах, которым тебя называют в шахматных кругах.

— Это имя невозможно присвоить, его надо заработать. Кстати, это произошло благодаря прессе, особенно российской, где меня стали именовать Шахом, и мне очень приятно осознавать, что мои достижения и успехи так высоко оценены. Но так меня именуют только в шахматном мире, ведь мое имя начинается именно с этого слога, что же касается моих родных и друзей, то они, конечно же, так меня не называют.

— В честь кого тебя назвали Шахрияром?

— В честь известного восточного поэта Мухаммеда Хусейна Шахрияра. Мой папа очень любит его творчество, и особенно знаменитую поэму «Приветствие Гейдарбабе». Папа часто мне говорил, что всегда мечтал о том, чтобы в Азербайджане был тот, кто прославит это достойное имя и в наше время.

— Ты рос в шахматной семье, и эта среда была для тебя привычной. Ты когда-нибудь мечтал о другой профессии?

— В детстве я не рвался в шахматы, и как все нормальные мальчишки, любил побегать, попрыгать, подраться, поиграть в футбол. Но после того как папа записал меня в шахматную школу, моя жизнь изменилась — я полюбил шахматы.

— То есть, ты стал шахматным Моцартом!

— Это черта моего характера — когда я чем-то начинаю заниматься, то я обязательно должен стать лучшим, иначе плохо себя чувствую. Мой папа, спортсмен-тяжелоатлет, когда тренировал своих ребят, всегда учил их ставить перед собой высокие цели и умению побеждать.

— Как ты думаешь, почему шахматы причисляют к спорту?

— Шахматы – это искусство, но спортом они стали в середине ХХ века, когда вышли на мировую арену. В шахматы всегда играли исключительно интеллигентные люди, даже турниры проводились в таких местах, как музеи, выставочные залы и даже дворцы. Многие шахматисты возражали против причисления шахмат к спортивным состязаниям, но если в игре есть проигравший и победитель, значит это соревнование.

— А для тебя лично шахматы это спорт или искусство?

— Однозначно, спорт! Но это не тот спорт, где люди меряются силой мышц и демонстрируют физическое совершенство. Шахматы — это, прежде всего, интеллектуальная игра. Я бы даже сказал, это некий симбиоз искусства, спорта и интеллектуальных возможностей.

Но в шахматах есть один немаловажный нюанс – твое физическое состояние тебе либо помогает, либо мешает. Например, когда я играю с компьютером, то в течение первого часа все идет нормально, а потом начинаю чувствовать физическое утомление, и это сказывается на работе мозга.

— Как ты относишься к популяризации шахмат?

— Замечательно, потому что большинство родителей, когда отдают своего ребенка на шахматы, не ставят перед собой цели, чтобы он завоевал титул чемпиона мира. Им важно, чтобы он посредством шахмат вошел в мир искусства, потому что шахматы, помимо развития интеллекта и логики, учат ребенка полагаться только на собственные силы, развивают в нем стремление к победе и умение просчитывать свои шаги, как ходы в шахматах.

— А между тем все три мировые религии весьма отрицательно относятся к шахматам, причисляя их к азартным играм.

— Я понимаю, что ты хочешь сказать… Безусловно, азарт присутствует, но главное — это тот мотив, который я вкладываю в свою игру. Выигрывая тот или иной турнир, меня радует не то, что я победил. В первую очередь я ощущаю гордость, что моя победа прославила Азербайджан, и все аплодируют нашему флагу. Но разве это плохое чувство? Я верю, что те силы, которые у меня есть для этой борьбы, даны мне Всевышним, потому что если бы Он этого не захотел, ничего бы не произошло, ведь в мире ничего не происходит без Его ведома. Но раз я выигрываю и успешно иду по этому пути, значит, Всевышний меня в этом поддерживает, помогая раз за разом приносить победы для своей родины. То есть, прежде всего, я представлю не себя лично, а свою страну, и ни на секунду не отделяю себя от Азербайджана. Кроме того, со мной всегда ездит моя команда, которая разделяет со мной успехи, и я даже помыслить не могу, как бы я играл в одиночку!

— Насколько важна для тебя моральная поддержка твоих соотечественников?

— Для шахматиста это один из самых сильных психологических моментов. Я давно уже привык к всевозможным соревнованиям, но те, кто за меня болеют на родине, часто мне говорят, что когда я играю, они даже спать не могут от переживаний. Это особенно ярко высвечивается, когда мы выигрываем шахматистов из Армении, и в этом случае наш успех воспринимается, как двойная победа. В эти моменты я закрываю глаза и представляю, как за меня радуются в каждом азербайджанском доме. В этом и есть главный смысл моей игры – неустанно прославлять и пропагандировать Азербайджан.

_sah0212

— На каком этапе развития сейчас находится азербайджанская шахматная школа?

— В 80-х годах прошлого века Каспаров, завоевав титул чемпиона мира, вывел азербайджанскую мужскую шахматную школу на мировой уровень. Это послужило хорошим толчком и для динамичного развития женских шахмат, когда появились такие шахматистки, как А.Софиева, И. Гадимова, Ф. Велиханлы и многие другие. Но с уходом Каспарова образовалась пустота, и с 1990 по 2000 годы так получилось, что в первой сотне шахматистов не было ни одного азербайджанца.

Процесс возрождения азербайджанской шахматной школы начался с 1998 года, когда нас стали поддерживать на государственном уровне. Перед одним из шахматных турниров Гейдар Алиевич Алиев пригласил к себе команду шахматистов, и сказал, что верит в нашу победу. Это было очень неожиданно, потому что, повторюсь, в тот период наши шахматисты не входили даже в первую сотню! И, кроме того, обычно бывает так – сначала спортсмен выигрывает соревнование, а потом уже его торжественно встречают и оказывают всяческое содействие. Но Гейдар Алиевич поступил по-другому – он нас поддержал и стимулировал до победы! Это было необыкновенное событие, которое позволило нам ощутить огромную ответственность и желание оправдать доверие, высказанное президентом страны! Я считаю, что именно с этой встречи начался невиданный подъем азербайджанских шахмат, и спустя несколько лет наши шахматисты вышли на мировой уровень и заняли лидирующие позиции. В 1999-2001 годах наша команда шахматистов вошла в «двадцатку» сильнейших команд мира, а в 2002 году на XIX зимние Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити наша команда стала самой молодой в мире! Тогда нам всем было по шестнадцать-семнадцать лет, у всех был огромный потенциал, и наша «четверка» шахматистов постоянно побеждала на командных чемпионатах Европы — 2007, 2009, 2011, 2013! Такого в истории шахмат не было никогда!

Но есть один очень важный момент – сейчас играет наше поколение, и уже постепенно подходит время, когда нам на смену должны придти молодые кадры, чтобы мы были спокойны, что и после нас будут продолжены блестящие успехи азербайджанских шахмат.

Согласно статистике в настоящее время в шахматы играет около 600 миллионов человек, и для того, чтобы выделиться среди этой огромной цифры, ты должен играть лучше всех. Поэтому так необходимо, чтобы появилась молодая смена, ведь для становления шахматиста необходимо время, и если они уже сегодня начнут играть на разных турнирах и соревнованиях, результаты будут лет через пять.

— В каком возрасте надо принимать решение, чтобы стать профессионалом?

— Лет в шестнадцать, а то и раньше, необходимо решить — будешь ли ты заниматься шахматами профессионально или навсегда останешься любителем? Талант вещь хорошая, но только благодаря таланту подняться в шахматах невозможно, потому что этот вид спорта включает очень много компонентов, в том числе финансовых.

— Сколько часов в день у тебя уходит на тренировки?

— В юности я играл в шахматы по десять часов в день. Заниматься надо именно так, иначе ты не преуспеешь профессионально. Сегодня я могу сказать честно — шахматы отняли у меня юность, и когда другие парни гуляли с друзьями, отдыхали и ходили в кино, я целыми днями просиживал за шахматной доской. У меня был свой режим – подъем в четыре утра, пробежка и другие физические упражнения, затем пять часов подряд, не вставая, я играл в шахматы, трехчасовой перерыв на отдых, и снова пять часов тренировок. Наверное, это один из немногих видов спорта, где было много примеров, когда люди не выдерживали такого колоссального напряжения и сходили с ума.

— У тебя есть какой-нибудь «переключатель», чтобы хоть немного отвлечься от шахмат?

— Если ты не находишь такого переключателя, то обязательно сойдешь с ума, и тому есть масса примеров среди великих шахматистов. Другого варианта, кроме как уменьшить время тренировок, просто не существует. Поэтому сейчас, чтобы сберечь свое психологическое здоровье, я сократил время тренировок. Лучше плодотворно и концентрировано заниматься шахматы шесть часов, чем растягивать это процесс на весь день. Кроме того, очень много зависит от твоей команды — если команда хорошая, то шахматист тратит гораздо меньше времени на подготовительную работу. Раньше для того чтобы найти верное решение, приходилось переворачивать горы шахматной литературы. Помню, однажды я за два дня прочел, вернее, «проглотил», одну шахматную книгу. Бывает и такое… Но в последние годы, благодаря появлению компьютерных программ, стало намного легче, и теперь черновую работу за тебя выполняет компьютер. Но, с другой стороны, жизнь до современных технологий помогла мне обрести невероятную работоспособность — я могу за день решить семьдесят шахматных задач, и для меня это нормально. Годы титанических усилий и тренировок принесли свои плоды, и сегодня я, в основном, занимаюсь совершенствованием и оттачиванием мастерства. Не скажу, что это легкий процесс, но на него уходит гораздо меньше времени, чем на освоение базовых знаний.

— Шахрияр, помимо шахмат есть же и другая жизнь! Как ты отдыхаешь?

— Безусловно, шахматы — это важная часть моей жизни, и я счастлив, что занят любимым делом. Но в последние годы я научился находить удовольствие в простых вещах. Мне очень нравится путешествовать и видеть новые места, я могу часами общаться с друзьями, облегчая душу задушевными разговорами. Я радуюсь, когда идет дождь или восходит солнце. Многие шахматисты сходят с ума, потому что шахматы закрывают для них весь остальной мир. Самое главное — вовремя остановиться, и не забывать, что кроме шахмат, в жизни есть что-то еще…

— Шахматы развивают логику, а в обычной жизни тебе это помогает?

— Шахматное мышление настолько фантастично и прекрасно, что это даже невозможно себе представить. Когда я играю, то знаю, что будет через двадцать ходов. Шахматы подарили мне уникальную возможность переносить этот дар и в обычную жизнь, и любую бытовую ситуацию я могу проиграть в уме и сделать правильный выбор. Но кроме логики, в шахматах очень важна интуиция, без которой практически невозможно добиться настоящего успеха.

— Кого среди великих шахматистов ты особенно ценишь?

— В шахматном мире есть люди, которых мы называем кумирами. Эти люди не только прекрасные шахматисты, прежде всего, они интересны своей харизматичностью и человеческими качествами. Ведь неспроста же миллионы людей во всем мире пристально наблюдают за поединками шахматистов!

Не могу сказать, что я отдаю предпочтение кому-то одному. Мне очень интересен Таль, Фишер и некоторые другие шахматисты, у которых я стараюсь перенять самое лучшее. Но я не понимаю тех, кто старается копировать великих шахматистов, потому что в этом случае есть риск стать бледной копией. Мне кажется, только самодостаточность позволяет тебе выработать узнаваемый стиль игры и свою харизму.

— Какая из шахматных организаций является наиболее влиятельной?

— ФИДЕ, которая обладает большой и славной историей. Также есть Ассоциация профессиональных шахматистов и ряд частных организаций, в том числе, и азербайджанских, которые проводят различные турниры. Это все, конечно же, очень интересно и полезно в плане приобретения опыта для начинающих игроков. Но я не думаю, что в ближайшее время кто-то сможет конкурировать с ФИДЕ.

— Как ты относишься к проигрышам?

— Я не считаю проигрыш трагедией, но важно как и кому ты проигрываешь? Проигрыш профессионалу высокого класса можно расценивать, как опыт, из которого ты можешь извлечь хороший урок. Но если ты проигрываешь не профессионалу, это уже позор.

— Шахматы делают из самых разных материалов – серебро, золото и даже платина, украшают их драгоценными камнями. Какие шахматы предпочитаешь ты?

— У меня есть шахматы, которыми я играю с детства. В Голландии я выиграл уникальные хрустальные шахматы, снабженные специальными проводами, и люди могут наблюдать мою игру и даже играть параллельно со мной. Это удобно, но для меня не актуально. То, из чего сделаны шахматы, не меняет их сути. Поэтому я не люблю пафосные, навороченные шахматы, я предпочитаю классику.

Однажды Фишер сказал одному журналисту: «Я любой женщине могу дать фору – фигуру и ход, даже Гаприндашвили дал бы вперед коня». А вскоре этот журналист повстречался с Талем, и задал ему вопрос: «Может ли Фишер выиграть у Гаприндашвили без коня?» На что Таль рассмеялся и ответил: «Фишер есть Фишер, но конь есть конь!» Так что, каким бы известным не был шахматист, есть законы, которые невозможно отменить. Поэтому абсолютно неважно, из чего сделаны фигуры, главное в шахматах – это борьба интеллектов.

— У тебя есть любимая шахматная фигура?

— Королева, и мои соперники знают, что я предпочитаю именно эту фигуру, которая придает шахматной партии красоту и изысканность.

— Какие правила сейчас действуют на шахматных турнирах?

— О-о, это вообще отдельный разговор! Сейчас действуют очень жесткие правила. Например, во время матча нельзя разговаривать с соперником, после первого нарушения тебе делают замечание, а после второго засчитывают поражение. Чтобы исключить возможность подсказок, многие современные турниры проходят в своеобразных «аквариумах» – публика тебя видит, а ты ее нет. Даже трансляции начинаются только через пятнадцать минут, чтобы избежать малейшей возможности подсказок, и это, на мой взгляд, очень правильно, потому что шахматист в этом случае рассчитывает только на себя.

— А разговоры о гипнотическом влиянии вымысел или правда?

— Ничего не могу сказать по этому поводу, но то, что некоторые игроки прибегают к различным психологическим уловкам, это правда. Корчной, например, приходил на матч с Карповым в темных очках, и Карпова это очень раздражало. А потом Каспаров, когда увидел, что Карпов пришел на турнир в очках, в шутку сказал ему: «Я уберу своего гипнотизера, если вы уберете свои очки».

Сейчас на турнирах запрещены многие вещи, которые раньше считались нормальными, например, курение. Это произошло с подачи Корчного, который сказал, что запах табака лишает его возможности думать. И однажды один из его соперников, зная этот факт, положил на шахматный столик пачку сигарет, чтобы спровоцировать Корчного! А китайцы вообще перед игрой обмазывают себя какой-то невероятно пахучей мазью! Это кажется смешным, но на самом деле эти нюансы и трюки очень влияют на психику, отвлекая и раздражая шахматиста. Я считаю такое поведение недопустимым и неэтичным. Кстати, профессионалы высокого класса никогда не прибегают к подобным уловкам, и сражаются в честном бою.

Вообще, во время игры любое отклонение служит раздражающим фактором и может вывести игрока из состояния сосредоточенности и негативно повлиять на его психику. Некоторые шахматисты так и поступают, прощупывая слабые места своих соперников. Но шахматы — это, прежде всего, борьба интеллектов, характеров и выдержки, поэтому так важна психологическая и эмоциональная стабильность. Чем спокойнее шахматист, тем лучше для него. Выигрывает тот, у кого больше выдержки.

— Почему ты до сих пор живешь в Сумгаите?

— Пару лет я жил в Баку. Это очень красивый город, в котором происходит масса интересных событий, но здесь очень шумно, суетливо и слишком много отвлекающих моментов. А в Сумгаите я могу спокойно заниматься тренировками, к тому же мои родные настолько привыкли к нашему тихому городу, что не хотят никуда переезжать. Единственный минус – в Сумгаите нет развлекательного центра, где можно было бы весело провести время, поиграть в боулинг, например.

— Когда, на твой взгляд, должна завершаться карьера шахматиста?

— Самый хороший шахматный ход – это уйти непобежденным, то есть после того, как завоеван титул чемпиона мира. К сожалению, есть и другие примеры, когда великие и знаменитые шахматисты оставались в шахматах, и со временем разочаровывали своих поклонников слабой игрой.

_sah0200

Но существует и другая крайность — есть шахматисты, которые психологически не готовы стать чемпионами мира, так как они считают, что после обретения этого титула им не о чем будет мечтать и некуда развиваться. Поэтому, когда они понимают, что могут выиграть чемпионат мира, то либо отказываются от участия, либо намеренно очень слабо играют. И когда я разбираю их партии, то убеждаюсь, что дело тут в страхе, они просто не разрешают себе играть сильно. Чувствуя, что они находятся в одном шаге от титула чемпиона мира, такие шахматисты задают себе вопрос — а что потом?! Ведь главная цель любого профессионального шахматиста – стать чемпионом мира, и выше этого звания ничего нет.

Добавить комментарий