КЛИНОК – СВЕРКАЮЩИЙ И ОСТРЫЙ

Имя Яшара Нури вызывает самые положительные ассоциации не только у преданных поклонников этого популярно актера театра и кино, но даже у зрителей, которые видели его только в одной-двух ролях. Достаточно почитать отзывы о нем в комментариях на одной из страниц Яшара Нури в интернете. Он сыграл в кино и в театре столько ролей, что ему может позавидовать любой артист. Его киноработы в картинах «Дорожное происшествие», «Лев ушел из дома», «День рождения», «Анекдот», «Мерзавец», «Француз», «Этот безумный, безумный мир» так же любимы телезрителем, как и его сценические образы, с блеском сыгранные в театральных постановках «Не могу забыть», «В поезде», «Топал Теймур» и многие другие.

yaramaz-9Этот удивительный человек сумел не просто завоевать любовь зрителя, он стал для многих из них родным и близким человеком, что особенно чувствовалось, когда Яшар муаллим находился на лечении в Турции – СМИ буквально еженедельно печатали информацию о состоянии здоровья любимого артиста, а народ напряженно ждал его возвращения.

beyin-ogurlanmasi-4

Добиться такой всенародной любви смогли далеко не все актеры. И секрет этого, думается, в каких-то особых качествах личности человека по имени Яшар Нури. В его отношении к жизни вообще и к профессии в частности. Хотя, как мы подозревали, и как подтвердила наша собеседница, для него это понятия неразделимые. Сегодня о Яшаре Нури рассказывает один из самых близких для него людей – его дочь Ульвия Нуриева.

yash0002

– Ульвия, вы ощущаете себя дочерью любимого народом актера?

– Я себя ощущаю дочерью своего отца. Да, для зрителей Яшар Нури – это популярный актер, но для меня он просто папа. Конечно, с ранних лет ощущала, что я дочь популярного человека, но, скорее, привыкла к этому как к чему-то само собой разумеющемуся. Пока была маленькой, было очень приятно, что папу все знают и любят.

По мере того, как я росла, менялось и самоощущение, и эмоции, связанные с популярностью папы. Во-первых, это касается отношения к каждому его выступлению на сцене. Если в детстве (а я с пяти лет присутствовала почти на всех премьерах и спектаклях) это было только огромное ощущение счастья, то сегодня каждый раз я переживаю за него так, как, может быть, никто другой. Не потому, что боюсь за него, а потому, что чувствую его, и каждую минуту на сцене проживаю вместе с ним. Я четко понимаю, ощущаю всеми фибрами души и каждой клеточкой, как он выкладывается на сцене; ловлю каждое слово и жест, улавливаю, как он пропускает все это через себя; понимаю, откуда он черпает эти эмоции и чувства, как и когда это было прожито им, и чувствую, с какой силой он проживает это вновь на сцене. Поэтому обычно на премьеры отца я запасаюсь валерьянкой (смеется).

До сих пор помню его грандиозную игру в «Мешади Ибад» – в постановке Театра кукол. Он один управлял всеми марионетками, и это было настолько бесподобно и несравнимо ни с чем… Знаете, на этой премьере я пережила самый настоящий катарсис, таких эмоций – смеси восторга и освобождения, всплеска чувств на грани истерики, радости и отчаяния, я давно не переживала. Все потому, что очень сильно чувствую своего отца. И все это были его собственные эмоции, только поделенные на два… И я лишний раз осознала, насколько и как в каждой роли выкладывается отец…

– А во-вторых?

– А во-вторых, по мере того, как я росла, я осознавала, что быть дочерью Яшара Нури – это огромная ответственность. Да, я не пошла по его стопам, выбрав другую профессию. Но в любом случае я – его дочь, поэтому должна с гораздо большей ответственностью относиться к каждому своему шагу и поступку как в работе, так и в жизни. И даже достигать высот в жизни нужно в сто раз больше доказывая себе и окружающим, что я это сделала сама, а не потому, что меня кто-то где-то продвинул из уважения к популярности отца. Словом, это было непросто. Но думаю, у меня получилось.

– Вы сказали, что у вас с отцом существует некая мистическая связь. Как вы себя чувствовали, пока Яшар муаллим был на лечении в Турции?

– Очень плохо. Но я была уверена, что он сумеет победить болезнь. Знаете, он не может жить без театра, и первое место, куда он поехал после того, как несколько месяцев находился в буквальном смысле слова между жизнью и смертью, был его родной театр!.. Он вышел на сцену обновленной после реставрации Аздрамы и вновь улетел в Турцию продолжать лечение. Но этот выход помог ему гораздо больше всех лекарств, это был необходимый глоток воздуха.

– Отец принимал участие в вашем воспитании?

– Я бы сказала, что он принимал участие в моем становлении как личности. Он привил мне вкус и любовь к кино, искусству, музыке. Он заставил ощущать постоянную жажду знаний и необходимость идти вперед. Но чтобы он как-то специально воспитывал меня, читая нравоучения – такого не было. Помню, мы могли часами сидеть рядом и слушать мугам – именно благодаря отцу я полюбила его и поняла, прочувствовала это искусство, хотя была в то время совсем ребенком. Любовь к хорошему кино и книгам – это тоже отец. Он не любит и не понимает современное кино в стиле «экшн», для него главное – искренняя игра актеров, поэтому предпочтение он отдает нашему, азербайджанскому и советскому кинематографу. Актерам, которые жили в кино и играли потому, что иначе не представляли себя. Как и он сам.

ag-atli-oglan-1

Знаете, я помню, как однажды на премьере турецкой пьесы «Татлы Нигяр» его случайно ранили – в спектакле были бутафорские штыки, которые, между тем, выглядели вполне реалистично. Так вот, один из таких штыков где-то в середине спектакля довольно глубоко ранил его в ногу, но отец доиграл спектакль блестяще. И только дома мы увидели, что вся нога у него в крови.

– Вы можете попытаться как-то охарактеризовать отца одним словом?

– Если попытаться одним словом, то он – клинок, сверкающий и острый.

А вообще, чтоб понять, что он за человек, надо прийти на его спектакли. Потому что на сцене он настоящий, он проживает жизнь каждого своего героя. Я помню, как была на премьере фильма Эльдара Кулиева «Этот безумный, безумный мир», где отец играл роль главврача сумасшедшего дома. Со мной рядом сидел Агабек Султанов (ныне покойный), который воскликнул: «Я даже представить себе не мог, что комедийный актер способен настолько драматично сыграть такую роль!»

И это правда. Ведь для отца не существует границ в искусстве, он играл и в комедиях, и в опере («Аршын мал алан»), и в серьезном кино. Мы иногда шутим дома, что папе осталось только выступить в цирке с его любимым Шариком.

– А кто такой Шарик?

– О, это – любимец папы и мамы, наш абрикосовый пудель. У них такая любовь, такие удивительно трогательные взаимоотношения, что можно снимать об этом отдельное кино, которое станет безусловным лидером проката (смеется). Когда папа болел, Шарик впал в длительную депрессию, из которой его не мог вывести никто и ничто. Только когда папа, наконец, приехал домой, наша собака ожила.

– То есть, ваш отец очень добрый человек.

– Он бесконечно добрый человек. У него совершенно потрясающее отношение к людям и миру вообще. Я ни разу на заметила в нем даже намека на звездную болезнь, как не заметила и какого-то не то что отрицательного, а хотя бы небрежного отношения со стороны его поклонников. Он умеет так общаться с людьми, что при всей его открытости, никто не пытается перейти установленные им границы.

beyin-ogurlanmasi-16

– Наверное, он хорошо разбирается в людях.

– Скорее, он их чувствует. Буквально с первого взгляда. И ни разу, надо сказать, не ошибся в своих выводах. При этом отец очень принципиальный человек, он никогда не лицемерит. Он вообще в жизни никогда и ни с кем не играет. Он играет на сцене, но при этом живет на ней.

– Люди искусства обычно в быту бывают капризными или, скорее, далекими от каких-то бытовых забот. Это про вашего отца?

– Не совсем. Слово «капризный» вообще не сочетается с Яшаром Нури. Он может быть раздраженным и даже сорваться, что при том режиме, в каком он работает и при той отдаче, с которой он это делает – нормально. Но чтобы папа когда-то на что-то жаловался – никогда!..

beyin-ogurlanmasi-20

Что касается быта, у нас есть мама, его супруга, друг и тыл. Она понимает его на каком-то интуитивном уровне, всегда поддерживает, и он это очень ценит. Хотя свои какие-то проблемы или, может быть, переживания по поводу театра никогда не выплескивает ни на кого. Даже на маму. Просто он знает, что дом – это то место, где любят его любого, уставшего или веселого, раздраженного или спокойного. И главное, что нам всем он дал такую же уверенность, что он – есть. Что он – папа.

yash0003

Да, он не забивает дома гвозди и не ходит на базар. Но он каким-то непостижимым образом создает такую обстановку, благодаря которой в нашем доме очень гармоничная атмосфера. Вообще же папа – неоднозначный человек. Добрый, ранимый, острый на язык, но справедливый и строгий прежде всего к себе.

– Обычно для дочерей отец является воплощением настоящего мужчины. Это так?

– Если говорить о его мужских качествах, то да. Он состоялся. Он умеет принимать решения и брать на себя ответственность. Но я бы дополнила, что быть супругой творческой личности – это, скорее, профессия, которая не каждому под силу. Потому что надо суметь жить с человеком, для которого самым важным в жизни является искусство. Для папы театр – это необходимость, это сама его жизнь. У него внутри столько нерастраченной энергии, что если он не будет отдавать ее каждой своей роли в театре, он не сможет жить. И вот это отношение к профессии всегда вызывало у меня огромное уважение и даже восхищение.

– А в детстве папа вас как-то баловал?

– Я не знаю, что такое «баловал». Если речь идет о том, чтобы мы с сестрой ни в чем ни нуждались – то да, безусловно. Если же о том, чтоб получить что-то незаслуженно – нет. Он своим отношением к жизни и работе научил нас, что всего, что сильно хочешь, надо добиваться.

Конечно, он любил нас, делал подарки, как все отцы. Но для меня самым большим подарком было его возвращение из театра с огромными корзинами цветов. Вот это ощущение праздника, эти волшебные корзины были для меня чем-то сверхъестественным.

– А запретов каких-то с его стороны не было?

– Нет. Может быть, мы не создавали ситуаций, когда надо было что-то запретить. Просто есть моменты, которые, как мы интуитивно чувствуем, папе могут не понравиться. Скажем, когда он дома, мы никогда не слушаем громко музыку, просто потому, что понимаем, что ему надо отдохнуть.

– Он приходил в школу на родительские собрания?

– Несколько раз, конечно, приходил, и это были дни моего триумфа. Я была тогда маленькая и популярность отца, которого все любят и гордятся, мне очень льстила. Правда, уже тогда я понимала, что поддаваться на провокационные вопросы вроде: «А вот ваш отец снялся в кино с такой-то актрисой, как к этому отнеслась ваша мама?», не стоит. Я на это всегда отвечала, причем, совершенно искренне: «Это – его профессия».

– То есть, такие разговоры были. А как ваш отец относится к подобного рода провокациям или интригам?

– Он никогда не обращал на них внимания. И никогда не давал повода нам задумываться об этом.

– Вы сказали, что в формировании вас как личности папа сыграл большую роль. А какие черты вы переняли у отца, на ваш взгляд?

– Наверное, бунтарский дух, принципиальность и амбициозность в хорошем смысле этого слова.

– Почему вы не пошли по стопам отца?

– Во-первых, у меня не было такого желания. Во-вторых, даже если бы оно и было, я уверена, надо было в этой профессии быть не просто гением, а запредельным гением. Чтоб не остаться навечно в его тени. Да, я тоже творческая натура, пишу стихи и рассказы, но это вполне нормальный досуг думающего человека. Кроме того, отец никогда не давил на нас с сестрой в выборе профессии. Поэтому я выбрала себе профессию по душе.

– Я так поняла, что отношение к деньгам у вашего отца – спокойное.

– Да. Он с 9 лет зарабатывает сам. Начинал он с песен из «Мешади Ибад» на свадьбах, а потом стал играть в детских театрах. Поэтому он легко тратит деньги, без сожаления, особенно, на людей, которых любит.

– Как проходят традиционные семейные праздники в вашей семье?

– Как правило, по одному и тому же сценарию: первая часть, когда собираются гости, и вторая, когда после спектакля или репетиции домой возвращается отец. Тогда все начинается заново, и заканчивается обычно творческой частью. Летом мы часто снимали дачу, где традиционно играли в лото с соседями. Это было очень уютно, по-семейному.

– Вы сказали, что отец очень тепло относится к людям, и в то же время, чувствует людей. Но как ему, творческой личности, удается противостоять тем, кто, может быть, завидует ему или по какой-то причине не любит его?

– Наверное, он научился этому со временем. На интриги он никогда не обращал внимания. Но что касается каких-то взаимоотношений, где тебя могут либо обмануть, либо предать – он, конечно, переживает. Как любой человек. И даже больше, потому что все пропускает через себя, даже чужую боль. Но изменить это невозможно, ведь человек – как музыкальный инструмент. Просто у кого-то 7 нот, у кого-то – 27. И каждый играет в силу их наличия свою мелодию.

Я знаю, что он может сильно переживать, но никогда не отступится от своих принципов. То есть, на его доброте сыграть кому-то невозможно.

– Ульвия, а вы можете выделить то главное, чему научил вас отец?

– Я отвечу словами песни, которую папа тоже очень любит: «Любить так любить, стрелять так стрелять». То есть, честности во всем. Жить – на полную катушку, не обманывая, прежде всего себя.

yash0001

Добавить комментарий