Merci, Париж! Bonjour, Баку!

Наконец-то мы прилетели в Париж, город моей мечты! Очень много самых разных впечатлений, причем, не всегда хороших.

О Париже можно говорить бесконечно, рассказывать о дворцах, музеях, мостах и многочисленных памятниках. Но к чему писать о том, что и так все знают? Главное — это впечатления: запахи, звуки, улыбки, стертые миллионами ног каменные мостовые… Поэтому я хочу рассказать не о красоте этого замечательного города, а о его особенностях, которые мне были непривычны и показались интересными.

Меня приятно поразило, что парижане с любовью и трепетом относятся к историческому облику своего города. А вот дух Парижа они потеряли окончательно! И это не голословное утверждение, потому что впервые я побывал в этом удивительном городе в самом конце 80-х годов, когда мне было 15 лет. Я летел сюда на крыльях восторженных ожиданий, рожденных французскими фильмами и репортажами ведущих «Международной панорамы» Бовина и Фарида Сейфуль-Мулюкова. Постепенно из отдельных кадров у меня сложился облик настоящего парижанина – шикарный, роскошный, неподражаемый! Мне хотелось быть небрежным и модным, как Жан-Поль Бельмондо, безупречно элегантным, как Ален Делон, и даже признанные комики Луи Де Фюнес и Пьер Ришар поражали меня своими манерами и стилем, а после фильма «Тегеран-43» я мечтал, что когда вырасту, у меня обязательно будет такой же шикарный светлый плащ, как у Алена Делона…

И когда я, наконец-то, попал в Париж, то он меня не разочаровал! Улицы были полны той самой публикой, которая так меня восхищала в фильмах. Я своими глазами увидел образы, которые теснились в моем воображении, и с пылом юности впитывал нюансы парижского шика, которые состояли не только из умения подбирать и носить одежду, но и правильно пользоваться аксессуарами — перчатками, шарфами, зонтами, шляпами.

Сегодня все это стало мифом, а парижане превратились в среднестатистических европейцев, лишенных даже намека на былую парижскую элегантность. И если раньше все считали, что «в Париже все хотят быть актерами, участь зрителя никого не интересует», то сейчас, к сожалению, здесь даже зрителей не осталось, потому что все превратились в массовку. Теперь этот город принадлежит новому поколению горожан, которых абсолютно не заботит, что еще два десятилетия назад он был мировой столицей моды! За все время пребывания я лишь пару раз встретил на улице мужчин средних лет, одетых в классический костюм, украшенный галстуком-бабочкой. Кстати, в последние годы бакинцы стали одеваться гораздо лучше и с большим вкусом, чем парижанки, про которых один российский журналист сказал, что «если вы хотите встретить элегантно одетую женщину, то вам явно не в Париж». Это я говорю не из чувства патриотизма, а просто констатирую факт.

Чтобы понять Париж, надо пройтись по нему пешком, неторопливо прогуляться по старинным улочкам, заглядывая в понравившиеся уголки. Как говорится, «приезжаешь в Париж, и никуда не торопишься. Это наслаждение». Но наслаждение от этих прогулок я испытывал очень редко, потому что веселые улыбающиеся туристы и спешащие по своим делам парижане буквально растворяются в несметном количестве арабских эмигрантов. Это проблема и беда французов, что они впустили в свою страну такое количество приезжих, а возможно, это своеобразный бумеранг, который к ним вернулся за долгие годы их колонизаторской политики. Что же касается преступности, то нас предупредили, что в Париже очень много карманников и воров из стран СНГ, бывших социалистических стран и угонщиков из Норвегии.

Не самое приятное зрелище представляет собой поведение сексуальных меньшинств, и мы с супругой с трудом уворачивались от вопросов, которые нам задавали дети. Каждый раз, видя их на улице, я с ужасом думал: «Господи! Лишь бы у нас в Баку такого не было!» На Западе к ним давно уже привыкли, но нам, бывшим советским людям, и особенно жителям восточных республик, это кажется ужасным и чуждым. Впервые я испытал подобные чувства в Вашингтоне, когда меня повезли в огромный район, типа нашего Монтино, где проживают всевозможные «меньшинства». Я как будто попал на другую планету! Все-таки, интимная жизнь человека должна оставаться исключительно его личным делом, не стоит вмешивать весь мир в эти подробности.

Очень напрягает грязь, которая буквально везде. Меня очень поразил тот факт, что французы, европейцы с тысячелетним стажем, бросают окурки куда попало! Но после экскурсии, которую для нас провела гид, русская женщина из Риги, все встало на свои места. Когда наши предки довели до совершенства банные традиции, парижане по утрам выливали ночные горшки через окно, а неприятные запахи маскировали многочисленными одеколонами и духами. Отсюда и широкополые шляпы, чтобы содержимое горшков не попало на лицо, и высокие сапоги, чтобы не вляпаться во что-то неприятное. И даже элегантные приветственные взмахи шляпой не что иное, как попытка смахнуть с нее мусор!

В Париже нашим основным средством перемещения было метро, построенное в 1913 году. На данный момент парижское метро насчитывает 303 станции, а с переходами — 383. (Я так хорошо запомнил эти цифры, потому что в метро мне пришлось взять на себя роль гида, и чтобы отвечать на вопросы моих детей, мне пришлось основательно подготовиться). После московского и бакинского местное метро выглядит довольно убого и грязно, но это не мешает ему быть удобным и функциональным. Единственное, что хоть как-то украшает унылый бетонный пейзаж парижской подземки, это рекламные билборды и большие плазменные экраны, на которых постоянно мелькают рекламные ролики. Однажды мы проехали две станции с сербскими музыкантами, которые устроили концерт прямо в вагоне. Парижане сидели с непроницаемыми лицами, а я не удержался и стал им подпевать в стиле Ол Джеро. Музыканты, увидев, что хоть кто-то отреагировал на их энергичную музыку, тут же оживились, и в итоге у нас получилось целое импровизированное шоу.

Еще одно заблуждение, которое развеялось в этой поездке – это миф об изысканной французской кухне. Возможно, надо знать места, где французская кухня откроется во всей своей красе, но так как мои дети довольно капризные в плане еды, мы выбирали рестораны, где подают итальянские спагетти и пиццу. А знаменитые сыры, которыми так славится Франция, парижане теперь покупают в турецких магазинах! Из французских блюд, которые удалось отведать, мне особенно понравилась знаменитая гусиная печенка, вкуснейшая нормандская сметана и превосходное сливочное масло.

Наши гастрономические эксперименты закончились в Новруз Байрамы, который мы провели у наших родственников, проживающих во Франции, и мы от души покушали родной азербайджанский плов и сладости. У них оказались очень интересные соседи — монголы, французы и чеченцы, очень приветливые и вежливые люди. В день праздника моя сестра всех угощала, и я с удивлением узнал, что у французов это принято! К сожалению, у нас этот обычай почти исчез…

Отдельного разговора заслуживает французская вежливость. Куда бы ты ни зашел, ты везде чувствуешь себя самым желанным гостем, потому что к тебе сразу же обращаются с приветствием и обязательно прощаются на выходе. Поэтому, на каждый «merci beaucoup» я с удовольствием отвечал «merci Баку»!

И в этом парижский сервис очень отличается о немецкого, потому что в Германии пока сам не заговоришь, на тебя никто не обратит внимания. А во Франции приветливы все — официанты, кассиры, таксисты и обычные прохожие, которые в общественных местах всегда ведут себя корректно, никогда не кричат через голову соседа и не пытаются привлечь к себе внимание оглушительным смехом.

Моим детям, естественно, больше всего понравился Disneyland, в котором надо провести несколько суток, чтобы опробовать все аттракционы. Находится этот «город детской мечты» в 40 км от Парижа. Целый день, который мы там провели, я думал только об одном – нам надо как можно быстрее воплотить жизнь проект азербайджанского Disneyland, и тогда туристы с детьми из всех стран СНГ будут стремиться в Азербайджан – во-первых, им не надо будет оформлять визы, а во-вторых, у нас практически нет языкового барьера. И если мы это сделаем, то у нас отбоя не будет от туристов!

Когда в 1920 году в Азербайджане установили советскую власть, Зейналабдин Тагиев с горечью воскликнул: «Если бы они пришли через двадцать лет, мы бы смогли достроить свой город». Сегодня настало время, когда мы должны воплотить эти слова в жизнь, и у нас для этого есть и возможности, и таланты и, самое главное, огромное желание. Я уверен, что лет через десять Баку будет красивее современного Парижа! Но каким бы прекрасным не стал наш город, без социальной культуры у нас ничего не получится.

На родину я возвращался немного разочарованным, потому что не получил от этой поездки того удовольствия, которого ожидал много лет. Но у каждого из нас свой Париж!

Бахрам Багирзаде

 

Март, 2015

Добавить комментарий