Может быть

На этот раз нашей героиней стала азербайджанский режиссер, дочь известного артиста и режиссера Гасана Аблуча Эльназ Аблуч. За свою профессиональную карьеру она успела выступить в качестве автора, режиссера и монтажера своих собственных передач, поработала клипмейкером, попробовала себя в документальном кино и во многом другом. Интересная в общении и обладающая утонченными манерами Эльназ Аблуч – прекрасный собеседник.

Общаясь с этой хрупкой и приятной женщиной, понимаешь, что под этим скрывается целеустремленная личность с твердым характером, которая знает, чего она хочет достичь в этой жизни, какие вершины она собирается покорить. Главное Эльназ ханум понимает, что достичь успеха и славы можно только благодаря упорному труду в течение многих лет. Будучи трудолюбивым человеком, она уверенно идет вперед, и мы ничуть не сомневаемся, что она добьется всех поставленных целей в жизни.

 

— В жизни вам помогает ваша известная фамилия?

— Честно говоря, я не люблю пользоваться своей фамилией, хотя сегодня много людей, например, жены актеров, певцов активно пользуются известностью своих супругов. У меня этого нет. Я воспитана по-другому. Папа всегда учил меня быть самостоятельной. Он часто говорил, что может устроить меня в любое место, потому что двери для него были открыты везде. Однако, папа не хотел, чтобы меня воспринимали лишь как дочь Гасана Аблуча, а уважали как личность за мою работу и мой труд! Меня воспитывали именно в таком духе. Мне всегда хотелось быть востребованной. Чувство востребованности было у меня еще с детства. Я хотела быть нужной, необходимой и приносить пользу! Даже если у меня будут миллионы, я все равно буду работать. Я не могу сидеть, сложа руки.

— Несмотря на вашу скромность, думаю, вас часто узнают на улице?

— Очень часто, когда люди слышат или читают фамилию Аблуч, они спрашивают: «А вы случайно не родственница нашего знаменитого актера и режиссера Гасана Аблуча?», на что я отвечаю: «Может быть» (улыбается). Раньше меня узнавали гораздо чаще. В те годы я была ведущей и часто появлялась на экране. Однако, потом я стала снимать клипы и больше оставалась за кадром. Если ты реже появляешься на экране, некоторые люди не сразу узнают тебя, а делают предположения – она это или не она (смеется). Однажды, в магазине, продавщика внимательно посмотрела на меня, сказав: «Мне очень знакомо ваше лицо и вы похожи на…» … сами знаете на кого. Ответ был как обычно – «Может быть». Увидев меня в этом же магазине во второй раз, продавщица подошла ко мне и сказала: «Я все-таки не ошиблась, вы дочь Гасана Аблуча – Эльназ». Конечно, я горжусь тем, что я дочь своего отца, а на все вопросы кем я ему прихожусь и являюсь ли родственницей, отвечаю «может быть». Но порой сразу отвечаю – дочь!

img101.jpg

— Однако, считается, что сделать карьеру с известной фамилией гораздо легче…

— Позволю себе не согласиться с вами. У меня была тяжелая карьера. Этот процесс вообще сложно назвать карьерой, а скорее работой. Были моменты, когда я была безработной. Несмотря на это, потенциальные работодатели, улыбаясь мне в лицо, хваля мои умения и заслуги моего отца, просто не брали меня на работу. Такое в моей практике было и не раз (улыбается). Но уважение все-таки есть…

— Чем вам нравилось заниматься в детстве?

— В детстве мне нравилось собирать бусинки и делать из них украшения, например браслеты, серьги и т.д. У меня было много разных бусинок, которые мне дарили и покупали. Собирая очередное украшение, я хотела почесать нос, и сделал вдох. В результате бусинка попала в дыхательные пути и застряла. Как сейчас помню, я подошла к маме и сказала: «Мама не пугайся, бусинка у меня вот здесь» и указала на верхнюю часть носа. Мамочка была в шоке. Меня сразу отвели к врачу. Однако, после этого случая на моем рукоделии пришлось поставить крест (смеется).

img092

Еще мне нравилось вязать. Не помню, насколько профессионально это у меня получалось, но я любила этим заниматься. Я даже связала один шарфик для папы. У него было много шарфов, но он всегда говорил: «Дайте мне шарф, связанный моей дочерью». Этому занятию я посвящала много времени и усердно трудилась над каждой отдельной петлей. Я училась, смотря, как вяжут наши соседки.

— Кем вы хотели стать в детстве?

— Моя бабушка была врачом, которая хотела, чтобы я пошла по ее стопам. Она даже накупила халатов в надежде, что я вырасту и стану медиком. Когда я училась в 7-8 классах и вплоть до 10, у нас было мало своих фоторепортеров. Поэтому я заворожено наблюдала за работой зарубежных фоторепортеров. Тогда я думала – «Все, теперь я стану одним из них». Мне очень нравилась эта профессия. Я хотела стать журналистом, на что папа говорил: «Эльназ, ты уже соберись и реши, наконец, кем ты хочешь стать и чем намерена заниматься». В те годы я искала себя. Возможно, еще тогда меня тянуло к съемкам, но я сама этого не осознавала.

— Однако, вам все же суждено было пойти по стопам отца…

— Это правда. В конце концов, я стала режиссером монтажа, чего так сильно хотел мой папа. Сегодня я этим и занимаюсь. Я режиссер. В то же время я сама собираю и монтирую передачи, клипы, документальные фильмы и т.д. Мне очень нравится именно этот вид деятельности. Порой сижу и думаю, как по иронии судьбы желание моего папы исполнилось после его смерти, хотя, при его жизни я наотрез отказывалась заниматься этим видом деятельности.

— Если уж вы затронули свою профессию. Что вам больше нравится снимать: телепередачи, клипы или кино?

— Мне нравится сам процесс съемок. Есть режиссеры, для которых характерна узкая тематика. Одни снимают документальные фильмы, другие — клипы. Моя же профессиональная деятельность характеризуется разносторонностью и обширностью. Ее границы широки, а контент разнообразен. Например, некоторые режиссеры снимают только лирические клипы, я же могу снять и лирику, и рок, и джаз и т.д. Я могу сделать передачи и про автомобили, и про медицину. Я с легкостью внедряюсь в любую тему, которая мне интересна. Я в состоянии снимать как передачи развлекательного жанра, так и серьезные программы.

Некоторые люди думают, что если я больше стала заниматься съемкой клипов, то я не смогу сделать какую-нибудь научную передачу. Это неправда. За свою карьеру я сделала самые разные телепередачи. Как-то у меня было желание снять медицинскую передачу. Я даже сняла ее демо-версию. Это, наверное, было желание покойной бабушки (улыбается). Помимо всего перечисленного, я успела снять документальные фильмы, и готова заниматься этим в будущем. У нас даже есть задумки на этот счет. Конечно, хотелось бы снять фильм. Если появится такая возможность, я с радостью ею воспользуюсь.

— Как, по-вашему, в чем секрет успеха картины?

— Картины могут быть коммерческими, рассчитанными на массового зрителя и те, которые занимают места на кинофестивалях. Картины второго плана снимаются для определенной зрительской аудитории. Эти фильмы тоже могут быть успешными. Коммерческие картины рассчитаны на потребителя, порой на огромную аудиторию. Успех необходимо рассчитать. Если ты снимаешь коммерческую картину, то должен принять во внимание вкус зрителей, для кого этот фильм будет предназначаться. А если режиссер снимает картину для души, то в этом случае сложно давать прогнозы. Успех может прийти неожиданно, а может и вовсе не постучать в вашу дверь. Бывают картины, смотря на которые, начинаешь думать, что успех и признание им гарантированы. Однако, неожиданно это заканчивается фиаско. Но порой достаточно простенькая картина может вызвать резонанс и любовь зрителей. Например, режиссер легендарного фильма «Крестный отец» Френсис Форд Коппола не снимал коммерческую картину, но какой успех постиг эту работу, что ее смотрели, смотрят и продолжают смотреть спустя десятилетия, причем каждое новое поколение зрителей.

— А как вы реагируете на критику?

— Это смотря, какая критика. Я всегда прислушиваюсь к конструктивной аргументированной критике, и делаю выводы. Из правильной критики можно извлечь пользу. Даже если человек воспринимает критику довольно болезненно и отстаивает свою правоту, оставшись наедине с собой, он начинает задумываться над сказанными ему словами. А быть может, это правда?

Я всегда учитываю то, от кого исходит данная критика и вообще имеет ли этот человек право меня критиковать. Если это мой близкий, то я, конечно, прислушаюсь. Но по своей природе я самокритичный человек, как в отношении себя, так и своей работы. Меня всегда что-то не устраивает, и я могу переделывать что-то по нескольку раз, лишь бы добиться наилучшего результата. Помимо этого, я всегда придерживаюсь своего мнения и отстаиваю его. Даже если сто человек будут говорить, что это нужно сделать по-другому, я кивну, но сделаю по-своему. Я не завишу от мнения окружающих.

— А если затронуть наше общество, можно ли назвать его современным?

— Процесс интеграции в Европу уже начался давно и, возможно, частично завершился. Но самое обидное то, что наши люди больше перенимают плохое, нежели хорошее. Это лично мое мнение. Например, мой папа часто говорил: «Быть современным – это быть образованным, обладать широким кругозором, интеллектуально развитым и иметь мировоззрение». Современность, например, для девушки, не означает идти по улице с сигаретой и бутылкой пива, при этом одеть настолько короткую юбку, что ее даже не видно, либо не пропускать ни одной тусовки в баре. Вульгарность и современность – это разные вещи и путать их не стоит. Современность начинается с просвещения и развития. Сейчас часто можно увидеть стильно одетую девушку, но когда она открывает рот, убеждаешься, что ее развитие оставляет желать лучшего. Внешний вид и интеллект человека должны сочетаться и взаимно дополнять друг друга. Одежда, манера вести разговор и поведение человека, мировоззрение должны сочетаться и быть на одном уровне.

PA120018.jpg

— Несмотря на это, будучи студенткой, вам нравилось выделяться на фоне других, благодаря оригинальной манере одеваться…

— Вы правы. Мне всегда нравилось одеваться со вкусом. Учась в институте, я любила одеваться эпатажно, не как все. В то время импортные вещи были редкостью, и они серьезно отличались от местной продукции. Поэтому импортные вещи, подаренные мне папой, сразу привлекали внимание. Например, комбинезон, которым сегодня никого не удивишь, тогда был своего рода диковинкой. Это были яркие сочные цвета. Помимо этого, мне нравилось делать оригинальные прически.

— И с чего, по-вашему, все же стоит начинать эту интеграцию?

— Я думаю с сознания. Нужно обратить внимание на европейскую культуру, на их поведение и мировоззрение. Необходимо брать для себя только хорошее, а не перенимать плохое. Мой знакомый врач, работающий со звездами отечественного шоу-бизнеса, рассказывал, насколько его поражают наши люди. Он часто бывает за рубежом и видит, как европейцы ведут себя, например, в театре. В повседневной жизни они не наряжаются, а одеваются довольно скромно, а женщины используют легкий макияж. Находясь в театре, европейцы меняются, благодаря царящей там ауре. Магия театра положительно действует на людей. Удивительно, но у них даже меняется походка и манеры.

Беда в том, что наши люди не видят разницы между работой, деловым ужином или обычной вечеринкой. Многие наши женщины любят ходить на работы как на свадьбу, надев все свои драгоценности и наложив максимально много макияжа. А в нашем театре можно увидеть людей в джинсах, футболке и с рюкзаком. В этом и есть отличие наших обществ.

— Вы верите в дружбу между мужчиной и женщиной?

— Да, конечно. Я всегда работала и дружила с моими коллегами-мужчинами. Часто так складывалось, что мне приходилось работать в мужском коллективе. Поэтому у меня много друзей мужчин. Например, операторы, монтажеры и т.д. Дружить с мужчинами у меня получается.

— А с женщинами?

— В дружбу между женщинами я верю. Найти хорошую настоящую подругу – это шанс, выпадающий не каждой. Не каждой женщине может повести в этом плане.

— Можете ли вы воспринять ложь, совершенную во имя любви?

— Задумалась… Честно сказать, я не люблю ложь, а предпочитаю услышать правду, насколько бы горькой она не была. Но все зависит от ситуации. Никто не безгрешен. В какой-то степени мы можем солгать, чтобы не обидеть кого-то, уберечь от чего-то. Обычно ложь во имя любви совершается, чтобы сохранить эту любовь. Однако, лучше стараться не лгать. Если ложь вредит человеку, то лучше всего сказать правду. Нужно стараться лгать как можно меньше (смеется).

— По своей природе вы трудолюб. Не хочется ли вам хотя бы на день отвлечься от всего и просто ничего не делать?

— В последнее время мне хочется не только один день, а целый месяц просто ничего не делать и максимально отдохнуть от работы. Хочется полежать на берегу моря, наедине с собой, ни о чем не думать и наслаждаться спокойствием от каждодневной рутины.

— Как быстро вы начинаете скучать по работе?

— Несмотря на то, что я мечтаю об отдыхе, я не могу долго ничего не делать. Нахождение долгого времени без работы на меня плохо действует. Хотя в моей жизни были периоды, когда я была безработной, но они длились не долго.

img_1922

— Вам, наверное, рано пришлось начать работать, особенно, когда не стало отца…

— Да. Сколько себя помню, я работала постоянно. Когда папа нас покинул, мы остались с мамой вдвоем. Я не могла сидеть без работы по двум причинам: во-первых, материальной – нужно было кормить семью в виду отсутствия другого дохода; во-вторых, тяга к самореализации и жажда к деятельности. У меня летом обычно возникали какие-нибудь срочные дела, и никак не получалось отправиться в отпуск. Я все время откладывала свою личную жизнь на потом, а этого делать нельзя. Человеку обязательно нужно отдыхать.

— Вы любите готовить?

— Дома у нас готовит мама, но мне с детства нравилось печь. Некоторые люди не верят, но уже в первом и втором классах я могла печь, например, печенье. Помню, в те времена в киосках было сложно найти журналы «Бурда», но отцу удавалось каким-то образом их доставать. Я помню рецепт одного печенья, который я выписала из этого журнала и постоянно его использовала. Недавно, я попробовала испечь то же самое печенье, и мне показалось, что в детстве у меня получалось лучше (смеется).

Я люблю находить интересные рецепты новых блюд и экспериментировать на кухне. Когда у меня есть настроение, мне нравится готовить что-то вкусненькое. Люблю готовить для души, а не для необходимости. По своей природе я человек настроения, а это многое объясняет.

— Какое ваше самое любимое блюдо?

— Мне нравится сладкое, но оно должно быть действительно вкусным и оригинальным. Есть категория людей сладкоежек, которые любят все сладкое. У меня не так. Мне должен понравиться этот вкус. Люблю кушать сладкое и пить чай. Без этого я не могу. Еще мне нравятся сухофрукты.

Хорошо готовлю пиццу. Из сладкого, кроме печенья – хорошо получаются эклеры. Они у меня вкусные еще со школьных времен. Одно время увлекалась приготовлением тортов.

Сейчас больше предпочитаю салаты, грибы и блюда из рыбы, хотя раньше любила курицу, но когда увидела все страсти, происходящие на птицефабриках, мне не захотелось больше их кушать. Мне нравился вкус домашней курицы…

— Отойдем от кулинарии и погорим о делах семейных. Расскажите немного о вашей молодой семье?

— У меня долго не было своей семьи, поэтому мама для меня значит очень и очень много. Сколько себя помню, мне всегда хотелось сделать ей приятное. Что касается моей молодой семьи, то благодаря проживанию вместе с мамой, я не чувствую особых перемен. Если бы мы жили отдельно, мне кажется, перемены ощущались бы сильнее. Ввиду того, что мы живем вместе, я все также работаю, она готовит и занимается домашними делами. У нас не только семейный, но и творческий союз. Мы вместе работаем, снимаем передачи.

img_3727-1

— Можете описать, что для вас счастье?

— Существует выражение, что человек не может быть счастливым всегда. Счастье имеет свойство заканчиваться, как и многое хорошее в нашей жизни. Возможно, есть люди, которые всегда счастливы, но таких мало. Наше общество состоит из оптимистов и пессимистов. Оптимисты видят во всем хорошее. Другим же приходится сложнее. По своей природе я человек, принимающей все происходящее близко к сердцу. Даже взгляд и сказанное слово может повлиять на мое настроение. Это нехорошая черта, от которой нужно постепенно отходить.

Может быть это связано с возрастом, но для меня счастье – это обретение душевного спокойствия. Счастье – это наличие постоянной работы, всегда быть занятой любимым делом. Если у тебя получается зарабатывать деньги, занимаясь любимым делом, то это действительно большое счастье. Счастье – это когда ты зарабатываешь деньги для кого-то. Если у тебя миллионы, но у тебя нет рядом человека, то эти деньги будут никому не нужны. От них просто не будет пользы, и счастье они вам не принесут, потому, что его за деньги не купишь. Счастье – это видеть близких тебе людей живыми и здоровыми. Счастье – это сделать кого-то счастливым.

— Поделитесь с нами вашей формулой успеха?

— Я бы не назвала себя успешной, чтобы делится своей формулой (смеется).

— Но, вы считаете себя удачливой?

— Я считаю, что это зависит от шанса. Человек может биться головой о стену, но ему не удастся прыгнуть выше головы и добиться успеха. Здесь нужно везение. Другим людям успех дается намного легче. Это зависит от выбора, который делает человек. Главное – выбрать верный путь. Удача человека – это оказаться в нужном месте в нужное время.

— О чем мечтает Эльназ Аблуч?

— О чем я мечтаю? Главное для меня сегодня — это обретение душевного спокойствия. Мое желание – это видеть здоровой счастливой мою маму, чтобы она как можно дольше находилась вместе со мной.

Февраль, 2015

Интервью : Рустам Гасымов

Добавить комментарий