rovshan_ansari

На абордаж

Я выбираю самый сложный путь, который, возможно, кроме меня никто и не выберет. Поиск легких путей противопоставлен моей природе. Именно этой фразой характеризуется деятельность и жизнь нашего сегодняшнего гостя Ровшана Ансари, человека с золотыми руками, творческим мышлением и оригинальным видением мира.

Ровшан занимается одним из самых трогательных и зрелищных хобби — судомоделированием — конструированием и постройкой моделей судов различных классов. Судомоделирование — это спорт, наука, искусство и тяжелое ремесло. Свои шедевры он создает в обычной бакинской квартире. Как мастер увлекся этим кропотливым искусством, о чем он мечтает в жизни и по каким принципам живет, в нашем интервью с Ровшаном Ансари.

— Ровшан, расскажите немного о себе и вашей семье?

— Я мастер спорта СССР по вольной борьбе, неоднократный чемпион Азербайджана. Окончил физкультурный институт, как и моя супруга Ольга, которая на протяжении 22 лет была голкипером сборной Азербайджана по гандболу. Мой младший брат Рауф окончил факультет графики института культуры и искусств. Его дипломная работа графика Кероглу хранится в музее этого же института. Он великолепно пишет с двух лет. Может рисовать не только простым карандашом на бумаге, но и иглой на стекле, где после затирки получается портрет. Моя бабушка Пери с папиной стороны великолепно ткала ковры. Она была родом из села Лямбяли. В процессе работы она использовала травы, корни и листья, от которых получала естественные красители. Один из ее старинных ковров находится у меня дома, который я передам по наследству моему сынишке Расулу. Мой дедушка академик, филолог и востоковед Гулам-Гусейн Бекдели был прекрасным каллиграфом, отлично знал пять языков: русский, азербайджанский, французский, фарси и арабский. Поэтому творчество у меня в крови.

Однако, профессиональный вид спорта занимал практически все мое время, и на судомоделирование (мое хобби) просто не оставалось времени. Поэтому, только по завершению профессиональной карьеры, мне удалось заняться любим делом…

— Как давно вы занимаетесь судомоделированием?

— Этим увлекательным видом спорта и настоящим искусством я уже занимаюсь около десяти лет. Это один из самых сложных и дорогостоящих видов искусств, потому что необходимо собрать воедино огромное количество деталей, придерживаться максимальной точности, работать с чертежами и все делать вручную. Просто знать физику, химию, математику, быть немного инженером и владеть основами художественного ремесла – это еще не значит быть судомоделистом. Профессионалы и преданные этому делу люди увлекаются судомодельным спортом, видом технического спорта, включающим постройку моделей кораблей и судов, а также участие в соревнованиях. Судомоделирование требует от мастера разносторонности, а именно умение красить, клеить, шпаклевать, выпиливать. Если ты не обладаешь, хотя бы одним из вышеперечисленных умений, ты просто не сможешь собрать полноценный корабль.

— С чего началось ваше увлечение кораблями?

— Корабли мне нравились всегда. В школе очень любил черчение. По нему у меня была твердая пятерка. Помню в детстве у нас во дворе жил один пожилой мужчина, у которого был гараж, где он мастерил корабли. Я занимался спортом два раза в день. Перед каждой тренировкой я около получаса стоял и наблюдал за его работой. Однако, он так и не предложил научить меня или как-то помочь, хотя видел мою увлеченность и желание. Но, его корабли делались кустарно. Он не использовал чертежи, все делал на глаз.

_SAH4311.jpg

— У вас в роду случайно нет людей, имеющих непосредственное отношение к кораблям или мореходству?

— Вы попали в точку. Мой отец Ахмед Ансари (инженер-энергетик) 30 лет проработал на судоремонтном заводе имени парижской коммуны. Будучи мастером электромонтажного цеха, он всю жизнь собирал и разбирал корабли.

— Получается, это повторение генетической памяти.

— Думаю, да. Даже моя дочка Нармин помогает мне собирать корабли. Несмотря на то, что ей всего семь лет, она собирает конструкторы «Lego» для детей до 12 лет всего за два часа. Так что создание кораблей – это наш общий семейный труд (смеется).

— Давайте остановимся на вашем творчестве. Модели каких кораблей вы собираете?

— За свою творческую деятельность я полноценно собрал два корабля: «Бисмарк» и «Батист». У меня имеется готовое сечение корабля и три других модели, над которыми я сейчас работаю. Они сделаны наполовину. Помимо кораблей я собрал арбалет и начал собирать паровоз.

— Получается, вы создаете копии всемирно-известных кораблей?

— Корабли я собираю по чертежам просто в другом масштабе. Здесь нет никакой фантазии ни в цвете, ни в чем-нибудь другом. Это точная копия в миниатюре. Например, корабль «Бисмарк» собран в масштабе 1:250, то есть он в двести пятьдесят раз меньше оригинала.

— Получается, ваше увлечение судомоделированием началось с линкора немецкого военного флота…

— Немецкий линкор «Бисмарк», один из самых известных кораблей Второй мировой войны, названный в честь первого канцлера Германской империи Отто фон Бисмарка, просто не может не восхищать своей мощностью, неприступностью и величием. Этот знаменитый корабль во время своего единственного похода в мае 1941 года потопил в Датском проливе британский флагман, линейный крейсер «Худ». Начавшаяся после этого охота британского флота за «Бисмарком», продолжавшаяся трое суток, закончилась его потоплением. Однако, бытует мнение, что капитан специально потопил корабль, чтобы он не достался врагу. Качество материалов, из которых сделан «Бисмарк», вызывает изумление. Пролежав на дне моря больше 50-лет, он отлично сохранился.

_SAH4363.jpg

— Из какого материала вы собрали точную копию немецкого линкора в миниатюре?

— Корабль сделан из очень стойких пород дерева. Первый слой обшивки «Бисмарка» — это венецианская береза. Ввиду того, что это дерево растет в воде, ее молекулярная структура устроена таким образом, что дерево нисколько не боится воды, например, в отличие от ее родственницы русской березы. Она может на протяжении многих десятков лет находится в каком-нибудь сосуде с водой или другой жидкостью, при этом не деформируясь, не разбухая, сохраняя свою первоначальную форму. Одним словом это максимально водостойкая порода дерева. Второй слой – канадский клен, способный выдерживать падение температуры до минус 60 градусов по Цельсию. Палуба корабля сделана из липы. Помимо дерева в линкоре использовано большое количество латуни глубокого золочения с технологией фототравления.

— А где приобретается материал, ведь у нас в стране нет такого дерева?

— Материал приходится заказывать из-за границы, в большинстве случаев из Италии. Сюда входят также чертежи, схемы и т.д.

— А с чего начинается сборка корабля?

— Сначала собирается каркас корабля из чистого дерева. Потом этот корпус обшивается латунью глубокого золочения и фототравления. Каждая деталь создается вручную, выпиливается, шлифуется, шкурится и доводится до совершенства. Во время работы над кораблем, его планка держится на специальных фиксирующих инструментах, что позволяет избежать погрешностей, восьмерок и сделать его максимально точным. После приклеивания каждой отдельной детали, она фиксируется зажимом до полного высыхания. Затем конструкция вновь проверяется на наличие погрешностей и недочетов. Если не получается с первого раза, приходится переделывать вновь и вновь, чтобы создать настоящее произведение искусства, а не просто сделать тяп-ляп.

Затем корабль проходит покраску. Например, линкор «Бисмарк» я красил множество раз, потому что у меня не получалось подобрать нужный цвет. Необходимо было найти цвет горизонта, который после долгих дней работы, у меня все-таки получился (улыбается). Что касается деталей, то основание зенитных установок и многих других боевых элементов корабля сделано из дерева, а только потом обшито латунью. Они собраны пинцетом. В конструкции использовано 18 826 деталей. Длина линкора составляет один метр двадцать пять сантиметров.

— Сколько времени у вас ушло на создание такого линкора?

— Собирание корабля – это долгий и кропотливый труд. На создания корабля «Бисмарк» у меня ушло пять лет.

— Наверное, долгие годы, ушедшие на сборку линкора, серьезно увеличили его стоимость?

— Конечно. Только на материал, из которого собран «Бисмарк» и чертежи, у меня ушло более 3 тысяч евро. Поэтому его цена 20 тысяч евро. Я уже не говорю про число бессонных ночей, посвященных его сборке. Данная модель по праву считается одной из самых сложных в мире. Его тяжело собирать. Из всех, кто пытался сконструировать эту модель, к финишу пришло всего 2,2 процента. Однако, у меня получилось лучше, чем у итальянских мастеров.

Например, во Франкфурте «Бисмарк» лежит на витрине и стоит 18,5 тысяч евро. Чтобы приобрести такой корабль не достаточно просто заплатить необходимую сумму, нужно еще встать в очередь. Нужно ждать три-четыре года, пока специально для тебя мастер соберет такой корабль.

— А как родилась идея создания модели корабля Сан Джованни Батиста?

— Дело в том, что его я начал собирать, еще не закончив первый. Трудясь над «Бисмарком», я заметил интересную особенность чертежей для сборки кораблей. Они не только помогают мастеру, но одновременно и запутываю его…

— Но ведь чертежи и схемы предназначены для помощи мастеру…

— Несомненно, их помощь довольно значима. Однако, наступает момент, когда мастер должен отдалиться от чертежа и выждать. Только в этом случае он сможет дойти до конца. Например, с «Бисмарком» у меня наступил период, когда после покраски, когда по идее корабль, уже был практически закончен, чертеж предлагал сделать какие-то сверления для установки деталей. Но зачем портить корабль после покраски, когда это можно сделать на много этапов раньше?

— И как вы нашли выход из этой ситуации?

— Здесь произошел переломный период. Нужно было принять решение. Я долго думал, как продолжить работу и поэтому, чтобы не терять времени начал моделировать другое судно. Однако, спустя время я нашел выход из сложившейся ситуации и закончил корабль по-своему, не по чертежу. Я сначала установил на линкор все детали, а потом уже покрасил. Поэтому он у меня и получился таким! Думаю, большинство мастеров, так и не сумевших прийти к финишу, сломались именно благодаря этой уловке чертежей, где, по моему мнению, иногда преднамеренно нарушается этап последовательности сборки, чтобы запутать начинающего мастера, а опытного человека этим не проведешь…

— Получается, вы собирали два корабля одновременно?

— Совершенно верно. Пока я думал, как разрешить проблему продолжения «Бисмарка», я начал собирать модель великого парусника «Сан Джованни Батиста», вошедшую в историю Средиземноморья. Мне всегда нравился этот известный корабль, построенный на верфях итальянского города Ливорно, который плавал под флагом с гербом семьи Медичи и сражался с корсиканскими пиратами.

_SAH4356.jpg

— В чем была сложность этой модели?

— Такелаж, собранный по чертежам, характеризуется определенной степенью сложности. Дело в том, что канаты протянуты по специальным траекториям, не касаются друг друга, каждый из которых выполняет свою собственную функцию. Только на такелаж корабля ушло около шести месяцев.

— Расскажите про дизайн корабля и особенности его материала?

— Модель трехмачтового корабля, вооруженная 24 пушками, представляет собой точную копию оригинала. «Батист» собран из 18 ценных пород дерева, прошедших сушку по специальной технологии, за счет чего на них не действуют окружающие факторы. Дерево привезено из Италии. Помимо него, в конструкции корабля использованы металлические элементы. Копия парусника соответствует реальному кораблю даже в мельчайших деталях. На создание знаменитого испанского галеона ушло три с половиной года. Стоимость данной модели колеблется между 14-15 тысяч евро.

— Как необходимо хранить столь дорогие экспонаты?

— Под каждый корабль имеется отдельный стол, который собрал плотник по моим чертежам. В одном столе семь, в другом восемь ценных пород дерева. Столы не лакированы, а пропитаны ореховым маслом. Такое дерево будет служить вечно. Колпак, сделанный из оргстекла, стоимостью больше 500 манатов, защищает судно от пыли и механических воздействий. Аналогичным способом экспонаты хранятся в музеях.

— Вы участвовали в выставках?

— Честно говоря, я пока нигде не выставлялся. Работа над обоими кораблями была закончена не так давно. Ко мне поступило два предложения. Но людям сложно объяснить, насколько это долгий процесс. Если делать выставку, то нужно собрать около десяти кораблей, а на это мне потребуется долгие годы титанического труда. Но друзья мне советуют выставлять мои корабли, чтобы получать медали.

— Однако, вы успели показать свои работы итальянским мастерам…

— Я отправлял снимки своих кораблей на итальянскую компанию, откуда мне прислали чертежи и схемы. Мне хотелось показать, что я, азербайджанец, собрал корабль лучше, чем их итальянские инженеры. Признаюсь, они были шокированы, насколько хорошо у меня получилось.

— Как и у большинства творческих людей, процесс вашей работы тесно связан с вдохновением…

— Вы правы. Порой ты чувствуешь, как приходит вдохновение. Тогда ты с головой окунаешься в процесс создания и трудишься на протяжении целых дней. Чаще всего я работаю ночью, когда посторонние факторы отвлекают меньше всего и появляется возможность лучше сосредоточиться на любимом деле. В долгие творческие порывы ты работаешь, и видишь, как за окном рассвело, или уже стемнело, а ты все сидишь и работаешь. Оторваться от этого дела невозможно…

— Как вы проводите свободное время и чем занимаетесь помимо создания кораблей?

— Мое главное хобби – это собирание кораблей. Помимо этого, я умею рисовать, выжигать и вышивать гобелены. Правда, не рисовал уже давно. Рисование не представляет для меня особой сложности, поэтому меня тянет к более тяжелому. Строю пруды, выращиваю кувшинки, декоративных рыб и водоплавающих птиц.

В настоящее время спортом не занимаюсь, но дочку Нармин отдал на акробатику. Пока ставим базу акробата до 10-12 лет. А потом посмотрим, что у нас получится и к чему у нее будет предрасположенность, что будет лучше получаться. Уже тогда мы окончательно определимся с видом спорта.

— Какого принципа вы придерживаетесь в жизни?

— Я выбираю самый сложный путь, который, возможно, кроме меня никто и не выберет. Иду до конца, преодолевая все сложности, стремлюсь получить наилучший результат и доказать, что я могу это сделать. Как говорится, в этом мире нет ничего невозможного. Я не ищу легких путей. Этот жизненный принцип продиктован моей природой.

— Ваша основная цель?

— Для меня на первом место стоит семья и благосостояние моих друзей и близких. Хочу воспитать детей. Жить правильной жизнью, своим трудом зарабатывать на хлеб.

Фото  : Шаин Гусейнов

Интервью : Рустам Гасымов

Добавить комментарий