«Дирижер — посредник между композитором и оркестром»

Наше первое знакомство с маэстро Мустафой состоялось в конце прошлого года в культурной столице Европы – Вене на моей персональной выставке, на которой жители и гости Австрии познакомились с моими карикатурами и фотографиями Баку. Это мероприятие было проведено при содействии чрезвычайного и полномочного посла Азербайджана в Австрии Галиба Исрафилова, президента клуба искусств Венского Международного Центра (ВМЦ) Раймонда Надера и ведущего сотрудника МАГАТЭ Бахтияра Сираджова. Общаясь с молодым дирижером, уже тогда я заметил, насколько умен, хорошо воспитан и интеллигентен молодой представитель творческой молодежи Азербайджана.

Спустя время, наша вторая встреча состоялась в одном из самых знаменитых музыкальных очагов Баку – Государственной Филармонии имени М.Магомаева. За час до моего визита маэстро репетировал вместе с Азербайджанским государственным симфоническим оркестром имени У.Гаджибейли, готовясь к своему дебюту на азербайджанской сцене в качестве дирижера. Он готовился к концерту, приуроченному к юбилею Народной артистки Азербайджана, профессора Бакинской музыкальной академии им. У.Гаджибейли, известной скрипачки Захры Кулиевой. Этот концерт, который блестяще прошел в Филармонии, стал дебютом Мустафы в Азербайджане как дирижера, ведь начинал он свой творческий путь, как скрипач. Поэтому концерт-юбилей Захры Кулиевой стал знаковым в карьере молодого многообещающего маэстро Мехмандарова, ведь он делил сцену со своими учителями – Захрой Кулиевой и знаменитым азербайджанским маэстро Рауфом Абдуллаевым.

img-20170111-wa0002

Во время нашей беседы Мустафа рассказал, как он начал заниматься музыкой, почему ему захотелось сменить профиль, перевоплотившись из скрипача в дирижера, и рассказал, почему ему нравится выбранная профессия.

— Мустафа, как зародилась Ваша любовь к музыке?

— Мои музыкальные способности проявились довольно рано, первым кто заметил это, была  моя мама. Будучи маленьким ребенком, я использовал все подручные средства, способные создавать какой-то звук. Это были металлические чашки, кастрюли, ложки и многое другое. Было видно, что ребенок чрезмерно активен и энергичен, ему хочется самовыразиться, но он в силу своего возраста не знает, как это сделать. Помню, когда мне было 3-4 года мой каждый визит к бабушке с маминой стороны, у которой было пианино, заканчивался «концертами». Музыкальный инструмент меня притягивал, как магнит. Сейчас понимаю, что приходилось терпеть домочадцам, слушая хаотичное ударение по клавишам, движимое желанием малыша сыграть что-то интересное. Мне сложно объяснить, что это было, так как музыкой мои выступления назвать сложно (смеется).

— Однако именно это подтолкнуло маму отвести Вас на прослушивание?

— Да! Родители решили проверить, есть ли у меня музыкальный слух, поэтому мама отвела меня в бакинскую музыкальную школу №22, где на экзаменах выяснилось, что я уже к тому времени играл и пел детское произведение «Кузнечик» (улыбается). Прослушивания прошли удачно и меня приняли в школу по классу скрипки. Однако в шесть лет меня перевели в школу-студию при БМА, где я заново пошел в первый класс и начал учиться по классу скрипки у профессора Баяндура Мехтиева. Его роль в моем формировании, как скрипача, была огромной. Баяндур Мехтиев был добрым, светлым человеком, обладавшим многими хорошими качествами, которые старался передавать своим ученикам. Оказывается, я был первым учеником Баяндура муаллима, который проходил у него обучение с первого класса, в то время, как многие его студенты были пришлыми. После кончины Баяндура муаллима мне преподавала профессор БМА Захра Кулиева, в честь которой прошел недавний концерт, куда меня пригласили в качестве дирижера. Ну, не будем забегать вперед. После окончания музыкальной школы я поступил на скрипичный факультет БМА, который окончил в 2013-ом году со степенью бакалавра, после чего отправился в Австрию, где поступил на факультет оперного и симфонического дирижирования в венской консерватории.

DSC_4381.jpg

— Почему Вы в один миг решили оставить карьеру скрипача и переквалифицироваться в дирижера?

— Расскажу вам предысторию. Я довольно хорошо играл на скрипке, но в какой-то момент понял, что лучше у меня не получится. Не знаю, как это получилось, но я осознал, что блестящей карьеры скрипача у меня не получится. По своей природе я максималист. Если берусь за что-то, хочу довести это до совершенства или как можно ближе приблизиться к высшему уровню. Если чувствую, что у меня не получится, то считаю, лучше вовремя остановиться. Однако не могу не отметить, что любовь к дирижированию у меня зародилась довольно давно. Это произошло, когда я впервые попал в оркестр. Мне было интересно наблюдать за дирижером, его движениями, поведением, общению с музыкантами. Стараясь заглянуть внутрь этой профессии, меня удивляло и, в то же время восхищало, как один человек управляет целым оркестром, который работает как один слаженный механизм, а главное — как «лепится» музыкальное произведение в самом процессе. Представьте себе, что дома я воображал себя дирижером, ставил музыкальное произведение и представлял, что я управляю целым оркестром. Конечно, это были корявые движения, простая импровизация, но любовь и интерес к дирижированию меня не покидали.

Постепенно, играя в разных оркестрах в качестве скрипача, я наблюдал за разными дирижерами. Поначалу, я не понимал, что означают эти непонятные движения руками, взмахи дирижерской палочкой и прочее. Однако с годами, когда я набрался опыта, играя сольные партии с оркестром и начал больше контактировать с дирижерами, я стал чувствовать, что правильно, а что нет, помогает ли музыкантам  маэстро во время игры или, наоборот, мешает, насколько важна роль дирижера в оркестре, почему музыкальное произведение под руководством дирижера может поменять эмоциональную окраску и многое другое.

mustafa_

В какой-то момент, я точно решил, что брошу скрипку, но меня уговорили доучиться, а уже после задуматься о переквалификации и получении второго образования. Поэтому последние два года обучения в БМА я начал серьезно интересоваться дирижированием, стал заниматься дома, пополняя свои знания. Определенные моменты я уже знал, основываясь на опыте игры в оркестре, но научиться еще предстояло многому.

— Когда Вы осознали, что хотите навсегда посвятить свою жизнь дирижированию? Кто помог Вам сделать окончательный выбор и решиться на столь ответственный шаг?

— Помню, как после одного из концертов я открыл свою тайну Шукюру Самедову, Народному артисту АР, директору Азербайджанского государственного симфонического оркестра имени У. Гаджибейли, прекрасному кларнетисту и педагогу. Шукюр муаллим привел меня к профессору маэстро Рауфу Абдуллаеву, живому корифею, за что я ему искренне благодарен, ведь он изначально показал мне правильный путь….

— Как отреагировал на Ваше желание профессор Абдуллаев?

— Маэстро Абдуллаев с большим пониманием отнесся к моей просьбе и сказал, чтобы я подготовил произведение на свое усмотрение и пришел к нему. Если не ошибаюсь, это была симфония Гайдна. Он прослушал меня, после чего последовала небольшая пауза, во время которой я попытался прочесть, о чем же в тот момент думал маэстро. Конечно, можно было только догадываться о содержании мыслей Рауфа Абдуллаева, но я точно понял, что в его взгляде был некий проблеск одобрения. Это и стало для меня своеобразным наставлением….

mustafa_1

— Когда Вы впервые встали за дирижерский пульт?

— У меня было несколько поездок с оркестрами, например, выступление в Германии с камерным оркестром Тюрксой, где я впервые встал за дирижерский пульт, чувствуя необходимость проверить свои профессиональные способности. Несмотря на то, что я знал базовые вещи, схему и другие знаковые моменты, хотя этого недостаточно для максимального уровня, я довольно успешно провел целый концерт вместе с этим талантливым интересным коллективом. Все происходило инертно: и движения рук, и мима, и жесты и понимание с музыкантами. Впервые выйдя на сцену в качестве дирижера, я ужасно волновался, но ликование публики, продолжительные овации и положительные оценки профессионалов только добавили мне уверенности в себе и в моем желании поменять свой профиль скрипача на дирижера.

Помню международный фестиваль в Финляндии, где я принимал участие, как скрипач, и играл трио. Помимо этого, мне удалось проверить свои дирижерские способности, но для начала хочу рассказать вам небольшую предысторию. Перед тем, как отправиться на фестиваль, на всякий случай, я решил взять с собой две партитуры произведений легендарных азербайджанских композиторов: «Траурную оду» Кара Караева и пьесу для скрипки Фикрета Амирова, чтобы при возможности показать европейцам нашу культуру. Однако мысли о дирижировании у меня на тот момент не было. Все произошло спонтанно. Будучи на фестивале, я спросил у организаторов, будет ли оркестр, на что услышал отрицательный ответ. Тем не менее, я сказал о наличии при мне двух сочинений, которые можно было бы исполнить под конец фестиваля, если это будет интересно. Организаторы пошли мне навстречу, выставив в финляндской консерватории объявление, что все участники фестиваля приглашаются на репетиции, где играются произведения Караева и Амирова. К моему  удивлению, репетиции стали посещать практически все участники музыкального мероприятия, в результате чего эти сочинения впервые прозвучали в Финляндии. Отмечу, что играли студенты, а самое главное – в день концерта к оркестру, сформированному из участников фестиваля, присоединились знаменитые музыканты, которые тоже изъявили желание играть вместе с нами (они освоили произведения, буквально, за одну репетицию). А дирижером я стал автоматически, так как сам подготовил сочинения и изначально был инициатором. Поэтому мне и доверили руководить процессом (улыбается). В тот период мне было интересно узнать, слушаются ли меня музыканты, понимают ли они мои жесты, нравится ли им со мной играть и как воспринимает мое выступление публика.

Mustafa_2.jpg

Отмечу, если бы в конечном итоге маэстро Абдуллаев сказал твердое «нет», например, «Мустафа, из Вас дирижер не получится!», я бы навсегда оставил дирижирование. Ведь Рауф Абдуллаев — это живая легенда азербайджанской музыки, истинный патриот и специалист своего дела, обладающий огромнейшим опытом. Поэтому слова маэстро – «Мустафа, продолжай, у тебя получится», развеяли все сомнения, полностью убедив меня, что я на правильном пути. Это был масштабный переход с одной области в другую. С другой стороны на меня обрушилась масса критики, почему я бросил скрипку и решил стать дирижером. Однако мне пришлось не обращать на это внимания, а слушать зов своего сердца….

— Мустафа, почему Ваш выбор пал именно на этот город для продолжения своего образования?

— Вена, и Австрия в целом, имеют богатые традиции симфонической и оперной музыки. Вену не случайно называют культурной столицей Европы, ведь — это настоящая колыбель таких видов искусства, как музыка, театр, живопись, скульптура, архитектура и многое другое. На протяжении последних двух веков величайшие композиторы мира жили и творили в этом удивительном городе. Вена напоминает музей под открытым небом, где, буквально, каждое здание на твоем пути, представляет собой шедевр и исторический памятник гениальных зодчих высочайшего уровня. Я решил, что именно в Вене у меня будет возможность научиться эстетичности, лучше понять классическую музыку и попасть в удивительную среду, где все способствует творчеству: оперные залы собирают аншлаги, люди выстраиваются в длинные очереди, чтобы попасть на очередной грандиозный концерт лучших музыкальных оркестров современности, воздух пропитан нежностью знаменитого венского вальса, а ты окунаешься в этот удивительный мир гармонии, красоты и искусства. В Вене ты не чувствуешь некой напряженности, которая наблюдается в больших мегаполисах, таких как, например, Нью-Йорк. Поэтому атмосфера в столице Австрии, как нельзя лучше, располагает к творчеству…

— Как Вы готовились к поступлению?

— Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность маэстро Абдуллаеву, который безвозмездно дал мне несколько уроков, чего я никогда не забуду. Наши занятия пришлись на лето, а в сентябре я полетел в Австрию, но задержка визы привела к тому, что я попал в не экзаменационный период, грубо говоря, я опоздал на официальный экзамен. Однако один из педагогов венской консерватории решил дать мне шанс, вручив партитуру и сказав, что у меня есть два дня на подготовку. Как сейчас помню, я заперся в отеле и двое суток репетировал, осознавая всю ответственность и важность грядущего «испытания». Проверка началась с игры на фортепиано — это обязательная часть экзамена. Затем педагог ознакомился с моим резюме, и, представьте себе, без официального экзамена зачислил меня в окончательный список поступивших студентов. Я был в восторге от того, что у меня получилось! Таким образом, после незабываемых уроков Рауфа Абдуллаева я попал в венскую консерваторию на факультет оперного и симфонического дирижирования, где в настоящее время  продолжаю обучение на четвертом курсе у профессора Максимилиана Ценчича.

Mustafa_5.jpg

— Насколько сложна профессия дирижера, ведь необходимо управлять оркестром, где  находится не один десяток музыкантов, а многие люди старше Вас, чуть ли, не вдвое, а то и больше?

— Успех предопределяет образование и профессионализм маэстро. Если дирижер обладает необходимым багажом знаний, уверен в себе, тактичен, информационно подкреплен и хорошо разбирается в своем деле, то музыканты, сидящие в оркестре, независимо от своего профессионального уровня и возраста, будут его уважать и стремиться быть с ним на одной волне. Взаимопонимание между дирижером и музыкантами очень важно. Необходимо внушить музыкантам, что ты уважительно относишься к каждому из них, ценишь их труд, а они, в свою очередь, должны ответить тебе тем же. Музыканты не должны чувствовать, что ими командуют, а лишь призывают к сотрудничеству, где главный в этом деле – дирижер, который собирает их воедино во имя общего творчества.

Когда музыкант чувствует, что ты ему помогаешь, а не мешаешь, он будет идти за тобой. Только в этом случае можно достигнуть гармонии, что сделать достаточно сложно. Таким образом, создается некая авторитетность, хотя я не люблю этого слова. Сейчас я не говорю конкретно о себе, а стараюсь объяснить вам механизм работы и взаимоотношения между дирижером и оркестром. Поэтому все зависит только от вас самих, от вашего уровня мастерства, ведь дирижер — это не просто человек, который машет руками и музыканты его слушают. Здесь масса важных моментов. Сюда входят интеллектуальные знания, технические умения, психологические и дипломатические моменты, как можно избежать конфликтной ситуации или выйти из затруднительного положения. Ведь каждый оркестр – это большой коллектив музыкантов, и не обязательно, что они ждут вас с распростертыми объятиями. Бывает, что музыканты воспринимают вас в штыки с порцией недоверия, поэтому нужно быть готовым ко всему. В разных коллективах царит разная атмосфера, поэтому у вас в запасе должно быть несколько методов взаимодействия на случай, если не сработал план «А», нужно переходить к плану «Б». Никто не может дать гарантии, примет вас оркестр или нет, но если вы уверены в себе и обладаете перечисленными мною особенностями, проблем вам удастся избежать. Музыканты будут выполнять ваши наставления лишь в том случае, если они почувствуют, что вы лидер и вам можно доверять.

dsc_4448

— Присутствует ли при этом волнение?

— Конечно! В нашем деле сложно делать прогнозы. Вы репетируете, работаете, выкладываетесь, а конечный результат получается исходя из того максимума, который способен показать тот или иной оркестр. Отмечу, что аналогичные процессы наблюдаются во всех коллективах, независимо от профессии и вида деятельности, где присутствует  работа в команде, которой управляет руководитель, а успех зависит от потенциала команды и умения лидера правильно выстроить структуру работы в коллективе. Конечно, фактор концертмейстера, который ведет весь оркестр за собой, играет в этом плане немаловажную роль.

— Знатоки говорят: когда дирижер только идет по проходу, музыканты уже знают, кто будет командовать, оркестр дирижером или дирижер оркестром. Так ли это?

— Безусловно! Это связано с Рихардом Штраусом. Его отец играл в мюнхенском оперном театре на валторне и говорил своему юному сыну Рихарду, начинающему дирижеру: «Мы определяем уровень маэстро по его походке уже с того момента, когда он входит в яму и становится за пульт». Это действует на музыкантов чисто психологически. Они примерно догадываются, чего следует ожидать (смеется). Не зря говорят, что хорошего дирижера музыканты узнают по первому взмаху дирижерской палочки. Поэтому харизма в профессии дирижера просто необходима! Первое впечатление, походка маэстро, когда он заходит в зал, уровень, как он держится и общается с музыкантами, могут сыграть, как в его пользу, так и стать его провалом. Поэтому к тому, как себя преподнести и как выстроить общение, нужно готовиться заранее.

mustafa_3

— Не могли бы Вы провести параллель между европейскими и азербайджанскими музыкантами?

— Опираясь на опыт, полученный от работы с Азербайджанским симфоническим оркестром имени У.Гаджибейли, могу сказать, что наши музыканты привязаны к дирижеру, то есть любое твое движение сразу отражается на звуке и других аспектах. В Европе или в Америке ситуация другая. Там музыкальные коллективы любят играть по-своему и даже самостоятельно. Порой у дирижера не получается заполучить полную власть над оркестром. Бывают случаи, когда музыканты не играют по руке маэстро. Поэтому приходится проявить упорство, чтобы «собрать» их и пустить по прокладываемым тобой «рельсам». Все исходит от того, что устоявшиеся коллективы с известными музыкантами предпочитают известных дирижеров, которым они полностью доверяют и не ставят под сомнение их профессионализм, следуя их наставлениям. Сложности могут возникнуть, когда они видят молодого дирижера и не знают уровень его мастерства. Однако даже в этом плане с ними работать легче, нежели со студенческими коллективами, с одним из которых я сейчас работаю.

— Несмотря на то, что в данное время Вы являетесь студентом, Вам доверяют дирижировать оркестрами…

— Честно сказать, я этому очень рад. Бывают случаи, когда студент или уже бакалавр за время обучения не имел контакта с оркестром, а отсутствие активной практики может пагубно повлиять на его способности и дальнейшую карьеру. К счастью, мой венский профессор заставляет нас каждую неделю дирижировать одно произведение из программы студенческому оркестру, в состав которого входит 50-60 человек, а не только фортепиано, как это обычно бывает. Пусть сочинение будет небольшим, например, двухминутным, но полученный опыт принесет пользу молодому дирижеру. Ведь твой конечный результат – это люди – музыканты, без которых у тебя ничего не получится. Об этом также нельзя забывать. Поэтому нужно с самого начала, по возможности, работать именно с оркестром. Без активной практики сложно добиться хорошего результата…

— Получается «высокий уровень» концерта зависит как от дирижера, так и от музыкантов?

— Конечно! Дирижер, в какой-то степени, зависит от оркестра. Почему?! Музыканты могут играть и без маэстро, но именно дирижер является посредником между композитором и оркестром. Маэстро – это, своего рода, театральный режиссер, от которого зависит  правильное распределение ролей, уникальное видение произведения и успех спектакля. Аналогичная ситуация обстоит и с дирижером, который должен прочувствовать произведение, понять его суть, эмоциональную окраску и донести все это до музыкантов, а те в свою очередь до публики, которая видит готовый результат многочисленных репетиций.

mustafa_

— С каким оркестром Вам бы хотелось выступить в будущем?

— Таких оркестров достаточно много, поэтому сложно выделить какой-то один, но, тем не менее, хочу отметить, что моя мечта сбылась. 2017 год начался для меня очень удачно! Мне посчастливилось работать с Азербайджанским государственным симфоническим оркестром имени У.Гаджибейли. Отрадным стал тот момент, что я делил сцену со своим учителем маэстро Рауфом Абдуллаевым. Если не ошибаюсь, среди азербайджанских дирижеров на сцене Филармонии это стало историческим событием. Я очень рад, что принял приглашение дирижировать на концерте-юбилее моего педагога по классу скрипки профессора Захры ханум Кулиевой. Это был замечательный вечер!

— Если постараться выделить кумира среди дирижеров, кто бы это мог быть?

— Если говорить о том, что у меня появилось не просто желание стать дирижером, а зародилась любовь к этой профессии, то здесь нужно выделить Рауфа Абдуллаева. Конечно, спустя время, я стал интересоваться работой и других дирижеров, но все началось с Рауфа муаллима. Его дирижирование – это целая энциклопедия.

— Для совершенствования своих навыков нужно постоянно заниматься саморазвитием?

— Безусловно! Когда я только начинал заниматься музыкой, у нас не было столько ресурсов, сколько можно найти сегодня. В настоящее время с помощью интернета у музыкантов появился доступ к огромной базе, где можно найти и концерты, и выступления, и видеоуроки и т.д.

— Будете ли Вы в будущем, по возможности, включать произведения азербайджанских авторов в программы Ваших концертов?

— Конечно! Я очень люблю нашу классическую музыку, которая ничем не уступает культурам других стран и народов. Наша музыка разнообразна и уникальна, которая, в каких-то моментах, превосходит европейскую. Вы нигде не найдете таких композиторов, как Фикрет Амиров, Кара Караев, Узеир Гаджибейли, Тофик Кулиев, Ниязи… Что касается Узеира Гаджибейли, то это был не просто великий музыкант, но и мыслитель, педагог и философ, который заложил отличный фундамент академической школы азербайджанской музыки, плодами которой мы пользуемся и сегодня. Он умел пророчески направлять музыкантов в свое русло, где артист находил себя и золотыми буквами вписывал свое имя в историю азербайджанской музыки, а это дорогого стоит.

mustafa_6

— У Вас есть мечта?

— Собрать собственный музыкальный коллектив. Таким способом можно выработать собственный тембр оркестра, свой тембр, свою манеру исполнения, свой звук. Работая с чужими коллективами, которые на время могут принять предлагаемую тобой эмоциональную окраску, но это со временем пропадает, а созданный тобой оркестр может стать визитной карточкой маэстро. Поэтому некоторые дирижеры предпочитают работать только со своими коллективами и не любят дирижировать с незнакомыми оркестрами. Например, Евгений Мравинский на протяжении 50-ти лет дирижировал только своим Ленинградским государственным симфоническим оркестром и очень не любил отправляться на такие гастроли, где ему приходилось работать с другими музыкальными коллективами. Он знал возможности и потенциал своего оркестра, поэтому ему было легче и удобнее работать со своими музыкантами, и гастролировать только с ними.

— Не поделитесь планами на будущее?

— Есть хорошая фраза: «Если ты хочешь рассмешить бога, расскажи ему о своих планах» (улыбается). Поэтому пусть мои планы останутся сюрпризом для ваших читателей…

— Мустафа, большое спасибо за интересную беседу. Мы желаем Вам творческих успехов и выступлений на самых престижных музыкальных сценах мира! Будем ждать Вашего следующего выступления в Баку!

— Спасибо!

 

 

Авторы фотографий : Майя Багирова, Рустам Фарман Исмаилов

One comment

Добавить комментарий