Ариф Мамедзаде

Нашим сегодняшним гостем стал человек, который работает в области электронно-вычислительной техники, начиная с 1970-го года. Начинал свою карьеру он инженером-наладчиком ЭВМ и вырос до Генерального директора Азербайджанского производственного объединения вычислительной техники и информатики, под руководством которого были реализованы удачные проекты азербайджанского сектора ИКТ, а в настоящее время является завотделом государственной службы реестра населения при Министерстве юстиции. Знакомьтесь – Ариф Мамедзаде.

— Ариф муаллим, Вы росли в семье учителей…

— У меня было детство обычного советского ребенка. Я родился в Баку, и когда мне было 5 лет, мы переехали на тогдашний проспект Ленина в дом специалистов, где был огромный двор со стадионом. В те годы я начал увлекаться футболом. У нас были дружные дворовые ребята, каждый друг за друга стоял горой. Помню, как мне купили первый велосипед. Я был так счастлив, что просто не мог накататься (смеется). Затем мы переехали жить в центр города на улицу 28 мая. Тогда я учился в 220-ой школе, а спустя два года меня перевели в престижную 23-ю школу. Я вырос в семье педагогов. Мой отец был учителем математики, а мама – педагогом немецкого языка.

— Однако, Вы рано начали работать…

— Да. После 8-го класса, папа решил мне устроить трудовую практику. Меня перевели в вечернюю школу и устроили работать на машиностроительный завод имени Ленина. Таким образом, с 16-ти лет началась моя трудовая деятельность. Сначала я работал рабочим в токарном цеху, затем стал учеником токаря и получил разряд и т.д. Трудовая деятельность складывалась хорошо, что отражалось на моей зарплате. Спустя некоторое время я стал получать 120 рублей. Однако, работать и учиться одновременно довольно сложно. Тогда я очень уставал. В пять часов заканчивалась смена, я успевал доехать до дома, перекусить и отправиться в вечернюю школу. Иногда на скучных уроках, например, гуманитарных, я засыпал от усталости (смеется).

— Почему именно технологии, электроника, вычислительная техника, точные науки? Чем они Вас привлекали?

— Мой отец, царство ему небесное, был очень умным и дальновидным человеком. Еще с детства я стал фанатом автомобилей. Вначале я хотел поступить в политехнический институт и учиться на автомобилиста. Однако, папа объяснил мне, что в Азербайджане нет промышленного производства автомобилей и в лучшем случае я бы пошел работать в ГАИ. Он спросил меня: «Тебе это нужно?». Я подумал, и решил, что нет. «Если хочешь быть всесторонне развитым человеком, то поступай в АЗИИ (Нефтяную академию) и стань инженером, после чего тебя с удовольствием возьмут на любую работу», — сказал папа, который ненавязчиво убедил меня сделать выбор в пользу точных наук.

1-11.jpg

— Где Вы получили образование?

— Когда я поступил в Азербайджанский институт нефти и химии, с учетом двухлетнего рабочего стажа, я с первого курса сразу перешел на третий. Мое обучение длилось четыре года с 1963 по 1967 года. Я окончил факультет Автоматизации производственных процессов по специальности автоматика и телемеханика. Учился я неплохо. У нас в институте была военная кафедра, где нас обучали военному делу. Таким образом, я стал военным связистом. Окончив институт в декабре, в январе я начал работать в институте Нефтехимических процессов имени Мамедалиева в лаборатории контрольно-измерительных приборов. Я только-только стал входить в курс дела, устанавливать новые приборы, проводил расчеты, как вдруг приходит повестка в армию…

— Несмотря на то, что Вы прошли обучение на военной кафедре Нефтяной академии, вам все равно пришла повестка в армию?

— Как бы парадоксально это не звучало (смеется). Дело в том, что впервые в истории СССР министр обороны подписал указ о 2-х летней воинской службе для лиц, окончивших высшие учебные заведения с наличием в них военных кафедр. Меня призвали в армию в Забайкальский военный округ. На самолете через Москву я полетел в Читу, откуда меня направили в город Улан-Удэ в артиллеристский полк начальником связи дивизиона. Я вернулся из армии в звании лейтенанта.

— После окончания службы вы продолжили свою работу в институте?

— Когда в 1970-ом году я вернулся в институт и хотел продолжить свою трудовую деятельность, мне не захотелось там больше работать. Дело в том, что тему, которую я готовил, собирал материал и намеревался защитить кандидатскую, отдали молодому сотруднику. В разговоре с начальником лаборатории я спросил его, почему они это сделали. Он ответил, что для меня они найдут другую тему. Услышав это, я сказал, что ухожу…

— Где вы стали работать после этого?

— Я стал работать в Закавказском управлении проектно-монтажных работ. Эта организация подчинялась ВНПО «Каскад», которое в свою очередь подчинялось Министерству радиопромышленности СССР. Я был наладчик ЭВМ. Я проработал около 2-х месяцев в составе бригады, но учитывая, мою активность, меня перевели на административную работу. Парня, занимавшегося координацией и организацией работающих бригад, забрали в армию, и я стал работать на его позиции. Это была Всесоюзная организация. Мы работали не только в Азербайджане, но и на всем Закавказье и в России. Наше управление занималось внедрением вычислительных машин и комплексов в различных предприятиях по всему СССР, несмотря на то, за нами был закреплен огромный регион, который включал Закавказские Республики, Северный Кавказ, Ставрополь, Краснодар, Ростов, Астрахань, Волгоград. Спустя два года меня отправили на курсы повышения квалификации в Москву, которые я окончил с отличием и получил удостоверение. После возвращения меня назначили начальником участка, занимавшегося внедрением ЭВМ. Это были огромные машины, занимавшие 100-150 квадратных метров.

— Куда Вы отправляли электронно-вычислительную технику?

— Мы ничего никуда не отправляли. В различных сферах народного хозяйства и оборонных отраслях страны создавались вычислительные центры, которые мы обследовали на предмет соответствия техническим условиям для установки ЭВМ. После чего выделялись фонды на поставку оборудования, и наши специалисты занимались монтажом и наладкой вычислительной техники. Уже в 1972-ом году было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о создании сети централизованного обслуживания вычислительной техники. Это было сделано со следующей целью. Вычислительная техника все больше и больше внедрялась в народное хозяйство. Нужны были профессиональные кадры. На каждую машину, в зависимости от конфигурации, требовалось от 6-7 до 12 специалистов разного профиля: процессорщик, ленточник, перфокарточник, дисковик, перфоленточник, механик и др. Для государства одновременно держать столько человек было нерентабельным. Поэтому было организовано централизованное техническое обслуживание в 15-ти точках СССР, одна из которых находилась в Баку. Таким образом, вся тяжесть легла на мои плечи. Я был назначен главным инженером вновь созданного самостоятельного хозрасчетного участка с непосредственным подчинением Московскому Главку. Начальником был назначен Фикрет Ахундов, бывший сотрудник Госплана, экс-директор завода компрессоров в Сумгайыте, опытный руководитель и экономист. Именно под его руководством я постепенно освоил планирование экономики и умелое распределение финансов. Мы проработали вместе 7 лет.

— С принятием вышеописанного постановления правительства работы у Вас стало намного больше?

— Да! Этим постановлением государство закрепило зоны обслуживания. Баку являлся центром всего Закавказья и огромного региона России. Мне нужно было успевать не только в Баку, но и контролировать работу подразделений по всему региону. Работы было настолько много, что на протяжении 20-и дней каждый месяц я находился в командировках. В каждой точке было необходимо организовать работу, следить за подготовкой специалистов, создавать материально-техническую базу. Если в 1972-ом году у нас работало 56 человек, то в 1975-ом –516, число рабочих увеличилось почти в десять раз, а к концу 1989-го года число специалистов достигло 2000.

— В увеличении числа специалистов основную роль сыграли именно Вы?

— Да. Я искал молодых смышленых специалистов в бакинских, астраханских, ростовских, волгоградских и других вузах Союза. Молодых ребят я «бросал» в бригаду, настоящую «мясорубку» на целый месяц, где они изучали эту сферу изнутри (смеется). По истечению этого времени они отправлялись работать на заводы-изготовители, где в течение полугода в цеху занимались монтажом и сборкой ЭВМ. Молодые ребята проходили такую школу, что потом могли дать фору любому специалисту обслуживаемых вычислительных центров. Наши специалисты были универсалами в своем деле. Начиная с 1972-го по 1989-ые года, мы переподготовили 10 тысяч специалистов. Для этих целей был создан Бакинский научно-учебный центр.

1-22

— Ваша профессиональная деятельность развивалась настолько удачно, что Вас вскоре назначили директором…

— На это ушли годы долгой и кропотливой работы. Участок был преобразован в управление, и я стал главным инженером Управления. В 1979-ом году скончался наш директор, и меня назначали уже начальником данного Управления. К 1985-ому году мы вышли на уровень объединения и в 1987-ом году создали Объединение на базе нашего управления, где я занял должность генерального директора. Оно называлось Азербайджанское производственное объединение вычислительной техники и информатики, которое подчинялось Государственному комитету СССР по вычислительной технике и информатике.

— Расскажите про первые электронные машины, которые Вы сдавали в эксплуатацию. Я слышал, что для них необходимо было создание специальных условий…

— Несмотря на свои габариты, первые ЭВМ приходили с памятью двадцать четыре или в лучшем случае 48 килобайт, которую мы увеличивали за счет пакетов дисков, одна стойка которых давала в общем счете 16 мегабайт. Для начала мы создавали условия, необходимые для размещения машин. Особое внимание уделялось наличию кондиционеров, отопительной системы, стабильному электропитанию, стабилизаторам, трансформаторам и прочему. После оборудования зала по нашей разнарядке приходила техника, мы сами ее распаковывали, устанавливали, проводили монтажные работы. Каждый сотрудник во время установки техники занимался тем, на чем он специализировался. После завершения пуско-наладочных работ ЭВМ тестировалась, составлялся акт, и оборудование сдавалось заказчику. С точки зрения экономики для республики это было очень выгодным, так как мы работали за пределами Азербайджана, а деньги шли нашей стране.

— Откуда Вы доставали компьютеры и инвестиции на их приобретение, имею в виду советское время?

— Технику закупала сама организация, куда мы ее устанавливали. Отмечу, что раньше все шло в соответствии с разнарядкой Госплана СССР, и получить ЭВМ было на порядок сложнее, чем купить квартиру. Нужно было встать в очередь и ждать своего часа (смеется). Мы работали на несколько заводов: Пенза, Минск, Кишинев, Астрахань и предприятия в Германии. Они поставляли нам ЭВМ, стоимость одного экземпляра могла доходить до нескольких миллионов. У меня был целый склад запчастей на десятки миллионов рублей, так как нужно было работать оперативно. Если ЭВМ выходила из строя, то это выливалось в определенные экономические убытки того или иного предприятия. Поэтому мы всегда старались максимально быстро ликвидировать любую поломку и привести машину в рабочее состояние.

— Получается, что Вы занимались не только поставкой ЭВМ, но и их обслуживанием?

— Да. С 1970-го по 2000-ый год, можно сказать, мы занимались сервисом ЭВМ. У нас был очень интересный показатель процента охвата обслуживания, несмотря на огромную территорию, находившуюся в нашем ведении. Из всех организаций мы были лучшими. У нас было много объединений: новосибирское, дальневосточное, ленинградское, московское. Процент охвата техническим обслуживанием, только в азербайджанском объединении составлял 100 %, в остальных этот показатель был на уровне 78-81%. Получается, что у других объединений, в отличие от нашего, не все машины были охвачены техническим обслуживанием. Предприятия, где были вычислительные центры, обслуживались только нашим объединением. Академия наук, все заводы, фабрики, промышленные предприятия, министерства и учебные заведения попадали в зону нашего обслуживания. Предприятия были заинтересованы в работе с нами, так как мы могли помочь им быстрее получить ЭВМ, чем стоять в очереди и ждать своего часа. Таким образом, наше объединение выступало в качестве посредника и гаранта.

— Помните время, когда в Азербайджане впервые появился интернет? Насколько был высок интерес населения к этому новшеству?

— В 1989-ом году в Азербайджане была информационная блокада. Мы с Нури Ахмедовым смогли выбить канал для моего учебного центра, который располагался в поселке Монтина. Этот канал шел прямиком в Москву, где его подключили к нашему партнеру совместному предприятию «СовАмТелепорт», обладающему выходом в мировой интернет. Именно оттуда наш научный центр подключился к интернету. Это было необходимо, так как там были организованы курсы, обучающие как пользоваться интернетом. Таким образом, мы ликвидировали информационную блокаду, получив доступ во всемирную сеть. После этого интернет стал распространяться… Процесс пошел…

_MG_4670.jpg

— Расскажите про Вашу встречу с Гейдаром Алиевым…

— В январе 1982 года Гейдар Алиев приехал на открытие нашего здания, которое, кстати, было построено с высоким качеством, так как строительство велось под контролем ЦК КП Азербайджана. После осмотра различных лабораторий и ремонтных мастерских, я пригласил Гейдара Алиева в вычислительный центр, которым он очень заинтересовался и глубоко проникся. Я рассказал ему, что мы впервые в СССР организовали дистанционную обработку данных (в то время это было фантастикой). Чуть дальше нашего здания на расстоянии 3-4-х км. находился республиканский центр начислений пенсий и база главного аптечного управления, где мы установили терминалы. Работники вводили данные, которые по телефонному каналу поступали в наши ЭВМ. Мы проводили все необходимые расчеты и делали распечатку. Когда я рассказал Гейдару Алиеву весь этот процесс, он начал задавать мне вопросы, причем, не поверхностные, а углубленные. Вышеописанная практика, когда можно было проводить расчеты, получая данные посредством телефонного кабеля и тем самым экономить на числе задействованных в этом процессе ЭВМ, в то время только вводилась. Тогда я обещал Г. Алиеву, что готов наращивать потенциал этой технологии. Уходя, он сказал: «Сынок, эту идеологию ты должен внедрять по всей республике», чем, по мере возможности, я и сейчас занимаюсь (смеется). Меня очень тронуло то, с каким уважением и пониманием Гейдар Алиев отнесся к нашему новшеству! Он осознал важность и значимость этих технологий.

— Однако, развал СССР повлиял и на Вашу дальнейшую карьеру…

— После развала Союза наше Объединение осталось бесхозным, так как мы подчинялись Москве. Затем наша организация была передана в ведение Государственного Комитета Науки и Техники Азербайджана. Оставаясь генеральным директором Объединения, я был назначен начальником управления информатики и международных связей ГКНТ. Находясь на этом посту, мне удалось принять участие во всех международных конференциях. Я стал членом Научно-технического совета СНГ, для которого я организовал свою сеть, мы создали свой сайт. Таким образом, мне пришлось переучиваться с огромных вычислительных машин на персональные компьютеры.

— Ариф муаллим, Вы можете назвать свои самые удачные проекты в области ИКТ?

— Первый и самый главный проект – это формирование из маленького участка крупнейшего Научно-производственного объединения, где работало 2 тыс. человек. Это было делом моей жизни, куда я вкладывал душу. Я не оставлял без внимания и социальные вопросы. Всю прибыль, которая оставалась в Объединении, я пускал на решение социальных проблем. По состоянию к концу 1989-го года у нас была ликвидирована очередь на жилье. Все нуждающиеся работники нашего Объединения получили квартиры. Это главный проект моей жизни.

Второй проект. Работая в комитете науки и техники, и учитывая развитие интернета, под моим руководством были реализованы три международных проекта с участием ЮНЕСКО и «UNDP» (программа развития ООН). В составе Объединения работал Бакинский научно-учебный центр, куда в рамках вышеописанного проекта в 1995-96-х годах при участии ЮНЕСКО и финансировании «UNDP», я поставил современное оборудование для двух компьютерных классов и подключил их к интернету. Эти курсы посещало огромное количество людей. После работы мы оказывали платные услуги по принципу интернет клуба.

Затем «UNDP» выступило с инициативой о создании аналогичных компьютерных классов в Сумгайыте. Я договорился с сумгайытским научно-исследовательским и проектным институтом (НИПИ) «Нефтехимавтомат», который имел всесоюзное значение, и на их базе мы создали аналогичный центр. Самое интересное, что провести интернет из Баку в Сумгайыт при помощи кабеля было невозможно. Нам помогла телевизионная антенна. Мы поставили на ней излучатель, а в Сумгайыте на крыше этого здания установили приемник, и смогли подать поток. Для того времени это было просто гениально.

Третий проект мы успешно реализовали в Нахичевани. Этим вопросом лично занимался ВасифТалыбов. В центре города было выделено соответствующее помещение. Мы вновь стали думать, как провести туда интернет, ведь прямого контакта с Нахичеваном у нас нет. Интернет сигнал, идущий по кабелю и получаемый от спутника, идет под разными протоколами. Было необходимо состыковать модемы. Но как это сделать?! На это ушло много времени. Чуть позже мы нашли в Израиле модем, принимающий наземный протокол, а на выходе выдающий спутниковый протокол. Установили один такой модем в Баку, а другой в Нахичевани. Я просто поражался, как мы с ребятами находили технические решения на первый взгляд, казалось бы, не решаемых вопросов и задач. От этого мы получали огромное моральное удовлетворение (смеется). Таким образом, мы создавали центры информатики, где ребята из периферии могли пользоваться услугами интернета, куда первоначально приезжал персонал из Баку, обучал местные кадры, которые впоследствии начинали работать самостоятельно. Главное, люди учились не только пользоваться интернетом, но и компьютерами одновременно.

— Вы помните свой первый компьютер?

— Это был персональный компьютер немецкого производства «Robotron» с черно-белым экраном. Помню, как в Баку проводили бизнес-конгресс, где мы выставили персональный компьютер, причем там мы показали программу, привезенную из Киева. Для того времени это было очень интересное новшество. Мы заложили в программу одно из зданий «Ичери Шехер» и курсором можно было открывать любую дверь, подниматься на этажи и осматривать помещение. Это было своеобразной вариацией виртуального музея. Задумка была интересной и понравилась многим.

— Вы восемь лет проработали редактором журнала. О чем повествовало это издание, и нравилось ли Вам работа в СМИ?

— В 2001-ом году был ликвидирован государственный комитет науки и техники. Мы остались совсем бесхозными. Я обивал пороги Кабинета Министров, говоря, что мы занимаемся информационными технологиями, но до 2003-го года данный вопрос та и не был решен. Объединение работало, но без вышестоящей организации. Чуть позже четыре здания, где находилось наше Объединение, были выставлены на аукцион и проданы. Таким образом, Объединение, где я проработал практически всю свою жизнь, прекратило свое существование…

После этого два года я был в депрессии и ничем не занимался. Как-то мне позвонил Эльнур Исаев, говоря, что они планируют создать журнал об информационных технологиях (IT) на двух языках (азербайджанском и русском) и находятся в поиске специалиста, который бы мог этим заняться. Мы встретились, поговорили, обсудили детали. Я сказал, что не привык кому-то подчиняться и могу быть только главным редактором, а в противном случае, я отказываюсь. Они согласились, и, начиная с 2003-го и по 2009-ый года, ежемесячно мы выпускали журнал. На базе этого журнала мы создали сообщество «Интеллект», проводили ежегодный конкурс на лучший проект в области информационных технологий, вручали призы и таким способом стимулировали молодых креативных ребят создавать что-то новое и интересное.

_mg_4649

— Вы, наверное, на протяжении Вашей карьеры не редко удостаивались разных премий и наград…

— В 1983-ом году за реализацию огромного проекта четверо моих специалистов получили ордена, а мне дали медаль «За трудовое отличие». Тогда мы досрочно сдали в Ростове объект ПВО, начиненный вычислительной техникой. В 2009-ом году Президент Республики Ильхам Алиев наградил меня медалью «TƏRƏQQİ» (Прогресс). Не стану перечислять почетные грамоты и дипломы, а то наша беседа затянется надолго (смеется).

— Как, по-Вашему, от интернета больше пользы или вреда?

— Конечно, больше пользы, если им умеренно и правильно пользоваться. В этом случае, интернет может стать для человека незаменимым помощником.

— Компьютеры плотно вошли в нашу жизнь, а можно ее представить без них?

— У нас можно, так как у нас ничто не управляется компьютерами. В 1999-ом году была паника во всем мире. Оказывается «Microsoft», когда закладывал систему «Windows», неправильно заложил переход из века в век. Это называлось проблемой 2000-го года. Для ее разрешения специально созвали совещание всех стран ООН в Нью-Йорке. Я, как государственный координатор в этой области, также отправился туда, предварительно обследовав техническое состояние в Азербайджане. Были обеспокоены руководители предприятий, банков, заводов и прочие, так как их работа полностью организована на компьютерах. Однако, в Азербайджане нет этой зависимости. Даже сегодня компьютеры не работают самостоятельно, а лишь по команде человека, поэтому человеческий фактор занимает главенствующую позицию в этом вопросе.

— Ваш сын, Азер Мамедзаде, один из самых известных участников легендарной команды КВН «Парни из Баку». Вы помните, когда он впервые заявил о своем желании играть в КВН, и какова была Ваша реакция?

— Очень и очень хорошая, так как в свое время я сам был членом «Клуба веселых и находчивых». У нас была институтская команда, за которую я выступал. Я помню встречу двух сильных команд Нефтяной академии (Баку) и Научно-исследовательского и проектного института(НИПИ) «Нефтехимавтомат» (Сумгайыт), где капитаном команды был Юлий Гусман, которые и победили. Затем на базе этих двух команд Гусман сформировал сборную Азербайджана, которая в конце 1960-х годов стала чемпионом. «КВН» — это не просто театр, а инструмент, позволяющий управлять сознанием людей, одним словом, воздействовать на социальную жизнь общества.

— Будучи человеком, посвятившем себя «IT», книги в каком формате Вы предпочитаете: электронном или традиционном?

— Мне больше нравится традиционный вариант. Возможно, я консерватор. Сын мне часто предлагает купить электронную книгу, но почему-то бумажный вариант мне ближе (смеется). Однако, все новости я читаю на компьютере.

— Вам бы хотелось, чтобы кто-то из Ваших внуков продолжил Ваше дело?

— К сожалению, это не зависит от моего желания. Конечно, мне бы хотелось, чтобы внуки пошли по моим стопам. Сын моей дочери схватывает все налету. Являясь второклассником, он сам создает программы, и твердо говорит, что в будущем станет программистом. У него есть зачатки, я это вижу (улыбается). А другой внук сын Азера является фанатом автомобилей, точно, как я в детстве.

— Как Вы любите проводить свободное время?

— Люблю посмотреть хороший интересный фильм, почитать книгу. В свободное время пользуюсь социальной сетью «Фейсбук», посредством которой я общаюсь со своими друзьями, живущими за пределами Азербайджана. Иногда пишу свои замечания, советы или пожелания молодежи (смеется).

— А что касается путешествий. В каких странах Вам бы хотелось побывать?

— За свою карьеру я многократно отправлялся в командировки, объездил весь Запад и Восток. В народе говорят – Бог создал Сочи, а черт – Могочи, город в Забайкальском крае России, административный центр Могочинского района. Мне даже удалось побывать и в этой глубинке. Я не был только в Японии и Латинской Америке. Европу мы с друзьями объездили на машине, что продолжаем делать и по сей день.

— Чем Вы занимаетесь сегодня?

— С прошлого года, когда мне исполнилось 70 лет, я вышел на пенсию, но так как мои знания и умения здесь нужны, меня оформили как внештатного сотрудника, где я продолжаю работать. Это государственный реестр населения Азербайджанской Республики, где мы занимаемся формированием реестра населения, основной базы данных для нашего государства.

— Ариф муаллим, спасибо Вам большое за интересную беседу. Мы желаем Вам дальнейших успехов и новых интересных проектов.

— Спасибо!

Октябрь, 2015

Фото  : Шаин Гусейнов

Интервью : Рустам Гасымов

Добавить комментарий