КРАСОТА ПО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИ

Из множества слов, какими можно описать красивую девушку, довольно сложно выбрать те немногие, которые наиболее полно раскрывают ее личность. Но в случае с молодой и талантливой азербайджанской художницей Кенуль Кенгерли это сделать легко, потому что помимо яркой привлекательной внешности небеса наградили ее красивой душой.

— Ознакомившись с вашей страничкой на Facebook, я поняла, что вам нравятся грустные, лирические пейзажи, котики и брутальные артисты типа Джейсона Стейтема. Вы искренни в своих пристрастиях или это просто капризы красивой девушки, которую утомили восторженные отзывы?

— У красоты две стороны — хорошая и плохая. Самое приятное заключается в том, что красивым людям многие вещи даются намного легче. Но с другой стороны это довольно тяжелое испытание, потому что они постоянно находятся в центре всеобщего внимания. К тому же, красота — это всегда большой выбор и человеку очень трудно принять правильное решение, он так долго раздумывает, взвешивает все «за» и «против», что в результате может остаться в одиночестве.

image-23

image (13).jpg

— А вам что помогает делать правильный выбор?

— Наверно то, что я не считаю себя красавицей…. Я же говорила это не о себе, а вообще о красоте! Для меня главное не физическая красота, а красота сердца. Если Всевышний одарил тебя сердечной красотой, то тебе все в радость. Я, как раз, отношусь к таким людям, довольным тем, что имеют.

— Почему красивые женщины вечно собой недовольны?!

— Потому, что мы острее других чувствуем, чего нам не хватает.

image (1).jpg

— И чего же вам не хватает?

— Возможно, настоящей любви… И того, кто смог бы почувствовать тонкие струны моей души. Но сейчас вообще очень мало искренних и продолжительных отношений. Я объясняю это тем, что в прежние времена у людей не было столько соблазнов – мобильные телефоны, интернет, социальные сети и прочие технологические игрушки. Раньше влюбленные с нетерпением ждали встречи, а сегодня они переписываются, созваниваются, общаются по Skype, и у них отпадает желание встречаться в реальности. Кроме этого, у всех масса друзей, знакомых, с которыми можно весело и разнообразно проводить время. Мы живем в стремительном калейдоскопе сменяющихся картинок, и тут уже не до любви, которая требует всего твоего сердца, души и внимания.

— Вас не раздражает, что вас часто сравнивают с Моникой Беллуччи?

— Нет… Я не люблю ее, как актрису, но как женщина она очень красива, к тому же у нее непростая судьба, ведь долгие годы рядом с ней был сильный, харизматичный Венсан Кассель, и так жаль, что их роман закончился…

— Однажды вы написали, что считаете себя старомодной. В чем это выражается – в следовании традициям, взглядах, менталитете?

— Для меня не существует таких понятий, как традиции или менталитет. Безусловно, я их почитаю, но живу и поступаю в соответствии со своими принципами и взглядами, которые очень важны для моего личного пространства.

image (2).jpg

— За что вы любите кошек?

— Как же их можно не любить, ведь они необыкновенные! Я не могу пройти мимо кошки, не погладив ее за ушками. Однажды я даже сказала маме, что в другой жизни я, наверное, была кошкой.

— Как вам удается сочетать в себе творческое и женское начало, ведь красота требует постоянного ухода?

— О, да! Как говорят, красота требует жертв, но я с детства привыкла сочетать эти две стороны жизни — по ночам я рисую, а дневное время посвящаю себе.

— У вас много друзей?

— У меня много знакомых, но близких друзей только двое – моя подруга Туркян и мой двоюродный брат. Иногда меня приглашают на вечеринки, но сама я не стремлюсь к общению. У меня такой характер — если я с кем-то общаюсь, то могу раскрыться перед человеком, рассказать о себе что-то важное, а потом сильно об этом жалею. Я знаю, что такое разочарование, поэтому стараюсь ни с кем не сближаться.

image-5image-11image-12

— С вашим представлением о женской красоте все понятно. А что для вас красивый мужчина?

— Моих любимых артистов Венсана Касселя и Джейсона Стейтема нельзя назвать красавцами, но в них есть какай-то тайна и внутренняя сила, и это сочетание рождает неординарный мужской характер. Мне абсолютно не нравятся мужчины, которые будто сошли с глянцевой журнальной обложки. Я могу смотреть на них как художник, с чисто эстетической точки зрения, но увлечься таким парнем я бы не смогла, потому что в моем представлении такие ребята бывают самодовольными, высокомерными эгоцентриками.

— Любите путешествовать?

— Да, я побывала в Турции, объездила почти все крупные города Италии. В прошлом году я подала документы в художественную академию Флоренции, и директор этого учебного заведения с удивлением отметил, что уровень моих работ выше того уровня, к которому стремятся их студенты. Но для поступления мне не хватало какой-то справки, и мне пришлось вернуться в Баку. А потом я подумала – слишком уж большая разница в образе жизни, я бы привыкла к Италии, и мне было бы трудно все начинать заново. Я передумала, и получилось так, как и должно было получиться…

— Чем еще вы увлекаетесь?

— Я так люблю танцевать, что если бы не живопись, то обязательно бы стала танцовщицей. Недавно я записалась на курсы латиноамериканских танцев, и окончательно поняла, что танцы занимают в моей жизни такое же важное место, как и рисунок.

image (21).jpg

— Как вы переживаете творческие кризисы?

— Трудно, впрочем, как и все художники… Мне очень помогает поддержка моих родителей. Правда, раньше папа очень хотел, чтобы я стала музыкантом, так как у меня длинные гибкие пальцы, но у меня к этому нет никакой склонности. В отличие от папы, который мог сыграть на любом музыкальном инструменте, впервые взяв его в руки, мне его огромный талант, к сожалению, не передался.

Кстати, сейчас я переживаю очередной творческий кризис. Я чувствую, что выхожу на другой, более высокий этап. Как это будет, посмотрим, а пока я в поиске.

— Кто из художников вам наиболее близок по духу?

— Леонардо да Винчи, Рембрандт, Моне, Матисс, Репин, Серов, Гоген и, конечно же, Микаил Абдуллаев, которого я считаю художником мировой величины. Поэтому мне очень обидно, что великолепные гениальные мозаичные панно, сделанные по его рисункам, спрятаны в глубинах метро и доступны только пассажирам, сходящим на станции «Низами». Пассажиры, скорее всего, даже не догадываются об уровне этих работ, которые они видят каждый день, а ведь они достойны лучших музеев мира!

— Что вас может заставить расплакаться?

— Жесткое обращение с животными. Когда по ТВ я вижу какой-нибудь трагический сюжет, могу разрыдаться. Каким же жестоким должно быть сердце, чтобы так обижать беззащитных существ!

image (3).jpg

— Как вы относитесь к критике?

— Я с благодарностью принимаю объективную критику, потому что это помогает мне совершенствоваться, но откровенная зависть мне неприятна. Я вообще не понимаю, как люди могут жить с таким разрушительным чувством, как зависть! Мне искренне жаль тех, кто тратит на негатив свое время.

— Вы верите в предсказания?

— Да, но ясновидящие уровня Ванги или Нострадамуса встречаются очень редко. В основном все эти гадалки и экстрасенсы неплохие психологи, которые говорят людям одни и те же общие вещи. Жизненный опыт и способности анализировать и прогнозировать предстоящие события есть почти у каждого, но это не значит, что все подряд могут предвидеть будущее.

— Какой исторический период вам хотелось бы увидеть собственными глазами?

— Италию эпохи Ренессанса. Мне бы очень хотелось понаблюдать, как Микеланджело создавал своего Давида, или как Леонардо да Винчи и художники его эпохи работали с красками. Ведь они создавали свои шедевры, смешивая лишь четыре основных цвета!

— Как вы думаете, каких людей больше на свете – хороших или плохих?

— Мне кажется, плохих больше… Но мне очень повезло, что меня окружают добрые, внимательные, преданные и любящие меня люди.

image-6image-7image-8

Февраль, 2015

Добавить комментарий