Новелла (Часть 1)

 Автор : Теймур Вагабов

ИГРУШКА

 Что наша жизнь? – Игра…

(опера П.И. Чайковского «Пиковая дама».

3-й акт, 7-я картина, ария Германа).

ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ

Наргиз, или, как ее называли все, Нара, жила своей жизнью уже давно. Так получилось.

Дети, как выяснилось, быстро выросли.

Родители, прожив всю жизнь в Гяндже, напрочь отказывались переехать в Баку.

А с мужем они стали практически чужими людьми. Нет, они не ссорились, не ругались, и даже почти не спорили. О чем можно спорить с человеком, с которым прожил почти двадцать лет, и которого последние пятнадцать лет видишь только по вечерам и по праздникам? Они просто жили под одной крышей, вместе старались воспитывать детей, которые сами были в состоянии воспитать кого хочешь, вместе отмечали праздники и даже все еще спали в одной кровати, хотя у каждого была своя комната. Но на не бытовые темы общаться они, практически, перестали. Так получилось.

Причины, если копнуть поглубже, можно всегда найти. И Нара их для себя давно нашла. Не надо быть тонким психологом, чтобы понять то, что большинство всех наших проблем и бед – родом из детства. Мы либо всю жизнь следуем стереотипам, выработанным у нас в детстве, либо – боремся с ними, то есть – сами с собой. Чаще бывает, что один человек следует одновременно по двум пути отношений со своими же стереотипами. С одной частью из них он борется, другой части он придерживается всю жизнь. Именно так было с Нарой.

*****

Проведя школьные годы в Гяндже, называемой в то время еще Кировабадом, Нара для себя четко решила: жить она будет в Баку. Несколько раз в год они всей семьей отправлялись в Город Огней и Ветров к семье дяди — старшего брата отца на дни рождения самого дяди, его жены и их детей. На эти семейные праздники всегда собиралось много народу. Дядю – известного не только в Азербайджане, но и во всем Союзе архитектора Садыхова очень чтили и уважали. За его столом всегда собирались не только коллеги, но и представители всей культурной элиты республики: художники, режиссеры, актеры театра и кино, известные врачи и педагоги, спортсмены и даже государственные мужи. Это было традицией. Дядя Вагиф никогда не только не скрывал откуда он родом, а даже гордился этим. Более того, он, почти, никогда не называл свой родной город Кировабадом. Исключительно – Гянджой. Да и все последние годы в республике велись разговоры о том, что их родному городу должны вот-вот вернуть его исконное название. Тем не менее, при всей своей любви к родным пенатам, дядя всегда подчеркивал, что только в Баку он смог стать тем, кем он стал, признаваясь в любви и Городу Ветров. О любви к обоим родным для него городам Садыхов-старший почти всегда говорил по окончании застолий, поздними вечерами, когда гости расходились, а за большим столом оставались только семьи братьев. Это тоже стало традицией. Наргиз очень хорошо помнила эти посиделки. Дядя Вагиф доставал из бара одну из своих любимых курительных трубок, отец Нарки из дорожной сумки – припасенную заранее и привезенную из Кировабада бутылку хорошего азербайджанского коньяка. Братья садились друг напротив друга на веранде и, философствуя, в очередной раз спорили – где все-таки жить лучше – в Баку или Гяндже. Отец был сторонником родного города, дядя – столицы. Но нередко, дяде даже не нужен был в этом споре оппонент, он спорил сам с собой, противореча своим же доводам. А младший брат, иногда соглашаясь с ним, кивал головой. Дядя Вагиф и не отрицал, что склонен к противоречивости суждений. Наверно, такими – сотканными из противоречий являемся, если не все мы, то – большинство из нас. Но не все могут в этом признаться даже себе.

Такой же, склонной к борьбе собственных противоречий, была и Наргиз. Она любила родной город всей душой, но жить ей хотелось только в Баку.

«БИЛЕТ В БАКУ»

Столица Советского Азербайджана манила и притягивала Нару словно магнит. Само течение жизни в ней казалось, если не сказкой, то одним большим сплошным праздником. Праздником Жизни, на который Наргиз очень хотела попасть. И не просто попасть разок, как Золушка на бал во дворце, но и остаться на этом празднике навсегда. Рассказы двоюродного брата и сестры о бакинской жизни лишь утверждали Нару в этом желании. Ей не хотелось в 18 лет выходить замуж за второго же (если не за первого) посватавшегося к ней жениха, и, нарожав ему детей, всю оставшуюся жизнь провести в родном городе. Но как это сделать провинциальной девчонке?

Наргиз решила, что для начала надо поступить в бакинский институт. Она выбрала бы медицинский, тем более что ей всегда нравилась биология, зоология и иже с ними. Да и с физикой и химией, знания, в которых также необходимы при поступлении в «мед», у Нарки никогда не было проблем. Но для поступления в такой престижный ВУЗ с огромным конкурсом, одних знаний может оказаться недостаточно. Рисковать было нельзя. Второй попытки может не быть. И Нара выбрала биофак. Он виделся ей «билетом в Баку»

Надо было лишь усерднее заниматься в школе, увеличив шансы при поступлении.

Она реально понимала, что родители не наймут ей репетиторов, как это сделал столичный дядя для обоих своих отпрысков.  Для достижения цели пришлось чем-то жертвовать. И с самого начала обучения в десятом — выпускном классе Наргиз отказалась от посиделок с подругами, проводя вечера над учебниками. Родители не особо вникали в то – чем занята их единственная дочь. По дому она матери помогала, отца и братьев слушалась, училась почти без «четверок», сомнительных знакомств не водила, вечерами сидела за книгой. Какая разница, – за какой книгой?

Весной Наргиз выиграла подряд две олимпиады по биологии. Сначала районную, потом – городскую, набрав максимум баллов. Почетные грамоты, часы в подарок и фотографии умницы в двух местных газетах – так были отмечены достижения Нары в биологии. Как победитель кировабадской олимпиады она должна была принять участие в республиканской биологической олимпиаде в Баку. Родители были приятно удивлены успехам дочери, но не особо горели желанием ехать с ней в столицу. Наргиз поняла – настал момент рассказать им о своем твердом желании учиться в Баку. Пока – только о нем. И она поведала родителям о своих планах.

Сказать, что семья была возмущена этим решением Наргиз – значит не сказать абсолютно ничего. Разумеется, против ее обучения в Баку были все. Разумеется, больше всех негодовал отец. Ненамного отставали от него и братья. Разумеется, были слезы матери. Плакала и Наргиз. Но твердость ее желания оказалась крепче увещеваний родни. В итоге, через несколько дней на семейном совете было решено, что к обсуждению этого вопроса вернуться после бакинской олимпиады.

Нара понимала, чем лучше будет ее результат на республиканской олимпиаде, тем выше ее шансы на дальнейшую учебу в Баку.

Проведя две недели за учебниками накануне, возможно, главного на данном этапе жизни события, Наргиз отправилась в Баку с отцом и младшим братом. Отправилась, как она сама для себя решила – завоевывать столицу. Первым шагом к мечте должно было стать успешное выступление на предстоящем турнире.

Семейная делегация отправилась в дорогу вечерним поездом. По пути в Баку ни у кого из Садыховых не было никакого волнения. Во всяком случае, внешне оно никак не проявлялось. Первые час-полтора после того, как состав тронулся, были потрачены на традиционный в пути ужин, получение постельного белья и заправку постелей. Потом отец читал газету, а они с братом о чем-то увлеченно болтали. Как только дети уснули, Садыхов-старший вышел покурить в тамбур, а потом еще очень долго смотрел на ночную дорогу, перебирая в руке тяспях. Нарка спала безмятежно, словно младенец.

Дядя, встречавший гянджинских родственников на вокзале, предложил им накануне олимпиады заехать к нему и позавтракать в спокойной домашней атмосфере. Но отец Нарки решил, что негоже беспокоить остальных членов семьи старшего брата, и они, перекусив в небольшом привокзальном кафе, отправились в сторону Баксовета, где в знаменитой шестой школе знатоки биологии со всего Азербайджана и должны были выявить сильнейших.

Адреналину в крови Наргиз прибавилось во дворе школы при виде «олимпийцев-биологов». Бакинцев было видно издалека и сразу. Даже в практически одинаковой школьной форме они выгодно отличались на фоне остальных своих региональных соотечественников. Это еще больше подзадорило Наргиз.

Немного промариновав собравшихся, организаторы олимпиады наконец пригласили всех в фойе. Здесь представители министерства образования и преподаватели биофака БГУ пожелали успехов всем «участникам соревнований», пообещав, что не только победители олимпиады, но и ребята, давшие наиболее развернутые и интересные ответы, даже при условии, что они не войдут в пятерку сильнейших, получат льготы при поступлении на биофак. Это заявление успокоило Наргиз, настроив ее на творческий подход к выполнению заданий. Затем родителей участников олимпиады попросили на три часа покинуть территорию школы. Детей проводили в кабинет биологии и раздали им задания. Нарка быстро поборола остатки волнения, принявшись делать первые уверенные шаги к претворению своей мечты в реальность.

*****

О том, что она выиграла биоолимпиаду, Нарка узнала, чуть ли, не самой последней. Пока победные для Наргиз результаты сообщили из Баку в Кировабад, пока ГорОНО сообщило директору школы, в которой училась победительница, пока директор сообщил классруку об этом успехе, а та в свою очередь – родителям Наргиз… Информация, как и положено, шла по всем звеньям цепочки. В школе тайно готовились к торжественному собранию, где и собирались объявить о почетном для учебного заведения результате. Объявление о собрании висело на втором этаже школы рядом с учительской, но все одноклассники Нарки, как и она сама, старательно его «не замечали». Кому хочется задерживаться в школе на целый час, в то время когда друзья гуляют по весеннему городу и занимаются другими приятными делами? Но классный руководитель специально зашла на минутку в 10 «а», чтобы предупредить – явка всех без исключения учеников выпускных классов обязательна. Пришлось смириться и брести в актовый зал.

Когда Наргиз увидела в зале своих родителей и преподавателей биофака, она поняла – по какому поводу их всех собрали. Для одноклассников и учителей победа Наргиз стала полной неожиданностью.  Сама Нарка знала, что правильно ответила на все вопросы, просто была не совсем уверенна в объективности экзаменаторов. Знали это и родители. И по глазам отца в момент награждения Наргиз поняла – в Баку ее отпустят.

Продолжение следует…

Добавить комментарий