«ПРОГРАММИСТ – ЭТО СКУЛЬПТОР…»

7 марта 2014 года Президент Азербайджана подписал распоряжение о создании Министерства связи и высоких технологий АР. Это по-настоящему эпохальное событие, потому что в ближайшем будущем в нашей стране появится иная реальность, которая сделает нашу жизнь комфортной, мобильной и значительно упростит решение многих проблем.

И в этой связи нам особенно важно воспользоваться опытом тех наших соотечественников, которые уже достигли определенных высот в сфере высоких технологий. Одним из них является Бахтияр Сираджов, ученый, прекрасный человек и единственный азербайджанец, который занимает ответственный пост в Международное Агентсво по Атомной Энергетике (МАГАТЭ).

— Не каждый мальчик мечтает стать математиком. Почему из всех возможных наук вы выбрали именно эту?

— Точные науки привлекали меня с детства, но решающую роль в том, что я определился с будущей профессией, сыграл новый учитель математики, человек оригинальный и невероятно эрудированный. Эйваз муаллим пришел к нам в старших классах и настолько увлекательно преподавал нам этот предмет, что я сразу же записался на его факультатив.

Кроме того, огромное влияние на меня оказали мои родители — мама, педагог физики и математики, и отец, получивший прекрасное гуманитарное образование. Благодаря этому мы с моим братом формировались в довольно гармоничной среде, где в равной мере присутствовали и точные и гуманитарные науки.

Чистая, то есть, не прикладная математика, очень интересная дисциплина, но когда я заканчивал школу, в стране началось бурное развитие кибернетики. Поэтому вопрос о будущей профессии был решен – в 1974 году я подал документы на факультет прикладной математики АГУ им. Кирова.

— В СССР кибернетика, так же, как и генетика, долгие десятилетия была под запретом. Насколько существенным был разрыв между западной и советской кибернетикой?

— В Союзе, я бы сказал, были два основных направления. Первое — это разработка чисто отечественных вычислительных машин, самой известной из которых является БЭСМ (Большая Электронно-Счетная Машина), ставшая одним из достижений советской кибернетики. А в рамках же второго направления осуществлялись совместные проекты по разработке компьютерных систем с социалистическими странами, входящими в СЭВ (Совет Экономической Взаимопомощи). Естественно, наши специалисты внимательно изучали западные технологии и идеи, и творчески использовали самое рациональное при создании отечественных вычислительных систем.

— Западные идеи просто копировались или на их основе создавали что-то свое?

— Один к одному копировать невозможно, поэтому принимая во внимание идеи и опыт наших западных коллег, мы разрабатывали свои, оригинальные решения. К сожалению, ситуация, когда советский научный мир был практически отрезан в информационном смысле от остального мира, не могла привести к бурному развитию вычислительной техники.

— Как сложилась ваша судьба после окончания университета?

— Университет я окончил в 1979 году, и меня распределили в институт кибернетики при Академии Наук Азербайджана. В то время в Советском Союзе действовала программа, по которой молодые специалисты имели возможность проходить стажировку в различных ведущих научных учреждениях страны. В этой программе участвовал и наш институт, поэтому вскоре меня в числе нескольких других сотрудников направили на стажировку в Москву, в Вычислительный Центр (ВЦ) при Академии наук СССР. После двухлетней стажировки я поступил в аспирантуру там же в ВЦ и попал в лабораторию к очень известному специалисту и замечательному человеку Виктору Михайловичу Брябрину, одному из пионеров в области разработки систем искуственного интеллекта. С первых же дней он вовлек меня в научный процесс и создал самые благоприятные условия, чтобы я смог изучать самые последние достижения в этой области. Сначала мы работали на БЭСМ, а потом наша лаборатория приобрела несколько персональных компьютеров, которые только-только появились в США. Для нас это было самым настоящим чудом, потому что мы попали в мир совершенно других возможностей!

Baxtiyar_Siradjov.JPG

— Почему вас заинтересовала именно прикладная математика, ведь большинство ученых обрели мировую славу в области чистой математики?

— К славе я никогда не стремиллся. Просто хотел заниматься любимым делом. А выбрал прикладную математику из-за того, что такова моя натура — люблю получать результат, который сам же и создаю, подобно скульптору или художнику. По моему мнению, работа программиста вполне сопоставима с творчеством художника, который задумывает идею, а потом ее воплощает. В процессе работы и тот, и другой, видят, как под его руками нечто бесформенное начинает оживать и становится тем, что можно не просто потрогать и получить от этого удовольствие, но и поделиться этим достижением с другими людьми. И все же, между компьютерной программой и произведением искусства есть одна существенная разница. Художник создает некое завершенное произведение, а компьютерная программа это нечто живое, потому что в любой момент ее можно дополнить, улучшить или придать ей совершенно иные качества. Это невероятно увлекательный процесс, где в результате переплетения творчества и интеллекта ты создаешь новый мир!

Если бы не те персональные компьютеры, может быть, моя жизнь сложилась бы иначе, и, возможно, я бы стал заниматься «чистой» математикой. Но я очень счастлив, что именно так и произошло, и я занимаюсь любимым делом.

Я очень признателен Виктору Михайловичу, под руководством которого я еще в большей степени увлекся программированием, защитил диссертацию и получил научную степень кандидата физико-математических наук. Не могу также не упомянуть имена наших академиков Джалала Аллахвердиева и Тельмана Алиева и выразить им свою признательность, которые также сыграли очень важную роль в моей дальнейшей судьбе как специалиста в области информационных технологий.

— Фактически, вы стояли у истоков программирования для персональных компьютеров в СССР?!

— Да, мы оказались одними из первопроходцев в разработке программного обеспечения для персональных компьютеров, и через некоторое время наши практические результаты вылились в программные продукты, которые разошлись по всей стране. Виктор Михайлович даже написал об этом книгу «Программное обеспечение персональных ЭВМ».

— В каких же областях использовались эти программы, ведь в то время в СССР компьютеры были большой редкостью?

— В те годы компьютерные системы только-только начали искать свой путь внедрения в различные сферы. То, что мы делали в Вычислительном Центре, носило, все же, научно-исследовательский характер, хотя мы изучали возможности применения своих разработок. Тогда мы полагали, что самым близким и ощутимым применением наших программ могут стать графические обучающие системы, системы обработки текстовой информации и др. Мы даже участвовали в работе над одним медицинским проектом, и создали графическую компьютерную программу, при помощи которой больных, перенесших тяжелые травмы и заболевания мозга, заново учили распознавать этот мир.

— Чем вы занимались после аспирантуры?

— Сначала я вернулся в Баку, в институт кибернетики, затем через некоторое время снова поехал в Москву для продолжения и завершения работы над начатыми проектами. А в августе 1987 года был рекомендован для поездки в Братиславу, в международную лабораторию по искусственному интеллекту при институте технической кибернетики Академии Наук Словакии. В эту лабораторию приезжали специалисты из разных социалистических стран для работы над совместными научно-прикладными проектами. Работая в этой лаборатории в течение года под руководством профессора Йозефа Миклошко, я приобрел свой первый опыт работы в международной организации.

В сентябре 1988 года я вернулся в Баку и продолжил работу в моем родном институте кибернетики до тех пор, пока не получил судбоносный телефонный звонок из Вены, который связал мою дальнейшую профессиональну карьеру с этим городом.

— Как вы оказались в Вене?

— Благодаря моему научному ангелу-хранителю Виктору Михайловичу Брябрину! Когда я был его аспирантом, ему нравилось то, как я подхожу к решению поставленных задач, какое внимание уделяю качеству результатов своей работы, и это сыграло свою роль в том, что мой научный руководитель всегда меня поддерживал. Так получилось и с Веной… Дело в том, что в течение нескольких лет он работал в МАГАТЭ. А потом, по завершению контракта, устроился в американскую компанию I-NET, которая в тот период имела дочернюю фирму в Вене. Ему надо было собрать свою команду специалистов, он начал приглашать своих лучших студентов и аспирантов, и я был одним из первых, кому он предложил работу в этой фирме.

Так в октябре 1992 года я оказался в Вене в фирме I-NET, а в 1995 году по совету моего коллеги и хорошего друга Юрия Португалова я подал свой CV в МАГАТЭ, прошел интерьвю и меня приняли.

— По каким параметрам вы оказались лучшим кандидатом?

— То, что в 80-х годах я был, фактически, на передовой технологий программного обеспечения для персональных компьютеров, и стало главным моим «козырем». В начале 90-х в МАГАТЭ в основном еще работали на больших вычислительных машинах, и только-только начали переходить на персональные компьютеры, а у меня в этой сфере уже был определенный опыт. Я даже помню, как мы организовали специальный курс для сотрудников МАГАТЭ, где поделились с ними своими знаниями.

— А как же разговоры о том, что на Западе не доверяют советским дипломам?

— Наоборот, советские специалисты в области компьютерных технологий ценятся очень высоко, и я знаю многих людей из бывшего СССР, успешно работающих на Западе в этой сфере.

— В чем же отличительные особенности советских программистов?

— Думаю, прежде всего, это трудолюбие, целеустремленность, профессиональная хватка и творческий подход, и когда они получают задание, то выкладываются на все «сто». Возможно, это связано с советской закалкой – они, если надо могут и по выходным работать, и по праздникам.

— Какие чувства вы испытали, когда стали сотрудником столь солидной международной организации?

— МАГАТЭ — мой ровесник, потому что я родился в 1957 году, и в этом же году появилась эта организация. Став сотрудником, мне пришлось начать совершенно новый этап в моей профессиональной жизни – знакомиться с новыми людьми, изучать структуру и круг своих обязанностей. Для этого я посещал специально организованные курсы для новичков, где нам разъясняли не только функции различных отделов, но и историю и задачи МАГАТЭ.

Но курсы и живая работа, все-таки, разные вещи, и этот фактор учитывается — в нашей организации всегда помогают новым сотрудникам, и этому очень способствует та дружественная и доброжелательная атмосфера, которая здесь царит. Как говорят у нас: «Мир МАГАТЭ является маленькой моделью большого мира, где объединены люди разных стран и культур».

— Каков круг ваших обязанностей в МАГАТЭ?

— Я руковожу коллективом специалистов программного обеспечения, которая разрабатывает информационные системы для инспекторов МАГАТЭ.

— Проявляют ли ваши коллеги интерес к истории, культуре и традициям Азербайджана?

— Естественно! У меня в кабинете висит несколько картин с изображением Баку, одну из которых написал и подарил мне мой родственник, талантливейший человек, юрист и педагог по образованию и художник по призванию Ариф Багиров, и все, кто ко мне заходит, невольно начинают ими интересоваться. И я делаю все от меня зависящее, чтобы как можно большее количество моих коллег и знакомых узнало о моей родине.

— Кто-нибудь еще из Азербайджана работает в МАГАТЭ?

— Нет… Наверное, мои соотечественники должны активнее стремиться работать в таких международных организациях, тем более что у нас довольно часто открываются вакансии.

Baxtiyar_Siradjov2.JPG

— Многие молодые люди, знающие компьютер чуть ли не с младенчества, думают, что незачем тратить годы на получение специального образования, ведь у них и так все получается! Как вы считаете, учиться, все-таки, нужно или компьютерные технологии настолько совершенны, что не требуют такого углубленного образования, как у вас?

— Учится нужно всю жизнь независимо от того чем человек занимается. Технологии, компьютерные в том числе, в наши дни развиваются настолько динамично, что без постоянного обновления знаний и навыков можно просто отстать от жизни. Когда мы говорим о молодых и более взрослых людях, «знающих компьютеры», нужно различать тех, кто пользуются компьютерными системами и тех, кто разрабатывают эти системы. Совершенствоваться должны обе категории. Пользователям компьютерных систем необходимо улучшать свои навыки в применении информационных систем, а разработчикам-программистам, соответственно, углублять свои научные знания и практический опыт в разных компьютерных дисциплинах. Справедливости ради надо отметить, что современные компьютерные системы, включая Интернет, социальные сети, игры настолько стали «дружественными» и «простыми в использовании», что практически каждый может изучить и использовать их без особых затруднений.

— Как вы проводите свое свободное время?

— Я люблю путешествовать, общаться с друзьями, когда позволяет погода, мы всей семьей совершаем велосипедные прогулки по берегам Дуная. Кстати, кроме математического, у меня есть и музыкальное образование — я окончил музыкальную школу №8 г. Баку. И когда мы собираемся с нашими азербайджанскими друзьями, которые живут в Вене, то я сажусь за рояль.

— Где же вы нашли азербайджанских друзей?

— На различных мероприятиях, которые в то время организовывало азербайджанское землячество, действующее в Вене. Впервые я повстречался со своими соотечественниками в мае 1993 года. Все началось с того, что мы с моими коллегами увидели на одной из венских улиц афишу, которая сообщала о «Концертной программе музыкантов из Азербайджана». Я, конечно же, пошел на этот концерт. Прошло уже много лет, но я до сих пор помню этот прекрасный вечер, а музыканты были из театра песни им. Рашида Бейбутова. Тогда на этом концерте я и познакомился со многими земляками, с которыми до сих пор дружу.

— Вас не мучила ностальгия?

— Могу сказать нет, потому что минимум раз в году я обязательно приезжаю в Азербайджан, а благодаря современным средствам коммуникаций в любое время можно общаться со своими бакинскими друзьями и родственниками.

Должен отметить, что наше посольство в Австрии, открывшееся в мае 2013 года, Азербайджанский культурный центр в Вене, венское представительство SOCAR и землячество делают очень много для того, чтобы создать атмосферу родины для наших соотечественников, живущих в Вене. Организовываются концерты знаменитых музыкантов, выставки известных художников, литературные вечера выдающихся писателей из Азербайджана, дни азербайджанской кухни и даже спортивные мероприятия. Важно также отметить, что на этих мероприятиях помимо наших соотечественников участвуют и много австрийцев, которые проявляют глубокий интерес к нашей культуре. Среди местных жителей Вены есть такие любители музыки, которые с удовольствием слушают азербайджанский мугам. Свидетельством этому являются полные залы, когда в Вену приезжает, например, Алим Гасымов. Одна из австрийских поклонниц азербайджанской литературы, специально поехала в Баку, изучила там азербайджанский язык, и затем перевела азербайджанские сказки, а также произведения нашего любимого писателя Анара на немецкий язык и опубликовала их.

— Чем занимаются ваши сыновья?

— Старший сын Эльдар окончил Венский технологический университет, и сейчас половину своего времени он работает в частной компьютерной фирме, а вторую половину в компании, которую он организовал совместно со своими друзьями. Он тоже увлекается компьютерной графикой и великолепно знает множество компьютерных программ в этой области, и это привело его к тому, что он начал интересоваться созданием фильмов. Они с друзьями приобрели профессиональные камеры и начали снимать рекламы и клипы с применением современных компьютерных технологий, и мне очень приятно, что в этой области они уже достигли определенных успехов.

Младший сын Эльшан три года учился в Royal Holloway University of London в Англии, затем по программе обмена студентов год проучился в США, а сейчас работает в Вене и занимается программированием для мобильных устройств – смартфонов и планшетов.

— А как они относятся к своей исторической родине?

— Из-за сильной занятости мои сыновья реже бывают в Баку, но они в курсе всего, что происходит в Азербайджане. Когда мы только переехали в Вену, я сдружился с одним сотрудником нашего посольства, а вскоре выяснилось, что его супруга является педагогом азербайджанского языка и литературы. И целый год мои сыновья дважды в неделю занимались с ней родным языком, а дома читали книги на азербайджанском. Но так как их формирование происходило в Европе, то местный менталитет в какой-то мере оказал на них влияние. И это естественно! Особо хочу отметить роль моей супруги в воспитании наших сыновей, как достойных, образованных и уважающих свои корни людей. Несмотря на то, что мы живем в Вене, у нас очень крепкие связи с родиной.

— Сколькими языками вы владеете?

— Азербайджанским, русским, турецким, английским и немного немецким.

— А ваши сыновья?

— Теми же, что и я, но в отличие от меня немецкий у них совершенный.

— А думаете вы на каком?

— В зависимости от обстоятельств, либо на азербайджанском, либо на русском.

— Какие венцы в общении?

— Венцы очень воспитанные и доброжелательные люди, которые хорошо знают свою историю и гордятся своей принадлежностью к богатому культурному наследию своей страны, ведь Вена считается одним из культурных центров Европы, здесь сосредоточено много театров, музеев, галерей, концертных и литературных салонов, старинных кафе, где люди общаются и делятся новостями. Мы тоже стараемся регулярно посещать театры и оперу.

baxtiyar_siradjov1

— В чем, на ваш взгляд, состоят наши различия – в традициях, семейных ценностях, культуре общения?

— В Австрии, так же, как и везде, люди разные. Здесь довольно много тех, кто очень сильно привязан к своей семье, своим традиционным ценностям, и в праздничные дни за одним столом собирается вся родня, но есть и такие, кто живет обособленно. Думаю, похожая ситуация имеет место в любом обществе. Есть очень много общего в менталитете европейцев и наших соотечественников. Но есть и различия. Есть европейские ценности, к которым следует присматриваться, изучать их на предмет приемлемости в нашем обществе. А есть и такие ценности, которые могут противоречить нашему менталитету.

Нам стоит и дальше изучать опыт европейцев, например, в планировании и организации учебного процесса в школах и университетах, работы в разных компаниях, в социальных и медицинских учреждениях и т.д. Создание благоприятных условий и для работы и для отдыха сотрудников фирм также является одним из важных аспектов, к которому стоит присмотреться. Этот список можно и дальше продолжить …

— Вы когда-нибудь сталкивались с негативным отношением из-за своей восточной внешности?

— Самое интересное, несмотря на мою, как вы сказали, восточную внешность, когда меня видят, то обращаются ко мне только по-немецки. Что же касается недоброжелательности, даже если я с ней и сталкиваюсь, то не приписываю ее ко всем людям. Как я уже говорил, люди везде разные, но в основном австрийцы отличаются вежливостью, строгой пунктуальностю, организованностью, аккуратностью и стремлением сделать свою жизнь как можно более красивой и удобной. Даже в крохотных поселках идеальная чистота, асфальтовые дороги, красивые яркие дома и море цветов. Этому, кстати, стоило бы, у них научится.

— В вашем кабинете висит диплом Нобелевской премии мира с вашим именем.

— В 2005 году МАГАТЭ и его Генеральному директору Мухаммеду аль-Барадею присудили Нобелевскую премию мира «за усилия по предотвращению использования атомной энергии в военных целях и по обеспечению ее применения в мирных целях в максимально безопасных условиях». Те сотрудники, которые в то время работали в агентстве, стали частью этой почетной награды, и всем нам выдали диплом, напоминающий о том, что каждый из нас внес свой вклад в дело мира.

— Что бы вы, как специалист в области компьютерных технологий, пожелали бы азербайджанской молодежи?

— Президент и правительство Азербайджана рассматривают ИКТ одним из приоритетных направлений развития нашей экономики. Ярким примером этого является и решение Президента от 7 марта 2014 года об образовании нового министерства, одной из основных задач которого, думаю, будет обеспечение дальнейшего развития высоких технологий в нашей стране. Это откроет новые возможности для нашей молодежи. Молодые талантливые ребята должны воспользоваться этим, уделять много времени своему образованию и самообразованию, внимательно следить за тем, что происходит в области высоких технологий во всем мире. Надо смело интегрироваться в мировое сообщество ИКТ профессионалов, учиться у лучших специалистов, изучать опыт ведущих компаний, чтобы потом применять полученные знания во благо родины.

Но владение в совершенстве своей специальностью это еще не все. Наряду с этим нужно также углублять знания своего родного языка, основательно изучать в первую очередь русский и английский языки, так как без них интегрироваться в этот глобальный мир трудно.

Нужно также изучать и знать историю своей страны, народные традиции, культурное наследие. Проявление толерантности по отношению к другим культурам, мнениям и взглядам; умение слушать и слышать; способность часто улыбаться, не бояться трудностей; вера в себя и успех и многое другое – все это важные человеческие качества, которые каждый из нас, в том числе и молодежь, должен стараться развивать в себе.

И, конечно же, я желаю нашей молодежи, всем читателям, крепкого здоровья, так как здоровье, здоровый образ жизни — это основа всего.

Март, 2014

 

 

Фото  : Шаин Гусейнов

Добавить комментарий