ЛУЧ СВЕТА ИЗ «ГАЯ» ИЛИ ПРЕВРАЩЕНИЯ ГАДКОГО УТЕНКА

Наша гостья, Шоля Сафаралиева, начинала свою карьеру как участница вокальной группы «Бяри Бах», созданного в 1995 году народным артистом Азербайджана Рауфом Бабаевым, солистом культовой группы «Гая», легенды не только азербайджанского, но и советского джаза.

 

В течение уже многих лет, она является бессменной солисткой Государственного ансамбля «Гая», а некоторое время назад , продолжая выступать с ансамблем, начала сольную карьеру, сняла несколько удачных клипов, приобретя свою слушательскую аудиторию. Параллельно с певческой карьерой, Шоля также пробовала себя в педагогике и работе на телевидении.

Она удивляет не только своей работоспособностью, желанием экспериментировать в творчестве, не останавливаясь на уже достигнутом, но и простотой в общении, естественностью и неподверженностью «звездной болезни».

Итак, предлагаем вашему вниманию беседу о прошлом, настоящем и планах на будущее с самой преданной ученицей Рауфа Бабаева — Шолей Сафаралиевой.

 

— Здравствуйте, Шоля! У Вас необычное имя — что оно означает?

— Имя «Шоля» в переводе с арабского означает «луч света». Так звали бабушку моего папы, очень достойную женщину из бекского рода. Ее имя почиталось у нас дома и дедушка никого не разрешал называть ее именем. Но мой папа его ослушался и даже принес в роддом для мамы халву с надписью «Шоля». Дед потом не разговаривал с ними, но в конце концов смирился.

Не знаю, поэтому или нет, но дома меня не называют по имени. Мама зовет «натыш». Это прозвище также имеет свою историю: когда мне было несколько месяцев от роду, мама пошла в гости к своей сестре, там был мой двоюродный брат, на год старше. Моя мама попросила его посмотреть, сплю ли я и он сказал: «Натыр». Наверное, хотел сказать «ятыр», но ведь маленький же, не выговарил все буквы, вот и получилось «натыр». С тех пор меня и зовут в семье «натыш».

Папа с детства называл «гызым», «пайым», иногда даже прикольно — «одуванчик». Брат и вовсе стандартно — «баджи». А тетки вообще называют Шахла. То есть свое имя из уст родных я практически не слышу (смеется).

И все же я думаю, что не посрамила этого имени, не подвела папу; не знаю, насколько я похожа на мою прабабушку, но хочу верить, что ее душа спокойна. Я стараюсь «держать планку», вести себя достойно на сцене и в жизни и надеюсь, что мои родители мною могут гордиться.

 

— Расскажите немного о семье и о том, как началась Ваша певческая карьера.

— Я — бакинка, старшая в семье. Мама — бухгалтер, папа окончил Политехнический институт, потом пошел в армию, он ветеран карабахской войны, сейчас работает учителем по НВП в школе. У меня есть младший брат и я очень люблю свою семью. Особенно, папу, он с детства мой самый близкий друг, всегда верил в меня. Мы с ним очень похожи по характеру, я такая же настырная, настойчивая, такая же острая на язык. Сейчас, правда, такой близости между нами уже нет, но я все помню и люблю его, и что бы ни случилось, безусловно рада, что мои родители — именно они.

С самого детства у меня было три мечты: стать учительницей, певицей и ведущей. Дома у нас был свой маленький семейный оркестр: брат играл на кастрюлях ложками, я — на ионике, которую мне купил папа, а сам отец играл на акустической гитаре. Мы тогда жили на Гянджлике, в 2-х комнатной хрущевке, и бедная мама, которой надо было делать какие-то бухрасчеты не знала, куда деваться от шума. Вот с тех времен я и пою.

Еще в 4-5 лет я ходила на танцы, в кружок при Доме офицеров там же, на Гяджлике; потом была Детская музыкальная школа № 21, где мы пели в хоре с братом. Однажды, это было в октябре 1995 году, в воскресенье, туда пришел Рауф Бабаев, а у нас как раз был урок хора — судьба! Сказали, что будут отбирать детей со слухом. И папа, который ждал нас с братом, чтобы отвести домой, подошел и попросил, чтобы нас тоже прослушали. Учительница подтвердила у нас наличие слуха и голоса и после прослушивания мы были приняты.

Сначала мы просто занимались вокалом, но однажды впервые исполнили песню группы «Гая» — «Тез гяль йар»; они ее спели в 1961 году и для них она тогда тоже была первой. Когда Рауф муаллим увидел, что у нас получилось, что вокруг все рады, он решил создать группу «Бяри Бах». Мы приготовили две 4-х голосые песни и всего лишь через 3 месяца после начала занятий у нас уже состоялось первое выступление во Дворце Республики на I Форуме молодежи в 1996г, то есть мы сразу шагнули на профессиональную сцену. И после этого пошло-поехало: гастроли, минимум три концерта в неделю. Мне, 11-летней девочке, было и тяжело, и очень интересно; у нас практически не было детства, мы были как взрослые — напряжение, ответственность, плотный гастрольный график. Нас узнавали, в классе даже ревновали, но я, к счастью, не заболела звездной болезнью. Наверное оттого, что видела все это с детства и никакого ажиотажа у меня не случилось.

Кстати, хочу отметить, что до «Бяри Бах» в школах не было уроков вокала, так что в этом смысле мы «первые ласточки». Кроме того, после успешных выступлений, которыми «Бяри Бах» прославил нашу школу, познакомиться с нами и посмотреть наше выступление пришел сам Мстислав Ростропович, выдающийся виолончелист, дирижер и пианист. Именно после этого знаменательного визита наша школа стала носить имя Л. и М. Ростроповичей.

IMG_1357-min.jpg

— Шоля, играете на каком-нибудь музыкальном инструменте?

— На пианино. Когда мне было 8 лет, папа хотел меня записать на гармонь, но наш директор Рафик Наджафович сказал: «Вы что, такой маленький хрупкий ребенок, как она будет «тянуть» гармонь? Лучше отведите ее на пианино». Сначала у меня не было инструмента дома и папа просто нарисовал клавиши, на которых я и занималась.

 

— У Вас есть специальное музыкальное образование?

— Высшего музыкального образования нет. Я не очень хотела поступать в Консерваторию, потому что там был только оперный вокал, а мне нужен был эстрадный. К тому же я считала, что сам Рауф Бабаев — огромная школа и учиться только ради диплома не стоит.

Поэтому подала документы на филологический факультет, по специальности азербайджанский язык и литература, набрала 450 баллов, несмотря на то, что мы постоянно гастролировали и я занималась сама. В институте у нас были очень сильные педагоги: поэты Нариман Гасанзаде, Сохраб Тахир, Айдын Мирзазаде, ученики Мир Джалала Пашаева — Джалал муаллим, Техсил муаллим…

Параллельно с учебой я участвовала в конкурсе Sing Your Song, который проводился впервые, потом Azeri Star; то есть каждые два года участвовала в конкурсах и большую часть своего времени, признаюсь, посвящала пению. Тем не менее, институт я окончила хорошо, получила диплом, позволяющий мне работать не только педагогом, но и журналистом, а также на радио и телевидении.

Потом стала преподавать в обычной и музыкальной (в качестве дирижера хора) школах. Первой нашей исполненной песней, кстати, стала та же «Тез гяль йар»! Наш хор выступил на 8 Марта, это было трогательно: я собрала детей, сказала слова напутствия, поддержала, мотивировала. А после выступления, в отличие от других, мы не разошлись, а собрались в классе, я их от души поблагодарила, что также было непривычно. Ведь я хорошо помню бережное отношение к нам Рауф муаллима, он в этом для меня пример. И, хотя я перестала потом преподавать, дети, встречая меня, оправдывались, что пропускают занятия, извинялись передо мной. И сейчас бывшие ученики, бывает, находят меня по Facebook.

 

— Вы говорите о Рауф муаллиме с большим уважением и это естественно, ведь он ваш учитель, пример для подражания. Скажите, что изменилось в Вас под его влиянием?

— Знаете, хотя я с детства проявляла настойчивость и упорство, часами могла заниматься, я всегда буду благодарна своим родителям за то, что они (особенно папа) старались развить мои природные способности. А Рауф муаллиму — за то, что под его влиянием расширился мой жизненный кругозор, мироощущение; я побывала во многих странах мира, выступала на сцене со звездами мировой величины, с недосягаемыми корифеями в искусстве — Муслимом Магомаевым, Мирзой Бабаевым и другими. И это большая честь для меня. Получается, что Рауф муаллим выбрал меня, поверил мне и, надеюсь, я оправдала его надежды.

В «Бяри Бах» было 8-9 детей, многие из них связали свою жизнь с музыкой и практически всем Рауф муаллим всегда давал дельные советы, помогал реализации их творческих способностей. Но, к сожалению, некоторые уходили из ансамбля не очень достойно. Я не хочу носить на себе подобное клеймо неблагодарного человека; к тому же очень уважаю и люблю Рауф муаллима, дорожу его доверием, не хочу его расстраивать и подводить. Когда несколько лет назад он перенес инфаркт, я сразу же прибежала в больницу, и увидев его, начала рыдать. Никак не могла успокоиться, даже работать не получалось. Рауф Бабаев, по-моему, единственная сила, которая нас собирает, на которой все держится. Есть такое чувство, что он для нас (говорю за себя, конечно) как духовный отец.

Правда, мы с ним часто спорим. Однажды был случай: Рауф муаллим, устав от моего упрямства и несговорчивости, пожаловался папе. Тот ответил: « Подождите немного, не нервничайте: Шоля, как гадкий утенок, придет время и Вы будете с гордостью говорить всем, что она — лучшая». Я иногда припоминаю эти папины слова Рауф муаллиму. Ведь на самом деле так и произошло — прогноз папы подтвердился — я осталась, не изменила ансамблю и работаю, стараясь изо всех сил.

 

— А как Рауф муаллим относится к Вашим сольным выступлениям?

— Раньше относился очень плохо, еле-еле разрешил мне «сольники». Иногда, когда он делает мне замечание, что я всем недовольна, ни с чем не соглашаюсь, я отвечаю, что вся пошла в своего учителя (смеется).

А началось все так: в 2003 году, когда мне было 17-18 лет, проводился первый Sing Your Song, и я сказала Рауф муаллиму, что мне очень хочется как-то проявить себя, попробовать свои силы в соло. И, несмотря на его сопротивление, решила участвовать в этом конкурсе. Мы с солистом нашей группы Анаром (он сейчас живет в Чехии), написали песню, он — музыку, я — слова, сделали запись у него дома и отправили. И я прошла. Это был мой первый самостоятельный шаг в творчестве, который дал мне возможность убедиться в том, что мой потенциал действительно до конца не раскрыт, что я могу большее, и могу это делать хорошо. Я поверила в свои силы, перестала комплексовать, появился огромный стимул для дальнейшего творческого развития. Ведь в жизни каждого творческого человека периодически наступает момент, когда он должен доказать прежде всего себе, что способен на большее. Если в этот момент человек не сможет реализоваться, сломается, то я Вас уверяю, всю свою оставшуюся жизнь он будет жить в комплексах, всегда будет неуверен в себе, а выражение «может быть» будет преследовать его неотступно. Я же всегда говорю, что для меня это выражение неприемлемо.

И потому, думая обо всем этом, иду на курсы журналистики, заканчиваю филфак, пробую себя на телевидении, все делаю параллельно. Чтобы даже на короткий промежуток времени не оставаться без работы; я не привыкла к паузам, творческому спаду. Это все меня стимулирует, чтобы жить дальше, развиваться, снимать клипы…

 

— Кстати, что нового в творчестве, есть новые песни, клипы?

— Вот сейчас, иншаллах, с композитором Говхар Гасанзаде работаем над одной красивой песней. Также в планах еще две новые песни, над которыми также идет работа, и на одну из них летом планируем снять клип с ВУ production — мне с ними легко работается. Наш первый совместный клип мы сняли в декабре 2011 г., в феврале 2012г. я выставила его в YouTube и турецкий музыкальный телеканал ТМВ, предварительно проведя со мной переговоры, начал его трансляцию. Вообще, в YouTube есть очень хорошие исполнители, песни, клипы и те, кто умеет их снимать, но им нелегко пробиться, в основном, из-за отсутствия материальной поддержки. Ну, допустим, позовут меня один раз в сто лет, говоря, что я должна сама договариваться, «светиться»…, но нет этого у меня, я могу и хочу делать то, что умею — петь.

 

— По идее, Вы правы: Ваше дело — творчество, а остальным должен заниматься музыкальный менеджер.

— Да, нужна команда, но чтобы она появилась, также нужны деньги или спонсор. Но заниматься всем этим самой нет ни времени, ни желания. Правда, бывают приятные сюрпризы. Так, к примеру, мой клип к песне «Xəbəri yox» — подарок от композитора Вюсали Хикмет, режиссера Эльнура Ахундова и автора слов песни Микаила Гусейнова. Спасибо этим людям, сделавшим мне такой подарок. Это было очень хорошее, взаимовыгодное сотрудничество.

 

— А ожидается ли продолжение сотрудничества с Анаром Нагылбазом, одним из зачинателей азербайджанского рэпа, с которым Вы спели дуэтом песню «Sənsən» и сняли видеоклип?

— Пока нет, и вообще, считаю, что не надо возвращаться в прошлое. Мы сняли хороший клип, но следующий может выйти неудачным. Нужен новый этап в творчестве, новая волна, нельзя оставаться в тени старых успехов и побед.

 

— Но ведь с группой «Sevən ürəklər» у Вас как раз таки долгая дружба и, вроде бы, плодотворная?

— Мы с ними знакомы с Sing Your Song 2003 года, и они еще в 2005г. предлагали мне спеть песню «Əlvida», но тогда не сложилось. По истечении 10 лет мы решили все же сделать это (хотя они к тому времени успели исполнить эту песню с другой певицей и в ином стиле). В общем, судьба…

Прерывается и смотрит на ребенка, пытающегося сломать молодое деревце.

 

— Сейчас он сломает это дерево, а мать никак не реагирует! Вот не могу я смотреть на это!

Хочет встать и подойти к мальчику, но мать ребенка, наконец, уводит свое чадо от бедного растения.

 

— Ну, слава Богу! Наконец-то!

— Да, на чем мы остановились? Мы спели, всем понравилось, особенно несчастным влюбленным, как подарок с небес. Мне часто пишут в Facebook что это «такая классная песня» и что у меня успокаивающий голос (смеется).

 

— Шоля, Вы также спели песню «Susmayaq», посвященную памяти национальных героев Азербайджана Чингиза Мустафаева и Мубариза Ибрагимова. Что лично для Вас означает патриотизм?

— Для меня патриотизм — это мой папа. Наше детство пришлось на время, когда СССР развалился, 88-89 гг. — я прекрасно помню. Папа водил нас на митинги: брата держал за руку, а я сидела у него на плечах; мы видели танки в нашем городе, митингующий народ, Дом Правительства, площадь возле метро 28 Мая, там, где сейчас KFC, — все это исторические места. Папу спрашивали, почему он нас привел на митинг и он отвечал: «Это история, которую они должны знать и видеть своими глазами». Вот так постепенно дети и вырастают патриотами, когда видят перед собой неравнодушных ко всему происходящему родителей.

Моя любовь к родине — это моя любовь к азербайджанскому языку, Отечеству, родителям, близким. Я не переношу, когда делают ошибки, неверно произнося то или иное слово, коверкая язык, всегда исправляю. Считаю, что надо знать хотя бы грамматический минимум, относиться с уважением к своему языку, причем это касается не только самих этнических азербайджанцев, но и всех, кто проживает в нашей стране, ведь они также граждане Азербайджана.

Также можно выразить свою любовь, не загрязняя окружающее пространство, не мусоря на улице, переходя дорогу в положенном месте и на соответствующий свет светофора. То есть любовь к родине для меня — это наше старание быть грамотными, уважительными, законопослушными, культурными гражданами своей страны. Именно страны, а не только своего дома, квартиры, улицы…

Допустим, возле вашего дома есть парк — так выйдите всей семьей и посадите там пару деревьев, или посадите их на обочине дороги, на своей улице. И то, что вы сделали это не для своего кармана, а для других людей, для города — также есть патриотизм. Тогда и наш город, и наша страна стали бы еще красивее.

Почему Баку 60-70-х считался интернациональным городом? Потому что все друг к другу относились с уважением, были терпимы к чужому мнению и выбору. Тогда была мода на мини-юбки, даже короче, чем носят девушки сейчас. Но никто на них плохо не смотрел, тем более, не оскорблял. Неужели за эти 20-30 лет мы смогли настолько одичать, так сильно измениться? А ведь мы проводим европейские игры, принимаем зарубежные делегации, хотим интеграции в Европу. Да, у нас есть много интеллектуально-развитых людей. Недавно я была на презентации новой компании, занимающейся образованием за рубежом. Там была озвучена мысль, с которой я полностью солидарна: «Похвально не то, что, получив образование за рубежом, ты там остаешься. А то, что, получив образование там, приедешь сюда и принесешь пользу своей стране».

У меня, к примеру, тоже были возможности для того, чтобы уехать за границу и остаться там. Но я не могу бросить свою семью, свою Родину. Возможно, мне скажут, что это глупость. Но, знаете, жизнь — везде одинакова. Я и здесь зарабатываю, было бы желание. Зато здесь все мое, родное. Конечно, в жизни всякое бывает. Может, когда-то я и пожалею о том, что вовремя не уехала, но… не думаю. Не зря говорят, что в Азербайджане есть все ресурсы, чтобы жить и жить хорошо. Нужно просто быть разумным, получить образование, уметь правильно строить свою жизнь.

img_1292-223-min

— Расскажите о планах, связанных с «Гая», есть новые проекты?

— Знаете, с кем бы я ни общалась, всегда стараюсь выяснить, можно ли предложить какое-то деловое сотрудничество. Всегда считала, что нам надо больше выезжать. Особенно часто, при поддержке Министерства культуры, мы ездим в ближнее зарубежье. Что касается дальнего зарубежья, то мы часто выезжали, когда были в составе «Бяри Бах», с «Гая» же ситуация сложилась менее благоприятная. Было много обещаний, но мало реальной помощи, в конце концов получилось, что все, в основном, ложится на плечи Рауф муаллима. Это тяжело и, в принципе, неправильно.

 

— Как Вы объясняете, что бывший в свое время культовым, всесоюзно известным, ансамбль «Гая» у себя дома был недооценен, хотя благодаря таланту этой великолепной четверки об Азербайджане, о Баку узнал весь мир? Почему не оказывалась нужная помощь, поддержка; почему мы не ценим свои таланты?

— Сейчас выходит детское Евровидение и Рауф муаллим правильно считает, что если бы мы в свое время принимали в нем участие, то непременно победили бы. Потому что, еще будучи детьми, мы участвовали в международном фестивале искусств «Славянский базар» и получили 2 Гран-при, причем в номинации для взрослых.

У нас почему-то так заведено, не знаю, может быть, мы излишне гостеприимны? Или те, кто приезжают со стороны, кажутся нам лучше, талантливее? Рауф муаллим рассказывал, что, когда Рашид Бейбутов в Театре песни организовывал концерт, приходили несколько человек, и даже критиковали, что это он, мол, поет? Тогда как везде, в Москве, Индии, Китае — по всему миру — он «гремел», ему рукоплескали. То же и с Вагифом Мустафа-заде, которого начали «воспринимать» только после смерти. Очень жаль, это непонятно и огорчает.

 

— Что еще Вас расстраивает?

— Ситуация с экологией, например. Вообще, это мое больное место, ведь я — одна из гринписовцев. Недавно слышала по новостям, что согласно экологической статистике, Баку по количеству зеленых насаждений не входит даже в последнюю десятку, причем с конца!

Меня радуют новые красивые дома и я вовсе не против строительства — у нас оно идет даже слишком активно, хотя некоторые дома стоят таких денег, что не подступишься. Было бы замечательно, если создали бы условия для молодых пар, которые и хотели бы создать семью, но не имеют возможностей для приобретения отдельного жилья. Во многих странах, в той же Европе, молодым семьям помогает государство, выделяет им кредиты на жилье, дает беспроцентные ссуды, то есть всячески их поддерживает. Слышала, что такая же практика есть и в России, где государство тоже оказывает материальную помощь молодым семьям. Там есть даже специальная программа для воспитанников детских домов: их обеспечивают бесплатной жилплощадью по достижении ими совершеннолетия. Представляете, какая это радость для людей, которые с младенчества испытали на себе груз ненужности? Учитывая то, что любая молодая семья нуждается в поддержке, но далеко не каждая может рассчитывать на помощь родителей, по тем или иным причинам, помощь государства, его забота и поддержка, конечно же, способствуют укреплению не только семьи, но и самого государства.

Также было бы прекрасно заложить новые красивые парки, причем с нормальными деревьями, а не с травкой и кустиками. Ведь деревья, в отличие от цветов и травы, растут долго, десятками лет. В парках же заселить разных птиц, белочек, как это делают во многих, в том числе, крупных, городах. Глядишь, и люди стали бы добрее.

Бывает и так, что деревья сажают, но потом забывают их полить. Поливают только на центральных трассах. Думаешь, сколько же денег было потрачено на все эти «озеленения», а ведь можно было сделать столько полезного. Оздоровить нашу экологию — это ведь тоже патриотизм, любовь к Родине.

Есть еще кое-что. Я не люблю разговоров на тему «городской-деревенский». И, если поразмышлять на эту тему, мы поймем, что все города когда-то тоже были деревнями и в дальнейшем пополнялись людскими ресурсами из тех же деревень. Вспомните, сколько интеллигенции приезжало в город из периферии, сколькими «деревенскими» талантами, влившимися в ряды бакинской интеллигенции, гордится наша страна. Так что, я против такого предвзятого, пристрастного отношения к людям. Надо всегда помнить, что все мы — прежде всего граждане своей страны.

Меня радует то, что год от года растет наш интеллектуальный уровень. Раньше Европа училась у Востока, теперь все наоборот. Восточные страны отстают в развитии и стараются интегрироваться в Европу. Но то, что в некоторые местах, в том числе, в нашем городе, выдается за демократию, мне не нравится. Демократия и свобода — это не распущенность нравов, не разгул анархии, не возможность «перемыть косточки» ближнему, а четкое следование букве закона и неукоснительное соблюдение прав и свобод каждого человека.

 

— Как, кстати, Вы относитесь к сплетням и пересудам, царящим сейчас на телевидении, особенно в среде эстрадных певцов, к бесконечным обсуждениям личной жизни, ссор и перемирий с коллегами… Неужели это и есть их культурный посыл нам, зрителям?…

— То, что сейчас мы видим практически на всех ТВ каналах, я объясняю тем, что созданы условия для этого и некоторые представители шоу-бизнеса, вызывая к себе интерес подобным образом, замещают отсутствие голоса и сценического таланта.

Но скажу как зритель — быть постоянно в эфире еще не означает быть любимым и ценимым зрителем. Пройдет время, и эти певцы-однодневки забудутся, ведь главное не рейтинг. Я всегда говорю, что вкусы людей формируют, в числе прочих, и средства масс-медиа, поэтому они ответственны за то, что кругом царит безвкусица и непрофессионализм.

Рауф муаллим рассказывает, что «в те времена тоже приглашали свадьбы, но нам было стыдно ходить на них, мы ездили на гастроли, концерты. Это было совсем другое время, Москва помогала, поддерживала. Зарабатывали не так уж много, но стабильно, и знали, что работа будет всегда». А сейчас не так, каждый должен сам себя «продавать. Поэтому, наверное, не очень правильно ругать их, надо быть нейтральными.

 

— А как Вы реагируете на слухи и сплетни о себе?

— Скажу так: я всегда все стараюсь говорить в лицо. Моим знакомым это не всегда нравится, но они меня за это любят и ценят. Я не буду верить одним лишь словам кого-бы то ни было, мне нужны аргументы, доказательства. А пойти просто так на «разборки», как это делают некоторые, потому, что до тебя дошли слухи, считаю, по меньшей мере, неразумным. И вообще, слава богу, со мной такое не происходит и надеюсь, дальше тоже не будет происходить. Возможно, я веду себя соответствующе. Куда бы я ни пришла, до меня доходят подобные закулисные разговоры и обсуждения: «красивый голос, хорошо поет, достойно ведет себя на сцене и вне и до сих пор не слышал о ней ничего плохого». Я всегда чувствовала ответственность из-за того, что пела в «Гая», я и не имела права вести себя по-другому.

 

Вы активный пользователь социальных сетей?

— Я активно пользуюсь интернетом, но не всеми социальными сетями, например, меня уже нет в Одноклассниках. Потому что эта сеть пользуется дурной славой; там много невоспитанных пользователей, которые пишут скабрезные, бесстыдные вещи. Особенно девушкам, которые еще неосторожно вывесили свое фото. Так что, я давно туда не захожу.

Являюсь пользователем мобильного приложения «Instagram». В Twitter я было зарегистрировалась год назад, но так ничего и не поняла в этом пространстве. В основном, мои друзья на Facebook, могу «зависать» там часами , у меня есть свой fan page, где я должна каждый день выставлять фото (кстати, Вас не затруднит меня сейчас здесь сфотографировать?), давать информацию (я уже написала, что буду давать интервью). В Facebook у меня также есть группа, в которой мы консультируемся, обсуждаем и решаем некоторые рабочие моменты. Что еще удобно, там можно переписываться с друзьями, с которыми никак не хватает времени встретиться, общаться, быть в курсе дел друг друга. Сидя на месте, можно созвониться, послать звуковой месседж. Новости с пылу с жару — тоже в сетях: еще по телевидению не успели показать, а в Интернете уже все с подробностями. Но, естественно, ни одна социальная сеть все-таки не сможет заменить живое общение.

 

— Какое влияние на Вас оказывает джаз как образ жизни, принцип жизненного мироощущения?

— Вообще, скажу Вам, что каждый стиль музыки по-разному, по-своему действует на людей, будь то рок, рэп,… Джаз не тяжелая музыка, она предполагает некую игру, импровизацию… Человек, в зависимости от своего настроения и состояния, а также жизненной ситуации, может слушать совершенно разную музыку. Мне, к примеру, очень нравится босанова. Она действует на меня умиротворяюще.

 

— А вы не танцуете? Сейчас очень популярны танцы в стиле латино…

— Я ведь начинала с танцев. И когда была в «Бяри Бах», то вначале мы какое-то время также репетировали танцы, я помню некоторые элементы, но сказать, что хочу пойти на танцы и серьезно ими заниматься, не могу — времени не хватает, к сожалению.

 

— Шоля, расскажите о своих друзьях.

— У меня есть настоящие, верные, испытанные жизнью друзья. Они все бакинцы, просто некоторые разъехались и работают за границей. Одну из них буквально недавно проводила, она трудится в газете «Today’s Zaman». Пока была здесь, мы постоянно встречались. Несмотря на катастрофическую нехватку времени, для друзей оно у меня всегда найдется. Я сама в дружбе верный человек и ценю это качество в других.

 

— Из сферы искусства, музыки есть друзья?

— Есть те, с кем я работаю, люди, с которыми нам приходится делить общую сцену. Но это все же творческая дружба, связанная с процессом работы. А настоящие — те, о которых я сказала выше.

 

— Шоля, Ваши детские мечты уже стали явью, а есть какое-то желание, которое пока не исполнилось?

— О да! Начиная с этого года моей основной целью, приоритетом в жизни будет… замужество!

 

— Очень откровенно! Каким же, если не секрет, должен быть Ваш избранник?

— Значит так: рост не ниже 180 см, спортивного телосложения, красивый…(смеется). А если серьезно, то общие черты стандартные, но конечно же он должен быть терпеливым и терпимым, мы должны иметь общие точки соприкосновения, интересы, и не обязательно в области музыки.

 

— А может, легче будет найти свою половинку в творческой среде?

— Ни в коем случае, никогда! Запишите обязательно: я никогда в жизни не хотела и не захочу, чтобы муж был из творческой среды. Творческие люди весьма своеобразны. Я, к примеру, очень эмоциональна, но думаю, что женщины все равно более сдержанны, более мужественны, чем многие сегодняшние мужчины. То, что я сейчас встречаю и вижу в творческой среде, мне совсем не нравится, я это не признаю. К тому же, вокруг творческих людей всегда сплетни, пересуды, а мне это совсем не нужно. Не хотелось бы переносить все эти дрязги в семью, где хочется покоя и гармонии. Жизнь ведь гораздо шире и объемнее, чем любое искусство, творчество.

 

— Стало быть, Вы являетесь приверженцем традиционных взглядов на семейные отношения?

— В принципе, да. Все мои эксперименты касаются лишь творчества и ни в коем случае, личной жизни. В этом плане я консервативна, даже несколько сурова. Хотя мне также довольно сложно представить себя только лишь в роли домохозяйки, занятой обустройством семейного гнездышка и детьми. Я с 18 лет стою на ногах в материальном плане, самостоятельна, и изменить что-то кардинально в своей жизни смогу, если почувствую мощный стимул, мотивацию и моральную поддержку. Кроме того, видеть рядом с собой женщину успешную и уверенную, могут себе позволить только такие же сильные духом мужчины, не имеющие комплекса неполноценности, независимые и самодостаточные.

 

— Шоля, как считаете, в жизни больше позитива или негатива?

— Начиная с детства, все, о чем я загадывала, сбывалось. Например, я всем в свое время буквально уши прожужжала про таэквондо и даже занималась им, и что же? В конце апреля этого года в Баку стартовал чемпионат Европы по таэквондо, меня пригласили для выступления перед гостями, там присутствовал и президент Всемирной федерации таэквондо Чунгвон Чу. Когда ему предоставили слово, он сказал: «Я хочу сначала поблагодарить эту замечательную девушку, которая сегодня нам пела и украсила этим наш вечер. Без нее это был бы всего лишь ужин». После, когда все собрались для общего фото, он вдруг неожиданно подозвал меня, сказав, что «эта девушка — одна из нас». Это была такая честь для меня и радость.

Я всегда говорю, что у многих людей все плохо не оттого, что плохо на самом деле, а потому, что они замечают один лишь негатив. Эти люди, даже многое имея, все портят своим пессимизмом и неблагодарностью. Ведь каждая наша мысль передается в космос и возвращается обратно. Допустим, есть работа, которую могут предложить и тебе, и твоему другу (может быть, даже недругу). Если работу предложат ему, лично я не стану стенать, почему эта работа досталась ему, а не мне. Я порадуюсь за этого человека, скажу, значит ему она нужнее, а для меня Аллах приготовил что-то другое, особенное. И, знаете, ведь в дальнейшем так и получается. Вывод таков, что надо настраивать самих себя на позитив и тогда все будет хорошо.

 

— Что бы Вы изменили в своей жизни, если бы могли начать ее сначала?

— В конце каждого года я сама себе даю отчет о пройденном и сделанном, о том, чего добилась. И, к счастью, мой список сделанного за год, ни разу не оказывался пуст: будь то участие в конкурсе, съемка очередного клипа, новая интересная работа, интервью в прессе, приобретение новых друзей… В тот момент я понимаю, что моя жизнь — супер и я ничего не хотела бы менять.

Есть лишь одно «но» — семья. В Европе семью создают чаще после 35 лет, но у нас иной менталитет, да я и сама считаю, что всему свое время, ведь надо еще и вырастить ребенка, а не просто произвести его на свет.

Конечно, мне хочется семьи еще и ради спокойствия моих родных, близких людей — мамы, папы, брата. И, конечно же, хочется самой быть счастливой, любимой, испытать радости материнства.

В то же время, если бы я вышла замуж рано, то, возможно, вся моя жизнь сложилась бы иначе. Может, я бы не добилась того, о чем мечтала, не увидела бы много интересных мест и не встретила бы стольких замечательных, талантливых людей… Ведь все это навсегда останется в моей памяти и в моем сердце. Так что, мне не нужно ничего менять в своей жизни, я довольна всем, что мне дал Всевышний и надеюсь, что у него для меня еще припасены приятные сюрпризы.

 

— Каким бы Вы хотели видеть наш город через несколько лет?

— Самое главное, чтобы у нас было побольше нормальных парков, особенно в центре. Чтобы повысилась культура поведения, городская культура. Чтобы люди нигде не мусорили, уважительно обходились с окружающими, были более терпимыми к чужому мнению и чужой жизни. Чтобы повысилась также культура на ТВ, ушли в прошлое некоторые пошлые шоу на некоторых каналах. Чтобы занялись бы просвещением населения, его образованием и другими, более полезными, делами.

Надо повышать уровень образования, интеллекта нашей молодежи, помогать ей в плане работы, построения карьеры, создания семьи, семейных отношений и правильного воспитания детей. Хотелось бы, чтобы количество разводов и расходящихся пар снижалось, чтобы не росло количество молодых людей, боящихся строить семью из-за невозможности обеспечить ее материально.

И, естественно, очень бы хотелось поскорее возвратить наши оккупированные земли, восстановив целостность и неделимость нашей страны.

 

— А что бы Вы хотели для себя?

— В плане певческой карьеры не вижу себя в шоу-бизнесе, но хотела бы стать еще выше в плане мастерства, известности, качества, новшеств в работе, и может быть, не довольствуясь лишь карьерой певицы и имея в запасе навыки по иным специальностям, вижу себя работающей не только на телевидении, но и на государственной службе. Готова начать с нуля, постепенно поднимаясь по карьерной лестнице в новой для себя области.

В личной жизни, как уже сказала, хорошую семью, достойного мужа и … детей-двойняшек! (смеется) И самое главное, чтобы было взаимопонимание и взаимоуважение.

И скажу еще раз: сцена любит молодость, красоту; и по истечении какого-то периода времени ты понимаешь, что не можешь работать по ночам, что хочешь уделять больше внимания семье, — да мало ли как могут измениться обстоятельства? Должна быть нормальная, стабильная работа, соответствующая твоему уровню и достойная твоего имени. Если сегодня я здесь, то завтра не должна опуститься ниже.

Это и есть мои будущие желания, мечты, планы. И я надеюсь, что если встречу достойного человека для создания семьи, то все мои мечты претворятся в жизнь. Может, когда выйдет это интервью, я его уже встречу? Кто знает?

 

— В таком случае, Шоля, беру с Вас обещание, что первыми об этом важном для Вас событии узнают читатели нашего журнала! И позвольте пожелать Вам новых достижений в творческой жизни и исполнения всего задуманного!

 

Интервью : Нигяр Гусейнова

Добавить комментарий