“Дома шутят, что я работаю даже во сне”

Наш сегодняшний собеседник удачно соединяет в себе черты стратега и тактика, руководителя и партнера, вдохновителя и исследователя. При всей этой многофункциональности, ему удается находиться в состоянии гармонии и баланса с собой и окружающим миром, четко следуя выбранному жизненному и профессиональному пути. Несмотря на постоянную занятость, работа доставляет ему удовольствие, а дополнительной наградой является благодарность посетителей.

Представляем нашим читателя интервью с Мамедом Ахмедовым, директором по маркетингу, рекламе и пиару сети ресторанов “İnnab”, “Zanbaq” (расположенных на Зимнем бульваре) и небольшого ресторанчика“Nanə”.

 

— Мамед муаллим, давайте начнем с вопроса, какими знаниями и образованием надо обладать, чтобы получить эту должность?

— Я окончил факультет менеджмента АГЭУ. Имею опыт работы в частном бизнесе. Общий стаж работы 19 лет, среди которых 10 – в области маркетинга. Работал в дистрибьюторской компании (совместно с немецкими и турецкими компаниями), в рекламной сфере, медиа-маркетинге. Но именно в сфере пиар-маркетинга чувствую себя в своей тарелке. Это мое.

 

— Какие качества более всего развивает Ваша профессия?

— В первую очередь, веру в себя, свои возможности.

img_2212

— Но это для любого дела нужно, разве нет?

— Знаете, возможно для других профессий это не особенно заметно, но для нашей – крайне важно. Ты просто обязан уметь себя преподнести, “продать”, как говорят на западе. Поэтому нужно быть хорошим оратором, знать психологию, текущий тренд, уметь анализировать, изучать потребности общества и многое другое. Только думая комплексно, просчитывая различные варианты, можно работать в области пиара и маркетинга.

Кроме того, надо быть активным. Я, к примеру, часто подхожу к клиентам, опрашиваю их, беру у них фидбэки (feedback, в данном случае подразумевается обратная связь с посетителями, возможность последних сообщить свое мнение – ред. ), собираю информацию, пытаюсь понять, где наши минусы и плюсы. Это очень важно.

И, естественно, надо обладать крепкой нервной системой, терпением. К тому же, подобная работа предполагает ненормированный график. Рабочий день с 9 до 18. 00, как у нормальных людей, не для нас. Ресторанная жизнь начинается как раз-таки после 6-ти и продолжается до (а часто и после) полуночи. И маркетинг-директор должен помочь ресторатору в привлечении клиентов: рекламными и промоакциями, маркетинговой политикой и даже личными связями. Например, когда я пришел на эту должность, то сказал своему боссу: “Здесь хорошо, но раз пришел я, должно стать еще лучше”.

 

— Какие же акции и кампании Вы проводили?

— Допустим, в конце учебного года у нас проходила скидочная кампания для выпускников школ и абитуриентов. Для тех, кто решил провести свой выпускной вечер в наших ресторанах, также предусмотрена система скидок и бонусов. Есть акции, которые мы проводим посредством социальных сетей, используя для этого различные конкурсы, викторины и следим за количеством “лайков”. Или, например, для тех, кто сделал больше всего “селфи” возле лого наших ресторанов, предусмотрен подарок — бесплатный бизнес-ланч, или обед/ужин.

dsc_1449d

— А как обстоят дела с посетителями? Уверены, что “клиент всегда прав”?

— Отвечу так: человек приходит в ресторан не только вкусно поесть, но и отдохнуть, расслабиться. Он за это платит деньги. И, естественно, некоторые считают, что за выплаченные ресторану деньги, они имеют право на многое и довольно активно этим “правом” пользуются. Срабатывает “человеческий фактор”. Мы же, понимая это, стараемся преподнести все так, чтобы клиент действительно почувствовал себя правым. Пытаемся контролировать ситуацию, избегая по максимуму трений и конфликтов. Для этого проводим специальные тренинги для персонала, на которых обучаем приемам выхода из подобных моментов.

 

— Что еще должны знать Ваши сотрудники?

— Для начала отмечу, что мы стараемся быть внимательны и к нашему персоналу. Я не воспринимаю микроменеджмент, когда начальство контролирует любую ситуацию. Считаю, что людям надо давать возможность совершать небольшие ошибки, из которых они могут делать выводы. Иначе работник будет напоминать робота. Мы всего лишь объясняем персоналу, что перед началом работы и общения с клиентом, надо оставить все свои проблемы, включая негативные эмоции и болезни, за входной дверью. У нас даже есть такая поговорка, что “на работе болеть и умирать запрещено” (смеется). Проблемы, конечно же, есть у всех, но мы не имеем права передавать этот груз клиентам. Таким образом, стараемся сохранить в ресторане ауру спокойствия и приятной атмосферы.

dsc_0568g

— А сами Вы как справляетесь с постоянным напряжением?

— Конечно, по сравнению с персоналом, мой сегмент общения гораздо шире: клиенты, начальство, подчиненные, представители масс-медиа, коллеги из других ресторанов, технический персонал. Мой телефон доступен в течение 24 часов. Дома шутят, что я работаю даже во сне. Но я, как ни странно, не устаю, а наоборот, получаю удовольствия от такой занятости. Я бы не смог заниматься какой-то размеренной, спокойной работой. Бог одарил меня, к счастью, большим запасом терпения. Кроме того, я очень дисциплинирован. Если человек не дисциплинирован, не обязателен, не пунктуален, он нигде не сможет добиться успеха. К тому же, я должен быть примером для подчиненных. Если я не могу управлять собой, своими эмоциями, то имею ли право требовать этого от других? Надо обучать людей на своем примере. Это однозначно.

 

— Каковы, на Ваш взгляд, перспективы развития ресторанного бизнеса в нашей стране?

— Благодаря новой политике государства по стимулированию не нефтяного сектора и активному развитию туризма, полагаю, перспективы очень хорошие. Что касается именно ресторанного бизнеса, уверен, что при правильно расставленных акцентах и грамотной совместной работе всего коллектива, можно добиться любого желаемого результата. На данный момент можно отметить увеличение количества новых ресторанов, но через какое-то время некоторые из них закрываются. Причина – в упрощенном, непрофессиональном отношении к данному бизнесу. Чтобы ресторан работал долго и был на хорошем счету у посетителей, надо очень грамотно подходить к его организации, знать всю “кухню”. И если “театр начинается с вешалки”, то ресторан начинается прямо со своего порога, с дверей. У посетителя, как только он входит в помещение, создается первое впечатление об этом месте и надо постараться устроить так, чтобы ему захотелось сделать следующий шаг.

 

— Часто говорят, что хороший ресторан – это, прежде всего, хороший повар.

— Талантливый шеф-повар действительно находка для ресторана. К примеру, знаю совершенно непрезентабельные, в плане обстановки и отсутствия музыкального фона места, где очень вкусно кормят и потому нет отбоя от клиентов. Вообще же, учитывая темперамент наших людей и их активное желание хорошо, вкусно поесть, ресторан с хорошим поваром будет иметь успех.

Кроме того, у нас, азербайджанцев, очень богатая национальная кухня, широкий выбор ассортимента. Каждый раз, выезжая за пределы страны, я вновь и вновь убеждаюсь в этом. Наши блюда великолепны и разнообразны, в них соединены полезные и вкусные ингредиенты. Причем, в каждом регионе свой вариант приготовления одного и того же блюда. И если у многих народов изюминкой, раскрывающей вкус блюда, служит какой-нибудь соус, то в нашей кухне практически все блюда хороши и без него. И, конечно же, любой бакинский ресторан должен, прежде всего, пропагандировать азербайджанскую кухню. И не только ее. Когда я только начал здесь работать, сразу же сделал акцент на то, что в ресторане должны подаваться не только блюда национальной кухни, но и звучать наша музыка. Изменил плей-лист, добавив к лаунжевой музыке, привычной для ресторанов, азербайджанскую классическую и эстрадную. Клиент, пришедший в наш ресторан за вкусной едой, имеет право и на духовную пищу, коей является и музыка. Как можно обойтись без Фикрета Амирова, Кара Караева, Муслима Магомаева, Рашида Бейбутова, Шовкет Алекперовой, Вагифа Мустафазаде и многих, многих других? Без мугама, который является кладезем не только для нашего народа, но и для многих ценителей музыкальной культуры во всем мире? Как можно обойтись без всего этого богатого наследия, сидя в азербайджанском ресторане, в Баку? Все это – приятная обстановка, великолепная кухня и образцы музыкальных шедевров создают, в конечном итоге, из обычного ресторана бренд.

dsc_0166g

— Вы так искренне и горячо говорите о музыке…

— Дело в том, что я учился 8 лет в специальной музыкальной школе им. Вагифа Мустафазаде по классу фортепиано, гармони и флейты. Раньше был постоянным слушателем концертов классической музыки. Горд тем, что лично видел многих великих музыкантов современности и даже общался с ними. Среди них Мстислав Ростропович, Фарадж Караев (сын великого Кара Караева) и другие. Когда в Баку приезжал Мстислав Ростропович, с удовольствием посещал не только его концерты, но и мастер-классы. У меня даже есть его автограф. Также знаком со многими представителями нашей эстрады и, между прочим, некоторые из них говорили, что охотно выступали бы в наших ресторанах, если бы мы организовали для них условия. На данный момент, я этим также занимаюсь. Идей много, дело за их реализацией.

 

— А не жалеете, что не стали музыкантом?

— По большому счету – нет. Я ведь в жизни многим был увлечен. Например, в детстве любил политику, серьезные аналитические передачи. И, когда мои сверстники играли во дворе в футбол, я смотрел по телевизору трансляцию съездов.

 

— Как можно променять футбол на съезд, особенно, в детстве?

— Представьте себе, можно (смеется). Потом приходила с работы мама и я пересказывал ей все увиденное. Знал, как зовут спикера, многих депутатов, президентов стран.

Не могу не сказать также о своей любви к медицине. Возможно, дело в том, что моя мама врач, физиотерапевт. А я мечтал стать хирургом. Не расценивайте это, как черный юмор, но мне до сих пор нравятся больничный запах, белые халаты и обстановка операционной. А тогда я много времени проводил у мамы на работе. Она даже сшила для меня специальную одежду, дала маску и я мог … наблюдать за операциями.

 

— А вид крови Вас, маленького 6-летнего ребенка, не смущал?

— Как ни странно, нет. Но это не говорит о том, что я каменное изваяние. Напротив, я сентиментальный человек, быстро обижаюсь. Могу расстроиться от какого-то грустного эпизода в фильме. Но стараюсь этого не показывать, не люблю афишировать свои чувства. Да и для окружающих меня людей я, как “скорая помощь” — всегда должен быть веселым и позитивным. Помогает то, что по натуре я — оптимист и не живу ни вчерашним, ни сегодняшним днями. То, что было вчера, уже случилось. Сегодня будет лучше вчерашнего. Ну, а завтра – еще лучше.

 

— Есть у Вас слабости?

— Люблю хорошо начищенную обувь, красивые аксессуары, часы. Вообще, люблю хорошо выглядеть, а в одежде предпочитаю классический стиль.

dsc_0441

 — Случалось ли на работе что-то экстремальное, можете вспомнить?

— Бывало так, что приехав после 12-дневной командировки, я, не заезжая домой, не навестив семью, сразу ехал на работу, чтобы провести встречу или собрание. Это ли не экстрим? (Смеется).

 

— В семье не выражают недовольство Вашим графиком работы?

— Нет, потому что при всей моей занятости, я все же успеваю уделять внимание своим близким. Я женат уже 10 лет и у нас с супругой трое детей. Старшая, дочка, учится в 4 классе, средний перешел во 2-й, а малышу два годика. Супруга – педагог начальных классов, но настояла на том, чтобы ни один из наших детей у нее не учился. Чтобы не расслаблялись. А я нахожу время, чтобы пообщаться с мамой, супругой, позаниматься с детьми уроками, поиграть с младшим. Мы даже иногда ездим в походы. Думаю, это благодаря все той же дисциплине и умению правильно организовать и эффективно использовать время, как говорят, “time management” (смеется).

 

— Чем еще любите заниматься в редкие свободные часы?

— Музыку слушаю. С друзьями встречаюсь. Люблю путешествовать, ездить на природу, особенно нравятся горы. Это и есть для меня отдых. Побывал во всех регионах Азербайджана, включая Нахичевань. Не могу сказать, что что-то понравилось более всего – у каждого региона, района нашей страны своя неповторимая аура, своя особенность. Довольно часто бываю в Грузии, Турции, в ОАЭ.

Очень люблю Баку. Если выпадает время, прогуливаюсь по старым улицам, Ичери Шехер, Нагорному парку. По Советской. Сейчас там практически все снесено, а жаль. Это ведь целая эпоха, наша история, причем не такая давняя. А скольких великих людей: художников, ученых, музыкантов взрастили эти неказистые улочки. Можно было бы оставить хотя бы дома этих людей с барельефами на фасаде, сделать в них маленькие музеи. Или сохранить какой-то уголок, квартал, в виде открытого музея, для последующих поколений. Чтобы имели представление о городской жизни этого периода. Было бы интересно и познавательно. И показало бы, насколько мы дорожим своей историей, ее эпизодами.

Наверное все замечают, что когда гуляешь в Ичери Шехер, то будто попадаешь в иную реальность. Там все с тобой говорит, даже камни. У них есть история, они не безлики, не мертвы, как нынешние высотки. Эти старые камни многое и многих видели: наш город в разные его периоды, аристократию, интеллигенцию, элиту прошлых лет. Камни, как живые, словно просят: “Не убивайте, не уничтожайте нас! Мы – ваша история, другой у вас уже не будет”. Я много езжу и во многих странах вижу примеры трепетного отношения к своему прошлому, к архитектурным памятникам. К примеру, в соседней Грузии весь центр, историческая часть оставлены неизменными, там проводятся лишь реставрационные работы. Есть дажевсемирно известные отели, расположенные именно в старинных зданиях. Кроме того, там бережно, не в пример нам, относятся и к зеленым насаждениям.

Не подумайте, что я против развития, модернизации. Невозможно не заметить положительные изменения в облике города, которые произошли за последнее десятилетие: хорошие дороги, прекрасное освещение, увеличение количества мест отдыха горожан, скверов, парков, развитая инфраструктура, мосты… Я лишь призываю к тому, чтобы мы ценили наше прошлое. И надеюсь, что мы научимся и этому.

dsc_0337

— Признайтесь, если бы можно было прожить сразу несколько жизней, Вы бы…

— … все попробовал, постарался бы реализовать себя в разных ипостасях.

 

— Мамед муаллим, спасибо Вам за интересную беседу и озвучьте, пожалуйста, Ваши пожелания…

— Хочу пожелать своему народу всего самого наилучшего, потому что он достоин этого. У нас есть богатая история, великолепная кухня, музыка, искусство… Такой народ, конечно же, должен процветать. Поэтому нам надо своевременно позаботиться о кадрах, растить собственных специалистов, профессионалов. Очень хотелось бы, чтобы давали дорогу молодым, и ребята, обучающиеся за рубежом, возвращались обратно, имея стимул для развития на своей Родине, вкладывали бы знания и интеллект в нашу страну. Понимаю, что это может не совсем их устраивать с финансовой точки зрения. Но, согласитесь, если не я, не он, не вы – кто же тогда?

Я бы хотел также, чтобы мои дети росли настоящими гражданами, были хорошими специалистами в тех областях, которые изберут для себя.

Себе бы я пожелал хорошего путешествия – давно не выезжал. Но не просто поехать-отдохнуть, отойти от всего. Нет, так я не смогу. Пусть эта поездка будет с пользой, чтобы я мог научиться чему-то новому, нашел какую-то свежую идею. Ведь по натуре я — новатор. Сейчас, к примеру, работаем над воплощением двух-трех интересных проектов, именно в секторе обслуживания. Это будет действительно то, чего все давно ждут, а мы сделаем первыми.

 

— Еще раз спасибо и удачи Вам в воплощении всех идей!

dsc_0530-2

 

Сентябрь, 2016

Интервью : Нигяр Гусейнова

Добавить комментарий