«ПТИЦА ЛИ ТЫ? ПТИЦА НЕ ТАК СМЕЛА!»

Ее называли «Хозяйка неба». Ее образ воссоздавала художники, ей посвящали стихи, о ее судьбе снимали фильмы. Она – это женщина удивительной судьбы Лейла Мамедбекова. Ее биография  даже сегодня, когда женщина стала жить активной жизнью, вызывает восхищение. Потому что один только факт, что Лейла ханум была матерью шестерых детей, за что была награждена “Медалью материнства” – это уже подвиг. Даже в наше время, когда быт стал намного проще и легче, вырастить не шестерых, а даже двоих детей считается чем-то героическим. А уж совмещать  семью и работу могут далеко не все. Лейла ханум смогла стать не только любящей супругой и матерью, но и легендой при жизни не только для своих родных,  но для всей страны – тогда еще, кстати, огромного Советского Союза. Именно она вошла в историю советской авиации как первая женщина- летчица Востока. Лейле Мамедбековой очень подходит, на наш взгляд, называться Авиатриссой – так называли в начале прошлого столетия женщин, имевших смелость (или дерзость) сесть за штурвал самолета. Что-то в этом слове есть возвышенное, романтичное, и вместе с тем – внушительное.

Сегодня о своей героической матери нам рассказывает ее младший сын, Ханлар Мамедбеков.

 

— Я был самым младшим в нашей огромной семье. Разница между мною и старшим братом была огромная – 23 года,  — рассказывает Ханлар муаллим, — но это было даже хорошо. Потому что, учитывая постоянную занятость мамы, роль воспитателей младших чаще всего выполняли старшие братья и сестры.

1-1-min

— Как получилось, что Ваша мама стала летчицей? Ведь даже сегодня женщина-пилот – редкость. А уж в то время…

— Честно говоря, учитывая характер мамы, удивляться в выборе ею профессии, ставшей для нее судьбой, не приходится. По рассказам родителей, она с детства была довольно боевым ребенком. Ее отец был революционер, и мама довольно часто была у него, как говорится, «на подхвате».

 

— Ну, хорошо. А Ваш отец? Ведь было начало XX века – как он относился к столь смелой профессии супруги?

— Отец был очень образованным, интеллигентным человеком,  из бекской семьи. Он только приветствовал мамино увлечение – поначалу ведь это было именно так. Кроме того, именно по желанию отца, который был коммунистом, мама в 1928 году на очередном партсобрании в числе прочих женщин торжественно сняла чадру. Правда, после «мероприятия» она ее все же некоторое время одевала, потому что в Баку тогда было все же опасно ходить без традиционной для того времени верхней женской одежды.

 

— Снять чадру и летать – немного разные вещи… Как же в то время, когда женщину даже без чадры воспринимали с трудом, маме удалось научиться летать?

— В аэроклуб ее позвала соседка, мама с ней пошла просто за компанию. Как ни странно, подругу не взяли, а мама прошла отбор. И неожиданно ей очень понравилось летать. Пришла она в клуб в 1939 году, и почти сразу подняла в небо самолет…

Кстати, родители мамы узнали о подвиге дочери из газетной заметки – после первого полета друзья и коллеги мамы отметили это событие в Доме культуры, о чем написали в прессе. После выпускного полета начальник школы сказал маме, что она рождена для неба.

71-1-min

— Выпускного? А что было потом?

— Через год маму направили на переподготовку в Центральную летно-техническую школу Осоавиахима СССР в Москву. Она сначала не хотела ехать, потому что на тот момент у нее уже было двое детей. Тогда маму вызвал к себе Мирджафар Багиров,  который, к слову, ее очень уважал. Узнав причину отказа, он пообещал выделить нашей семье няню, и сдержал слово.

Так что мама почти с легким сердцем поехала учиться в Москву. Надо сказать, что эти годы стали основополагающими в ее карьере. Там она изучила самолет “У-2”, познакомилась с прославленными летчиками В. Гризодубовой, М. Водопьяновым, А. Слепневым, будущим известным конструктором А. Яковлевым.  Тогда же она совершила свой первый прыжок на парашюте.

Что интересно, в то время не каждый мужчина мог решиться на такой рискованный поступок: ведь прыгать надо было с крыла самолета, на которое еще надо было выбраться. Мама стала первой женщиной — азербайджанкой, прыгнувшей с парашютом (первой в СССР была Нина Камнева).  

В музее истории Азербайджана хранится дорогая реликвия – документ, в котором написано: “Инструктор-пилот Мамедбекова во время тренировки в школе Осоавиахима 17 марта 1933 года совершила прыжок с самолета “У-2” на парашюте “ПТ-1”.  После прыжка маме вручили значок парашютиста единого образца по всему Союзу. На нем стоял номер 83.

11-1-min

— Однако… Бесстрашная женщина.

— Еще какая!  Я сам однажды прыгнул с парашютом, причем, с нашей парашютной вышки на бульваре (кстати, построенной благодаря маме, о чем расскажу позже). Но после этого «подвига» я зарекся когда-либо его повторить. Я как герой анекдота, рассказанного мамой. Абрам – так его звали – попросил зафиксировать сразу два его прыжка, а на удивление инструктора, мол, почему, ты же прыгнул только раз, ответил: «Нет. Два. Первый и последний».

Но мама не могла не прыгнуть! Более того, учиться ей приходилось прямо «на лету». По ее рассказам, она знала лишь в теории, что делать, и помнила, что если, дернув за одно кольцо, ей «что-то не понравится», надо дергать за второе  (парашютов, слава Богу, было два).  А произошло вот, что: прыгая, мама запуталась ногами в стропах парашюта, и он не раскрылся. Она, не потеряв мужества, дернула за второе кольцо, и … с успехом приземлилась. Хотя на земле уже была паника, и многие думали, что она погибла.

Но она только начинала жить и летать! Уже через год она заняла первое место на воздушных соревнованиях закавказских республик. Кстати, замечательный поэт Микаил Мушвиг, окрыленный успехом мамы, написал поэмы “Афшан” (1933) и “Шойля” (1934).  А Самед Вургун знаменитое стихотворение «Лейла» (1935).

 

— Получается, она стала живой легендой…

— Да. В Москву даже специально, чтобы встретиться с мамой, прилетала английская летчица. Я знаю, что она потом у себя на Родине дала интервью об этой судьбоносной для нее встречи. Сегодня я очень хочу найти эту статью, но пока не знаю, как это сделать.

6-1-min

Но как Ваша мама совмещала рождение детей, уход за ними и полеты?

— Ну… вот я, скажем, еще до рождения знаю, что такое высота – мама летала, будучи беременной мною. По ее рассказам, в самолет ее буквально «сажали», потому что самой подняться в кабину ей было уже тяжело.

До этого, еще в Баку, ей приносили прямо на аэродром грудную дочь на очередное кормление. А вообще ей, конечно, было тяжело: чтобы добраться до Забрата, где был тогда аэродром, вставать ей приходилось в три утра.

Кстати, и роскошными волосами мама пожертвовала ради профессии. У нее была очень красивая длинная коса. Перед полетом мама убирала ее в шлемофон или убирала за пояс, но это ей доставляло неудобства. И тогда командование московской школы попросило ее отрезать волосы. Даже папе  прошение посылали.  

 

— Вы сказали, что вышку построили по ее настоянию. То есть, Ваша мама обучала парашютистов?

— Не только. За годы своей инструкторской деятельности Лейла Мамедбекова подготовила сотню опытных пилотов. А в годы Великой Отечественной Войны она добилась открытия планерно-парашютного клуба, где готовила парашютистов-десантников, число которых за годы войны достигло около четырех тысяч! Она не могла сидеть сложа руки, а на фронт ее просто не взяли, потому что на тот момент у нее уже было четверо детей.

12-1-min

— До какого возраста мама продолжала работать?

— Всю жизнь! Но вот с небом пришлось «завязать» в 1949 году, когда мама и совершила свой последний полет. Дело в том, что летать ей категорически запретили врачи. Всего же за 20 лет на учебных и тренировочных самолетах она налетала миллионы километров: ее трудовой стаж составлял 52 года к моменту ухода на пенсию ее летный стаж засчитывается как один год за два.  

Правда, расстаться с небом и профессией она не могла, поэтому долгое время продолжала работать заместителем я бакинского комитета ДОСААФ.  И здесь тоже мама была почти весь день занята: в ее обязанности входили частые поездки в аэроклуб, организация соревнований планеристов, парашютистов и т.д. Но в 1960 в возрасте 51 года она вышла на пенсию и уже не работала.

1220-min

— Ханлар муаллим, до начала нашей беседы Вы сказали о том, что Вашу маму можно назвать и первой женщиной-каскадером…

— Да. Дело в том, что на аэродроме «Бина» в 1934 году снимался фильм «Исмет» (“Азгоскинопром”, режиссер — Микаил Микаилов). И мама консультировала  и постановщика картины, и актрису, игравшую роль героини. Для съемочной группы был выделен даже самолет «У-2» с экипажем. Во время съемок настоящая актриса вела себя как заправский пилот — в костюме пилота она уверенно и как бы привычно садилась в самолет, который даже заводили. Но после команды «Мотор!» ручку киноаппарата крутить прекращали, и место пилота занимала Лейла Мамедбекова. На снятых в это время кадрах пленки запечатлено, как в небо взлетает именно она. При этом в воздухе мама совершала настоящие трюки – в частности, делала знаменитую «мертвую петлю».

В начале фильма на экране появлялась надпись: «Фильм посвящается первой летчице-азербайджанке Лейле Мамедбековой».  И по сути, она была и его главной героиней.

Кроме того, маме было посвящено еще два фильма:   “Лейла” и «Выше неба только небо»  ( “Азербайджантелефильм”, 1995 г., режиссер — Назим Рза Исрафилоглу).

35-min

—  Ханлар муаллим, а какой все же Лейла Мамедбекова была мамой? Как она Вас воспитывала?

— Своим примером. Нам не читали нравоучений. Время было другое. Мы жили огромной семьей в трехкомнатной квартире, и, представьте себе, жили дружно.

После смерти отца в 1952 году маме было особенно тяжело. Но она продолжала работать. Добавьте к этому традиционные женские обязанности по дому, и вы поймете, что времени и сил на какие-то «нотации» у нее просто не оставалось. Но мы в этом и не нуждались.  Мы знали, как себя вести. Попытки жаловаться друг на друга пресекались на корню. Помню, к нам в гости пришел племянник мамы, который стал вести себя немного неправильно. И, когда получил отпор – он просто конкретно мешал брату, заявил моей маме: «Я все расскажу своему отцу!», на что мама ответила: «Я и твоему отцу, и тебе покажу, как себя надо вести!».

 

— То есть, за помощью к ней вы не обращались?

— Нет. Мы вообще скрывали, кто наша мама, хотели сами всего добиться, а не быть в ее тени. Только однажды, когда я поступил в институт, а вредный проректор не выдавал мне справку для военкомата, я вынужден был попросить маму вмешаться. Помню, вернулась она из института возмущенная. «Мужчин не осталось! – гневно сказала она, — этот нехороший человек вел себя так, будто ему принадлежит весь мир! Сидел, развалившись в кресле, даже не удосужился привстать, когда я зашла! А ведь даже Мирджафар Багиров встречал меня у дверей! А этот еще и посмел мне отказать в справке!». Ну, конечно же, необходимый документ мама получила, потому что разозлить ее – дорогого стоило. Она могла и крепким словом «ударить», что она и сделала с тем проректором (смеется).

14-min

— Традиционных прогулок по бульвару с мамой, я так понимаю, не было?

— Нет. Мы в то время росли сами, это были 60-е годы. Летом мы с утра убегали на улицу, и гуляли до посинения, пока матери не звали нас ужинать.  Но зато я смог пойти в среднюю школу, а мои сестры и братья — лишь в вечернюю, потому что жить тогда было сложно. Правда, на 1 мая и 7 ноября я всегда получал обновки.

Время тогда было сложное. Но люди были другими. В чем-то теплее, душевнее, в чем-то – напротив, жестче. К примеру, сегодня какие-то принципы тогдашнего воспитания могут кого-то шокировать или даже показаться жестокими. Ну, к примеру, если кто-то из братьев или сестер заболевал, остальных не изолировали, а, напротив,  приближали к вирусоносителю – чтобы все переболели разом. Может, поэтому наше поколение как-то крепче нынешнего, что ли…

 

— А в Вашу личную жизнь мама не вмешивалась?

— Нет. Но когда я сказал, что решил жениться, она ответила: «Пожалуйста. Но сначала закончи институт и вернись из армии».

 

— Мудро.

— Запретить она могла только то, что считала опасным для нас. Допустим, когда брат решил летать на «истребителях», она была против. Но вместе с тем, ее старший сын прошел Великую Отечественную, а я – Карабахскую. войну. То есть, она не пыталась подавить в своих детях мужское начало и необходимые мужчине качества. Но волноваться, как мать, конечно же, волновалась.

63-1-1929-min

— Вы похожи на маму?

— Я думаю, мне до нее далеко. Я бы не смог прожить ее жизнь, у меня бы просто не хватило сил.

 

— В 2009 году вышла марка, посвященная Вашей маме. Почему Вы решили именно так обозначить ее 100-летие?

— Потому что это просто и вместе с тем эффективно и почетно. Я очень благодарен президенту страны, что с его помощью вышла марка, которая позволила напомнить всему миру о мужестве азербайджанской женщины-летчицы.

Я считаю, что моя мать прожила достойнейшую жизнь. В ее досье, хранящемся сейчас в Музее истории Азербайджана, наряду с орденской книжкой, Медалью материнства и высокими правительственными наградами, хранится множество писем, праздничных поздравлений и просто корреспонденции от простых людей, беззаветно любивших к свою соотечественницу, прекрасную азербайджанскую женщину, которая была с небом на «ты».

3-1-min

— Спасибо Вам за интересную беседу!

One comment

  1. «Пришла она в клуб в 1939 году, и почти сразу подняла в небо самолет…» Явная опечатка с 1939 годом.

Добавить комментарий