ФОТОГРАФИЯ – КАК ОБЪЕКТ

Наиболее характерной чертой современности является динамика все увеличивающейся сложности. А сложность предполагает неоднозначность, многомерность, многослойность, параллелизм измерений и миров. Уже в 20 веке человечество пришло к тому, чтобы признать состоятельность не одной, а нескольких «картин мира». В современном искусстве сложность отражена во всем, но в первую очередь, в формальных подходах, в технологических ноу хау (новинках), меняющих не только визуальную форму, но и сами условия восприятия произведений искусства, их презентации на общественных площадках.

2v3a5733-min

Не ошибусь, если скажу, что наиболее громкими изобретениями в современной культуре являются те, что связаны именно с изменениями в условиях восприятия, а также с «играми» в пространстве. Например, очень популярное сегодня 3-D кино. Или не столь популярное, но тем не менее, из этой же категории эффектных изобразительных форм — голографическая фотография. Зрителя словно пытаются столкнуть с самой физической реальностью, элиминировав условный характер художественной работы. Но этот объемно-пространственный формат не выходит за рамки чистой атракционности, трюкачества, несколько поверхностного, почти циркового иллюзионизма. Он сильно коммерциализирован и рассчитан на привлечение широких масс. Куда интереснее с инновационной и креативной точек зрения выглядят фотоколлажи начала прошлого века, и вообще коллаж (монтаж) как прием, который, будучи широко распространенным во времена раннего авангарда, вновь обрел немыслимую популярность в эпоху Photoshop. Прием цифрового коллажа посредством мульти экспозиций помогает вскрыть многомерность реальности, показав ее разные стороны и аспекты без привлечения каких-либо сложных технологических изощрений. В контексте этих или близких к этим поисков и нужно рассматривать проект Фахрии Мамедовой «Dua*s».

2v3a5858-min

Фотообъекты Ф. Мамедовой способны создать у зрителя мини-когнитивный диссонанс — что он видит перед собой, фотографию или минималистическую скульптуру? Взглянем на них (они все по форме одинаковы): прямоугольный параллелепипед, состоящий из трех приложенных друг к другу квадратных кусков оргстекла, между которыми находятся два разных снимка (отсюда и название проекта), напечатанных специальным цифровым способом, позволяющим достичь прозрачности, сквозного восприятия. Таким образом, глядя фронтально на этот фотографический объект, мы видим наложенные друг на друга две фотографии, то есть как бы получаем двойную экспозицию.

2v3a5862-min

Совмещение пространственного объема и плоскостного изображения — далеко не новость: часто скульптуры расписываются, да и в керамике мы сплошь и рядом встречаемся с расписной пластикой — это специфика самой керамики как вида декоративного искусства. Но вот совмещение материальной пластики и фотографии не столь частое явление в художественной практике. А если речь идет об использовании не одной фотографии, да к тому же в той подаче, которая предложена Ф. Мамедовой, то можно уже говорить о нетривиальном видении этого совмещения.

2v3a5832-min

Фотография и пространственный объект. Точнее так (вдохновившись хайдеггеровской склонностью к языковым комбинациям): фотография-как-объект. Кстати, эти работы можно воспринимать и в качестве дизайнерских артефактов с налетом сувенирности. В этом смысле эти фотообъекты могут иметь чисто прагматическое значение — их можно использовать в качестве элементов интерьера или что-то в этом роде. Но, на мой взгляд, их художественная ценность заключена в самом подходе, в технике о-пространствования фотографии и создании двойной экспозиции, с той оговоркой, что фотографии не смешиваются в рамках двумерной плоскости, а располагаются в пространстве параллельно и на небольшом расстоянии (зазоре) друг от друга. Что происходит в результате? И почему в этом случае нельзя говорить о традиционном режиме двойной экспозиции?

2v3a5735-min

Потому что, все дело здесь — в пространственном зазоре между фотографиями, создающим выход из двухмерности в трехмерность. Скажем, когда мы наблюдаем обычный снимок на фотобумаге с двойной экспозицией, то мы понимаем, что не сможем искусственно разделить два совмещенных на плоскости снимка. Двумерная поверхность листа навсегда закрепляет две фотографии вместе — они принадлежат одному и тому же «пространству». Это — «два в одном». Но многомерность здесь реализуется только в символическом смысле, не более того. Плоскость остается плоскостью. То, что делает Ф. Мамедова — это разрыв двухмерности, сохранение фотографических миров в собственных визуальных измерениях. То есть они не пересекаются, оставаясь независимыми. Если в случае с двумерной мультиэкспозиционной фотографией, смещая угол зрения мы будем продолжать видеть то же самое, то есть ничего не измениться, то в случае с трехмерной двойной экспозицией мы обнаружим изменения. Например, если смотреть на такой фотографический объект сбоку, под сильным углом, но увиденное будет отличаться от того, что мы увидим с фронтального плана, так как передняя фотография не просто совмещена с задней, а именно наложена на нее на расстоянии, то есть как бы «загораживает» эту заднюю. А, меняя угол зрения, мы, соответственно, меняем геометрическое соотношение фотографий относительно друг друга и тогда создается объемный «голографический» эффект.

2v3a5856-min

Интересно и символическое прочтения данного технического приема. В современном мире популярны разные теории, описывающие наш мир, как совокупность многих измерений (особенно много споров имеют место в современно физике, квантовой механике). Так вот, эти миры и измерения сосуществуют рядом, параллельно, по принципу «матрешки», один в другом. Но сосуществуя вместе, они не пересекаются, а достигнув прозрачности восприятия, особым «духовным зрением» можно увидеть эти миры вместе… наложенных друг на друга, но не касающихся друг друга, существующих сами по себе, как независимые и автономные вселенные…

2v3a5874-min

 

2v3a5906-min

2v3a5949-min

 

Ноябрь, 2016

Добавить комментарий