«ДОВЕРЯЮ ТОЛЬКО ТЕМ ЦИФРАМ, КОТОРЫЕ СФАЛЬСИФИЦИРОВАЛ САМ»

— Али муаллим, если охарактеризовать вас в двух словах, то вы очень похожи на человека, пребывающего в состоянии перманентного поиска: учились в пяти школах, двух институтах и аспирантурах, к тому же не раз меняли профессию… Известный социолог, журналист, возглавляли два информационных агентства, были телевизионным ведущим, создателем телепроектов и рекламных роликов, работали аналитиком в президентском аппарате, занимались пиаром в ходе выборов … Что это, как не вечный поиск?

— Похоже, вы неплохо подготовились к нашей встрече…

 

— Старались ))) … Если в двух словах, как бы вы себя охарактеризовали?

— Сам удивляюсь (улыбается), но такова, наверное, моя натура. Я ведь перепробовал не только разные профессии, но и кучу видов спорта: баскетбол, фехтование, стрельба, гребля, конный спорт, регби… Так что, спорить не буду. Хотя… раз договорились описывать емко и кратко, то я — человек, который постоянно не доволен собой и старается все сделать лучше.

 

— Вы к тому же известный КВНщик, входили в легендарную команду Юлия Гусмана, которая дважды становилась чемпионом СССР… Словом, из старых могикан…

— Боюсь, что уже не из могикан, а из мамонтов. Страшно вспомнить, но это было чуть ли не полвека тому назад. Как говорят киношники, уходящая натура.

 

— Не трудно жить в постоянном недовольстве собой и попытках все улучшить?

— Говорят, что лучшее – это враг хорошего, но иначе не получается. Я как-то готовил материал о том, как необъективно измеряет коррупцию всемирно известная организация Transparency International. Так написал им 17 писем, пока не завершил, наконец, статью. А прошлое лето целиком потратил на тему измерения телевизионных рейтингов… Так что, если что-то делаешь, то старайся сделать это хорошо. Во всяком случае, меня так учили… Очень многому обязан студенческим годам. Я, признаюсь, недолго проработал инженером, но благодарен АзИИ за то, что научился «пахать»: бесконечные курсовые, зачеты, чертежи… Не поверите, но после каждой экзаменационной сессии у нас в институте (рядом со входом в актовый зал) висели объявления: отчислить, перевести на вечернее или заочное обучение. Объявлений было так много, что их писали не на ватмане, а на обоях. Они висели бесконечными рядами, как китайские дацзыбао (если кто-то еще помнит, что это такое).

За студенческие годы у меня сложилась привычка не выходить из дома без авторучки. Ведь во время сессии никогда не угадаешь, где и когда пересечешься с педагогом и получишь отметку, так что мы ходили с зачеткой и ручкой. И я благодарен тогдашнему ректору АзИИ Исмаилу Алиевичу Ибрагимову за науку, за то, что там меня приучили вкалывать. Дай Бог ему здоровья! И еще. Я многим обязан двум людям в профессиональном росте: профессору Джамилю Ахмедли и научному руководителю, академику Афранду Дашдамирову. Первый «заразил» меня социологией, а второй – своей требовательностью к точности, качеству работы помог раскрыться, как исследователю. И это у него я научился искусству редактирования.

Знаете, я уверен, что никакое образование, книги и наставления в принципе не могут научить тебя чему-то. Можно лишь развить в человеке то, что заложено в нем изначально. Как говорится, гуюя су текмякля деил. Колодец невозможно заполнить водой, его можно только отрыть и дать воде выйти наружу…

 

— В одном из интервью вы как-то заметили, что по жизни являетесь фаталистом…

— Скорее, детерминистом. Ведь, по большому счету, многое заложено в нас изначально, и собственные возможности (характер, пристрастия, способности и проч.) предопределяют траекторию нашей жизни. Так что, если бы мне выпала возможность прожить свою жизнь заново, то, скорее всего, я бы набил себе те же самые шишки, наступая практически на одни и те же грабли.

Признаюсь, я поступал в свое время на физфак лишь потому, что для меня слово «радиоэлектроника» звучало, как музыка. Тогда был очень популярен фильм «9 дней одного года» о жизни ученых-ядерщиков, он, как говорится, сразил меня наповал. Физфак был весьма романтическим выбором, и о том, что он ошибочен, стало ясно уже 15 сентября… После первого же семестра я перевелся в АзИИ, где… окончательно убедился, что технические науки – не для меня. Так что, выбирая профессию, нужно понимать, что ты из себя представляешь, что у тебя получается лучше всего, а главное – что ты любишь делать. Что можешь бесконечно «вылизывать», чтобы достичь лучшего результата. Например, я не раз ловил себя на том, что хочется внести исправления в уже напечатанную (!) статью… Редкий зануда, да?

Вообще я убежден, что каждому из нас на протяжении жизни выпадает несколько шансов круто поменять судьбу. У меня их было целых четыре, правда, двумя из них я не смог воспользоваться… Потому, что хотя и оказался в нужное время в нужном месте, но … не в том состоянии. Я ведь немножко писал (или графоманствовал?), в частности, подготовил сценарий документального фильма о прогнозировании землетрясений. И показал его вместе с парочкой рассказов нашему кинематографическому мэтру Рустаму Ибрагимбекову. Ему все понравилось, и он сказал, что учеба на сценарных курсах в Москве, куда в то время я отчаянно стремился, мне практически гарантирована, на отделении документалистики. Но я грезил художественным кино, я был болен этим (один штрих: тогда вышел на экраны знаменитый фильм Клода Лелюша «Мужчина и женщина», он мне так нравился, что просмотрел его 11 раз). Но мне справедливо было сказано, что показанного – мало, что хорошо бы еще хотя бы несколько рассказов. Я пообещал это сделать, и был уверен, что сдержу слово. Но тут меня стали настойчиво звать в армию (несмотря на мое отвратительное зрение), к тому же, родилась моя первая дочь, словом, сценарные курсы пролетели мимо. Но я нисколько не жалею, так как верю в старое правило: если можешь не писать — не пиши. Вот и не пишу, точнее, не публикую написанное. Помните пронзительную сцену объяснения в любви Китти и Левина в «Анне Карениной»? Они пишут мелом на карточном столике вместо слов лишь заглавные буквы, и — понимают написанное! Толстой так мастерски это описал, что ты живешь в этот момент чувствами героев, и понимаешь, что они пишут, глядя только на заглавные буквы! … Вот что такое настоящее писательство!.. До сих пор помню, какое потрясение испытал при прочтении романа Маркеса «Сто лет одиночества»… И именно тогда утвердился в мысли, что мое «непопадание» на сценарные курсы не было случайным, хотя выглядело оно как стечение обстоятельств.

PICT_20151107_202153.JPG

— А что у вас получается лучше всего?

— ))) Похоже, что внуки, они у меня замечательные!

 

— Как признают бывалые игроки, КВН – это незабываемый этап их жизни…

— И это правда, особенно в моем случае. КВН полностью трансформировал меня, раскрыл такие качества, о которых я и не подозревал… Можете представить, что я был не просто стеснительным и робким, а страшно стеснительным и робким?! Сейчас в это трудно поверить, но это так. Помню, когда я только поступил в АГУ, мы отдыхали в санатории. И как потом признались ребята, с которыми я, в конце концов, подружился, меня принимали поначалу за иностранца: настолько я был закомплексован и всех сторонился. Благодаря КВН я стал абсолютно другим: общительным, контактным, а некоторое время – и популярным.

 

— КВН не стал некой традицией в вашей семье?

— Стал, конечно, ведь чувство юмора у нас в крови. В КВН играли и обе дочки, и старшие внуки, словом, это фамильное. Со временем, не сомневаюсь, будет квнщиком и младший внук. Сейчас он перешел в 4-ый класс, а два года назад, когда ему было семь, он как-то спросил: бабася (он меня так называет), то, что ты сейчас сказал, это ирония или сарказм?

 

— Вас, как одного из основоположников КВН в Азербайджане, устраивает нынешний уровень нашей сборной?

— Знаете, старая команда «Парни из Баку» выиграла все, что можно. Мы заняли не только первое место в СССР, но и выиграли Чемпионат чемпионов. Наши прямые наследники – это блистательные ребята блистательного Анара Мамедханова. И, если честно, то еще неизвестно, кто бы выиграл, если можно было бы организовать поединок наших команд, мы спокойно могли бы проиграть. Что касается сегодняшней сборной, то она после затянувшегося периода проб и ошибок нащупывает, как мне кажется, собственный стиль.

Не стоит забывать о том, что в корне изменилась игра, КВН стал многократно зрелищнее, музыкальнее и очень напоминает шоу. Сейчас невозможно представить сильную команду, которая плохо танцует, где нет хороших голосов или актеров. И главное – свое лицо, запоминающаяся манера игры … Мне трудно судить, когда нынешние квнщики смогут, да и смогут ли вообще если не превзойти, то хотя бы повторить успех своих предшественников (чего я им всячески желаю). Но мир изменился, изменились и шутки, изменился и КВН. Для большинства из нас это было хобби, именно поэтому многие мои собратья по команде стали докторами наук, лауреатами государственных премий, руководителями предприятий и т.д. Сегодня КВН — это уже бизнес. И дело не в том, плохо это или хорошо. Это реальность, и бессмысленно, да и бесполезно выступать против этого. Вы же не возражаете против того, что у коровы хвост растет вниз, а у лошади – вверх, правда?

К тому же, будем реалистами, уровень кругозора многих молодых наших сограждан упал. Наверное, трудно найти в Азербайджане человека, который с безразличием взирал бы на то, какие усилия прилагает новая команда министерства образования, чтобы исправить ситуацию, сложившуюся в этой сфере. Но есть вещи, которые не изменить никакому отдельно взятому министру: это отношение к образованию. Не к получению диплома, а к желанию развиваться, учиться, читать, в конце концов! Во времена СССР бытовала шутка: «Если тебе дали образование, то это не значит, что ты его получил»… Недавно (в азербайджанском смысле «недавно», то есть, года полтора-два тому назад) я оказался в парке рядом с компанией симпатичной молодежи. Через пару минут выяснилось, что это ребята из азербайджаноязычного клуба «Что? Где? Когда?» проводят тренинг: задают друг другу разные вопросы, подразумевающие выяснение кругозора. Я невольно прислушался и обнаружил, что знаю ответы на все (!). А потом меня ожидал неприятный сюрприз: пошли вопросы, на которые я мог ответить еще в 5-6 классе школы! По какому принципу создана азбука Морзе? Как звали Буратино в изначальном, итальянском варианте сказки? Почему на старых фото лошади никогда не мчатся? Какая разница между перископом и кинескопом? … Для того, кто учился в советской школе – это детский лепет, ответы подразумеваются автоматически. Ну, какой может быть после этого уровень той команды клуба «Что? Где? Когда?» или КВН…

Кстати, благодаря КВН… я женился… Сорри, но эта тема – табу: супруга наложила вето на эту тему.

 

— Так в вашей семье главный человек – она?

— А кто же еще? Официально глава семьи, конечно, я, (и моя вторая половина это всегда и везде подчеркивает), но на практике… Конечно, мы всегда советуемся, но иногда бывает, что я принимаю решение, которое (как я знаю заранее) она не одобрит, но иначе поступить не могу. В свое время, например, я добровольно ушел из президентского аппарата…

 

— По причине?

— Не сработался с тогдашним госсекретарем Лалой Шовкет и написал целых два заявления об уходе.

 

— И часто вы так поступали?

— Принципиальные решения принимаются, как вы понимаете, не каждый день, но что было, то было. Кстати, когда я бросил аспирантуру в Институте кибернетики и с головой ушел в философию, супруга меня поддержала.

 

— Говорят, что социология – это искусство опрашивать людей. Давайте мы с вами проведем блиц-опрос. Вы отвечаете кратко, а потом, если понадобится, попросим развернутый ответ, согласны? Итак. Вам приходилось обманывать при проведении опросов?

— Да!

 

— Вам приходилось обманывать свою супругу?

— (после краткой паузы)… да!

 

— Вы говорите искренне?

— Если не возражаете, отвечу в социологическом ключе, как это иногда предусматривает анкета…

 

— И ваш ответ…

— … скорее да, чем нет.

pict_20151107_201427

— Вы хороший социолог?

— Нет, не хороший, а очень хороший.

 

— Насколько понимаю, от скромности вы не умрете.

— Если позволите, поясню. Фокус в том, что социология для меня – это не просто профессия, это – призвание. Знаете, я всегда видел своего отца работающим, он вечно что-то писал, творил, изобретал (к примеру, создал уникальную центрифугу, с помощью которой можно было испытывать на сейсмостойкость модель любого сооружения в мире: от пирамиды Хеопса до Останкинской телебашни). Если честно, тогда я не понимал, как можно столько работать… Конечно, выпадали и минуты отдыха. Родители обожали нарды, и на всякий случай играли на кухне, чтобы обед не выкипел на плите. Но они так самозабвенно отдавались игре, что забывали обо всем и в их присутствии прогорали кастрюли!). И когда после долгих попыток нащупать собственный путь я пришел-таки в социологию, то понял, что это – мое. Стал засиживаться над отчетами за полночь, и ни капельки не уставал. Я и сейчас получаю истинное удовольствие от анализа данных. Кстати, я не просто социолог, а поллстер – специалист в области изучения общественного мнения, если хотите, фанатик замеров мнений людей. Не упускаю ни одного шанса прозондировать массовые настроения и ожидания. В такси, парикмахерской, поликлинике, везде, где люди открыты, готовы к контактам и говорят искренне. Иногда супруга даже просит: слушай, мы же едем на свадьбу, давай хоть сейчас ты не будешь интервьюировать шофера, а? …

Так что, я в этом деле, как говорится, съел собаку, и не одну. Если уж нахожу изъяны в опросах всемирно известной службы Гэллапа, то это о чем-то свидетельствует, не так ли?

 

— Можно чуть подробнее об этом?

— Когда войска западной коалиции вошли в Ирак, социологи Гэллапа провели опрос жителей США. В числе прочих был задан любопытный вопрос. Он звучал примерно так: КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, ОЗНАЧАЕТ ЛИ ЗАХВАТ БАГДАДА (столицы Ирака) ПОБЕДУ НАД САДДАМОМ?

 

— А что здесь странного?

— «Странна» сама постановка: рядовым гражданам задали вопрос, рассчитанный на экспертов. То есть, «человека с улицы» спрашивают о том, в чем он не компетентен. Его выдают за военного аналитика, но аналитик, согласитесь, обязан знать, как называется столица Ирака! Как вы думаете, это ошибка социологов?.. Не отвечайте, это риторический вопрос. Чтобы был понятен общий контекст вот еще один пример. Служба Гэллапа как-то задала вопрос, связанный с акциями протеста против вторжения в Ирак. Он звучал так: НЕКОТОРЫЕ ГРАЖДАНЕ США, НЕ СОГЛАСНЫЕ С НАШИМ ПРИСУТСТВИЕМ В ИРАКЕ, (И СОЗДАВАЯ ПОМЕХИ ДЛЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ТРАНСПОРТА) ВЫХОДЯТ НА УЛИЦЫ С АКЦИЯМИ ПРОТЕСТА. ВЫ «ЗА» ИЛИ «ПРОТИВ» ЭТИХ АКЦИЙ? На первый взгляд, звучит вполне невинно, но лукавая вставка (СОЗДАВАЯ ПОМЕХИ ДЛЯ ОБЩЕСТВЕННОГО ТРАНСПОРТА), заложенная в анкету, — это установка на негатив, на неодобрение протеста. Так что, служба Гэллапа занималась скорее не изучением, а манипуляцией общественного мнения.

 

— А как нам, обычным людям, распознать, перед нами цифры добротного опроса или подделка?

— Увы, для «человека с улицы» эта ноша вряд ли подъемна, хотя есть масса признаков, говорящих о недобросовестности или дилетантизме социологов. Если уж служба Гэллапа химичит, то нашим будто бы сам Бог велел. Разница в том, что первые делают это намеренно и со знанием дела, а вторые – чаще всего из-за дилетантизма, хотя есть и вопиющие случаи злого умысла. Например, ФАР-центр как-то пытался вызвать сомнение в итогах президентских выборов, проведя жутко неграмотно экзит-полл в день голосования. Там практикуют «уличные опросы», хотя это противопоказано при зондаже общественного мнения. (Интервью на улице допустимы в маркетинговых исследованиях, когда покупателей опрашивают до и после посещения маркета, выясняя, купил ли он то, что планировал). Другие «социологи» опрашивают ровно тысячу человек, а это – нонсенс. Понятно, что нужно строго руководствоваться выборкой, а потом проверить, что же получилось в итоге. И если есть расхождения между реально опрошенными и структурой населения, то провести «ремонт выборки», когда добавляются или убираются «лишние» респонденты (к примеру, студентов оказалось больше, чем нужно). Естественно, после такой процедуры (плюс отсев некачественно заполненных анкет) тысяча респондентов выглядит как минимум подозрительно.

 

— Вы признали, что приходилось обманывать при проведении опросов…

— … Может, вы в курсе, что среди социологов популярна фраза, которую приписывают Черчиллю: «Я доверяю только тем цифрам, которые сфальсифицировал сам». Значит ли это, что я подделывал данные? Судите сами. Лет 30 тому назад, когда я был ученым секретарем Центра по изучению общественного мнения при ЦК КП Азербайджана, был проведен опрос, посвященный отношению к перестройке (сегодня кто-нибудь помнит, что это такое?). Как оказалось, бакинцы относятся к перестройке не совсем так, точнее, совсем не так, как рассчитывало ЦК. И там решили «сделать себе красиво»: мобилизовали райкомы партии и активистов, как попало раздали тысячи анкет, и спустя неделю «опрос» закончился. Мне, как водится, дали отмашку: обработать. А для ускорения процесса придали аж пять вычислительных центров (тогда компьютер был размером с комнату, и его обслуживала куча народа). Тут выяснилось, что начальник одного из вычислительных центров – мой сокурсник по АзИИ, и я решился на авантюру: с его помощью выдал результаты старого опроса за новый. То есть, эта «фальшивка» на самом деле отражала реальность, хотя и не такую, какую ожидали мои боссы…

 

— А приходилось испытывать прессинг для получения «нужных цифр», не соблазняли вас гонорарами или «борзыми щенками»?

— Не без этого, конечно. Вот вам случай из рубрики «Теперь об этом можно рассказать». Однажды один горкомовский функционер предложил мне не просто измерить рейтинг Аяза Муталибова, который баллотировался тогда в президенты, но и показать «победные» баллы, намекнув, что партия в долгу не останется.

 

— И..?

— И ничего… Признаюсь, я заядлый собачник, но «борзых щенков» у меня отродясь не было (тот горкомовский функционер, кстати, сейчас – очень независимый депутат)…

 

— Кто-нибудь из родных пошел по вашим стопам?

— Увы, никто. Возлагал надежды на младшую дочку, которая в 14 лет могла определить по заготовкам анкеты, какие вопросы придумал я, а какие – кто-то другой. Но не сложилось…

 

— В вашей жизни, наверняка случались моменты, которые просто невозможно забыть, не так ли ..?

— Если вспомнить эпизоды, связанные с КВН, то, прежде всего, это первый прямой эфир на Центральном телевидении. Трансляция шла из театра на Шаболовке. Мы готовились выйти на сцену, а я так разволновался, что левая нога, как сейчас помню, ходила у меня ходуном. Ребята тут же влили в меня допинг (нет, не мельдоний, а сто грамм коньяка), но он абсолютно не подействовал! И это при том, что я спиртное употребляю редко и в микроскопических дозах. Но стоило оказаться под светом софитов и произнести первую фразу, как нога стала вести себя по-человечески.

Кстати, я уже тогда обратил внимание, что включенный микрофон и камера ни капельки меня не смущают. Сразу накатывает кураж, я становлюсь оживленнее и разговорчивее, чем обычно (а меня трудно назвать молчуном), словом, режим on line, да еще на русском – моя стихия. Разумеется, к прямому эфиру нужно быть готовым, ведь недаром говорят, что хороший экспромт – это заготовленный экспромт.

 

— Не поделитесь: вы по жизни везунчик или..?

— Или… Я всего добивался самостоятельно, набивая неизбежные шишки и зарабатывая мозоли …Есть известное выражение «self made man» (человек, сделавший себя сам – «Галерея»), так это про меня. Дома меня держали в ежовых рукавицах, все, что мне разрешалось вволю – это книги и спорт. Вот я и читал, читал и читал, и в результате мы имеем то, что имеем.

 

— Вы успешный человек?

— Это зависит от того, в какой «системе координат» проводится оценка. Что касается профессии, то, да, здесь я успешен. Без капли нарциссизма должен признать, что состоялся в качестве поллстера, причем давно. Так что, в этом смысле про меня можно сказать, что я «широко известен в узких кругах». Другое дело – регалии и звания, их у меня нет, но я за ними и не гонялся. В социальной психологии есть понятие «референтная группа». Это люди, мнение которых служит человеку основой для самооценки или формирования неких стандартов поведения и пр. Так вот, в своей референтной группе я достаточно авторитетен. И потом. Наверное, вам известна фраза «Делай, что должно, и будь что будет» (некоторые считают ее девизом тамплиеров). Как бы то ни было, но я стараюсь жить в соответствии с этим принципом, другое дело – насколько у меня получается, но об этом судить не мне.

 

 

 

Добавить комментарий