ВЛАСТЬ СЕРДЦА

Встреча с кардиологом – волнующее событие даже для самого хладнокровного человека, потому что от сердечно-сосудистых заболеваний умирает больше людей, чем от каких-либо других болезней. Но при профилактике и правильном лечении можно победить даже самое сложное заболевание, тем более, когда есть такие замечательные врачи, как шеф-кардиолог «CARDIOCENTER» Ульви Мирзоев!

 

— Почему, несмотря на современные достижения медицины, смертность от заболеваний сердца по-прежнему занимает лидирующую позицию и люди продолжают умирать?

— Умирать на самом деле продолжают, хотя в процентном отношении смертность намного уменьшилась после внедрения таких методик, как шунтирование, стентирование, инвазивные вмешательства и вмешательства при остром инфаркте миокарда. Но, к сожалению, сами заболевания никуда не исчезли. По-прежнему, люди страдают от ишемии, сердечной недостаточности, атеросклероза. К тому же эти пациенты стали дольше жить…

 

— Ну надо же, и это несмотря на все «усилия» врачей!

— Из-за того, что увеличилась продолжительность жизни, у кардиологических больных возникают новые проблемы.

 

— Какие?

-Вообще-то, это в большей степени относится к европейским странам, где врачам приходится сталкиваться с пациентами от 80 лет и выше. Как правило, у таких больных ухудшается качество жизни, возникают различные проблемы, требующие дополнительного ухода и длительной реабилитации, которая у нас еще не достаточно развита.

 

— В чем заключается эта реабилитация?

— В кардиологии к термину «реабилитация» относятся физическая, чтобы пациент чувствовал себя не хуже, чем до заболевания, и психосоциальная, которая позволяет ему отойти от своего заболевания или же принять его, как данность, и начать с ним бороться. И здесь главное – профилактические меры, призванные минимизировать возможность повторного заболевания. И, конечно же, социальная реабилитация, которая возвращает пациента к привычной жизни. Как говорили в старом добром фильме, человека надо «вернуть в семью, в коллектив, в работу!»

 

— Вы затронули тему пожилых людей, но это хотя бы укладывается в логику! А как же быть с молодыми, ведь сегодня от инфарктов умирают даже 18-летние?! С чем это связано?

— В наше время многие болезни «помолодели», в том числе и атеросклероз, который провоцирует развитие сердечно-сосудистых заболеваний. Основные факторы риска развития атеросклероза — генетика, патологии, неправильное питание, повышенный холестерин, курение, малоподвижный образ жизни, постоянные стрессы, диабет. Кстати, сегодня между диабетом и сердечно-сосудистыми заболеваниями стоит знак равенства, потому что диабет рано или поздно обязательно приводит к поражению сосудистой системы. Все эти факторы вполне могут спровоцировать болезни сердца даже у молодого человека.

 

— С генетикой не поспоришь, да и стрессы избегать не получается, но вот питание и движение вполне в наших руках! Так почему же люди, несмотря на многочисленную информацию о вреде фаст-фуда, все равно его едят?

— Потому же, почему они продолжают курить, хотя прекрасно знают, к чему это может привести! Мне кажется, люди не очень добросовестно относятся к своему здоровью, а уж в нашей стране вообще не обращают на него никакого внимания и приходят к врачу в самом крайнем случае. Профилактикой у нас занимаются крайне редко. Правда, многие молодые люди, которые ведут здоровый образ жизни, учились и жили за границей или работают в иностранных компаниях и открыты европейскому менталитету, регулярно проходят Check-Up. Люди же среднего и пожилого возраста почти никогда этого не делают, даже диабетики с высоким фактором риска!

 

— А вы к какой группе относитесь?

— К последней, и хотя я сам врач, редко обращаюсь к своим коллегам.

 

— Почему?

— Не знаю… Возможно, это лень и постоянная нехватка времени.

 

— Сколько раз в год городской житель, который не очень правильно питается, курит и мало двигается, должен проходить кардиологический Check-Up? И в чем он заключается?

— Осмотр врача, кардиограмма, при необходимости эхокардиограмма и стресс-тест на беговой дорожке, биохимические анализы, проверка печени и почек, если есть диабет — осмотр у эндокринолога, гипертоники должны пройти осмотр у офтальмолога. В целом, если среднестатистический городской житель, не отягощенный серьезными заболеваниями, раз в год будет проходить Check-Up, этого вполне достаточно.

 

— А как быть абсолютным лентяям, которые вообще никогда не посещают врачей? Что должно их насторожить, чтобы они обратились к кардиологу? Может быть, есть какие-то ярко выраженные симптомы?

— Боли за грудиной, обычно жгучие, иногда они отдают в плечо, левую руку, спину и даже в челюсть. Если боли возникают не только во время ходьбы или при незначительных нагрузках, но и в спокойном состоянии, это говорит о том, что надо немедленно идти к врачу.

 

— Каким направлением кардиологии вы занимаетесь?

— В основном это инвазивная кардиология, то есть, вмешательство в сердце с диагностической или лечебной целью. Я завершал свое медицинское образование в Турции, где, как и во всех европейских странах, кардиолог является не только терапевтом, но и в обязательном порядке выполняет инвазивные вмешательства. Если же возникает необходимость в операции на открытом сердце, такого больного мы передаем кардиохирургу.

IMG_9245.jpg

— Вы когда-нибудь делали операции на открытом сердце?

— Нет, это не моя специальность, но я присутствовал на таких операциях.

 

— И какие ощущения у вас возникали при виде распахнутых ребер и бьющегося сердца?

— У врачей все ощущения связаны исключительно с профессиональным подходом, эмоции мы учимся отключать…

 

— Вот мы и подошли к вопросу, который должен был быть первым! Почему вы решили стать врачом?

— Мои родители не имеют никакого отношения к медицине. С детства я мечтал о карьере дипломата. Дело в том, что в далекие советские времена мой папа работал в сирийском городе Алеппо в качестве специалиста-инженера, и мы всей семьей жили за границей. Довольно часто мы ходили в советское консульство на показы новых фильмов, участвовали в различных мероприятиях и праздниках, и посольская атмосфера мне невероятно нравилась. Мне так хотелось стать частью этого мира, что когда я, десятилетний мальчик, видел дипломатических работников, замирал от восторга! Но я не просто мечтал, я серьезно готовился к поступлению в знаменитый МГИМО, но тут наступили 90-е годы, и это стало практически нереально. Планы пришлось менять, и я сдал экзамены в стамбульский университет на факультет международных отношений, где мне предстояло учиться на английском языке. Но так сложилось, что уехать мне так и не удалось… Наступил конец весны и надо было что-то решать… Моя сестра в то время уже училась на пятом курсе мединститута, и, видя мои сомнения и метания, однажды предложила мне пойти с ней на лекцию по психиатрии, которую им читал Агабек Султанов. У меня были такие фантастические ощущения от этой лекции, что я сказал сестре, что это не обучение, а самый настоящий кайф! В тот день я решил поступать в медицинский и не жалею о своем выборе — если бы мне представилась возможность прожить вторую жизнь, я однозначно стал бы врачом!

 

— А как вы решили стать кардиологом?

— На третьем курсе мы изучали пропедевтику внутренних болезней. Я попал в институт кардиологии, и преподаватели, у которых мне посчастливилось учиться, во многом поспособствовали тому, что я выбрал кардиологию.

После окончания мединститута я столкнулся с серьезной проблей — в Баку тогда еще не было хороших клиник и перспектив карьерного роста, поэтому я сдал экзамены и летом 2000 года стал резидентом университета Анкары. Через четыре года я стал врачом-кардиологом или, как говорят в Турции, узманом, и мне выдали сертификат, который позволяет мне не только лечить, но и руководить клиникой. Но спустя много лет я решил усовершенствовать свои административные знания, и сейчас заканчиваю магистратуру по управлению здравоохранением.

 

— Ваша сестра, которая сыграла такую важную роль в вашей жизни, не рассталась с медициной?

— Нет, она врач-терапевт, у меня и супруга врач!

 

— Здорово, у вас уже целая династия получается! Это замечательно, когда супруги занимаются одним делом!

— Я думаю, что врача может понять только врач! У меня ненормированный режим работы, могут посередине ночи вызвать к сложному пациенту, и если в семье такой образ жизни не находит понимания, это чревато серьезными проблемами.

 

— Так как же вам удалось, если вернуться на несколько вопросов назад, победить свои эмоции?

— Без сочувствия и сострадания нельзя стать хорошим врачом, а что касается хладнокровия, то оно прививается в мединституте, на первых курсах, когда для изучения анатомии ты начинаешь посещать секционные и морги. То, что там видят студенты, сложно передать словами. Долгое время, когда я смотрел на обычных живых людей, мне казалось, что я вижу не лица, а мышцы, кости и сосуды. Выдержать это может не каждый, поэтому я убежден, что у хорошего врача должны быть крепкие нервы, особенно если его специализация связана с хирургией.

 

— Учитывая, что экстрима у вас и на работе хватает, вы, наверное, предпочитаете спокойный и размеренный отдых в кругу семьи?

— К сожалению, семье я уделяю намного меньше времени, чем хотелось бы… А отдыхать я люблю активно — пробежки, фитнес, раз в неделю играю с друзьями в футбол.

 

— А вредные привычки, курение, например?

— Не курю, но люблю вкусно покушать, сладкое очень люблю, то есть, все то, что не советую своим пациентам.

 

— Об этом говорила Агата Кристи: «Великое преимущество врача заключается в том, что он не обязан следовать собственным советам»!

Японцы считают, что для хорошей физической формы в день надо проходить 10 000 шагов. А что посоветуете вы?

 

— Если каждый день человек будет 30-40 минут ходить быстрым шагом, этого вполне достаточно, чтобы поддерживать себя в тонусе. Но при этом нагрузка должна быть комфортной. Для этого даже вывели математическую формулу: 220 минус ваш возраст, и 85% от этой цифры – это оптимальная частота сердечных сокращений во время нагрузки для поддержания хорошего сердечного тонуса. Кстати, на современных тренажерах есть опция, которая позволяет вычислить эту оптимальную частоту.

 

— Говорят,чтобы сохранить сердце здоровым, надо время от времени употреблять алкоголь в умеренных дозах. Вы с этим согласны?

— Для сердца рекомендуется бокал красного вина, которое обладает прекрасными антиоксидантными свойствами, а в небольших количествах полезен и крепкий алкоголь. Но если человек гипертоник, спиртное ему категорически не рекомендуется. Одна из самых полезных систем питания — средиземноморская, где помимо овощей, фруктов, морепродуктов, обязательно присутствуют сухие вина. Поэтому те же французы, итальянцы и греки гораздо меньше страдают от сердечно-сосудистых заболеваний.

 

— Часто ли к вам попадают безнадежные пациенты, которым вам так и не удается помочь?

— К сожалению, таких довольно много. Но больше всего в моей врачебной практике мне запомнился случай, когда я не смог помочь одному моему коллеге, который страдал серьезным заболеванием сердца. Боль от этой утраты живет во мне до сих пор…

 

— Какие перспективы ожидаются в области пересадки сердца? Когда в Азербайджане будут проводить подобные операции?

— Азербайджанские кардиологи готовы проводить такие операции, у нас достаточно хорошая медицинская и техническая база, много прекрасных специалистов, которые уже сегодня выполняют сложнейшие операции. Единственное препятствие – отсутствие юридической базы и необходимой инфраструктуры, благодаря которым уровень азербайджанской кардиологии будет доведен до мирового. Именно поэтому я сейчас завершаю свое образование в сфере управления и организации здравоохранения, чтобы быть во всеоружии, когда это, наконец, свершиться.

 

— Как вы думаете, а наше общество морально готово к трансплантации?

— В мусульманских странах эта сфера медицины развивается медленно…

 

— В Турции она есть?

— Есть, и на очень хорошем уровне!

 

— Говоря об обществе, я имею в виду не только абстрактное положительное отношение к трансплантации. Прежде всего, меня интересует реальность, то есть доноры. Это же очень серьезный шаг, потому что человек должен не только принять решение, но и юридически его зафиксировать!

— В этом отношении всем нам предстоит огромная просветительская работа с общественным мнением, но я уверен, что у нас все получиться!

 

— Иногда с пациентами и врачами происходят такие мистические истории, которые невозможно объяснить. Вы человек науки или веры?

— Я верю, что существует некая сила, которая нами управляет, и чем больше познаю науку, тем больше в этом убеждаюсь. Хочется верить, что мы живем непросто так!

 

 

Фото : Керим Аббасов

3 comments

Добавить комментарий