НАСРУЛЛА НАСРУЛЛАЕВ: «ГЛАВНОЕ – ИМЕТЬ БОГА В ДУШЕ СВОЕЙ»

Есть крылатое выражение «Иные времена – иные нравы». Его справедливость лишний раз осознаешь, когда слышишь о жизни, принципах и ценностях людей, родившихся не так давно – в начале прошлого века. Казалось бы, прошло не так много времени, а столько уже изменилось. Действительно, раньше люди, доказывающие верность Всевышнему не словами, а поступками, были примером для многих. Их уважали, любили и стремились подражать. Сегодня – увы! – мы стали циничнее, даже злее, и чаще всего чья-то доброта и широта души вызывает в нас в лучшем случае подозрение.

Насрулла Насруллаев был человеком-легендой. Простой, добрый, отзывчивый, главным принципом которого было: «Всегда старайся помочь ближнему, если в силах». Он был в силах всегда. Человек, всю жизнь занимавший не маленькие должности, всегда думал о людях, которые волею обстоятельств были у него в подчинении. Сегодня, когда «слуги народные лучше хозяев живут» это звучит почти фантастично.

О том, какой удивительной личностью был Насрулла Насруллаев, рассказывает его дочь, Севда ханум.

 

– Отец был большим другом для меня, – начала свой рассказ Севда ханум, – Я родилась, когда ему было всего 23 года. Они с мамой рано поженились, сразу после института.

 

– А как они познакомились?

– Они вместе учились в индустриальном техникуме, после которого папа поступил в АзиНефтехим (ныне Азербайджанская Государственная Нефтяная Академия) на электротехнический факультет, а мама – в институт иностранных языков, она была в числе первых его выпускников.

nasrullayev011

– Получается, они были совсем еще детьми…

– Молодежь военных лет быстро взрослела. Это была первая и настоящая любовь, которую они пронесли через всю жизнь.

 

– Сейчас это удивительно слышать. Неужели раньше любили иначе?

– Думаю, это было действительно другое поколение… Они думали, чувствовали и поступали иначе. Жили иными ценностями. Семьи моих родителей не были знакомы ранее, но слышали друг о друге. И хотя они считались весьма светскими, однако традиции чтили свято. Одной из них являлось почтительное отношение к своей семье, уважение к старшим и очень трепетное отношение к женщине.

Свадьбу родители сыграли в 1943 году. Папин военный опыт был коротким – почти сразу же он получил контузию и был демобилизован. Но поскольку шла война, он был призван работать на нефтяные заводы. В то время вся промышленность работала на вооружение, и один из заводов, можно сказать, создал мой отец. Поэтому неслучайно, что в 1945 году он стал директором – БЭМЗа (Бакинский электромашиностроительный завод). Впоследствии этому заводу было присвоено его имя.

Отец был одним из известных по всему Советскому Союзу организаторов электротехнической промышленности, можно сказать, ее отцом в Азербайджане. Позднее, благодаря организаторским способностям, его привлекли на партийную работу. В 60-е годы отец был первым секретарем Бакинского горкома партии. Но поскольку не мыслил себя вне промышленности, вскоре он стал зампредседателя Госплана, а позже работал министром связи республики. О том, как много он сделал на этом посту, писалось не раз, потому повторяться не хочу.

nasrullayev004

Последней должностью отца была должность министра легкой промышленности. Казалось бы, совершенно иная область. Но только не для отца, который во всем, за что брался, старался разобраться досконально. Зная это, Гейдар Алиевич Алиев лично просил отца заняться возрождением легкой промышленности Азербайджана. Если и были сомневающиеся в том, что отец справится, то после первой же проведенной им коллегии они были вынуждены признать свою не правоту. Работники отрасли со стажем были просто поражены, с каким профессионализмом он провел совещание и тем, как за относительно короткое время он сумел вникнуть в самую суть проблем. Это сложно даже сегодня, имея под рукой интернет с огромным количеством информации. А в те годы нужно было перечитать гору литературы, ознакомиться с опытом работы в других республиках. В этом – весь отец: он был очень ответственным человеком. И действительно отличным организатором. Во всем. Даже если дело касалось семейного торжества или приема. Нас с братом он постоянно учил, что в этой жизни нет мелочей, и сам все продумывал до мельчайших деталей.

Папа долгие годы был вице-президентом Всесоюзной Ассоциации дружбы с зарубежными странами. По роду этой деятельности он часто выезжал в разные страны, зачастую возглавляя делегации. А поскольку он был еще и очень общительным человеком, в каждой поездке обзаводился новыми интересными друзьями. Он высоко ценил дружбу, и друзья отвечали ему верностью и взаимностью.

Отец не боялся трудностей. Нам порой казалось, что он вообще ничего не боится. Лишь однажды он признался нам, что испытывает страх лишь перед неизвестностью – когда внезапно тяжело заболела его сестра, и врачи не давали никаких гарантий.

nasrullayev005

– А каким он был дома, в быту?

– Удивительным. Ярким. У него была очень светлая аура, к нему тянулись люди. И наши с братом друзья очень любили бывать у нас дома, потому что с ним было интересно. Папа был очень жизнерадостным и разносторонним человеком. Любил анекдоты и… поэзию! У нас часто собирались родственники и друзья, читали стихи, в том числе и запрещенного в те годы Гусейн Джавида. Был, казалось бы, суперсовременным, городским жителем, но трепетно любил ашугские мелодии, которые ему привозили специально из районов. Слушал с одинаковым интересом классику и мейхану Алиага Вахида.

Любил читать, и нас к этому приучил. Он мог достать какую-нибудь редкую книгу и всегда покупал два экземпляра: один для домашней библиотеки, второй – для того, чтобы давать читать желающим. Вообще, он всегда думал о людях. Сегодня это редкое качество. Нас с братом учил, что нужно уметь не только слушать, но и слышать людей. С детских лет мы ощущали и очень ценили его уважительное отношение к нам как к личностям.

 

– Получается, он Вас воспитывал больше своим примером?

– Нотаций нам отец не читал. Он научил нас думать. И чувствовать ответственность за все наши поступки. Обязательно спрашивал наше мнение по всем вопросам – будь то международная политика или какая-то бытовая ситуация. Будучи совсем детьми, мы побывали с братом на многих предприятиях республики, а он рассказывал нам о значении того или иного завода, перспективах его развития и значении для экономики Азербайджана.

nasrullayev012

– Вы сказали: «воспитывал в нас ответственность». Каким образом?

– Когда мы с братом были совсем маленькими, отец отправил нас в пионерский лагерь. Важно отметить, что лагерь был построен по его инициативе для работников бакинского машиностроительного завода, директором которого он был в то время. В первую же «партию» детей попали и мы. Папа нас с братом строго предупредил: «Постарайтесь вести себя так, чтобы мне не было стыдно. Помните: вы представляете там меня». Мы знали, что условия в лагере далеки от тех, к которым мы привыкли дома – общие спальни, общая кухня… Поначалу я отказывалась есть в общей столовой, и мне отдельно жарили картошку. Узнав об этом, отец возмутился: «Ты меня опозорила! Почему другие дети могут есть в столовой, а ты – нет?». Этот урок я хорошо усвоила и поняла, что он не мог выделить нас, потому что в нем не было ни капли снобизма или высокомерия.

Узнав однажды, что в нашем классе есть двоечники, он высказал претензии мне: «Как же так? Твои товарищи отстают, а ты бездействуешь?» – и заставил меня заниматься с отстающими.

Отец вообще очень трепетно относился к людям и считал, что пост руководителя дает ему не только права, но и обязанности. Он знал в лицо не только всех своих сотрудников, но и членов их семей, знал все их проблемы и заботы. Люди шли к нему за советом, помощью, как к отцу.

Однако он не любил, когда его благодарили. И уж, тем более, не принимал в качестве благодарности подарков. Он вообще их не любил – даже на день рождения. Хотя сам обожал делать подарки маме, мне, брату, близким, сослуживцам. При этом у него был отменный вкус. Домашних одевал с ног до головы, причем все вещи были изысканными, необычайно красивыми и подходили нам безупречно. Даже приданое мне и хончу для невесты брата готовил он!

nasrullayev010

– Севда ханум, Вы рассказываете действительно невероятные вещи!

– Да. Но это было так, и подтверждением тому – многочисленные отклики о моем отце людей, которым он когда-то помог. Это было кредо нашей семьи – помогать людям. Но Вы правы – сегодня действительно многие истории кажутся просто сказками…

Вот, к примеру. Лет восемь назад я случайно прочла в газете историю одного вора в законе. Человек написал историю своей жизни, большую часть которой провел в тюрьмах. Он решил начать жизнь с начала, что называется, с нуля. С нулем – как раз все было отлично: ни семьи, ни детей, ни каких-либо родственников, ни дома, ни работы. Отчаявшись устроиться хоть куда-нибудь, дабы начать, наконец, зарабатывать деньги честным путем, он внезапно услышал от кого-то совет – обратиться к Насрулле Насруллаеву. Тогда папа был первым секретарем горкома партии, и о его доброте ходили легенды.

И вот этот самый вор в законе пишет: пришел в горисполком, думая, что необходимо будет записываться на прием, и в лучшем случае ждать месяц ответа от Насруллы Насруллаева. К его удивлению, ему предложили позвонить по внутреннему прямому телефону непосредственно к самому Насрулле муаллиму и изложить суть проблемы. Тут начались настоящие чудеса: отец, выслушав его, предложил подняться к нему в кабинет. «Я думал, – пишет этот человек, – что мне уделят минут десять, а мы проговорили больше часа. Я рассказал ему историю всей своей жизни, и он изменил мою судьбу одним телефонным звонком. Узнав, что я могу работать по дереву, Насрулла муаллим позвонил директору мебельной фабрики и сказал: «К тебе придет человек, за его судьбу теперь отвечаешь ты».

nasrullayev009

– Да уж… История действительно в наше время звучит фантастически. Но получается, что Ваш отец еще и не осуждал никого? Ведь вор в законе – это не просто несчастный и обделенный человек. Не каждый не только не помог бы ему – слушать бы не стал…

– Отец считал, что право судить дано лишь Богу. К людям же – вне зависимости от статуса и положения в обществе – он относился одинаково хорошо. У него всю жизнь был шофер, который обедал с нами за одним столом. А когда у того скончалась жена, наша бабушка посылала для него обеды. Более того: ни мы с братом, ни мама никогда не пользовались его служебной машиной. Ездили, как все, на общественном транспорте и не считали это чем-то унизительным.

nasrullayev002

– Папа как-то повлиял на выбор Вами профессии?

– Нет. Он был очень демократичным человеком. Хотя, не скрою, переживал, ведь медицина – очень сложная наука. Но чтобы давить или диктовать – никогда. Отец считал, что детям надо доверять. И в том, что касается их личной жизни, тоже. Мой муж был из простой учительской семьи, и супруга брата – тоже. Папа без разговоров принял их с большим почетом, как самых уважаемых родных. Сразу.

Да и друзья его были те, с кем он вместе учился в школе либо в институте. Он никогда не выбирал людей по статусу или положению в обществе.

 

– Просто поразительно.

– Я повторюсь: отец принадлежал к поколению, среди представителей которого было много людей с подобным мировоззрением. Они видели войну, они росли и формировались в иных условиях, на других ценностях. Они были… настоящими, что ли. Без фальши. Без погони за материальными ценностями, в которой потерялись другие…

Сегодня тоже есть такие люди, но им сложнее выжить с их представлениями о добре и зле, о чести и порядочности.

Папа всегда говорил: «Главное – иметь Бога в своей душе». Несмотря на советское время, в нашей семье традиции веры всегда соблюдались. Точнее, мы жили, соблюдая основные заповеди. А верность Всевышнему отец старался доказать делами.

nasrullayev003

– Да, но зависть к чужому успеху – вне времени…

– К сожалению, это так. Конечно, многим отец на должности министра был неугоден. Ведь он был необычайно принципиален и кристально честен. Папины почти последние слова я и сегодня помню, как некий завет: «Вам никогда не будет за меня стыдно. Совесть у меня чиста. И вы старайтесь помогать людям». Он до конца дней своих оставался таким же жизнерадостным, светлым человеком. Даже если ему завидовали – он оказался на высоте и уходя из жизни…

 

– Севда ханум, отец был для Вас идеалом мужчины или незыблемым авторитетом?

– И тем, и другим. Я до сих пор не знаю человека, равного ему. По сегодняшний день, принимая то или иное решение, всегда задумываюсь: а как бы поступил в этой ситуации папа?

 

– Но Вы же все-таки женщина!…

– Я очень похожа на отца характером. Мне всегда говорили, что у меня мужской склад ума.

nasrullayev008

– Нелегко, наверное, было искать спутника жизни?

– Наверное, я бы и не нашла. Может, поэтому и поздно вышла замуж. Я увидела в будущем супруге особенности сильного мужского характера, присущие моему отцу, которого он так же, как многие, боготворил. Муж и сегодня признается, что Насрулла муаллим стал для него символом Великого Азербайджанца.

Знаете, папа никогда не шел на поводу у нашего, как сейчас принято говорить, менталитета. Он не признавал, если супруги ходили в гости отдельно друг от друга. О том, чтобы уйти в чисто мужской компании «кутить», оставив жену дома, и речи быть не могло! И другим не позволял подобного неуважения к семье, мог даже сделать замечание тому, кто приходил к нам в гости без супруги. У отца был культ семьи. Нас с мамой всюду брал с собой, кроме загранкомандировок. Кроме того, он никогда не смешивал работу и дом. Для нас иногда было откровением, что у папы были какие-то проблемы. Дома он всегда был в благодушном настроении, бодрым, счастливым даже. Услышать от него: «Я устал» – было фантастикой. Даже, когда он возвращался из командировки, он устраивал нам настоящий праздник.

 

– Севда ханум, вот Вы сказали, ему завидовали. А как он относился к таким людям?

– Отец никогда ни о ком плохо не говорил. Подобное в нашем доме было под запретом. Был случай, когда папин близкий друг, с которым они дружили семьями, внезапно отвернулся от него. Причиной послужило то, что папа ушел с должности первого секретаря горкома. Хотя, если честно, папу «ушли». Его друг, понятное дело, забеспокоился и просто пропал, перестал звонить, приходить в гости.

И вдруг он неожиданно позвонил папе – как оказалось, с просьбой о какой-то помощи. Я, помню, тогда очень возмутилась: «Да как он посмел!», а папа меня одернул: «Какая же ты мелочная! Как ты можешь! Ему нужна помощь!».

Он не мог поступить иначе. Он не мог не простить и не помочь тому, кто просил его о помощи. Хотя в то же самое время он был человеком очень твердых принципов.

nasrullayev007

– Это естественно – великодушие свойственно сильным личностям.

– Совершенно верно. Кроме того, папа никогда ни на кого не повышал голос. Он мог посмотреть так, что все сразу понимали: он недоволен. Не делил людей на плохих и хороших.

 

– Простите за, возможно, тяжелый вопрос. Папа ушел из жизни внезапно, совсем еще молодым человеком – ему было всего 57 лет. Как же Вы, ваша семья смогли прийти в себя? Ведь он был для вас опорой…

– Да. Он был опорой. Но отец неспроста приучил нас уметь решать все свои проблемы самостоятельно. Папа поступил очень мудро. Мы не потеряли его – я и сегодня ощущаю, что он живой. Верите – я до сих пор с ним советуюсь в важных для меня вопросах.

Главное, чему он нас научил – это ответственности и доброму отношению ко всем. Честности и порядочности. Я не согласна, что эти качества могут быть не востребованы – они всегда «в моде». Ибо главное – иметь Бога в душе своей…

 

Сентябрь, 2009

3 comments

  1. «Золотой фонд страны» — эти люди …Я слышала много об этой удивительной , поистине интеллегентной семье от бабушки и мамы , мой дедушка был дружен с ним , на одной из фото мой дед Оруджев Мамед , я деда не застала (

Добавить комментарий