«Я благодарен отцу, что он оставил нам доброе имя»

Человек добивается успеха в жизни, когда он занимается любимым делом. Эти слова как нельзя лучше подходят к нашему сегодняшнему собеседнику, человеку, который в далекие 70-е годы сделал выбор в пользу информационных технологий, поверив в их будущее, и не прогадал. Знакомьтесь, Мехти Наджафов.

 

— Мехти муаллим, расскажите, откуда Вы родом…

— Я родился в семье простых людей, с очень непростой, я бы даже сказал, тяжелой, но славной биографией. Без преувеличений могу назвать себя коренным бакинцем, «крепостным». Мой дед Мехти-бей был представителем класса обедневших дворян, «qurubəyov», многие из которых в то время женились на дочерях купцов, представителей зажиточной буржуазии. Следуя тенденции тех лет, он взял в жены девушку из одного из богатейших купеческих домов азербайджанской диаспоры Астрахани Бильгеиз, которая в 14-летнем возрасте родила моего отца Агабалу Наджафова. Это были 20-е годы прошлого столетия. В виду того, что мой дедушка из-за классовой принадлежности не воспринял советскую власть, он был «ликвидирован», и папа в годовалом возрасте остался сиротой, над которым еще и висело клеймо «сына классового врага». Как 15-летняя вдова самостоятельно вырастила и воспитала моего отца, одному Всевышнему известно.

Когда отцу не было еще и 18 лет, он в 1941-ом году добровольцем ушел на Великую Отечественную Войну и служил в черноморском флоте. Папа был участником Севастопольской битвы, битвы за Керчь, Одесских сражений т.д. Проходя службу в войсках, занимавшихся нейтрализацией оставшихся немецких мин в акватории Черного моря и Волги, он вернулся домой лишь в 1947-ом году. Будучи видным мужчиной-фронтовиком, чемпионом черноморского флота по плаванию, он получает направление на работу в отдел борьбы с бандитизмом. Один из фильмов, который я многократно пересматриваю – «Место встречи изменить нельзя», ведь мой отец очень напоминает мне Шарапова. Он добросовестно выполняет свои служебные обязанности, ликвидируя одну криминальную группировку за другой, и… становится жертвой провокации — на него повесили заказное убийство руководителя этого самого отдела. В результате сфальсифицированного дела по статье «террор» отца осудили на 25 лет тюрьмы (одиночки) и 15 лет поселений. Бабушка, отрицавшая причастность отца к этому делу, «получила» 10 лет за лжесвидетельство! Попав в тюрьму с настоящими «политическими» заключенными, бабушка не без их помощи пишет письмо, которое каким-то невероятным образом попадает в приемную Сталина. Генеральный прокурор СССР Руденко получает поручение разобраться, в результате чего в Баку приезжает комиссия, и через три года в 1952 году мой отец с бабушкой выходят на свободу, а следователи, которые вели это дело, заменяют их в тюремных камерах! Этот день папа всегда отмечал, как чудесный день второго рождения.

 

— Ваш отец, как я понимаю, был известным человеком в Баку. Чем он стал заниматься после ухода из органов?

— Ему предлагали вернуться, но после вышеописанных событий, он, естественно, поставил крест на работе в органах. Папа устроился простым рабочим на рыбокоптильный завод, и спустя некоторое время стал его директором, депутатом и т.д. Он много сделал для развития рыбной промышленности Азербайджана, став автором многих новых технологий, известным человеком от Прибалтики до Дальнего Востока. На протяжении всей своей недолгой жизни (наверное, не забывая своих «счастливых» детства и юности) занимался благотворительностью, помогал бедным, поддерживал друзей в трудные минуты и т.д. Самым большим счастьем для него было накрывать большие столы и вкусно кормить людей, ведь он был очень сердобольным человеком. Однако, пережитое не прошло бесследно. Стресс, боль, переживания, изнурительная работа довели до того, что он заболел и скоропостижно скончался в возрасте 52-х лет. Я благодарен отцу за то, что он оставил нам доброе имя, которое некоторые помнят до сих пор.

_mg_9644-min

— А что касается Вашей мамы?

— Моя мама Джаваир-ханум тоже была из азербайджанской диаспоры Астрахани, отправленная с родителями в ссылку в Казахстан, так как моего несчастного дедушку-сапожника обвинили, чуть ли, не в измене Родине. Мама стала работать с 8 лет, чтобы помогать семье. Спустя некоторое время они с помощью родственников переехали в Баку. Здесь мама с папой и познакомились. Таким образом, мои отец и мать – родственные души, «братья по несчастью», которые нашли друг друга (улыбается). Не могу не отметить, что впоследствии моя мама стала заслуженным работником торговли Азербайджана. Скажу честно, настоящим сиротой, я себя почувствовал после ее смерти в 2012 году. Склоняю голову перед этой великой женщиной, поставившей на ноги и воспитавшей нас с братом Самиром, оставшихся соответственно в 18 и 14 летнем возрасте без отца…

 

— Наверное, родители, пережившие тяжелую судьбу, хотели дать Вам хорошее образование?

— Конечно! Образование у нас было всегда в приоритете! Родители хотели, чтобы мы были далеки от работы в советских органах и торговли. Отец мечтал, чтобы я стал музыкантом. Меня отдали в образцовую музыкальную школу №6 (класс фортепиано), где я подавал большие надежды. Не могу не рассказать про одно историческое знакомство…

 

— С кем?

— Это был известный азербайджанский композитор и педагог Азер Рзаев. Я учился в 3-ем классе, и в то время Азер муаллим написал концерт для двух фортепиано, рассчитанный для учеников 6-х классов. Тем не менее, я стал первым исполнителем этого произведения мэтра. Недавно мне попалась в руки партитура этого концерта. Не представляю, как я мог в 10 — летнем возрасте наизусть это сыграть?! Как вспоминала мама, слушавшие мое выступление в зале специалисты, шепотом говорили, что музыка – это мое будущее… Хотелось бы рассказать про еще одно встречу с этим выдающимся композитором. В 2007 году у него скончалась супруга и, хотя с ним я с тех пор ни разу не виделся, посчитал своим долгом в этот момент быть рядом с ним. Вы не поверите, но он меня узнал. В момент выражения соболезнований, я рассказал ему про игру его концерта в музыкальной школе, когда я был мальчиком с черной бабочкой, белых гольфах и лакированных черных туфельках, и он меня вспомнил, обнял, поцеловал. Меня переполняли невероятные чувства, которые сложно описать словами.

 

— Но музыкантом Вы не стали. В чем причина?

— Вы правы! Не знаю почему, но любовь к музыке боролась во мне с любовью к футболу. Меня тянуло на улицу, где в весенний день ребята гоняли мяч, а мне приходилось сидеть за фортепиано (представляете?!). Пересилив себя и выполнив волю отца, я все же окончил музыкальную школу, «подарил» ему аттестат, но решил не продолжать карьеру музыканта, о чем по сей день жалею.

 

— Если не музыкантом, то кем вы решили стать?

— В старших классах я начал думать о выборе специальности. Уже тогда (70-е годы) я поверил в потенциал нового, набирающего силу направления, без которого в будущем не сможет обойтись ни одна отрасль нашей жизни – это программирование и компьютерные технологии. Как показала жизнь, я не прогадал (смеется). Окончив школу с золотой медалью, я решил поступать на факультет прикладной математики АГУ. Хотя, честно говоря, мечтал я о факультете Вычислительной Математики МГУ… Родители и родственники были в шоке, так как в то время золотые медалисты традиционно поступали на юрфак, востоковедение, истфак, мединститут, межотношения, а я выбрал совершенно непонятную им специальность. Как ни странно, но основную поддержку мне оказал папа, с которым у нас состоялся серьезный разговор. Он меня спросил: «Ты уверен?», на что я ответил: «Папа, поверь мне, это будущее человечества». Тогда он сказал: «Никого не слушай, и подавай документы!». Вы же не будете спорить, что сегодня действительно ни одна сфера не обходится без информационных технологий, охватывающих все аспекты нашей жизни.

_mg_9651-min

— Были ли в Вашей жизни педагоги, оказавшие на Вас определенное влияние?

— Конечно, это все мои школьные преподаватели, благодаря которым мы дружим всем классом до сих пор! Кстати, первого сентября минувшего года у нас случилось знаменательное событие — 50 лет, как мы пошли в первый класс. В Баку приехали наши одноклассники из ряда стран, в том числе России, США, Германии. Но главное с нами была наш классный руководитель Вагида Джаббаровна, которая решилась в своем преклонном возрасте на перелет из далекой Калифорнии. Не могу не рассказать об одном из эпизодов этого мероприятия, когда мы, поседевшие и облысевшие, надев пионерские галстуки, пришли в нашу школу №225, произведя там настоящий фурор (смеется).

Что касается моей специальности, то это, безусловно, наш преподаватель, уважаемый человек Рамин Махмудзаде, которого я считаю «отцом» всего сегодняшнего класса программистов Азербайджана. Именно он в свое время заложил базу, плодами которой мы пользуемся сегодня. Его выпускники достойно трудятся в самых разных министерствах и ведомствах Республики, а также в самых известных IT компаниях мира. Я бесконечно благодарен Рамину Назимовичу и рад дружбе с этим прекрасным человеком.

 

— Насколько плодотворны были Ваши университетские годы?

— Я всегда был активным студентом. Большое влияние на мое формирование как личности, и как будущего специалиста оказала моя деятельность в комсомольской организации. Ни для кого не секрет, какое огромное количество преуспевающих, умных, важных, влиятельных и образованных людей, достигших успеха и на государственной службе, и в науке, и в предпринимательстве, прошли комсомольскую школу. Тому, что я научился организации работы, контролю исполнения, дисциплинированности, работе в коллективе, а также написанию отчетов, аналитике и обобщению, я обязан данной организации. «Дослужился» до замсекретаря комитета комсомола АГУ. Там я познакомился с потрясающими людьми, с которыми мы дружим и сегодня, и благодаря которым наша организация в те годы не зря была признана лучшей в Республике.

В ней были представлены будущие политики и известные личности страны, такие как Иса Гамбаров (спикер парламента), Араз Асланов, Ханлар Гаджиев (председатель Верховного и первый председатель Конституционного суда, судья Европейского суда по правам человека), Фуад Алескеров (20 лет руководит отделом работы с правоохранительными органами аппарата президента), Валентина Попова (многократная чемпионка Европы по настольному теннису, гордость азербайджанского спорта), Айдын Алиев (Председатель Государственного Таможенного Комитета). Этот список можно продолжать еще долго….

 

— Ваше первое место работы?

— Затем по распределению я попал в организацию, занимавшуюся автоматизацией учета по всему Союзу, Всесоюзный Государственный Проектно-Технологический Институт Госкомстата СССР. Я начал свою трудовую деятельность молодым специалистом в Азербайджанском филиале этой организации, и «дорос» до директора. Кстати на эту должность 1995 году меня назначил настоящий профессионал, председатель Госкомстата ныне покойный Ариф Велиев, который, обратите внимание, пришел в статистику в роли курьера комитета! Отмечу, что я всегда был сторонником постепенного, ступенчатого, а не «скачкообразного» карьерного роста. Хотя это может быть достаточно спорно.

За период работы в Госкомстате я принял участие в создании ряда интересных проектов, самым запомнившимся из которых считаю работы по внедрение совместно с Государственным Таможенным Комитетом автоматизированной информационной статистической системы об импорте и экспорте в Азербайджанской Республике, которыми я руководил.

Спустя год в 1996 году моего институтского товарища назначают председателем Госкомимущества. Ему, естественно, были необходимы молодые, энергичные (извините за нескромность) специалисты. И мне последовало заманчивое предложение….

 

— И Вы его приняли?

— Конечно! Хотя мне нелегко было покидать свою родную организацию и руководителей, возлагавших на меня определенные надежды. Но для осуществления исторического процесса приватизации была необходима автоматизированная база данных, которой на тот момент не было. Меня пригласили в Госкомимущества начальником Управления экономического анализа и информации. В функции этого Управления входили такие задачи, как формирование самой автоматизированной системы обработки данных, прогнозирование и оптимизация способов проведения разгосударствления имущества с применением механизмов эконом-математики, анализ деятельности новых приватизированных предприятий, внедрение новейших средств компьютерной техники, связь с общественностью… Мне лестно, что наши труды конца прошлого столетия стали основой информационной системы, сформированной и внедренной сегодня в Государственном Комитете по Делам Имущества. Это были и трудные, и интересные времена. Мы стали пионерами в таких областях и процессах, как приватизация госимущества, раздача чеков, создание первых акционерных обществ, депозитариев, начала развития рынка ценных бумаг и других работ, ставших базисом для создания в молодой Азербайджанской Республике элементов рыночной экономики. Как известно, Госкомимущества в последующие годы преобразовалось в Министерство Имущества, а потом стала основой Министерства экономического развития, где я проработал до 2005-го года на разных руководящих должностях.

 

— Ваше новое место работы?

— В начале 2006-го года я неожиданно получил предложение от руководства Министерства Юстиции. Во время разговора с Министром, председателем Судебно-правового совета Азербайджана уважаемым Фикретом Мамедовым, я был проинформирован, что указом президента от 2004-го года Министерству Юстиции было поручено создание государственного реестра населения. Естественно, это автоматизированная регистрационно-информационная система и здесь нужен был специалист в области данных технологий. Фикрет муаллим, напомнив мне, что в предыдущие годы я руководил внедрением совершенно новых проектов в других отраслях, предложил мне участвовать в создании Службы Государственного Реестра Населения, на что я согласился. В этом не малую роль сыграла личность самого Фикрета муаллима, который произвел на меня огромное впечатление как чрезвычайно обаятельного, умного, неординарного и дальновидного человека. Таким образом, началась моя деятельность в Министерстве Юстиции. Не могу не отметить здесь и других моих руководителей и коллег, с которыми меня свела судьба за эти почти 10 лет работы в этой, одной из самых, с моей точки зрения, важнейших и плодотворнейших для страны организаций. Это и заместитель министра господин Тогрул Мусаев, благодаря которому я каждый день обогащаюсь необходимыми знаниями для работы в новой для меня правоохранительной системе, и начальник главного управления Регистрации и Нотариата министерства господин Ильгар Мамедов, с которым наша Служба рука об руку совместно осуществляет важнейшие проекты, и многих других.

Особо хочу сказать об одном уважаемом человеке, с которым мы стали вместе работать. Это Ариф Мамедзаде, который является одним из патриархов внедрения в Азербайджане вычислительной техники еще в далекие 60-е годы прошлого века. Может быть, это и не правильно с точки зрения управления, однако, с первого дня я дал ему и коллективу понять, что несмотря на то, что я являюсь руководителем, он всегда будет «аксакалом» этой Службы. К Арифу муаллиму я всегда относился и отношусь бережно, тактично и мы сумели, как два, я думаю, воспитанных человека, отделить работу от дружбы.

img001-min

— Насколько успешно складывалась Ваша деятельность на новом трудовом поприще?

— Для нашей службы было отстроено современное административное здание, на открытии которого к нашей великой чести участвовал президент Азербайджана господин Ильхам Алиев. Мы смогли реализовать многие проекты. Вместе с Программой развития ООН была создала самая уникальная, обширная и точная база данных (реестр) населения Республики, которая постоянно обновляется и осуществляет информационный обмен с другими системами, внедренными в ряде государственных ведомствах. Данные этого информационного ресурса являются платформой, на которой строится работа одной из лучших и уникальных структур республики, ставшей нашим брендом «Asan xidmət». Считаю, что такой структурой может гордиться любое правительство! Помимо реестра населения, создан государственный реестр утерявших силу документов, который создает условия для оперативного решения вопросов, связанных с легитимностью документирования населения. Очень бы хотелось отметить еще одно из интересных направлений деятельности, связанной с моей работой в качестве представителя Минюста в межведомственной рабочей группе Государственной комиссии по разработке и внедрению в республике биометрических паспортов и удостоверений личности нового поколения.

 

— Мехти муаллим, расскажите про Ваши увлечения…

— Конечно, помимо работы человеку необходимы увлечения, чтобы немного расслабиться и «окунуться» в какой-то свой мир. В этом плане я не являюсь исключением. Несмотря на то, что я не стал профессиональным музыкантом, любовь к музыке навсегда осталась в моем сердце. Даже сейчас, хоть это и тяжело, люблю сесть за рояль и что-то сыграть для души. Мне нравится слушать и классику, и джаз, и мугам, и итальянскую эстраду, и серьезные американские музыкальные направления. Я дружу со многими известными представителями искусств. В нашем доме бывают такие корифеи как Фуад Поладов, Людмила Духовная. А один раз мы принимали у себя Олега Газманова со всем его многочисленным коллективом. Тот «переполох», который они произвели в нашем дворе, уехав только под утро забыть невозможно. Но моим кумиром на всю жизнь был и остается Муслим Магомаев, которого я считаю великим философом музыки, оказавшим определенное влияние на мое формирование как человека. Свои песни он не пел, а переживал на сцене. Каждая песня Магомаева – это кусок жизни отдельных людей, это и спектакль, и фильм, и драма, и клип, и переживания, и книга и прочее. К сожалению, мы с ним и Тамарой Ильиничной встретились всего лишь один раз на пустынном Загульбинском пляже в ветреный августовский день. Мне повезло, что у него отказала зажигалка, и он попросил у меня прикурить. Я подарил ему зажигалку, а он взамен угостил нас настоящими сигаретами «Собрание». Каждый год, в день смерти и в день его рождения, я отправляюсь на могилу Магомаева, чтобы возложить шесть белых роз в дань памяти великому гению, настоящему мужчине, который никогда ни от кого не зависел и всегда имел свое мнение.

 

— Однако, не только музыка, но и спорт играет в Вашей жизни существенную роль…

— Вы правы! Второй моей любовью после музыки стал хоккей. Наверное, дело в том, что тогдашние советские хоккеисты не просто обыгрывали своих соперников, а делали это красиво, эстетично, ярко, благородно. Они не просто играли, они жили этим видом спорта. Сейчас такое редко увидишь. Это касалось (к сожалению) и сборной Бразилии по футболу, за которую болела половина мира. Такой же была великая сборная СССР по хоккею, игра которой была сравнима с симфонией, балетом, потрясающей геометрией. Моим кумиром был Валерий Харламов, узнав о трагической смерти которого, я начал рыдать, словно потерял родного человека. Ведь этому гению даже канадцы аплодировали стоя, признавая его талант и вершину мастерства. Между прочим, я вскоре после этого специально полетел в Москву, чтобы посетить его могилу, а также выразить соболезнования его матери-испанке Бегонии…

— У Вас в офисе висит клюшка и фото Харламова. Это он сделал Вам памятный подарок?

— Эта клюшка, конечно, оставлена мне легендарным Харламовым, но я всем говорю, что подарил мне ее отец, который, зная мою невероятную любовь к хоккею, устроил нам встречу в Москве. Увидев Валерия и его друзей по тройке, я потерял дар речи, и на протяжении всей встречи так и не вымолвил ни слова. Для меня это был один из лучших подарков, который я когда-либо получал в жизни. Ей уже скоро будет 42 года. Смотря на эту клюшку, я понимаю, что вот она – планка, к которой нужно стремиться, к тому, чего достиг этот великий спортсмен и гражданин.

 

— Однако, Вас по праву считают одним из реаниматоров советского мини-футбола…

— Основателем мини-футбола как тренировочного вида спорта является наш великий Алекпер Мамедов, легендарный игрок и тренер, чемпион Европы, четырехкратный чемпион СССР в составе «Динамо» Москва. Именно он в 60-х годах прошлого столетия ввел мини-футбол для футболистов, чтобы они зимой могли тренироваться в зале, но спустя время про него забыли. В 1980-х годах начался процесс возрождения мини-футбола, и я был одним из энтузиастов его. Таким образом, наша «проспектовская» команда стала играть в мини-футбол не только во дворе школы №20. И на первом же турнире мы заняли третье место в чемпионате Азербайджана. Сначала я был капитаном, но в дальнейшем члены команды поняли, что играть без тренера нельзя. В результате общего обсуждения я повесил бутсы на гвоздь, и надел костюм, став тренером (смеется).

img002-min

— Чего достигла команда под Вашим руководством?

— Мы выступали довольно успешно, принимая во внимание тот факт, что среди нас не было профессиональных футболистов, а только любители. Наш клуб мы назвали «Фламенко» в честь нашего любимого футбольного клуба Бразилии, где играли гении бразильского футбола тех лет. Представьте себе, что наша фактически дворовая команда достигла такого уровня, что удостоилась чести быть спаррингом для сборной СССР! Кстати, к нашим достижениям я отнес бы тот факт, что наш капитан Ибрагим Гасанов был приглашен в эту самую сборную! Никогда не забуду тот матч во Дворце Ручных Игр в 1991 году, когда ко мне подошел корреспондент «Бакинского Рабочего» с вопросом: «Их я узнал (как не узнать, на майке — «СССР»?!), а вы кто такие??». Представляете, нас знали во всем Советском Союзе, а на Родине…(горько улыбнулся). После независимости нам пришлось переименовать клуб в «Хазри», первый в республике официально зарегистрированный мини-футбольный клуб. Кстати, мини-футболом я, всегда, занимался, естественно, без отрыва от своей основной деятельности. Супруга всегда говорит, что в те годы, приходя домой после работы и тренировки в час ночи, я светился от счастья, несмотря на усталость. Наверное, это было связано с тем, что я занимался любимым делом.

В то время мы не зарабатывали футболом, а «вкладывали» в него. Мы играли ради престижа страны. На многие турниры мы ездили за свой счет, а деньги на билеты давали мои друзья-бизнесмены. Не могу не отметить один печальный момент. В далеком январе 1993-го года мы играли в Москве и заняли там первое место. Последняя игра пришлась на 20 января – третью годовщину трагических событий. Тогда на поле мы вышли с черными повязками, я написал обращение и заставил его прочитать, в результате чего весь зал стоя почтил светлую память невинных жертв этой трагедии минутой молчания. Мы должны были уезжать в этот же день ночью, не дождавшись торжественной части, потому что у нас почти не осталось денег. Тогда я решил обратиться в наше посольство в Москве, чтобы они помогли нам с покупкой билетов. Это были, вы помните, какие времена… Нам сказали: «Как вам не стыдно. Кто вы такие, что представляете Азербайджан здесь без нашего ведома. Вообще, вам не стыдно, у нас на Родине идет война, а вы тут футбол гоняете!». Представляете себе, а мы в это время поднимали флаг этой самой Родины, завоевав первое место в турнире высшей лиги Чемпионата СНГ по футзалу! Билеты на поезд нам помогли приобрести наши простые земляки, продавцы цветов на Курском вокзале, и домой мы, конечно, добрались. Но не дождались, ни поздравлений от АФФА, ни слов благодарности. Это сильно ударило по моему самолюбию, и я решил уйти из футбола, но мечтая однажды вернуться….

 

— А как Вы попали в Наблюдательный совет ФК «Нефтчи»?

— Я должен сказать, что для меня это было не первое приглашение со стороны футбольных структур. В 1997 году тогдашнее руководство АФФА предложило мне возглавить федерацию футзала Азербайджана. Но я тогда отказался от этого предложения, формально сославшись на чрезмерную загруженность на основной работе.

И все таки футбол являлся и является для меня родным спортом, и в глубине души мне хотелось (что греха таить…), чтобы мои заслуги не остались незамеченными, и в один прекрасный день это случилось. Видимо, действительно «ничто на земле не проходит бесследно». И вот, совсем недавно народный писатель Азербайджана, секретарь Союза писателей АР и глава Наблюдательного совета ФК «Нефтчи» Чингиз Абдуллаев пригласил меня войти в состав этого совета. Это для меня было выше всяких похвал. Пригласи меня любой другой азербайджанский клуб, я бы отказался. Все они для меня родные, но люблю я «Нефтчи». Поэтому я принял это приглашение с большой радостью, честью и энтузиазмом. Как госслужащий, я, естественно должен был согласовать этот вопрос с руководством. И мне было очень приятно, что мои руководители выразили полное одобрение этому предложению, посчитав почетным включение представителя министерства в состав Наблюдательного совета «Нефтчи».

 

— Откуда у Вас такая любовь к «Нефтчи»?

— Дело в том, что папа дружил со всеми легендарными футболистами этого флагмана азербайджанского футбола, учился в одном классе с великим Тофиком Бахрамовым. Помню, как дядя Тофик мне подарил олимпийский мяч и форму «Нефтчи». Не нахожу слов, чтобы описать мое тогдашнее состояние. Когда я выходил во двор, все на меня смотрели как на самого счастливого человека. Помню, как отец всегда помогал футболистам, и близко дружил с Анатолием Банишевским, Александром Трофимовым, Сергеем Семиглазовым и многими другими. Он был традиционным обладателем 20 абонементов центрального 14-го сектора стадиона, вместе с друзьями не пропускал ни одну игру этой легендарной команды. Папа брал меня на каждый матч, поэтому я вырос вместе с «Нефтчи», и этот клуб, соответственно, стал для меня родным.

Мне особенно приятно, что в данный совет входят, такие знаковые личности, как Чингиз Абдуллаев, с которым мы знакомы со студенческих лет, и я никогда не забуду, как он энергично создавал и руководил футбольным клубом юрфака, уже тогда вызывая восхищение университетского студенчества своими потрясающе смешными отчетами о проведенных матчах. Фархад Бадалбейли, самый известный пианист Азербайджана, выигравший международный музыкальный конкурс в Португалии и, встретившийся с легендой португальского футбола Эйсебио. Каждая минута общения с Фархадом – это мысленное перенесение в другое измерение, ведь он прекрасный человек и отличный собеседник. Другой мой коллега – это наш уважаемый вечный бакинец, которому я однажды сказал, что он не представляет себе, какое имели значения для Азербайджана он и его товарищи из команды КВН «Парни из Баку». То, что сделали эти ребята в тяжелые для страны годы с экономической, политической и информационной точки зрения, когда из Азербайджана делали монстра, старались очернить и представить в ужасном свете, опровергая наглую ложь, поднимая имидж на международной арене, доказывая, что азербайджанцы — умные, находчивые, интеллигентные, воспитанные и талантливые — это такое же служение своей Родине, как это делает герой-солдат, патриот-политик, тонкий дипломат. Я сказал Бахраму, что я и моя семья будем всегда им благодарны за это! Я считаю его одним из порядочнейших людей, причем наши взгляды совпадают во многом, особенно, что касается нашего любимого Баку. Я полностью согласен с его волнениями, предложениями и переживаниями.

Не могу не отметить, что в Совет входят потрясающие ветераны отечественного футбола, такие как Самед Гурбанов, «последний из могикан», а тренирует команду Аскер Абдуллаев. Не могу не отметить замначальника Управления инвестиций Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) Заура Гахраманова, которого я знаю с пеленок, а также заместителя вице-президента SOCAR господина Джабраила Джабраилова, с которым я познакомился уже в совете, и восторгаюсь его преданностью футболу и клубу. Поэтому сегодня я переживаю волнительные и приятные моменты моей жизни….

 

— Мехти муаллим, расскажите про Ваше семейное положение. Дети пошли по Вашим стопам?

— Женился я традиционно для нашей семьи поздновато, в 29 лет (смеется). У нас в роду выбирают долго, но делают это на всю жизнь! С моей супругой Мединой ханум я познакомился на работе. Представьте себе, что мы с ней окончили один и тот же факультет и работали в одном здании, но в разных организациях. После того, как она подарила мне двух сыновей, вернулась к трудовой деятельности и уже более 15 лет работает в аппарате Конституционного Суда. Таким образом, как иногда недоумевают наши друзья, два математика работают в правоохранительных органах, но занимаются своей специальностью (информационными технологиями) (смеется).

Меня в детстве сильно опекали, что мне не нравилось, поэтому своим детям я решил дать некоторую свободу и старался выстроить наши отношения на уровне доверия, то есть быть для них не только отцом, но и страшим братом и другом одновременно. Спасибо Всевышнему, что эти отношения переживают расцвет. У меня двое замечательных сыновей: старший Агабала и младший Руфат. Я никогда не заставлял их учиться, так как не был сторонником повышенного контроля и палочной дисциплины. Однако, я всегда говорил своим детям, что они должны прекрасно знать свою специальность, и чем они хотят заниматься по жизни. Спасибо сыновьям, что они оправдали мои надежды. Старший Агабала подавал определенные надежды будущего программиста, но выбрал востоковедение (японский язык) и в настоящее время является сотрудником SOCAR, несколько раз находился в длительных служебных командировках в Японии. Возможно, в этом сыграло определенную роль профессиональное занятие моими сыновьями японской борьбой дзюдо. Интересно, что он в студенческие годы был одним из первых вратарей национальной сборной Азербайджана по пляжному футболу (как же прав Булгаков, сказав «кровь – великое дело»). Младший сын Руфат закончил факультет международных отношений (таможенное дело) БГУ и в настоящее время является старшим лейтенантом, работая в аппарате Государственного таможенного комитета. Для меня особенно важно отметить, что оба сына достойно отслужили в армии.

 

— И напоследок, каких принципов Вы придерживаетесь по жизни?

— Вы знаете, вот эти самые принципы формируются и «вживляются» в человека в раннем возрасте, я думаю, в старших классах школы, максимум до 20 летнего возраста. Я абсолютно уверен, что вне зависимости от того, кем или «чем» стал человек, его индивидуальный «моральный кодекс» в дальнейшем существенно не меняется.

Лично для меня, я считаю, определяющим фактором стал совет-назидание, который когда-то мне дал дед, сказав, буквально следующее: «Если у тебя в кармане 100 рублей, веди себя так, как будто у тебя только 10. Но если у тебя в кармане нет ничего, никому не давай усомниться, что в нем та самая десятка».

Вообще, в жизни я боюсь четырех вещей: Всевышнего, неодобрения родителей, болезни своих детей и угрызения собственной совести. Никогда не забываю цитату Магомаева из его автобиографической книги: «Я никогда не жаловался, потому что всегда знал, что могло быть и хуже». Постоянство! Наверно это и есть мое основное жизненное кредо.

В жизни человека может произойти все, что угодно. У нашего класса есть что-то вроде гимна – знаменитая песня Пахмутовой «Оглянись незнакомый прохожий». Так вот ключевыми для меня в ней являются слова: «Мы друзей за ошибки прощали, лишь измены простить не могли». Самая страшная черта человека – это неблагодарность, так как неблагодарный человек – это потенциальный убийца, предатель, изменник, враг и угроза. Если внутри у человека нет благодарности и любви к Родине, он способен на все!

 

— Мехти муаллим, спасибо большое за интересную беседу. Мы Вам желаем удачи и успехов во всех начинаниях.

— Спасибо!

 

Январь, 2016

Фото : Шаин Гусейнов 

Добавить комментарий