ПЕРВАЯ УЧИТЕЛЬНИЦА

Профессию учителя, на мой взгляд, недостойно называть этим холодным, отстраненным словом, потому что это не профессия. Это — миссия! Учитель помогает нам вступить во взрослую жизнь, учит уважению, любви к ближнему, вечным ценностям и вкладывает нравственные понятия в наши души. Учителем надо родиться, и наша собеседница, учитель начальных классов 23-й школы Арзу Балашевна Гуламова, именно такой человек, с огромной и чистой душой. Она отдает своим ученикам большую часть своей жизни и вкладывает в них свою любовь и заботу.

 

— Почему вы решили стать педагогом?

— Может быть, это прозвучит банально, но я мечтала об этом с детства, а школа №154, где я училась, которая в те времена носила имя Зои Космодемьянской, а сейчас имя нашего национального героя Альберта Агарунова, и моя первая учительница Валентина Алексеевна, только укрепили меня в этом желании, и ни о чем другом я уже и не думала. Правда, в какой то момент меня ненадолго заинтересовала медицина, но педагогика, все же, пересилила.

 

— У вас в семье были педагоги?

— Нет, мои родители были представителями точных наук: мама — врач, а папа инженер. Но, несмотря мою четкую направленность, так получилось, что в первый год в АПИ им. Ленина (ныне им. Туси), я не поступила. И тогда папа предложил мне задуматься о другой профессии, тем более что он мечтал о том, чтобы я стала врачом, но я отказалась наотрез. Самое интересное, что и на второй год я тоже не поступила! Естественно, мои родители и шесть братьев были очень расстроены – как же так, единственная дочка, и такая неудача! В то время мой папа занимал довольно высокую должность, но я строго-настрого запретила ему каким бы то ни было способом обо мне хлопотать, мне очень хотелось всего добиться самой. С третьего раза моя мечта, наконец, осуществилась, и в результате я окончила АПИ с красным дипломом, тоже, кстати, без всякой поддержки, потому что для меня это было делом принципа, к тому же, я всегда равнялась на своих братьев. И с 1996 года я работаю в школе № 23.

 

— Вы считаете себя целеустремленным человеком?

— Да, в этом плане у меня папин характер, а он очень волевой человек.

 

Не испытали ли вы чувства разочарования от соприкосновения с реальной школой?

— Кончено испытала — были и первые разочарования, и весьма ощутимые щелчки. Я то думала, что приду, и все будет идеально, как в моих мечтах, но жизнь все расставила по своим местам. Но я всегда придерживалась принципа – если тебе что-то сказали, значит, над этим надо задуматься и сделать выводы.

JAF_6170-min.jpg

— То есть, вы не винили в своих проблемах весь мир, не становились в позу непонятого гения?

— Нет, нет! И это благодаря тому, что я выросла в такой семье, где родители очень правильно нас воспитывали. Папа очень редко делал нам замечания, все было гораздо интереснее. Он, например, мог увидеть какую-то мою оплошность, и через пару дней вдруг начинал рассказывать притчу, причем, я прекрасно понимала, к чему он это ведет, и мне становилось безумно стыдно, так как я боготворила папу. Однажды, это было в 3 классе, я вертелась перед зеркалом, и папа, уходя на работу, как-то странно на меня посмотрел, но как всегда, ничего не сказал. И вот настало очередное воскресенье, и мы, как обычно, уселись всей семьей, чтобы посмотреть нашу любимую передачу «В мире животных». Как сейчас помню, шла передача о бабочках, показывали красивейшую бабочку-адмирала, и вдруг папа говорит:

— Посмотри, Арзу, правда, красивая бабочка?

— Да, папа, очень красивая, — ответила я восторженно.

— Посмотри, какие идеальные формы, какие великолепные краски, какую красоту создал бог! И вместе с этой красотой, у нее практически нет мозга, ведь у нее даже не хватает ума и создать себе гнездышко, чтобы не погибнуть с приходом зимы. Она просто порхает по жизни…

И вот тогда я покраснела до корней волос, вспомнив эту сцену перед зеркалом, и все поняла. Мне стало очень стыдно, и с тех пор стала рисовать, читать, чем-то интересоваться.

 

— Каждому бы ребенку таких мудрых родителей, тогда и в мире не было бы столько горя…

— Я просто счастлива, что выросла в такой семье, и что меня воспитывали именно так, потому что сейчас все это я применяю в своей педагогической практике.

 

— В чем заключается методика вашего преподавания?

— Один из главных моментов заключается в том, что я всегда предельно внимательна к своим ученикам. Например, я никогда не выхожу на перемену, и, делая вид, что заполняю журнал, постоянно за ними наблюдаю и прислушиваюсь к их разговорам. И если случаются стычки или конфликты, я обязательно анализирую причины. А потом, когда начинается урок, я встаю на середину класса и начинаю рассказывать, как это делал в свое время мой папа, притчу, которая соответствует произошедшему случаю, и вижу, что провинившийся ребенок начинает прятаться за чью-то спину. Я никогда не называю имен, что и как произошло, но дети сами все прекрасно понимают.

 

— А прямое воздействие вам часто приходится применять?

— Бывает, особенно с мальчиками, но я всегда это делаю наедине.

 

— На какой почве сейчас чаще всего конфликтуют дети?

— На мой взгляд, причина большинства конфликтов кроется в излишней агрессии, которую порождают компьютерные игры, где присутствует кровь, убийства, оружие и ругань, а также в постоянной борьбе мальчишек за лидерство. У девочек другие причины – например, демонстрация красивых и дорогих школьных принадлежностей. Естественно, это идет из семьи, но я эти попытки пресекаю на корню, мало того, я всегда говорю о подобных проблемах на родительских собраниях. За пределами школы вы можете быть кем угодно — бизнесменами, чиновниками, знаменитостями, но здесь, в классе, все равны.

 

— И как воспринимают это родители?

— Если раньше в нашей школе просто зачисляли в первый класс, то сейчас родитель приходит к конкретному учителю, а конкретный учитель — это не только профессиональные, но и, прежде всего, человеческие качества. Так что, родители заранее знают, к какому педагогу они идут, поэтому в этом отношении я не встречаю с их стороны сопротивления. Я даже обращаю внимание на завтрак, который ученики с собой приносят, и прошу, чтобы не было никаких изысков.

 

— Как ваши ученики относятся к вашим методам воспитания?

— «Школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать», — сказал У. Черчилль. Вы знаете, грамотно пользуясь этой «властью», можно добиться хороших результатов в учебном процессе. Придется себя немного похвалить, но мне очень приятно, что мой авторитет среди детей очень высок, и я этим пользуюсь. Я рассказываю им много историй из своей жизни, причем не только хорошие, но и говорю им о своих ошибках. Однажды я рассказала им историю, которая произвела на них очень сильное впечатление. Несколько лет назад я не поверила одному ученику, и сказала, что перепроверю его слова у мамы. Видимо, это так его ранило, что он даже немного всплакнул. А потом выяснилось, что мальчик сказал правду, и на следующий день я при всем классе попросила у него прощения: «Ребята, вчера я ему не поверила, но он оказался прав. Извини, что я тебе не поверила». Видели бы вы лицо этого мальчика в тот момент, он был так счастлив, что справедливость восторжествовала. Но меня, честно говоря, эта история до сих пор мучает… Я учу своих ребят не бояться просить прощения, и вообще, быть добрыми, смелыми и честными, и для этого я провожу с ними определенные тренинги.

 

— Они входят в школьную программу?

— Нет, эта моя личная методика. Сначала я провожу опрос и выясняю, какая тема их волнует больше всего — проблема с добром, верой в себя, родителями.

 

— Проблема «отцов и детей» стара как мир, но причины бываю разные. Что же сегодня является причиной разногласий?

— Так как я являюсь учителем начальной школы, то причины, в основном, носят чисто бытовой характер – дети не надевают домашники, ходят босиком, а потом болеют, они проводят много времени за компьютером, не любят есть супы. Это конкретные и очень важные причины, которые мы и разбираем на наших тренингах. Я меняю местами ребенка и родителя, и ставлю перед учеником конкретную задачу: «Мама — это ты, она не ест суп, и ты должен сделать так, чтобы она его съела». И надо видеть, как он пытается это сделать! А у мамы-то все это накопилось, и она выдает ребенку его же тексты – не хочу, не буду, не люблю… Эта сцена продолжается минут 5-10, и в результате я помню, как один мальчик стукнул кулаком по столу и привел свой последний аргумент: «Я тебя сейчас побью, если ты не съешь свой суп». И тут я говорю «стоп», и начинается совместный анализ.

JAF_6180-min.jpg

— Вы говорите с ними на тему правильного питания?

— Не просто говорю, но и поощряю! У нас была девочка, которая приносила на завтрак огурцы, морковку, фрукты. И однажды я задала ребятам вопрос:

— Дети, давайте подумаем. Она часто болеет?

— Нет….

— А вы посмотрите, чем она питается?

Так на следующий день все они притащили с собой овощи, и старались, чтобы я это заметила. И тут уж я их захвалила… Я категорически запрещаю приносить чипсы, сухарики и прочее, и они это знаю с первого класса. Родители все время мне говорят: «Арзу Балашевна, у нас все время мобильный в руках. Когда они не слушаются, мы им говорим, что сейчас вам позвоним, и они тут же начинают нас просить – мама, не позорь меня»… И я рада, что по отношению ко мне они испытывают не страх, а стыд.

 

— А в своей собственной семье вы больше мама или педагог?

— Мои сыновья учатся в моем классе, но об этом целый год практически никто не знал. Я им сразу же сказала, что в школе я Арзу Балашевна, в школе мамы нет. Они это знали заранее, и молчали до последнего. Как-то раз один мальчик видимо о чем-то догадался, и стал допытывать моего сына: «Я знаю, Арзу Балашевна твоя мама». «Нет, — завопил он, — она моя нянечка!»

 

— Они не обижались на вас за это?

— Сейчас могу признаться — я их ущемляла, и в классе они моей поддержки, как мамы, не чувствовали, и мне немножко больно. В этом году был выпускной начальной школы, и среди других ребят, я увидела, как плакал и мой сын. А потом он мне рассказал, как друг его спросил: «А ты что плачешь? Она ведь твоя мама!» «Ты потом поймешь», — по-взрослому ответил мой сын, и когда он увидел слезы своего товарища, то сказал: «Теперь ты понял? Мама — это одно, а учительница совсем другое»…

 

— Недавно по ТВ прошел сюжет о реформе школьного образования в Швеции. Причем, учителя в результате этой реформы оказываются в довольно унизительной роли. Как вы к этому относитесь?

— Я против такого подхода к профессии педагога, кроме того, это противоречит нашей ментальности, уважению к старшим, деликатности, традиционным ценностям. Одна из моих учениц переехала в Чехию. Девочка пришла в класс, не зная языка и обычаев этой страны, но до конца обучения она висела на доске почета, и все эти годы была лучшей ученицей школы! Я потом спросила у ее мамы – что же так поразило моих чешских коллег? И в ответ услышала — уважение к учителю! Девочка ужасалась панибратскому отношению чешских детей к своему педагогу. В нас же генетически заложено, что учитель — это высшее звание! Помню, когда я училась в 3 классе, то посчитала, что учитель обошелся со мной несправедливо, и впервые в жизни пожаловалась маме. Она меня выслушала, и очень строго сказала: «Учитель всегда прав». И я так ей благодарна, потому что если бы мама стала это поощрять, я бы получилась другим человеком.

 

— У вас существует какой-нибудь дресс-код в одежде?

— В нашей школе педагоги во время занятий не имеют права носить брюки, и я с этим полностью согласна – внешний вид учителя не должен отвлекать. Это же относится и к ученикам, которые носят общепринятую в республике форму, и мне приятно, что в моем классе и родители, и дети это принимают. Они даже умоляют не стирать их форму в середине недели, потому что знают — они не имеют права придти в школу в джинсах, есть правила, которые они обязаны выполнять.

 

— Обучаете ли вы своих учеников навыкам жизни в социуме?

— Мы играем в экономическую игру «Республика «Радость». В этой маленькой республике все, как в настоящей стране. Все жители трудолюбивые люди. Живут «семейками» по 7 человек и выполняют соответствующие обязанности. Друзья Айболита (белые галстуки) следят за чистотой рук, состоянием школьных принадлежностей, одеждой учащихся, лесовички (зеленые галстуки) ухаживают за комнатными растениями, друзья Золушки (синие галстуки) выполняют обязанности дежурных, Знайки (галстуки красного цвета) являются помощниками учителя, помогают изготавливать и раздавать пособия к уроку, художники в желтых галстуках выпускают тематические стенгазеты, а контролеры (оранжевые) контролируют все группы и следят за тем, чтобы все группы добросовестно выполняли свои обязанности. Создать эту группу предложили сами дети. Должности меняются ежемесячно. Как и в любом государстве, у нас есть свои денежные знаки. Раз в месяц мы организовываем аукционы, где дети могут потратить свои знаки, купив поделки, изготовленные руками своих товарищей. В конце недели подсчитываются оценки, начисляется зарплата, а также взимаются налоги и штрафы. Источниками заработка являются учеба, премии и выполнение своих обязанностей, а штрафы бывают за опоздания, нарушение формы одежды, грубость и плохие оценки в дневнике. В результате этой игры у ребят повысилось качество знаний, а, по словам родителей, дети стали гораздо бережнее относиться к деньгам и тратить их рационально. Кстати, сюжет об этой игре был показан по телеканалу «МИР».

 

— Профессия педагога требует от учителя огромных душевных и нервных затрат. Как вы восстанавливаетесь после учебного года?

— Как-то я была на стажировке в Москве, и когда все тренинги были позади и нам выдали сертификаты, то в самом конце проректор на прощание сказала нам очень теплые слова: «Уважаемые женщины, я вам желаю личной жизни, чтобы хотя бы она у вас была». Ведь на личную жизнь остается мало времени, потому что мы погружены в работу. И я хочу сказать огромное спасибо моему мужу за понимание и терпение. Он настоящий боец невидимого фронта, и без его поддержки мне было бы трудно. А восстанавливаюсь после учебного года в кругу своей семьи — выезжаем на природу, купаемся в море. Я очень люблю древнюю готическую архитектуру, иногда мы выезжаем всей семьей в Европу, чтобы воочию насладиться этой красотой.

 

— Какой из ваших проектов вы считаете самым успешным?

— Таких проектов несколько. Т. Рузвельт в свое время сказал: «Воспитать человека интеллектуально, не воспитав его нравственно, значит вырастить угрозу для общества». Ведь высокоинтеллектуальный, но бездушный человек — это настоящий злой гений, способный только разрушать. Один из моих проектов, эссе на тему «Лучший способ нажить себе врагов», заставил задуматься детей над своими действиями и поступками. Они поняли, что, совершая, на первый взгляд, невинные поступки, можно нажить себе кучу врагов. А главное — потерять лучших друзей. Еще один из проектов – «Жалобная книга природы». Это был электронный проект, и дети с большим интересом втянулись в эту работу, и сделали очень интересные и эмоциональные презентации. Тут были и изображения пушных зверей, молящих о пощаде, и крик души Каспийского моря с фотографиями загрязненного побережья, и леса, которые человек безжалостно вырубает, и многое другое. И еще один мой проект «Дари добро» был направлен на прививание детям чувства милосердия и сострадания. Дело в том, что 15 февраля Всемирный день онкобольных детей. Я позвонила к своим знакомым в больницу, и попросила, чтобы мне дали телефон мамы, у которой нет денежной возможности для лечения ребенка, и я предложила ребятам помочь одной двухлетней девочке, от которой отказались все врачи. Мы повесили объявление, поставили внизу коробку для пожертвований, и подключилась вся школа! Дети приносили свои сбережения, разбивали копилки, мы выпустили специальные календарики с позитивными мотиваторами и устроили распродажу.

 

— Самое главное – вам удалось ее спасти?

— В нашем классе одна из родительниц, доктор Саадат ханым, взялась вместе со своей бригадой, и абсолютно бесплатно сделала операцию маленькой Дарье. И она была спасена! Вы бы видели, как радовались дети! В таком сложном, злом мире, в детях жизненно необходимо развивать чувство добра и милосердия, и когда я им сказала, что девочка спасена, они расплакались, потому что каждый из них что-то для этого сделал. И тогда я их спросила:

— Ребята, что вы чувствуете?

— Нам так легко и светло здесь, — сказали они, показывая на свои сердечки.

Это и была главная цель акции «Дари добро», и я счастлива, что мы ее добились.

 

Фото : Бахадур Джафаров

Добавить комментарий