КЛАССИЧЕСКАЯ ГИМНАЗИЯ №160

Среди выпускников этой школы такие знаменитости, как Виталий Вульф, Юлий Гусман, Чингиз Гусейнов, Ханлар Гаджиев, Анар Мамедханов, Эльдар Гасымов, Роман Аллаяров, Теймур Раджабов, Эмиль Сутовский, Мурад Дадашев, Джавид Имамвердиев, Елена Сидоренко. Именно в школе №160 была образована команда КВН, часть которой, во главе с капитаном Анаром Мамедхановым, впоследствии вошла в состав команды «Парни из Баку».

Но главный человек в школе, это, конечно же, директор! Фаина Эммануиловна Алекперова более 20 лет возглавляет одну из самых престижных и знаменитых бакинских школ, которой в 2006 году присвоили статус Классической гимназии.

 

— В 2014 году знаменитой школе №160 исполняется 70 лет. Расскажите об истории создания этой школы.

— Во время Великой Отечественной войны в здании, которое в 1908 году построил один из бакинских нефтепромышленников, располагался военный госпиталь, куда привозили раненых. Но в 1943 году, когда фронт отошел, здесь была образована школа для мальчиков №160. С первых же лет она стала одной из самых лучших школ Баку. В 1994 году, несмотря на сложный исторический момент, мы отмечали 50-летие школы, а в 2004 году количество приглашенных было таким внушительных, что 60-летие отмечали уже в Оперном театре.

Но кроме юбилеев, в нашей школе существует замечательная традиция — с 1951 года 31 января проходит ежегодная встреча выпускников. Мы нигде об этом не объявляем, никого специально не приглашаем, но в этот день собирается около 1000 человек! Все ученики и педагоги принимают самое активное участие в подготовке к этому празднику, чтобы выпускники прежних лет гордились, что их родная школа по-прежнему одна из самых лучших и знаменитых в городе, она развивается и живет не только прошлым, но и создает будущее.

 

— А в какой школе учились вы?

— В 1954 году я пошла в первый класс школы №46, а в 6-ом классе, когда почувствовала себя большой девочкой, попросила маму больше не водить меня за ручку. Вообще, по натуре я бунтарь, и всю жизнь отстаиваю свою точку зрения. Я прекрасно понимаю, что эта позиция не всем нравится, но таков мой характер – я никогда не буду молчать, если что-то можно улучшить или усовершенствовать.

Но в тот момент взбунтовались уже мои родители: «Тогда мы должны перевести тебя в школу поближе, чтобы ты одна не переходила дорогу!» И меня перевели в школу№1… Эти школы так и не стали для меня родными и близкими. И хотя там были хорошие учителя, а я была отличницей и активно участвовала в общественной жизни школы, но никак не могла примириться с атмосферой официоза, которая там царила.

Когда я перешла в 9-ый класс, случилось событие, которое навсегда изменило мою жизнь. В этот год к нам пришла новая пионервожатая, а надо сказать, в те годы пионерская комната была своеобразным центром школы, где происходили самые интересные события. И эта вожатая, видя мою активную позицию, однажды сказала: «Знаешь, для таких, как ты, в 160-ой школе открыли вожатский класс». Я, не говоря ни слова дома, после уроков направилась в эту школу и постучалась в кабинет директора, Юрия Петровича Курдюмова. Это был большой, солидный, седовласый мужчина лет 50-ти. Кстати, его жена, Валерия Курдюмова, была директором не менее знаменитой 23-ей школы, и между ними всегда шла негласная конкуренция.

 

— Директора не удивило смелое поведение юной девочки?

— Может быть, и удивило, но он не подал вида. Я сказала, что пришла поступать в вожатский класс.

— Почему же ты хочешь именно в этот класс? – спросил он.

— Я занимаюсь общественной деятельностью…

— А родители знают об этом?

— Они не будут возражать, — уверенно сказала я.

Видя мою решимость, Юрий Петрович позвал завуча, и они вдвоем стали меня расспрашивать о моей успеваемости. Тогда, почему-то, многие думали, что вожатые не учатся, а только поют и пляшут. Но когда выяснилось, что я отличница, мне сказали, что я принята. Так самостоятельно, причем, в начале учебного года, я перевела себя в школу №160!

_SAH8573

— И какие у вас были впечатления от этой школы?

— С первых же дней я почувствовала ту атмосферу, о которой всегда мечтала. Я даже не думала, что так бывает! Так как мы были учениками вожатского класса, у нас были дополнительные предметы, где нам рассказывали о пионерской и комсомольской работе и педагогике, нас регулярно водили в пионерские комнаты других школ, театры и на концерты, а в конце недели у нас работал Клуб субботнего дня, куда для нашего развития приглашали интересных людей. Помню, как на выпускном вечере я пригласила директора на тур вальса, который мы тогда все умели танцевать, ведь два часа в неделю нам преподавали бальные танцы. Обстановка в нашей школе была настолько демократичная, что мы могли подойти к Юрию Петровичу с любыми своими вопросами или проблемами.

 

— О какой профессии вы мечтали?

— В нашем вожатском классе нас ориентировали на педагогику. В то время в Баку многие умные, талантливые и образованные выпускники поступали на педагогические факультеты. Сейчас, к сожалению, эта профессия уже не пользуется таким престижем… Школу я окончила с серебряной медалью, и мы с подружкой пошли сдавать документы в Университет, но там мне, почему-то, совсем не понравилось. Потом я даже сдала два экзамена в АЗИнефтехим, но забрала документы… После школы выпускникам кажется, что они нужны всему миру!

 

— А как дома реагировали на ваши метания?

— Родители считали, что я сама должна решать свое будущее. А потом я решила, что буду поступать на философский факультет МГУ. Так как моя семья не могла оплачивать мое проживание в Москве, я решила поступать на заочный, а для этого надо было устроиться на работу. И я пошла в свою родную 160-ую школу, к Юрию Петровичу. Я до сих пор помню день, когда меня приняли на работу — 15 августа 1965 года.

 

— Вам не было страшно ехать одной, в чужой город?

— Нет, мы были очень свободные и открытые, мы верили, что нужны стране и считали, что весь мир лежит у наших ног. Подумаешь, что у меня даже праздничного платья нет! Зато я прочитала много книг и писала прекрасные сочинения.

Весной 1966 года я отправилась в Москву. Там меня встретила одна бакинка, которая тоже поступала в МГУ, но на очный. Я сдала документы и меня направили в общежитие. Первый экзамен по истории я сдала на «отлично», и так как у меня была серебряная медаль, больше экзаменов я не сдавала. А потом вывесили списки, где было и мое имя… Словом, домой я приехала со студенческим билетом МГУ!

 

— Как прошла ваша первая сессия?

— На первом курсе со мной произошел забавный случай. Большинство студентов изучали английский, я же входила в немногочисленную группу французского языка. Почти все ребята в этой группе оказались москвичами, а педагогом у нас была очень молодая красивая девушка, выпускница института иностранных языков. На первую сессию я приехала в красивом модном костюме и туфлях на высоких каблуках, сшитых на заказ.

— Неужели вы в Баку ходите на таких каблуках? — спросила меня преподавательница, — у вас же там везде течет нефть! (И этот вопрос мне задала педагог-москвичка!)

— Ну, про Москву тоже говорят, что здесь по улицам ходят белые медведи, — ответила я, и вся группа чуть не свалилась под стол от смеха.

Так мы подружились… А когда я начала читать и переводить французские философские тексты, все восхищались моей подготовкой. Как оказалось, крутые московские снобы знали французский хуже меня, и я с гордостью говорила, что являюсь выпускницей бакинской школы №160!

_SAH8578.jpg

— Как сложилась ваша профессиональная жизнь после окончания МГУ?

— Юрий Петрович Курдюмов уже строил на меня планы – один год я проработала учителем, но меня это не очень устраивало. Как это так, после уроков я свободна и ничем не занята?! Я же привыкла быть в центре общественной жизни! Поэтому через год меня назначили завучем по воспитательной работе, и я много лет проработала на этой должности. А потом я стала завучем по учебной работе…

Особенно хочу подчеркнуть, что в нашей школе все друг другу помогали, у нас была не просто команда, а настоящая семья! Главный принцип нашей школы звучал так – все, что мы делаем, мы должны делать лучше всех!

А в 90-е годы, после известных событий, из Азербайджана уехало очень много педагогов, и пострадали все без исключения русские школы. Но нам очень повезло, и мы должны молиться на Гейдара Алиева, без которой нашей страны давно уже не было бы.

Эти смутные годы проходили в постоянной борьбе, потому что с сентября 1989 года школа осталась без директора, без завуча по учебной работе и завхоза. А во втором полугодии стало еще хуже…

 

— Какая обстановка была в школе?

— Несмотря ни на что, нам удалось сохранить традиции и дух 160-ой школы. Во многом это произошло благодаря тому, что наша школа всегда была очень демократичной. В тот период я временно исполняла должность директора, и наш коллектив решил провести выборы директора, как это было принято в период перестройки, хотя в школах эта практика почти не применялась. Но нам поставили одно условие – на выборах должны участвовать три кандидата. И они тут же нашлись! Это были два наших педагога, одна из завучей и одна учительница, которая преподавала мне азербайджанский язык в 11 классе. Это очень дорогой и любимый мною человек — Карабекова Сона Мирзоевна.

После того, как меня избрали директором, я открыла для себя совершенно неожиданные нюансы — когда ты оказываешься во главе большого педагогического коллектива, и на твои плечи обрушивается огромная ответственность, ты должен так настроить и вдохновить свой коллектив, чтобы он решал поставленные задачи. Кстати, после моего избрания, по городу пошли слухи – если в такие сложные годы директором центральной школы выбрали не азербайджанку, в этой стране можно оставаться и работать…

 

— Расскажите о своих первых шагах на должности директора?

— До 1990 года в нашей школе был только русский сектор, но когда я стала директором, то мы открыли азербайджанский сектор. К этому вопросу я подошла не формально, а прагматично – в первый год мы открыли один первый класс, на следующий год еще один и так далее, чтобы мы могли обучать учеников в соответствии с традициями нашей 160-ой.

 

— По каким критериям вы отбираете детишек?

— До 2006 года приемные экзамены были запрещены, поэтому мы проводили собеседования. Тех, кто жил в нашем микроучастке, мы принимали в обязательном порядке, но учеников из других районов города мы отбирали очень тщательно, чтобы не снижать высокий уровень школы.

 

— Сейчас не утихают споры по поводу того, сколько учеников должно быть в классе. Что вы думаете по этому поводу?

— Это очень спорный вопрос… На сегодня существует обязательный норматив — самый маленький класс должен состоять из 20 человек, и эта цифра сохранилась с 1992 года. Но у нас в классах учатся 35-40 учеников. Несколько лет назад я была на стажировке в США, и с удивлением узнала, что в богатейшей Америке в группах 35 учеников, ни больше и ни меньше! Главное же не количество, а качество, то есть интеллектуальный уровень учеников, и в нашей школе он очень высокий.

Кроме того, нам удалось сохранить очень толерантную атмосферу, и это очень важный фактор, ведь сегодня у нас учатся дети около 30 национальностей.

 

— Но ваша школа известна не только высоким уровнем образования, но и международными проектами.

— Наша школа является ассоциированным членом ЮНЕСКО, участником проекта ЮНЕСКО «Обучение для будущего», коллективным членом Республиканского Общества Солидарности Народов Азербайджана «Содружество» и Международной Ассоциации школ с русским языком обучения.

В нашей школе, помимо русского и азербайджанского языков (азербайджанский преподают на самом высоком уровне, так как это государственный язык страны), все ученики в обязательном порядке изучают два иностранных языка – первый начинают изучать во 2-ом классе, а второй язык – в 5-ом. Благодаря такому углубленному изучению языков наша гимназия с 2008 года является партнером образования Германии, и немецкий язык у нас уже 6 лет преподает командированный из Германии учитель. Учащиеся гимназии, сдавшие соответствующий экзамен, получают специальный речевой диплом по немецкому языку, который дает им право обучаться в Германии. В 2010-2013 годах более 40 выпускников получили такой диплом.

Кроме этого, более 20 лет учащиеся старших классов гимназии — победители конкурсов на лучшее знание английского и немецкого языков, получают право на годичное обучение в США и Германии, а также право на месячную экскурсию по Германии.

Я уже не говорю о том, что у нас существует первый в системе образования школьный парламент, музей истории школы, команды КВН и «Что? Где? Когда?», экологическая дружина, два хора, вокальные группы «Азери» и «До-Ре-Ми», спортивные секции, шахматная школа, танцевальный ансамбль «Лаляляр».

 

— С какими проблемами вы сталкиваетесь в своей работе?

— Проблем много… Они касаются и уровня молодых специалистов, и прав учителя, и низкой зарплаты, из-за которой работа педагога перестала считаться престижной, но пока у нас будет такая мизерная зарплата, мы не можем надеяться, что на педагогические факультеты будут приходить талантливые молодые люди. А если в школу будут попадать неудачники и троечники, чему они смогут научить наших детей?

Но есть еще один аспект, который меня очень тревожит – это родители. Если раньше в первый класс приходили дети, большинство из которых умели читать и знали цифры, то сейчас многие детишки даже не знают, как называется тот или иной цвет! Разве это нормально? Некоторые дети картавят и шепелявят, и я поражаюсь, что родители даже не пытаются исправить этот недостаток! Книги сейчас почти не читают, стихи не учат… Родители очень обижаются, когда мы не принимаем таких детишек в нашу гимназию, и произносят коронную фразу: «А что, разве здесь академия?» Нет, конечно! Но ребенок, который не знает элементарных вещей, просто не сможет освоить сложную программу, он обречен быть троечником и неудачником, ведь даже самая лучшая школа не сможет построить хорошее здание образования, если нет фундамента.

 

— Как вы относитесь к увеличению учебного года?

— Этот вопрос находится в компетенции Министерства образования. Что же касается моего мнения, то учебный год в большинстве развитых стран составляет 37-38 недель, у нас же он длится всего 32 недели. В Германии, где я была, летние каникулы длятся около полутора месяцев, а наши дети за лето все успевают забыть. Поэтому если будет принято решение об увеличение учебного года, это очень благотворно скажется на образовательном уровне наших детей.

В заключении мне хотелось бы сказать, что считаю себя счастливым человеком, потому что всю свою жизнь я посвятила любимой и очень важной работе. Ведь школа — это и образование, и воспитание, и идеология, и патриотизм, то есть, это будущее нашей страны, и я рада, что смогла внести свою лепту в это благородное дело.

 

Октябрь, 2014

Фото : Шаин Гусейнов

 

Добавить комментарий