ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК АНАР

Кто такой писатель? Человек, который владеет способностью красиво излагать свои мысли? Но разве этого достаточно, чтобы твои книги, издаваясь и переиздаваясь многотысячными тиражами, приковывали внимание читателей? Откровенно говоря, зачастую бывает и так: сегодня в моде так называемое «легкое чтиво». Возможно, оно тоже нужно. Народ устал от многочисленных проблем, думать еще и над книгой, над глубокими темами, которые поднимает автор, у него просто нет сил. Однако, на мой взгляд, книга, о содержании которой забываешь, едва перевернув последнюю страницу, не может называться литературой. Это именно «чтиво» – ни к чему не обязывающее ни читателей, ни авторов, самые честные из которых относятся к своему подобному творчеству с легкой долей иронии.

Писатель – это не только талант. Это – огромная ответственность. Потому что книги, способные заставить человека думать, переосмысливая свое существование, порой меняют не только мировоззрение, но и, как следствие, жизнь человека. А порой, и целых государств. Писатель – это человек, способный не просто описать и осудить какие-то предрассудки и стереотипы, свойственные обществу, в котором он живет, но и сделать это удивительно тонко. Не для того, чтобы сыграть на скандальности материала, а для того, чтобы реально попытаться что-то изменить в сознании людей. Писателей-однодневок отличает от истинных Мастеров главное – огромная любовь: к родине, к людям, к самой жизни.

Народный писатель Азербайджана Анар – это человек, который всей жизнью доказывает, что принципы человека могут быть незыблемыми вне зависимости от времени, в котором он живет. Одно из наиболее известных его произведений – «Шестой этаж пятиэтажного дома», актуально во все времена. Многие, – увы! – знакомы лишь с киноверсией этого романа, но и они согласятся: это не просто история любви, это – глубокая драма, заставляющая задуматься над сутью многих истин. «Вот если бы люди поняли, что в пятиэтажном доме может быть и шестой этаж, наверное, они на многое посмотрели бы по-другому…» (ц.) И он учит нас пониманию… Его другие, не менее яркие и пронзительные произведения – «Юбилей Данте», «Большое бремя – понимать», «Я, ты, он и телефон», «Последняя ночь уходящего года», «Комната в отеле», «Грузинская фамилия» и др. – оставляют в душе читателя не только созданные писателем образы, но и частичку его души…

19-min

Сегодня об Анаре рассказывает его дочь, Гюнель Анаргызы, которая также является продолжательницей династии своей семьи – Гюнель ханум писательница, а также редактор двух журналов. Обо всем этом – в нашем интервью.

 

– Сразу скажу – мне немного сложно говорить о папе, – начала с нами беседу Гюнель ханум, – Ведь для меня он, прежде всего, родной человек, отец. Глядя на него, я росла и познавала мир…

Конечно, папа – неординарный человек. Говорю так не потому, что я – его дочь. Просто в действительности за всю свою жизнь я не встречала второй такой личности. Наверное, это покажется преувеличением, но на самом деле, нет такой темы, на которую нельзя было бы с ним поговорить и узнать от него что-то новое. У него прекрасная память, и к тому же он очень много знает. Его эрудиция удивляет каждый раз, из одного только общения с отцом можно почерпнуть огромное количество знаний. Поэтому он для меня был, есть и будет неповторимым человеком.

anar4-min

– Родители Анар муаллима были известными поэтами. Повлияло ли это на выбор отцом жизненного пути?

– Думаю, талант – это дар от Бога. Хотя, не сомневаюсь, что способности передаются и генетически. Дед отца по матери Худадат бек в свое время был губернатором Гянджи и министром здравоохранения АДР. Его ценили за исключительное благородство. Это был истинный аристократ, образованный и воспитанный человек, личность, обладающая удивительно стойкими моральными качествами. Быть потомком таких людей – это уже огромная ответственность. Это планка, которая поставлена, что называется, с рождения. Отца отличает именно вот эта, совершенно удивительная стойкость духа: он человек непоколебимых принципов. Можно стараться быть порядочным, через силу не позволяя себе поступить недостойно. Отец же не допускает подобного даже на уровне мыслей.

6-min.jpg

– Папа занимался Вашим воспитанием?

– Если понимать под этим какие-то воспитательные беседы, наставления и наказания – нет. У нас в семье вообще не принято воспитывать кого-то принудительно, что называется из-под палки. Воспитывались мы с братом на примере родителей, судили о том, что хорошо или плохо наблюдая за их поступками, взглядами на жизнь, отношением к людям и собственными взаимоотношениями.

Для папы всегда на первом месте была работа и творчество. Большей частью помню его сидящим за письменным столом, пишущим что-то на машинке или же дымящим сигаретой и о чем-то размышляющим. Помню, очень переживала по поводу его курения. Сейчас, конечно, забавно вспоминать, как я стояла у него «над душой», не разрешала курить, прятала сигареты. Этим, как я сейчас понимаю, доставляла ему немало хлопот. Хотя конечно, рада тому, что он отказался от сигарет. Правда, теперь он курит трубку (улыбается).

 

– А почему так сильно переживали именно из-за сигарет?

– Потому что знала, что это вредно, да и на коробках было написано «Минздрав предупреждает…» и так далее. Но была еще одна важная причина. Мне было 9 лет, когда ушли из жизни папины родители. Чувствуя, как сильно он переживает боль утраты, я стала панически бояться потерять своих родителей. Конечно, со временем это прошло, и пришло понимание того, что у каждого в этой жизни строго отмеренный ему Всевышним путь. А также то, что жить в вечном страхе – не важно, смерти или еще чего-то – просто бессмысленно.

Хотя позже, прочитав папин роман «Без вас», я еще раз убедилась, насколько сильно он переживал потерю родителей… Это очень пронзительный роман-эссе, который вряд ли кого-то может оставить равнодушным.

23-min

– Получается, о каких-то переживаниях отца даже Вы, его дочь, могли узнать только из его произведений?

– …Но это вовсе не означает отсутствия между нами доверия. Видимо поэтому человек и начинает писать. Не только потому, что некому доверить свои мысли, эмоции, размышления. Просто иначе ты просто не можешь. Возможно, это отличает людей творческих. По себе знаю, что выразить что-то из личного, пережитого, осознанного в процессе жизни можно только написав об этом.

С отцом же я могу говорить на любые темы, у нас очень сильная эмоциональная связь. Порой нам даже не нужно говорить – мы можем просто сидеть рядом и молчать. Это такое… совместное молчание, которое тоже означает близость душ. При этом испытываешь громадное эмоциональное удовольствие – просто от того, что находишься рядом.

8-min.jpg

– Вы практически ответили на вопрос, почему стали писательницей. Но все же – неужели не было влияния отца?

– Влияние было. Но не явное – мне никто не говорил что я должна делать в жизни и как. Однако пример родителей, безусловно, оказал на меня сильное влияние. Моя мама – ученый, папа – писатель. Они всегда над чем-то работали, всегда были заняты. Так же и я, с самого детства всегда была чем-то увлечена: занималась музыкой, рисовала, потом стала писать рассказы. Естественно, первое свое произведение я прочитала папе. Его реакцией были слова: «В нашем полку прибыло!»

Конечно, сейчас я понимаю, насколько это было… несерьезным, что ли. Не потому, что отец меня зря похвалил, тогда как я написала ерунду. Вероятно, это действительно показалось ему интересным. Просто только теперь, став писательницей, я понимаю, что это такое, как это все делается.

 

– Когда Вы начали писать?

– Серьезным творчеством я стала заниматься примерно в 2000-2002 гг. Поначалу публиковалась в интернете, под вымышленным ник-неймом. Мне было важно услышать объективный отклик на мое творчество. Появились свои читатели, которые ждали продолжения моих рассказов, и я стала писать для них.

24-min

– Не боялись плагиата?

– Не думала об этом особо, хотя плагиат был. Скажем, мой рассказ «Письмо отцу» о Карабахе, перепечатывался много раз под самыми разными именами. Даже армяне переиначили его на свой лад. Причем, плагиат продолжался даже после того, как «Письмо отцу» было опубликовано в газете «Эхо» и в сборнике моих рассказов.

– Видимо, это сопутствующая успеха. Сегодня все уже знают, кто такая Гюнель Анаргызы. Быть писательницей – дочерью самого Анара – это ведь очень ответственно.

– Безусловно. Ответственно и вместе с тем очень сложно. Например, когда отец предложил мне написать продолжение его романа «Шестой этаж пятиэтажного дома», я по началу очень обрадовалась. Так хотелось сделать что-то необычное. Но все оказалось непросто. Ведь одно дело писать свое произведение, другое – продолжить законченный, при том очень популярный, я бы сказала, ставший культовым роман. Нужно было не выходя за рамки сюжета привнести в него нечто новое, свое, обязательно современное. Приходилось придумывать какие-то ходы, которые не мешали бы основному сюжетному ходу, но в, то же время, были самостоятельными и достаточно интригующими. Так появилась линия убийства, возникшие по этому поводу страхи и наваждения главной героини Тахмины…

Хочу добавить, что повесть издавалась три раза. В первый раз как отдельная книга, во второй – как аудио-книга, кстати, с написанной специально для этого музыкой и спецэффектами и в третий раз как трилогия, вместе с двумя романами отца – «Белым лиманом» и «Шестым этажом пятиэтажного дома».

22-min

— Гюнель ханум, отец для Вас – идеал мужчины?

– Сложно ответить на этот вопрос однозначно. Но повторюсь, второго такого человека я не встречала. Такого чуткого, внимательного, уважительного отношения к женщине я не видела ни в одном мужчине. Он воплощает в себе те качества, которые я всегда считала истинно мужскими: благородство, честность, отсутствие эгоизма.

Мама очень серьезный ученый, авторитетный музыковед, автор десятка книг, научных трудов. Вместе с тем она прекрасная хозяйка, настоящая хранительница очага. По характеру они с отцом – совершенно разные люди. Тем не менее, родители удивительно дополняют друг друга. Как говорится в пословице, если кто-то в семье огонь, другой должен быть водой. Это значит – осознавать ответственность перед человеком, с которым создал семью, уважать его характер, взгляды, принципы, жизненные устои, идти на компромисс, если нужно. Но делать это должны оба. Мои родители – живое воплощение всего вышесказанного. Неслучайно, что они вместе уже почти 50 лет. Они ведь знакомы с первого класса. После школы обручились, после института поженились. С тех пор неразлучны.

anar7-min

– Возможно, такая верность семье свойственна людям именно поколения Вашего отца?

– Не думаю, что дело во времени. У родителей есть знакомые пары, которые распались. Дело в людях. На мой взгляд, мои родители люди особенные. Их объединяло и объединяет удивительно честное отношение друг к другу. Не помню, чтобы в нашей семье у кого-то возникала хотя бы тень сомнения в словах или поступках другого. Эта атмосфера взаимоуважения и доверия была всегда.

 

– Вы и своих детей воспитываете в таком же духе?

– Я ничего им специально не внушаю. Просто, так как сама выросла в доверии и уважении, того же жду и от них.

anar6-min

– Таланты дедушки передались внучкам?

– Сложно сказать. Моя старшая дочь – ей 14 лет – пишет стихи и делает довольно неплохие переводы с русского на азербайджанский и наоборот. Публикуется в школьной газете. Младшая, которой 9 лет, прекрасно рисует. У них с дедушкой особенные, очень своеобразные отношения (улыбается).

DSC03289.JPG

– Говорят, что внуков любят больше и, соответственно, времени им уделяют тоже. Это так?

– Мой отец за свою жизнь не изменился – остался верен как своим принципам, так и образу жизни. Он ведь работает по сей день. Но на любовь внучек это никак не влияет. На этого человека невозможно обидеться, потому что он компенсирует свою занятость другим. Это невозможно описать словами или как-то обозначить. Общение с ним – это удовольствие, взаимное и искреннее.

 

– Гюнель ханум, Вы стремитесь в своей творческой деятельности дотянуться до планки, установленной отцом?

– (задумавшись)… В действительности я никогда не ставила себе такой цели, и задумалась над этим вопросом только сейчас, когда Вы его задали…

Да, наши с отцом пути в творческом плане в чем-то схожи: он когда-то был главным редактором журнала «Гобустан», я в настоящее время возглавляю два журнала – «Пенджере» министерства Культуры и Туризма и «Олкем» – Комитета по Делам Диаспоры. Но то, что сделал Анар для азербайджанской литературы, для страны, я вряд ли смогу сделать. Он ведь проявил себя в различных областях: и как драматург, и как кинематографист, публицист, общественный деятель, депутат. Его деятельность настолько обширна и многогранна, что я не надеюсь даже приблизиться к этому. Хотя, если быть точнее, я не ставлю перед собой такой цели. У меня свой путь, и куда он приведет – покажет время. Для меня главное осознание того, что я в этой жизни делаю что-то полезное…

DSC03533_0-min

Анар – достойный продолжатель миссии своих выдающихся родителей, представителей азербайджанской литературы ХХ века народных поэтов Расула Рзы и Нигяр Рафибейли.

В 1945 году поступил в музыкальную школу имени Бюль-бюля, которую закончил с отличием в 1955 году. В этом же году поступил на филологический факультет Азербайджанского Государственного Университета. Окончил АГУ в 1960 году, а в 1964 – высшие сценарные и режиссерские курсы в Москве. С 1964 года член Союза Писателей Азербайджана. Печатается с 1960 года. Автор более 50 книг, вышедших в разных странах и на разных языках, в том числе такого культового произведения, как «Шестой этаж пятиэтажного дома». Автор сценария 15 художественных, более 10 документальных и телевизионных фильмов. С 1987 года Анар председатель Союза писателей Азербайджана. В 1989-1991 годах – депутат Верховного Совета СССР. С 1995 года по 2005 гг. – депутат Милли меджлиса Азербайджана. Заслуги Анара высоко оценены государством: в 1998 году указом Гейдара Алиева он был удостоен высшей награды независимого Азербайджана – ордена «Истиглал».

Добавить комментарий