ЭПОХИ МЕНЯЮТСЯ — ИСКУССТВО ВЕЧНО

Основатель компании ART GROUP Эльмар Гашимов считает, что искусство — это не роскошь, а необходимость. То, без чего нельзя дышать и жить, то, что дарит эмоции и незабываемые впечатления. Пространство, не наполненное произведениями искусства, как дом без родных и близких.

ART GROUP — компания многовекторная: выставки, продажа предметов искусства, архитектура, дизайн, создание и реализация масштабных проектов. Но чем бы ни занималась ART GROUP, главная ее миссия заключается в пропаганде современного азербайджанского искусства.

 

— В творческом мире Баку вы известны, как художник, галерист, дизайнер и ресторатор. А кем себя считаете вы?

— Для того чтобы это объяснить, необходимо совершить небольшой экскурс в мою биографию. Я художник по образованию — художественное училище им. Азимзаде, затем институт искусств. Родители у меня медики, а папа еще и изобретатель, сестра – музыкант. В нашей семье всегда царила творческая атмосфера, поэтому с раннего детства я увлекся рисованием и это определило мою дальнейшую жизнь.

 

— У вас не было желания продолжить медицинскую династию?

— Нет, меня всегда привлекало искусство, и даже служба в армии с 1985 по 87-ой годы не охладила мой творческий пыл.

 

— Не самые лучшие годы для Советской армии — Афганистан, «дедовщина»…

— Ну, для меня это не было проблемой, я же учился в 20-ой школе, а она в то время была со спортивным уклоном. Сначала я занимался легкой атлетикой, а потом увлекся самбо и даже стал чемпионом среди юношей, и это сыграло свою положительную роль в моей армейской жизни. Вообще, это здорово, что нам прививали любовь к спорту!

 

— Как же вам удавалось сочетать витание в облаках, столь свойственное художникам, и самбо?

— Однажды после соревнований папа, увидев мои разбитые руки, сказал: «Сынок, ты уже определись – либо ты спортсмен, либо художник». Я задумался над его словами и понял, что, все-таки, я художник…

И в училище, и в институте я учился на факультете живописи, но меня всегда привлекало декоративно-прикладное искусство. Видимо, это передалось мне от бабушки – она родом из Кубы, поэтому у нас дома всегда были традиционные азербайджанские ковры, и я как-то незаметно для себя увлекся этим древним искусством. Мне очень повезло, что нашей соседкой была известный искусствовед и большой специалист по коврам Кюбра ханым Алиева, которая направила мой интерес в профессиональное русло. Позже, когда я повзрослел, я много ездил по азербайджанским деревням, изучал народные ремесла, общался с мастерами, изучал, так сказать, эту «кухню» изнутри.

_MG_8027-min.jpg

— 90-е годы для художников были очень непростым временем. Как вы преодолели этот период?

— Да, времена были тяжелыми по сравнению с СССР, в котором многие художники были хорошо устроены и обеспечены заказами. Поэтому как только открылись границы, мы начали устраивать выставки современного азербайджанского изобразительного искусства за рубежом, где стали одной из первых «ласточек», и нас принимали с огромным интересом. В первую же поездку в Стамбул я взял с собой супругу – она у меня тоже живописец, и девять наших друзей художников. Мы организовали большую выставку, и все прошло на редкость удачно, потому что помимо теплого приема, мы продали почти все наши работы. Этот успех натолкнул меня на мысль, что для художника выставки и галереи наиболее конструктивный формат, потому что он позволяет поддерживать прямую связь со зрителем и покупателем. И в 1995 году мы открыли ART GALLERY, которая стала первой частной галерей в Азербайджане. Правда, тогда здесь была лишь одна комната, которая мне, выросшему в «хрущевке», показалась огромной и бесконечной. Некоторые мои друзья, узнав об этом проекте, пытались меня отговорить, ведь тогда только закончилась война, город был серым, мрачным и по улице М. Мухтарова, где располагается наша галерея, не то, что машины, люди не ходили! А сейчас с трудом можно найти место для парковки…

За 20 лет мы провели огромное количество выставок — от детских до корифеев азербайджанского изобразительного искусства: Саттара Бахлулзаде, Расима Бабаева, Марал Рахманзаде, Гейюра Юнус и т.д. Наша главная цель — развитие и пропаганда азербайджанского изобразительного и декоративно-прикладного искусства.

 

— Но вы же занимаетесь не только галереей, но и дизайном интерьеров, и архитектурой!

— И не только… Когда наша деятельность начала расширяться, мы объединили все наши проекты в общую компанию ART GROUP, и теперь любой новый проект начинается со слова ART. Сейчас ART GROUP состоит из ART GALLERY, ART STUDIO, ART SALON и ART GARDEN.

 

— Как возникла идея организовать свою дизайн-студию?

— Функция ART GALLERY не ограничивалась только продажей декоров: картин, рам, ковров… Клиенты просили интегрировать их в свои интерьеры, и мы с моим другом и художником Махмудом Махмудзаде в 2000 году организовали дизайн-студию ART STUDIO, где на сегодняшний день работают профессиональные архитекторы и дизайнеры.

Но прежде мы долго изучали это направление, ведь интерьер очень сложная штука, он должен служить конкретному человеку, и надо сделать так, чтобы ему было уютно и комфортно в этом пространстве.

 

— А как понять, что нужно именно этому заказчику?

— Для этого надо с ним пообщаться, выяснить круг его интересов, увлечений, состав семьи и так далее. Поэтому мы начинали с интерьеров для друзей и знакомых, то есть людей, которых хорошо знали.

 

— У вас есть «фишка», которая отличает ART STUDIO от других подобных компаний?

— Есть! В каждом нашем интерьере обязательно присутствует арт-объект, то есть нечто индивидуальное, сделанное в единственном экземпляре.

 

— Какой проект стал для вас самым запоминающимся?

— Участие в реставрационных работах Кичик Караван-сарая XII века в Ичери Шехер. Каждый частный проект, который мы делали до этого, безусловно, был для нас интересным, но наступил момент, когда нам захотелось сделать что-то для своего любимого города, и когда появилась возможность поработать в Ичери Шехер, мы с удовольствием и большой ответственностью включились в этот процесс.

 

— Но реставрация таких древних объектов требует специальных знаний!

— Конечно, поэтому мы работали под руководством Управления Государственного Историко-архитектурного Заповедника и нас консультировали такие серьезные специалисты, как Эрих Пуммер, глава австрийской компании «Atelier Erich Pummer», которая считается одной из самых лучших реставрационных компаний мира. Кстати, именно его компания реставрировала Девичью башню. В течение года шла очень интенсивная и кропотливая работа, и в апреле 2010 Кичик Караван сарай был готов принимать гостей. Там был открыт проект ART-GARDEN или «Incesenet bagi», и с тех пор здесь проходят различные выставки, презентации, fashion-шоу, акции, детские мероприятия. То есть, получился настоящий центр искусств, который зажил своей жизнью и стал одним из знаковых мест Баку, моего самого любимого города на свете, и это огромное счастье, когда ты можешь для него что-то сделать.

_MG_8062-min

— Но у вас потом случился еще один интересный и неожиданный для художника проект – вы стали ресторатором! Как это произошло?

— Случайно! Сначала в ART GARDEN гостям подавали замечательный чай из настоящего старинного самовара с национальными сладостями, и все это было сервировано на традиционной медной и керамической посуде. Наши чаепития стали пользоваться такой популярностью, что на эту тему даже сняли ролик для предстоящего Евровидения. Постепенно это стало излюбленным местом не только для жителей города, но и многочисленных гостей, которые посещали нашу страну. А потом люди сказали: «Если мы пьем чай, может быть, вы нам и кушать дадите?» Так появился ресторан – центр искусств ART GARDEN. С гордостью отмечу, что за пять лет у нас побывало более пятидесяти глав государств. Ну, где еще простой художник сможет пообщаться с президентом или премьер-министром другой страны?

 

— У вас чисто национальная кухня?

— Мы долго спорили, какая в нашем ресторане должна быть кухня, и остановились на «золотой середине» – 50/50. Так мы проработали полгода… Мы очень старались – пригласили хорошую команду, договорились с лучшими поставщиками и внедрили специализированную компьютерную систему. Через полгода эта программа показала, что абсолютным чемпионом по заказам является чай и блюда традиционной азербайджанской кухни, а кофе и котлеты по-киевски не популярны вообще! Но даже после этого я долго думал и никак не мог решиться перейти исключительно на национальную кухню. И тут мне помог забавный случай…

Кроме глав государств к нам приходит очень много интересных людей – художники, музыканты, режиссеры, словом, многие знаменитые персоны, которые посещают Баку. В один прекрасный день к нам зашел Александр Розенбаум. По этикету, гостей в нашем ресторане встречает специальный человек — hostess, но когда я увидел, что на пороге ART-GARDEN появился Розенбаум, чье творчество мне нравилось с детских лет, я как-то инстинктивно встал и подошел его поприветствовать. И тут меня заклинило – я поздоровался, и мгновенно забыл его имя и отчество! Повисла неловкая пауза, Розенбаум все понял, мы расхохотались, и я наконец-то нашелся: «Здравствуйте, товарищ Розенбаум!» Я провел его в галерею, показал ему кельи, оформленные азербайджанскими художниками. Ему понравилась келья, посвященная Гобустану, и он решил там поужинать. В этот момент мы плавно перешли к меню:

— А кушать что будете? — спросил я его.

— А что у вас есть?

— На выбор — азербайджанская или европейская кухня.

— Ну, во-первых, ты совершено не похож на официанта, — сказал Розенбаум, — а, во-вторых, неужели ты думаешь, что я приехал из Питера, чтобы кушать европейскую кухню?

Эти слова положили конец моим сомнениям, и на следующий день меню ART-GARDEN стало исключительно национальным!

 

— На вас лежит огромная ответственность за компанию, вам приходится общаться с большим количеством людей. Как вы восстанавливаетесь после таких нагрузок?

— Самый лучший способ для меня – это поездка на природу! Я же очень много ездил по Азербайджану. Помню, когда впервые я поехал в Исмаиллы, мне это показалось очень далеким путешествием, а потом я уже не мог жить без этих поездок, ведь Азербайджан удивительно красивое место. Конечно же, ближе всего мне абшеронская природа – дача, море, горячий песок. Это особые воспоминания… А так, я люблю порыбачить, но не ради того, чтобы поймать рыбу, мне интересен сам процесс — рассвет, закат, запах моря. Пару лет назад друзья пристрастили меня к охоте. Однажды меня взяли на кабана. Я, как городской житель, подумал, что это будет очень серьезное мероприятия и экипировался, как терминатор. Мы встали в четыре утра, позавтракали, и тут за нами пришел обычный паренек, одетый легко и без всяких защитных штучек. Увидев мою амуницию, он посмотрел на меня с такой опаской, что мне самому стало неудобно. А потом парнишка заявил: «Вы готовы? Сейчас поедем на лошадях».

REKLAM10-min

— Вы и на лошади умеете ездить?

— В том то и дело, что нет! Заводит он меня на конюшню, а там три коня — один громадный, как мне показалось, второй высокий, а третий поменьше. В жизни я только один раз катался на лошади, но кататься и скакать сорок километров по пересеченной местности и по болотам – это разные вещи! Но мне стало стыдно перед этим парнишкой, и я выбрал небольшую лошадку. Седла не было, мне намотали какую-то подушку, и пока я примерялся к лошади, парень вскочил на огромного коня, крикнул, как Гагарин «Поехали!» и ускакал в темноту. Но вскоре, увидев, что за ним никто не скачет, вернулся. Кое-как я взгромоздился на лошадь, но мне никак не удавалось сдвинуть ее с места – она меня не слушалась! И тут парень, внимательно наблюдавший за моими мучениями, категорически заявил: «Никуда я с тобой не поеду, ты просто не сможешь доехать». «Что значит, не смогу?!» — возмутился я. «Да там болота, дорога сложная, опасно для тебя!» «Не переживай, лучше объясни, где у нее поворотники, где первая скорость, где тормоз?» Он прочитал мне краткий курс, и мы отправились в путь. Первые километры были самыми тяжелыми: темно, холодно, сплошные кочки и ухабы, тело стало болеть от постоянной тряски. Эти сорок километров показались мне бесконечными, я проклинал все на свете, но сам себе говорил – нет, я обязательно доеду. И доехал! А вскоре наши собаки учуяли кабана, я тут же вскинул ружье, но парень попросил меня не стрелять — видимо, он подумал, что стрелок из меня такой же, как и наездник. Позже выяснилось, что он боялся за своих собак. Так что, я издали посмотрел на рыжего кабана, и мы поехали обратно…

 

— А вы хорошо стреляете?

— Да, но это же нормально для мужчины – конь, оружие, женщина…

 

— Вы умеете прощать?

— К счастью, в моей жизни не было сколь-нибудь серьезного предательства. Когда становишься взрослее, то понимаешь, что люди очень разные, у каждого есть свои недостатки, но если они не глобальные, я не зацикливаюсь на мелочах.

 

— И все же, как вы ответите на вопрос, который я вам задала в начале интервью? Что для вас самое главное в жизни?

— Семья, родители, родина и, конечно же, ART GROUP, моя любимая работа, которая позволяет мне реализовывать творческие идеи и приносить пользу людям и любимому городу.

 

Январь, 2016

Фото : Шаин Гусейнов

Добавить комментарий