«Успех кроется в деталях» Беседа с Джейхуном Али

«Жизнь — это череда испытаний», сказал он во время нашей беседы. И, поверьте, знает это не понаслышке. Он вырос сразу, как говорят его друзья, прозвавшие его белым волком. Почему, никто не знает, а сам он не отвечает на этот вопрос. На первый взгляд он кажется многим людям холодным, но при более длительном общении приятно удивляет душевной теплотой и деликатностью. Представляем вниманию читателей интервью с Джейхуном Али — телеведущим, редактором информационно-аналитического департамента ATV, ведущим информационного выпуска ATV Xəbər, автором колонки Xüsusi müsahibə (Специальное интервью) в информационно-аналитической передаче Həftə sonu.

 

– Джейхун, почему-то кажется, что давно Вас знаю…

– Мне приятно, благодарю… Думаю, искренность — это самое главное. У искренности не существует середины.

 

– Помните своего любимого детского книжного персонажа?

– Том Сойер. Марк Твен — любимый автор! Я брал в руки большое яблоко, как сорванец Том и все время задавал вопрос «почему?» А если кто-то уклонялся от ответа, спрашивал, «почему не отвечаешь?»- мне нужно было все знать (смеется).

 

– А что Вы читаете сейчас?

– Читать, конечно, люблю, но на чтение художественной литературы не хватает времени и я признаю, что это мой большой минус. Из недавно же прочитанных — лекции Юрия Лотмана, литературоведа и культуролога. Вообще, найти и прочитать «свою» книгу так же сложно, как и написать само произведение.

– В одном из интервью Вы сказали об отце, что «были времена, когда я хотел, чтобы он дал мне пощечину»? Было за что?

– Там шла речь о моральной пощечине. И это отрывок из письма папе. Сложилась ситуация, когда я должен был принять решение и не мог ни с кем поделиться, посоветоваться, даже с близкими друзьями. Папе же ты можешь об этом намекнуть и он поймет без слов. Прекрасно, что в Азербайджане отец, сообразно менталитету, является авторитетом в семье. Но он сам должен поступать так, чтобы дети следовали за ним. Кстати, отец является примером не только для своего сына, но и для дочери. Потому что, исходя из поведения отца, у дочери подсознательно вырабатывается модель ее будущей семейной жизни.

_MG_6033-min

– И все же, почему именно пощечина ?

– Думаю, что человек всегда должен быть готов получить моральную пощечину от своих. От тех, которые ему зла не пожелают никогда. Эти люди могут быть частью тебя: папа, дедушка, дядя… И надо осознавать, что они это делают из любви к тебе. В этом случае желание исправиться только возрастет. Я не считаю, что наказание — самый лучший выход из ситуации, но в каких-то крайних случаях к нему необходимо прибегнуть. И, естественно, речь идет не о физическом наказании. Полагаю, что человек прибегает к насилию от слабости. Только сильная личность может признать свою ошибку, попросить прощения и попытаться не совершать проступков в будущем. В первую очередь перебороть свои слабости, комплексы, стараться стать примером для себя самого, а потом уже для других.

 

– Вы как-то признались, что ушли из ANS TV, не высказавшись. Не говорит ли это о том, что Вы избегаете конфликтов?

— Я бы не сказал, что не высказался. Для того, чтобы принять решение или отстоять свою точку зрения, необязательно говорить словами. Возможно, меня неверно поняли. Я никогда не играл — ни в жизни, ни на работе. Если профессия — это твое самовыражение и ты сам определяешь путь, через который себя выражаешь, рабочее место будет носит относительный характер. Я могу не работать на каком-либо канале, могу не работать вообще, но мыслить мне никто не может запретить. Я тогда просто не счел нужным и правильным с кем-либо что-либо обсуждать. То, что происходило тогда, показалось мне несправедливым. И, хотя объективную критику я всегда готов принять, напраслины, возводимой на себя, не терплю. И я ушел в никуда. Но мои педагоги поддержали меня. В этот момент я почувствовал, что означает творческая и профессиональная опора. Я не боюсь начинать с нуля. Если ты чувствуешь, что пришел момент, когда тебе надо откуда-то уйти и начать все сначала, это значит, что в тебе есть сила, переданная Аллахом, сделать это.

 

– Что Вам особенно не нравится в людях?

– Я могу многое перенести, кроме беспардонности и бескультурья. Существуют элементарные этические нормы поведения, заложенные самовоспитанием и их надо соблюдать.

 

– В общении с людьми Вам наверняка помогает умение «читать человека как книгу» по его позам, жестам, мимике. Вы даже ведете специальные семинары?

– Это, в первую очередь, работа над самим собой. Почему в той или иной ситуации человек занимает определенную позу или реагирует жестами? Вопросы бесконечны. В нашем центре ведутся семинары по культуре речи и языку жестов и телодвижений для всех желающих. Ведь это нужно самому человеку для обращения, в первую очередь, с самим собой. Исходя из того, как ты обращаешься c собой, формируется и твое отношение к окружающим.

_MG_5873-min

– А если никак не налаживается контакт с собеседником?

– Первое, что я пытаюсь сделать — понять человека, его мотивы и причины поведения; анализирую также и свое поведение. Далее предлагаю этому человеку найти наши точки «несоприкосновения» и путем обсуждения прийти к согласию. Если же ничего не получается, просто отхожу, соблюдая при этом правила общения…

 

– Читала, что Вы проходили стажировку на российских телеканалах?

– Это было скорее ознакомлением, нежели стажировкой. Когда-то наша известная телеведущая Наргиз Джалилова сказала, что «необязательно быть студентом Рафика Гусейнли. Главное — понять, уловить фразы, произнесенные им. Это уже школа». То есть, достаточно понаблюдать за мастером, побыть рядом с ним. Ведь ведущий готовится дома, как ни странно. Эфир и телевидение — это конечный этап процесса. Мы сами готовим тексты, берем «сырую» информацию, стилистически формируем ее и уже потом предоставляем в эфир. Вопрос в другом: каким должен быть ведущий, какими качествами обладать? Телевизионный эфир — это пространство, где ты можешь представить не только свой опыт и навыки, но и себя, как личность. А ведущий — своего рода посол телепространства, лицо канала. Причем, не только во время, но и вне эфира. И должен об этом помнить всегда и соблюдать правила и этические нормы в своей повседневной жизни.

 

– Может ли ведущий показать свое личное отношение к происходящему?

– Это очень важный момент. Задачей ведущего является умение ставить вопросы, раскрыть обсуждаемую тему и в то же время сохранять нейтралитет, предоставляя возможность высказаться другим и представить все «за» и «против» на суд зрителя. Я считаю, что ведущий не должен говорить «я», чтобы не повлиять на зрителя; он может лишь подвести аудиторию к обсуждению проблемы в той или иной форме. Он не должен много говорить в эфире, если, конечно, это не информационный выпуск, когда мы, читая текст, пытаемся донести до зрителя информацию. Но с другой стороны, ведущий — живой человек, а не робот. Как, допустим, можно прочесть «на одном дыхании» информацию о том, что сгорел дом и погибли люди, есть пострадавшие? Да, информационный ведущий должен уметь сохранять хладнокровие, но если он не пронесет читаемое через себя, если он эмоционально глух и холоден, думаю, он должен уйти.

 

– Вы перфекционист? Стараетесь все сделать идеально?

– Я максималист. Иногда говорят, что я придирчив, но по мне, успех кроется в деталях. Если я что-либо делаю, то должен делать это качественно. В первую очередь задачи ставлю перед собой, требую от себя, а уже потом у команды.

_MG_5924-min

– У Вас есть личный кодекс чести? Через что Вы никогда не переступите?

– Я горд тем, что являюсь азербайджанцем. Считаю, что на данный момент азербайджанцы — самый наглядный пример того, каким должен быть современный человек. Со всеми минусами и плюсами. Все начинается с отношения к себе самому. Человек должен стараться не изменять своему внутреннему «Я». У меня, конечно же, были ошибки, я не отрицаю и не стыжусь этого, а стараюсь извлечь уроки и понять, почему я это сделал. Мои ошибки мне дороги, как некий опыт.

 

– Что самое важное для Вас в друзьях?

– Нас трое друзей и это своего рода семья, я могу делиться с ними всем и очень уважаю их мнение. Если я совершу какой-либо проступок, они укажут мне на него, но сделают это, как близкие, родные люди — любя… Точно такое же отношение и у меня к ним. В тяжелые моменты жизни друзья всегда рядом. Как-то я попал в больницу и даже мог впасть в кому; так друзья, отправив маму домой, дежурили возле меня. И это — норма, ведь я бы поступил так же. Но в моем окружении были и такие, которые даже не нашли время позвонить.

 

– Друзья — это здорово, а как обстоят дела со «второй половинкой»? Вас еще не «достали» вопросами о женитьбе? И каково Ваше отношение к гражданским бракам, число которых в последнее время возросло?

– Отвечаю — достали! (смеется) Но, я спокойно реагирую на эти вопросы. Стараюсь не афишировать свою личную жизнь и оберегаю личное пространство. Осознавая свою ответственность перед общественностью, все же считаю, что моя личная жизнь принадлежит только мне.

Что касается гражданских браков, убежден, что семья должна быть целой. И это — цель как мужчины, так и женщины. Если кто-то, живя в гражданском браке, потом создает полноценную семью, я это приветствую. Но давайте подумаем об обратной стороне этого вопроса — нашей азербайджанской модели семьи и семейных отношений, традиций. И увидим, что в данных отношениях уязвимой стороной является девушка. Потому что из двоих молодых людей, какое-то время встречающихся и живущих вместе, сказать «не сложилось», легче всего парню. И устроить свою дальнейшую жизнь — тоже. И таким образом, наша модель семьи разрушается. А ведь это то сокровенное, которое надо беречь. Это не столько обычаи, сколько моральные устои, структура. И есть еще одно словосочетание, которое я использую с большим удовольствием: моральная гигиена. Что может быть прекраснее того, что твоя будущая избранница неприкосновенна и недосягаема? Или когда мужчина оберегает себя во благо будущей семьи? И вступив в отношения, создается нечто новое. Я подписываюсь под каждой фразой, сказанной мною, что именно в этом случае создается прочная семья.

 

– Феминистки сейчас разгромили бы Вас в пух и прах!

– Если женщина способна с достоинством идти после своего мужа, она всегда будет для него на высоте. Таких женщин называют мудрыми.

Помните, как мы начали интервью? Искренность, работа над собой… Если нет точки опоры, нет смысла думать о моральном развитии.

 

– А Вам не кажется, что моральные устои нашего общества со временем несколько видоизменяются не в лучшую сторону?

– Уверен, что полностью изменить нас, поколебать наши нравственные устои, невозможно. Наш народ испокон веков обладал стойкими моральными принципами и есть некоторые явления, которые никогда не будут им приветствоваться. Если же нечто чуждое нашей ментальности все же приживается в обществе, полагаю, это носит индивидуальный характер. Что бы ни случилось, какую бы эволюцию мы ни прошли, каждый азербайджанец знает, кем он является на самом деле и к какому поколению принадлежит.

 

– Если завтра Вы вдруг лишитесь своей популярности, легко ли это переживете? Не стала ли она для Вас чем-то незаменимым?

– На данный момент я вполне доволен своей работой, профессией, которую выбрал. Я не думаю о том, как буду выглядеть, делая что-то. Я просто работаю над собой. Цель — это человек сам. Думаю, что если даже я не буду ведущим, я все равно найду способ общения с людьми. Если же я не буду общаться с людьми так, как себе представляю, это будет означать, что как человек я закончился. А пока мне интересно все, что связано с эфиром, общением с аудиторией. Исходя из этого, я и пришел к тому, что начал преподавать в аудиториях. Тем более, что изначально — я сценический ведущий и помимо эфира выступаю в этом качестве на сцене, гала-вечерах, конференциях и симпозиумах…

 

– Кстати, Вы ведь принимали участие в Первых Европейский Играх в качестве официального диктора?

– Счастлив, что мне выпала честь стать маленькой частичкой этого масштабного мероприятия, объединившего наш народ. Первые Европейские игры — это представление Азербайджана не только Европе, но и всему миру. Горд тем, что отныне огонь европейских игр каждый раз будет брать свое начало именно из Баку !

 

– Вы спокойно реагируете на критику?

– Очень, но смотря, кто критикует. Одно время меня упрекали в том, что я слишком серьезен в кадре, не улыбаюсь. Но это было во время моего профессионального становления, можно сказать, процесса обучения.

Из недавнего же, история с моими фотографиями на Instagram, комментарии к которым я пишу на английском языке, что стало поводом для упреков: мол, почему не на азербайджанском? (смеется) Но ведь это не говорит о том, что я его не люблю. Я не просто люблю азербайджанский язык, но еще и постоянно его развиваю. Расскажу один случай с Рафиком Гусейнли. Был съезд дикторов СССР, на котором дикторы из разных республик вели передачи на русском языке. Естественно, шла доэфирная подготовка к прямому эфиру. И вот режиссер с пульта нажимает кнопку и говорит: «Рафик, может, немного акцента, чтобы чувствовалось, что Вы с Кавказа?» На что Рафик муаллим ответил: «Вот Кавказ (показывая на лицо), а то, что я говорю на чистейшем русском языке — это уже культура моего народа». Вот и у меня подход такой: если я, наравне с родным языком, говорю на русском, английском (благодаря маме, у нее классический британский), это указывает на культуру моего народа. И я не имею права не развивать языки, которыми владею.

 

– У Вас хорошая осанка. Это благодаря танцам?

– Да, в становления тела мне помогли спортивные и азербайджанские народные танцы. Считаю, что достижение внутренней гармонии должно быть одной из повседневных задач человека.

 

– Знаю, что любите джаз и очень любите Ичери Шехер…

– У каждой музыки есть своя минута. Это моя подпитка. Люблю и классику.

А в старом городе я часто гуляю один, люблю здороваться с незнакомыми людьми. Мне нравится поддерживать неписаные законы Крепости. И, хотя я живу в другом месте, в Крепости всех людей считаю соседями. Захожу к художнику Али Шамси, или к дяде Эльхану в нашем «Тендире», который, как только зайдешь, спрашивает с улыбкой: «Что я могу для тебя сделать?» Вообще, у бакинцев есть такая черта, когда они в первую очередь говорят гостям «проси, что хочешь».

 

– Самый комфортный для Вас город, после Баку, конечно?

– Стамбул. И Тбилиси. Они абсолютно разные по колориту. Тбилиси маленький, но очень любимый город, там много друзей. В Стамбуле нахожу симбиоз Востока и Запада, какой есть в Баку. Много гуляю по городу, берегу моря, хожу по кварталам, наблюдая, как живут люди, общаюсь с ними — это для меня намного важнее.

 

– А где бы еще хотели побывать?

– Хочется повидать Европу, там я еще не был и планирую своего рода познавательный тур. Я не люблю ходить по музеям. Для путешественника музей — не самое подходящее место. Люди, улицы, камни, природа — именно это несет самую яркую информацию и впечатления о незнакомом городе.

 

– Ожидаются ли какие-то интересные проекты?

– Планирую несколько проектов, связанных, в том числе, с телевидением. Есть среди них и авторские, и те, в которых я участвую в качестве сценариста или ведущего.

 

– Обозначьте главную цель Вашей жизни…

— Пройти испытания и радоваться мелочам. Все, что случается — радость, горе, даже наши болезни — является испытанием или сигналом, что надо изменить что-то в себе или в своей жизни.

Цель — моя любимая работа, профессия, моя семья и та семья, которую я буду строить и в которой буду, если есть на то воля Аллаха, растить детей… Я не зациклен на том, чтобы заработать как можно больше денег или стать популярным. Что бы мне не дал Всевышний, я прошу у него силы для того, чтобы понять и принять это.

 

– Самый ценный совет в жизни, полученный от других?

– «Мужество в том, чтобы несмотря на все испытания жизни, называть ее прекрасной». Автора не помню. И еще — «Если сломаешься — вина твоя» — фраза моего педагога.

 

– Джейхун, благодарю Вас за искреннюю, содержательную беседу, желаю творческого и личностного роста и, напоследок, Ваши пожелания?

– Хотел бы поблагодарить журнал «ГОРОД» за предоставленную возможность общения с читателями. И, если вдруг со стороны некоторые моменты нашей беседы покажутся читателю признаком надменности, приношу свои извинения, но я всегда стараюсь говорить то, что чувствую.

Я не хочу видеть (и не только у себя в городе) людей, просящих милостыню. Не хочу, чтобы в моей стране были детские дома; хосписы, куда людей отправляют умирать… Хотя понимаю, что это жизнь.

Очень хочется, чтобы моя страна всегда была сильной и процветала, чтобы мой народ был здоров и отважен, чтобы дети всегда улыбались и смеялись от души. И потому прошу у Всевышнего всех возможных милостей для моего народа и страны. Ведь это Азербайджан!

 

Октябрь, 2015

Интервью : Нигяр Гусейнова

Добавить комментарий