Жизнь, посвященная искусству

Память… Она живет в каждом из нас, заставляя переноситься во времени. В ней хранится вся наша жизнь с ее светлыми и темными днями, с ее надеждами и разочарованиями. Здесь продолжают жить и дорогие нашему сердцу люди, которых уже нет рядом с нами, но их след в нашей жизни столь значителен и ярок. Именно к таким людям можно отнести Эльчина Мамедова, который пронесся по этой жизни, покоряя своим удивительным обаянием, талантом, доброжелательностью и готовностью быть рядом с теми, кто нуждался в его совете и помощи. Сын знаменитых родителей, отец талантливых детей, унаследовавших богатый генофонд своих предков, истоки которых восходят к древнему роду карабахского властелина Хабиб-хана.

Разговаривая с сыном Эльчина Мамедова – Мехти, – я пытаюсь уловить его сходство с отцом. Как бы прочитав мои мысли, Мехти сказал:

– Многие говорят, что я и мой брат Керим похожи на отца. Если это действительно так, нас можно считать счастливыми людьми, потому что отец был незаурядным человеком, богато одаренным природой. Он знал все, он умел все. Со стороны всегда казалось, что ему удивительно легко дается любое дело, и что нет той проблемы, которую он не разрешил бы …

– Эльчин Мамедов был сыном знаменитых родителей…

– То, о чем я говорил, связано с личными качествами отца, а знаменитые родители – конечно же, это очень важно, но в другом. Мой дед с отцовской стороны – Мехти Мамедов – выдающийся (без лишней скромности) режиссер, в разные времена возглавлявший ведущие драматические театры республики. Бабушка – не менее выдающаяся актриса Барат Шекинская. От своих родителей мой отец унаследовал яркое творческое начало, которое реализовывалось в различных направлениях. Папа был художником, сценографом, оформителем, книжным графиком, фотографом, он один из первых в Баку освоил компьютерную графику. Отец обожал музыку, был знатоком поэзии и сам писал стихи, обладал ярким артистическим талантом. Он с успехом снялся в нескольких фильмах. Многие, восхищаясь созданным им образом Мир-Паши из фильма «Семеро сыновей моих», не могли понять, как ему, человеку без актерского образования, удалось создать столь естественный, правдивый образ. По воспоминаниям Вагифа Самедоглу, Адыль Искендеров на худсовете воскликнул: «Какой актерский факультет? У него отец – Мехти, а мама – Барат!» Это многое объясняло.

E_002

– Рассказывал ли Вам отец о своем детстве?

– Может быть не столько он сам, сколько бабушка и его сестра. Кроме того, в нашей семье свято относятся ко всему, что может пополнить семейный архив. Сохранились детские рисунки отца, его первые письма. Дополнив их рассказами ближайших родственников, можно проследить определенные периоды маленького Эльчина. Особенно трогают ранние фотографии, с которых смотрит красивый мальчик в матросской форме. Говорят, что аналогичное фото долгое время украшало одну из витрин, пользовавшегося вроде когда-то большой популярностью, фотоателье. И еще, письма отца, сопровождаемые его же рисунками, подписанными следующим образом: «Я вышиваю», «Как убили соловья», «Эльчин верхом на коне скачет к папе». Уже в этих детских зарисовках, как мне кажется, проявляются не только творческие задатки ребенка, но и определенное отношение к жизни, которая дарила ему не только радости, но и глубокие страдания, связанные с разрывом родителей. Возможно, именно поэтому еще в юношеском возрасте он дал обет: никогда не оставлять своих детей без отца. Я благодарен ему за то, что он дал мне возможность узнать и почувствовать настоящую отцовскую любовь. Более того, сейчас, будучи отцом двоих детей, могу с уверенностью сказать, что именно он научил меня быть отцом, а в его понимании это значило – быть надежной опорой для семьи.

– Насколько я знаю, Вы рано стали папой?

– Сначала я рано стал мужем. Действовал по принципу «Veni, Vidi, Viсi». А если серьезно, я влюбился в 17 лет. И, несмотря на возраст, точно знал, что в моей жизни может быть только она. Вот и решил жениться (на первом курсе консерватории (!), где мы вместе учились). Как ни странно, нашел поддержку у родителей. На удивленные вопросы знакомых, отец отвечал: «У них любовь, это так редко бывает. Разлучить их грех, который я не могу взять на душу». Каждый день нашей жизни с Сугрой доказывает справедливость и мудрость отцовского решения.

E_003

– Но подобная реакция могла быть у человека, который сам испытал нечто подобное.

– Вы совершенно правы. Мои родители были счастливы в браке. Сначала они просто дружили. Потом их дружба переросла в иные чувства, которые сначала «проснулись» у папы. Он настойчиво добивался взаимности, а перед ним устоять было сложно. Мои родители были красивой парой и прожили интересную, насыщенную жизнь, полную любви, нежности, ревности, волнений, то есть всего того, что и составляет суть нашей жизни. Маме до сих пор трудно поверить, что папы нет рядом с ней, а нам с братом очень не хватает этого родного и очень близкого человека.

– Каких принципов воспитания придерживался Эльчин Мамедов.

– Он был достаточно демократичен в вопросах воспитания, старался не подавлять в нас индивидуальности. Всегда интересовался нашим окружением и с удовольствием общался с нашими друзьями. У папы была на редкость своеобразная методика воспитания. Приведу пример.

Однажды мой брат, будучи еще школьником, решил с товарищами «попробовать» сигареты. За этим занятием его застали родители. По тем временам в глазах родителей это было страшное преступление, хотя и сейчас вряд ли подобный факт порадовал бы кого-нибудь из нас. Керим ждал страшного наказания. Отец же ему просто сказал: «Хочешь курить – кури дома при мне и при маме». Это было предложение, на которое Керим никогда бы не согласился в силу глубокого уважения и любви к родителям.

E_004

– Каким же все-таки был Эльчин Мамедов?

– Однозначно ответа я дать не могу. Внешне это была колоритная личность: очень крупный, красивый, независимый в действиях. А в остальном – в нем удивительным образом сочетались живой, трезвый ум, ответственность и в то же время удивительная жизнерадостность, юмор, добродушие. Он никогда не лицемерил, всегда оставался самим собой.

– Говорят: «Скажи мне кто твой друг, и я скажу кто ты!». С кем дружил Ваш отец, и каким было его окружение?

– Отца окружали достойные люди, а по другому и быть не могло. Он был очень коммуникабелен. Но если терял интерес к человеку, то просто прерывал всякие отношения, ничего при этом не объясняя. Ему нравилось общаться с творческими людьми – художниками, писателями, композиторами. Еще в юношеские годы завязалось дружба отца с Фархадом Халиловым, Сананом Курбановым, Кямалом Ахмедом, Октаем Миркасимовым, Эльдаром Курбановым и многими-многими другими молодыми людьми, которые с годами составили элиту азербайджанской интеллигенции. Отец обладал замечательным свойством располагать к себе людей разного возраста. Он очень бережно относился к моей супруге, любил ее как свою дочь. С удовольствием общался с нашими друзьями, создавая, каким-то только ему присущим образом, обстановку доверительности и непринужденности.

E_005

– Говорил ли Эльчин с Вами о вашей работе?

– Не так часто как хотелось бы. В этом вопросе мой старший брат (с профессиональной точки зрения) был к нему ближе. Они часто беседовали, что-то обсуждали. О чем думал тогда отец – трудно сказать, ведь Мехти Мамедова-старшего и Эльчина Мамедова также связывали не только отношения отца и сына, но и совместная творческая работа режиссера и сценографа. Первым результатом такого сотрудничества явилась постановка пьесы М.Ф. Ахундова «Медведь-разбойник». Затем «Инсан» (по С. Вургуну), «Мещане» (по Горькому), «Сборище сумасшедших» (по пьесе Дж. Мамедкулизаде), «Иблис» (Г. Джавид) и другие. Будучи высоким профессионалом, дед распознал в своем сыне талантливого представителя современного искусства, смелого и яркого новатора. Их совместные спектакли (по отзывам рецензентов) поражали необычностью решений, глубоким психологизмом и огромным воздействием на публику.

Отец участвовал в интересных проектах, проводимых на государственном уровне. Так, совместно с Фархадом Халиловым, работал над дизайном национальной валюты и нового азербайджанского паспорта, в которых использовал национальные мотивы, а по заказу Азербайджанского Дворянского Собрания выполнил грамоту, которая выдается представителям аристократических фамилий – членам дворянского сообщества. Подобная работа выполнялась посредством компьютерной графики, которой отец овладел в совершенстве и широко использовал в рекламном дизайне.

– Вы провели параллель между Вашим дедом и отцом. А как складывались творческие отношения Эльчина Мамедова и его сыновей?

– Папе очень импонировало, что старший сын Керим пошел по его стопам, став художником. Керим продолжил свое образование в Польше, где он женился и живет в настоящее время. Во время учебы Керим вел активную переписку с отцом. Не могу без волнения читать эти письма – в них так много любви, беспокойства друг за друга и, конечно же, бесценные советы отца по творческим вопросам. Отец очень гордился Керимом.

Папа считал, что у меня тоже есть способности к живописи, но я занимался музыкой и после окончания школы поступил в консерваторию (ныне Бакинская Музыкальная Академия) и работал в оркестре. Но гены не спят. Постепенно живопись стала все больше и больше увлекать меня, я также серьезно занялся дизайном, полиграфией. Эта работа мне очень нравится, и я невольно обращаюсь к папе, сожалея, что его нет рядом, что я не могу воспользоваться его профессиональным советом.

– Сегодня в вашей семье подрастает еще одно поколение талантливой семьи Мамедовых. Что Вам подсказывает родительская интуиция об их творческом даровании?

– Загадывать сложно и не хочется. Моему сыну Ибрагиму 12 лет. Он учится в Европейском Лицее. Любит рисовать, музыкальный, довольно артистичный ребенок. У него много увлечений: собирает коллекцию предметов с атрибутикой ХХ века, участвует в школьных спектаклях. Вместе с детской труппой лицея ему посчастливилось выступать на сцене Русского Драматического Театра. Узнав, что когда-то этот театр возглавлял его прадед, а дедушка Эльчин выполнял постановочные работы, Ибрагим с особой ответственностью подошел к своему выступлению.

Фатимочка младше, ей 10 лет. Она ходит на танцы и любит посещать театр. Мне очень хочется надеяться, что природа не будет отдыхать на моих детях. Возможно, когда-нибудь они тоже станут частью нашей культуры. Быть продолжателями семейных традиций – это сложно. А быть внуками человека, которого называют «чудом природы» и «истинным шедевром» – это и сложно, и почетно. Важно самому все это прочувствовать и осознать значимость уготованной тебе в этой жизни роли.

 

Интервью: Рая Аббасова

3 comments

  1. СПАСИБО за публикацию проведенного мною интервью с Мехти муаллимом. Удивлена, что нет фамилии автора интервью — Раи Аббасовой. Надеюсь на восстановление справедливости)). Заранее благодарю. С уважением Рая Аббасова.

  2. Рая ханум, Бахрам муаллим. У Эльчина Мамедова есть еще один сын. Самый младший. Его зовут Теймур. Еще один талантливый интелектуал. Достойный сын своего отца.

Добавить комментарий