МЫ В ФУТБОЛ НЕ ИГРАЕМ, МЫ «ИГРАЕМСЯ» ФУТБОЛОМ  

Беседовать с «героями в отставке» всегда немного грустно. О чем разговаривать – о славном прошлом? Шахина Диниева по праву можно считать один из старожилов национального футбола. Хоть мы и не добились ярких побед и достижений в футболе, но умалять труд людей всю свою жизнь посвятивших футболу мы не можем. Футбол – поистине самое популярное явление, захлестнувшее весь мир, завоевавший сердца миллионов. И как совпало, пишу этот материал в разгар Чемпионата мира по футболу. Знаменитый наставник был бодр и весел. Попивая ароматный чай на террасе одной из столичных ресторанов, мы проговорили больше часа.

 

– Всю жизнь вы посвятили футболу. Этой любви не первый год, наверняка этот бурный роман корнями упирается еще в детство, имеет свою историю. Как вы подсели в детстве на футбол? И почему именно футбол?

– У каждого человека своя судьба. Я свою связал с футболом. Да действительно моему роману с футболом не первый год. Родился я и вырос в Бейлагане, раньше у людей моего поколения в детстве не было интернета, компьютеров, первоклассно оснащенных спортивных центров, стадионов, как у нынешних детей. И перед нами не стоял выбор интересного проведения досуга, нам выбирать не приходилось, вовсю увлекались, и все свое свободное время посвящали футболу, а зимой хоккею. Безумно пристрастился к футболу, в 6 классе даже во время игры умудрился ногу сломать. На мой взгляд, роль случая в жизни человека велика. Именно случай привел меня в большой футбол. Мой брат однажды едет из Бейлагана в Баку. В поезде познакомился с футбольным тренером Владимиром Ивановичем Галоктионовым и в ходе разговора брат рассказал о моем пристрастии к футболу. Галоктионов заинтересовался и сказал: «Привези его в Баку, я посмотрю». Перед поездкой в Баку всю ночь от волнения я не спал. Мы пришли в спортивный интернат на поселке Бакиханова, именно там предстояла встреча с Галоктионовым. Владимир Иванович окинул меня взглядом, я почувствовал, что не понравился ему, так как был маленький ростом. «Выйди на поле поиграй, посмотрю» — сказал он. Через 10 минут он подходит к брату и говорит: «В нем что-то есть. Заберите документы со школы и приводите его учиться сюда». Таким образом, я приехал в Баку, и началась моя футбольная жизнь.

Владимир Иванович меня многому научил, я благодарен ему, сейчас он живет в Подмосковье. Обучаясь у Галоктионова футбольному мастерству затем я попал в молодежную сборной Азербайджана при СССР. Даже один неприятный случай связан с моим переходом в сборную СССР. С недоброжелателями каждому приходится сталкиваться в жизни, они всегда рядом и найдут повод, чтоб заявить о себе. Не обошло стороной это и меня. Играл тогда я в Волгоградской области, неожиданно меня позвали в Москву. Не буду называть имя этого человека, так как он покоится в ином мире, а о покойниках плохо не говорят. Когда в спорткомитет пришло письмо что в сборную СССР вызывают Шахина Диниева, не ставя меня в известность, без моего ведома, отправляют ответное письмо — «У Шахина Диниева сломалась нога, он не может приехать, мы его заменим другим игроком». И только через 3 месяца узнаю об этом тайном сговоре через своего тренера Владимира Ивановича. Когда спустя столько времени его спрашивают «где твой Шахин? Он ногу сломал?» Таким образом, тайное стало явным.

_SAH2824-min

– Расскажите о вашем первом мяче

– Как бы странно не прозвучало, я не помню его. В Баку раньше проходил детский чемпионат, была команда «ФШМ» – футбольная школа молодежи и еще спортивный интернат был, мы сначала выступали за «ФШМ» потому что интернат не выступал на чемпионатах города. У нас была многонациональная команда: евреи, армяне, русские, азербайджанцы. Многие футболисты были с 1964 — 66 года рождения, на мой взгляд, это была свое рода золотая пора именно этот период, время, взрастило много хороших футболистов, сам я 1966 года. Свой первый матч не помню, но некоторые игры врезались в память особенно те, в которых забивал голы. Когда меня спрашивают ваш самый лучший гол? Как бы смешно не прозвучало, это было в 8 микрорайоне, поле было ужасное, не только бегать, там ходить было невозможно, и интересно то, что я умудрился самый свой лучший гол забить там, будучи 15 летним подростком. Просто обычная игра между начинающими футболистами не было болельщиков, оваций, аплодисментов, ничего не было, но оставила такие яркие воспоминания.

В футболе были как смешные матчи, будучи начинающим футболистом, ребенком носили для меня особую важность, так же и серьезные матчи, от исхода которых многое решалось – судьба команды. Когда стал играть за команду мастеров здесь, я хочу отметить о большой роли Анатолия Банишевского в моей футбольной карьере. В большой футбол я попал благодаря Банишевскому его заслуга большая, за что ему очень благодарен. В1984 году, будучи 17 летним юнцом он забрал меня в команду «Автомобилист» в Мингичаур. В команду мастеров я попал через него. Анатолий Банишевский человек открытой души, мог всегда поддержать, когда необходимо, как профессионал понимал человека с полуслова, замечательный футболист и тренер.

Говоря о самых запоминающихся матчах, хочу рассказать об одном случае, о котором раньше не мог и слова замолвить в силу жестких условий жизни в СССР — речь идет о договорных матчах. Я играл за «Нистру» Кишинев во Львове. Была интернациональная команда молдаване, украинцы, русские и я единственный азербайджанец в команде к тому же самый молодой, мне 23 года, остальные все ветераны. Счет уже 2:2 и в конце матча где-то на 89 минуте я умудряюсь на 35 метрах забить гол, бегу ликуя, полный восторга . Забил победный гол бегу радостный по полю и жду когда все побегут за мной обниматься, поздравлять и вижу что бегу один, ни кто за мной не бежит. Я в недоумении впоследствии выясняется, что игра куплена – договорная, мы должны были выиграть. Все это знали кроме меня. Я самый молодой, к тому же иностранец, поэтому не доверили столь «важную информацию». Это один из моих смешных матчей.

Я играл во многих клубах — в грозненском «Тереке», израильском «Бейтаре», воронежском «Факеле», молдавском «Нистру». Мой успех – мое воспитание, мой отношение к футболу. Было неважно кто ты, твое имя и фамилия ничего не значили, возникал основной вопрос: «Парень откуда? С Азербайджана». Как я себя буду вести, как я буду играть, только об этом и думал, так как понимал, что выступаю не только за себя, но и за свою страну, поэтому не позволял себе ничего лишнего, очень ответственно относился к своему статусу азербайджанца. Первый футболист легионер выехавший за пределы страны и выступавший в других клубах был я. После меня Вели Касумов поехал, Назим Сулейманов. Как первый легионер должен был оставить там какой-то след, и я считаю, что в Израиле мне удалось это сделать. Потому что я привез туда Самира Алекперова, мог бы привезти еще одного футболиста Назима Алиева просто он не захотел. Когда показываешь хороший результат, ее постоянно требуют и это высокая планка становится приемлема для всех азербайджанских футболистов выступающих после меня. Своей игрой складываешь определенное мнение – в Азербайджане хорошие футболисты.

Иногда задают вопрос, почему наши футболисты не играют заграницей. А что мы сделали для этого? Один должен попасть и вести за собой других.

 

– В свое время вы выступали за «Кяпаз», бакинский «Динамо», грозненский «Терек», израильский «Бейтар»

– Я всегда хотел идти вперед, и сама судьба помогала мне, постоянно открывая новые возможности, перспективы передо мной. Жил по жизни девизом: «Лучше быть в деревне первым, чем в городе последним». Не хотел останавливаться на достигнутом, шел вперед, искал новые пути, чтоб реализоваться, совершенствоваться, поэтому подарки судьбы встречал на ура. Не зря же говориться «рыба ищет, где глубже». Жизнь дается лишь раз надо стремиться ее красиво прожить. Как я отметил уже ранее, в большой футбол попал благодаря Бонишевскому, впоследствии меня заметили и вызвали в Баку. Тогда собирали команду самой талантливой молодежи для «Нефтчи» как резервную называлась «Гянджлик». Поиграв там немного, уже через год был в составе «Нефтчи». Затем армия. После армии я сразу попадаю на игру, начало чемпионата играют «Торпедо» (Москва) – «Нефтчи» и «Металлист» (Харьков) – «Нефтчи», я забиваю гол в ворота великого вратаря Сарычева, был такой вратарь из команды «Торпедо» (Москва), 1:0 мы выиграли. После игры ко мне подходит тренер Севидов и говорит: «Завтра мы тебя забираем на игру «Динамо» Киев – «Спартак», с основным будешь тренироваться». Приехал домой и до утра от радости и волнения не мог уснуть, что завтра в основном составе буду тренироваться с Искандером Джавадовым, Машаллах, Панчиком, Жидковым, Прокопенко, для молодого футболиста – предел счастья. От радости я приехал раньше, к большому сожалению учитывая, как впоследствии развернулись события. В 3 часа тренировалась команда «Дубль» затем в 6 часов мы – основной состав. Тренер «Дубля» мне говорит: «Ты тренируешься с нами». И я пошел тренироваться, после игры выхожу, сталкиваюсь с Севидовым: «А ты что здесь делаешь»? «Да вот мне сказали, что тренируюсь за «Дубль» — ответил я. На что он мне сказал: «Я очень хотел, чтоб ты играл, но ты очень не хочешь играть». Таким образом, так глупо остался за бортом основного состава, безумно был расстроен, много плакал.

С чувством обиды я ушел с «Нефтчи» и играл в Гяндже оттуда тоже ушел по личным обстоятельствам. Затем получил предложение играть в команде «Нистру» Молдавии. Когда ушел мой тренер Ахмед Алескеров с «Нистру», я тоже ушел, на его место пришел другой тренер армянин по происхождения, уговаривал меня остаться, на что я ответил: «Раз Ахмед Алескеров уходит, значит, и я ухожу». Затем полгода играл воронежском «Факеле», потом меня пригласили в грозненский «Терек». Был 1993 год мне 26 лет, играя в «Тереке» ночью ко мне стучаться трое мужчин с деловым предложением «Ты хочешь заграницей играть»? А тогда играть заграницей для советского человека было невозможно. Не веря в возможность этого, я просто сказал да. Играя в Санкт-Петербурге эти люди, пришли и вручают мне билет. «Завтра ты летишь в Москву. Тебя там ждут». И действительно меня встретили, оттуда отправили в Израиль. В Израиле 5 лет я играл. Не знал языка ни друзей, ни знакомых, с тренировки сразу домой. Было очень тяжело, семью привез к себе. Условия для меня были созданы отличные, платили в 15 раз больше, чем до сих пор получал.

_SAH2835-min

– Однако вряд ли можно сказать, что ваш спортивный путь был устлан розами…

– Только пройдя через трудности человек, учится терпению. У меня в жизни были и очень сложные периоды, моменты безденежья и я этого не стыжусь, когда не было даже 5 копеек чтоб сесть в метро с «Гара Гараева» поехать на «Гянджлик» где живет сестра. Честно вам говорю я, пешком проходил этот путь. Суббота, воскресение нас с интерната отпускали домой и мы ехали в Бейлаган. Никогда у родителей не брал денег, стеснялся. У меня спрашивают «У тебя деньги есть»? «Да есть» — отвечал всегда. Хотя завтра элементарно заплатить за автобус не было денег. Утром просыпался, вижу в кармане деньги, мама постаралась. Ни что просто так не дается человеку, и за те тягостные моменты благодарен Всевышнему. Именно в трудностях я духовно окреп и познал жизнь. Было время, когда не было даже 5 копеек, но было и время когда было больше 100 тысяч в кармане. Я повидал немалое, в жизни ничего легко мне не доставалось. В Израиле играя в «Бейтар» через 15 дней я уже хотел убежать, некоторые обстоятельства помешали. Рад, что так получилась, я остался, просто нужно набраться терпения и переждать сложные периоды. Все проходит, самое главное не сломаться. Я всегда говорю все можно потерять и вернуть – славу, деньги, успех, власть, но одно лишь потеряв нельзя вернуть – лицо. Самое главное не терять свое лицо и своим детям напутствую это — при любых обстоятельствах жизни оставайтесь верными самим себе.

Всю свою жизнь я посвятил футболу и все чему добился, и все что приобрел на сегодняшний день — благодаря футболу. Как спортсмен и как человек я многое увидел.

 

– Помните самый звездный момент вашей карьеры?

– В футболе есть пик и ни один азербайджанский футболист не дошел до этого пика – чемпионаты Европы, чемпионаты мира, лига чемпионов, лига Европы. А чего мы добились? Какие-то мелочи. Первая игра сборной Азербайджана в 1994 году с Грузией – эта игра попала в историю, так как после независимости стала первой игрой сборной страны, и я рад и горд, что мне выпала возможность стать частью этой истории. И в тренерской моей работе были недочеты. Все-таки самого звездного момента в моей карьере не было, как ранее отметил, будучи футболистом, не участвовал в чемпионате Европы, чемпионате мира, лиге чемпионов, лиге Европы. Об этом мечтает любой футболист.

 

– А у кого в свое время брали автограф вы сами?

– Мой любимый футболист Мишель Платини. И наконец, я смог его увидеть в 2006 году на конференции в Швейцарии, где участвовали тренеры сборных всех стран. И я не знал, как к нему подойти и сделать памятное фото со своим кумиром, но он уже был не просто футболист, а президентом УЕФА. Подхожу к переводчику и прошу передать мое желание Платини фотографироваться с ним. Переводчик передал мои слова, вижу, Платини подходит, обнимает меня, зовет фотографа. Фото с моим кумиром одно из любимых. Автограф не просил, это единственный случай не удержался от соблазна сделать памятное фото с футбольным корифеем.

Мы футболисты смотрим футбол с другого ракурса, чем обычные болельщики – для нас важно как он мыслит игру, как помогает команде добиться успеха, какая тактика. В данный момент я очень болею за Месси, и не только за то, как хорошо играет, но и как хорошо себя преподносит – образ простого и порядочного человека. На него любо смотреть. Не знаю, какой он в реальной жизни, но по тому, как ведет себя на поле – его столько бьют никогда ни кому не отвечает. Есть много хороших футболистов, но Месси — личность. Криштиано Рональдо тоже хороший футболист, однако, больше демонстрирует себя как футболист, который сделал стильную стрижку, новое тату, в какой клуб пошел, с какой моделью встречается, постоянные гламурные фотосессии – уж слишком увлечен светской жизнью. А Месси далек от этого, подобный образ жизни чужд ему. К сожалению, молодые футболисты берут пример с таких как Рональдо, чем Месси. Кто-то сказал: «Когда смотришь на Месси, возникает чувство что он ученик, а мы учителя, но когда играет он – учитель, мы ученики». Вот чем отличается Месси от других футболистов своей личностью, воспитанием, культурой. Он и сейчас ведет себя как парень из бедной семьи, голову не поднял, не зазнался. Футболист должен быть личностью, без этого ни как. Безусловно, футбол — коллективная игра, и один человек в ней ничего сделать не сможет. И все же от личности в команде зависит многое, если не все. Я больше всего ценю в игроке спо-собность мыслить и мыслить неординарно, нешаблонно, оригинально. Они нужны любой команде. Зрители часто ходят на стадион, чтобы посмотреть игру лидера. Лучшим игрокам подражает молодежь. Счастлив тот тренер, у которого есть такие футболисты.

 

– После окончания карьеры вам удалось заявить о себе и на тренерском поприще. Что все же сложнее играть, будучи на поле или стоять по ту сторону поля и руководить процессом игры?

– Сказал бы второе. Когда ты играешь, за себя отвечаешь, а руководя процессом игры, отвечаешь не только за себя и своих 11 игроков и даже за противников 11 человек, плюс за большую армию болельщиков на стадионе. Всегда говорят: «выигрывают футболисты, проигрывает тренер». Когда проигрываешь, никого рядом нет, остаешься один, лицом к лицу со всеми неся весь груз ответственности только на своих плечах. Даже когда выигрывают, тренера не вспоминают, говорят только о героях забивших голы. Наша профессия очень не благодарная. Наш чемодан должен быть всегда наготове, если поражение, как правило, виноват тренер, он же должен уйти. Вроде вся команда проиграла, а отвечает один человек.

Тренера разные. Есть тренера, которые показывают только результат, работают для статистики, а есть тренера, которые показывают красивую, интересную игру для болельщиков. Как тренер мне очень симпатичен Алекс Фергюсон. За 23 года в Манчестере он многого добился в мировом футболе и никогда не говорил я первый. Ему 74 года открыто всегда признавал свои ошибки, слабые стороны. Но есть и такие как Жозе Моуриньо чересчур самоуверенный, самовлюбленный, очень хочет попасть в историю футбола. На мой взгляд, ему светит попасть в историю футбола больше своими высказываниями, нежели тренерской стратегией. Если снизу кого-то поднимаешь – это уже другая тренерская деятельность. А где бы Моуриньо не работал, там всегда был звездный состав – «Real» Madrid, «Chelsea». В «Real» Madrid второе место – уже неудача. Он приходил на готовые звездные составы. Тренер всегда должен быть скромным, это не только его успех. Мне очень нравиться стиль Хосепа Гвардиола в данный момент он тренирует «Баварию», а раньше тренировал «Барселону». Он показывает очень красивый футбол для болельщиков, насыщенный атаками, зрелищный, динамичный. Гвардиола привнес в футбол что-то новое, какую – то своеобразную изящность, новый стиль. Все говорят, в футболе важен лишь результат остальное все неважно, это понятно, однако футбол должен радовать болельщика своей зрелищностью, держа его в напряжении, глаза должны гореть от азарта, а если смотреть, как команда Моуриньо играет все время, ожидая чего-то — это не интересно. Я сейчас говорю о футболе не как футболист, не как тренер, а как болельщик.

 

– Будучи на тренерском поприще человеку с такой должностью не избежать критики, порою и необоснованной. Как вы ее переживали в свое время?

— Я работал в разных клубах. В «Тереке» добился хороших результатов, команда всегда была 16 позиции, мне удалось поднять их на 6 место. Я первый азербайджанский легионер тренер, который работал в России главным тренером. Горжусь этим. В Гяндже работал и создал там хорошую команду, долго и упорно работали, поднялись на вторую ступень. Иногда говорят, став тренером сборной я совершил ошибку, я так не считаю. Стараюсь никогда ни о чем не жалеть. Да было тяжело. За 48 часов нужно собрать команду дать тактику, мотивацию. Тренировочный процесс не заключается только занятиями на поле, в тактической подготовке и анализе ошибок в прошедших играх. Он совершенно неотделим от воспитания молодых людей. Надо беседовать с игроками. Тренер обязан знать и понимать, что творится в душе человека, которого не случайно называют подопечным. Футболист — не машина, у него могут быть семейные неурядицы, душевный дискомфорт. А это очень мешает, лишают футболиста стремления к победе, без него немыслима жизнь спортсмена.

 

– Есть какой-то горький опыт?

— Будучи в Израиле в клубе «Бейтар» мне предстоял очень хороший контракт. Президент клуба жил в Голландии, прежде чем подписать контракт он хотел видеть меня на поле. Ирония судьбы так получилось, что именно к этому периоду я получил сильную травму спины, были сильные боли, стоять даже на ногах не мог. И мне агент говорит: «Выйдешь на тренировку ровно 15 минут будешь на поле и все, затем подписываем контракт». Я вышел на поле с трудом держался, адская боль прихватила, аж слезы выступили. Не то, что бегать, я стоять не мог. Нужно было простоять всего лишь 15 минут, сделать пару хороших подач и все контракт можно считать был подписан. Это был такой контракт, о котором я даже и не мечтал, речь шла о хорошем клубе, о больших деньгах. Можно сказать это был бы пик в моей карьере. Безумно сожалею о столь большой неудаче, однако это и есть мой горький опыт. После этого случая впрочем, в 30 лет я закончил с футболом.

 

– У вас два сына и тоже пошли по вашим стопам. Это футбольные гены столь заразительны?

– Смеется. У меня четверо детей: три сына и дочь. Сыновья, открыв глаза, видели мяч, форму, стадион. Это их решение стать футболистами, для меня важно их желания, их стремления, а мне остается только поддержать и как то помочь. В 7 лет захотели играть футбол, я не противился, поддержал. Вставал в 6 утра отвозил их на тренировку. Я не жду особых результатов от них, самое главное для меня как отца, чтоб мои дети нашли себя по жизни, правильно направили свой потенциал, были далеки от всего пагубного. Никогда за них не просил, самого начало так с ними договорились «Никогда не буду за вас просить. Хотите играть в футбол? Играйте. Иначе выбирайте другой путь». Старшему 20лет играет в основном составе меня это очень радует, младший 18лет и он играет в основном в «Интере». Всегда их призываю как можно больше работать над собой, совершенствоваться, иначе не добиться успеха, и при всем при этом быть всегда скромным. Младшему сыну 10 лет, дочери 8 они еще учатся в школе, и наверняка их выбор не будет связан с футболом, иначе это будет слишком.

 

– Что бы вы поменяли в нашем футболе?

— Интересный и трудный вопрос. К сожалению, мы не футбольная страна. Пытаемся ими быть, очень маленькими шагами идет к этому. У нас нет стратегии, нет программы. Есть 3 важных вопроса Что? Где? Когда? на которых у нас нет ответа. Успехи — это следствие работы целой программы. Впрочем, программа — это, конечно, прекрасно, но создать «конвейер» по выпуску талантов у нас невозможно. Но тут опять же я должен уточнить: талант без сильного характера и удачного стечения обстоятельств не работает. В Азербайджане нет детского футбола, признаться, многие из ребят нашей сборной сформировались как футболисты, обучившись футболу лишь на улицах.

У нас есть молодые футболисты еще дети практически, от детей ждут результатов, первого места. В Европе от детей не ждут результатов, у них даже турнирной таблицы нет, бомбардир кто не знают. Они стремятся создавать команду, исходя не только из их игровых качеств, но и из человеческих. Я считаю, что это одна из важнейших составляющих для создания хорошей команды, которая в будущем будет стараться добиваться больших успехов. Основная задача — сделать команду, которая будет единым коллективом, где люди будут преследовать не только личные интересы, но и командные. В этом духе и взращивают будущее поколение футболистов.

Для того чтобы изменить ситуацию в нашем футболе прежде всего нужно изменить мышление людей. Футбол – не игра, это политика, жизнь, мир. Мы в футбол не играем, мы «играемся» футболом. И как-то вошло в традицию, любим очень много всего обещать болельщикам. И когда обещанных результатов нет, болельщик разочарован. Надо говорить то, что есть, допустим: через 3 года хотим добиться таких-то результатов, пригласить легионеров, через 5 лет то, то…. Сейчас обещают, что в 2016 году сборная Азербайджана попадет в финал чемпионата Европы. Болельщик ждет, ему обещали. А если не выйдем? Обманутый болельщик хуже всего. Реально скажу, мы не выйдем в 2016 году в финал чемпионата Европы и 2020 году не выйдем. Мы не готовы. И кто в качестве нашей сборной, якобы выйдя в финал чемпионата Европы, через 4 года будет играть — молодежная сборная U19, U17, U 15. А кто это такие? В Европе чего-то серьезного они добились? Нет. Через 4 года эти футболисты не добьются того чего от них хотят.

Надо стремиться добиваться успеха, прежде всего здесь. Любое успешное дело, прежде всего, опирается на крепкий фундамент. Национальная сборная — пик нашего футбола. А внутри кирпичики укрепляющий фундамент– клубный футбол, молодежный футбол, тренера, спортивная пресса, болельщики, все входит туда и на самой верхушке – национальная сборная. Если внизу так много проблем на верхушке не может быть все так гладко. Сейчас в футболе очень много не футбольных людей. В футболе должны быть искренне любящие игру люди не для показухи, которые очень переживают за наш футбол, жаждут перемен. Да, в свое время нам было трудно, что-то не получалось, мы проигрывали, где-то вытягивали за счет характера. Конечно, где-то мы играли откровенно слабо. Но со временем научились как-то приспосабливаться… Если все без исключения в команде — и игроки, и руководители, и персонал, и тренерский штаб, — будут каждый день все вместе делать одно дело, я думаю, мы сможем добиться цели.

 

– Я не боюсь признаться в том, что…

— Я не боюсь признаться в том, что не сделал того, что мог бы сделать в футболе. Я признаюсь, не добился особых успехов в азербайджанском футболе. Признаюсь, что порой был нетерпелив, хотел всего быстро и сразу.

 

Январь, 2015

Фото : Шаин Гусейнов

Добавить комментарий