Просвещение

Моим собеседником сегодня стал человек, посвятивший всю свою жизнь обучению, образованию и просвещению. Если вначале он занимался преподаванием русского языка и литературы в азербайджанской школе, то спустя годы нашел себя в книжном бизнесе, занимаясь реализацией художественной литературы, большинство из которой составляют детские издания. Таким образом, он нашел свое призвание на земле – это просвещение и воспитание молодого поколения. Знакомьтесь, Заур Нифтиев! Во время беседы Заур муаллим показал мне небольшой росток дерева, который после недельной поливки начал расти возле магазина, открытого им совсем недавно. По словам Нифтиева — это знак того, что нас ждет светлое будущее, полное надежд. Ведь если мы не будем подпитывать свои знания, свой духовный мир, то высохнем, как то старое дерево, растущее возле магазина.

 

— Заур муаллим, начнем с того, откуда Вы родом?

— Я родом из Массалинского района, где родился, вырос и окончил среднюю школу. Я из интернациональной семьи. Моя мама Патимат Исаева уроженка Дагестана по национальности кумычка. Мой отец Нифтиев Нифти, воевавший против фашистов во Второй мировой войне, по иронии судьбы оказался в Дагестане, где и познакомился с моей мамой. Они поженились и стали жить в Азербайджане. Моя мама была грамотной женщиной и работала заведующей детским садом в нашем селении в послевоенное время вплоть до 60-х годов прошлого столетия. Папа работал шофером. Нас было пятеро: две сестры и три брата, а сейчас осталось трое.

 

— Наверное, Ваше детство, как и у большинства советских детей, прошло с книгами…

— Конечно, меня с детства окружали книги. У нас дома была большая библиотека, в которой находились книги и на азербайджанском и на русском языках. Мы любили собирать книги. В советское время за 25 копеек продавали билеты лотереи «Спринт», в которых иногда попадался книжный выигрыш. Мы с ребятами собирали деньги и по воскресеньям ездили в райцентр, чтобы купить лотерейные билеты на 50 копеек или на манат. В качестве выигрыша был купон на определенную сумму, который можно было потратить только в книжном магазине, приобретая книгу по своему желанию. Я до сегодняшнего дня храню книги, которые выиграл, будучи ребенком. Тогда я учился в средней школе, был пионером и прекрасно помню наши воскресные путешествия в райцентр за книгами.

Помню, как мы со старшим братом читали художественную литературу. У моей мамы был железный характер, и она строго относилась к нашей учебе. В те годы в Азербайджане был издан восьмитомник «Тысячи и одной ночи». Брат был старше меня на три года. Мы с ним очень любили читать и часто прибегали к такой хитрости – брали, к примеру, азербайджанскую литературу за 7-ой класс, а книгу «Тысяча и одна ночь» клали внутрь нее, чтобы мама не заметила, что мы вместо школьных занятий читаем дополнительную литературу. Мама ничего не подозревала до тех пор, пока моя младшая сестра не проболталась. Когда мама нас разоблачила, нам влетело от души, и мне и брату. Я до сих пор помню этот день (смеется). Вот такая у нас была страсть к чтению…

 

— Расскажите про свои школьные годы, кем Вы мечтали стать, будучи подростком?

— Я учился в азербайджанском секторе и много занимался. Влияние матери на нас было очень сильным. Она в совершенстве знала русский язык, была умной и начитанной женщиной, стремившейся дать нам хорошее образование, поэтому всегда следила, чтобы мы делали уроки и упорно занимались. В школьные годы у меня была мечта – стать учителем географии. Однако, в девятом классе к нам попал очень хороший педагог русского языка и литературы, знакомство с которым, кардинально изменило всю мою жизнь. Это был Рамиз Аскеров — добрый, чистый и открытый человек, посещая уроки которого я буквально влюбился в русский язык и литературу. Прошло столько лет, а мы с Рамизом муаллимом до сих пор дружим семьями. Оказывается, он в то время был старше меня всего на десять лет. В то время мы, школьники, смотрели на него с восхищением. Он был для нас – учителем, учителем во всем! Мы подражали Рамизу муаллиму во всем и хотели на него походить. Он был для нас кумиром.

_MG_3165-min

— Почему это знакомство перевернуло всю Вашу жизнь?

— Сильное влияние талантливого педагога сделало свое дело. Я уже не мог думать ни о чем другом, кроме как стать педагогом русского языка и литературы. Не знаю, с чем это было связано, возможно, Рамиз Аскеров смог донести до меня красоту русского языка и преподавания. Тогда я заявил родителям: «Только русский язык!». Я больше не думал о другой специальности и, окончив школу, поступил в институт АПИ РЯиЛ имени М.Ф. Ахундова, который сегодня называется Бакинским государственным славянским университетом. По специальности я учитель русского языка и литературы в азербайджанском секторе.

 

— Вы работали по своей специальности?

— Конечно. После окончания института я по направлению отправился преподавать в Массалы. Сначала я работал в соседней сельской школе, а потом перебрался в свое село, где начал преподавать в родной школе. В первой школе я проработал четыре года, а во второй – двенадцать лет. Мне очень нравилось преподавать. Считаю, что быть учителем – это мое призвание на этой земле. У меня были прекрасные отношения с учениками. Я был добрым педагогом, очень любил детей. Они это чувствовали и тоже любили меня. Во время перемены я никогда не отдыхал. Меня окружали детишки, которым я всегда объяснял, разъяснял, проверял домашнее задание и относился, как своим детям. Но потом наступил тяжелый период….

 

— Вы имеете в виду конец 80-х и начало 90-х годов прошлого столетия?

— Да! Это было переломное время для Азербайджана в целом, и для образования в частности. Все перестраивалось. Менялись ценности. Ко всему апробированному нужен был новый подход, свежий взгляд. Одной из главнейших задач педагогов было сохранение нашей школьной системы, но настали другие времена. Это было тяжелое время азербайджанской истории, пропитанное человеческой кровью. Распад СССР, армяно-азербайджанская война из-за Нагорного Карабаха, «Черный Январь», Ходжалинские события и многое другое. Школы стали разваливаться, русский язык отошел на задний план, отношение к нему поменялось. Для русского языка выделили всего один час в неделю, а чему можно научить детей за один час? Школа уже была не такой, как раньше. Я не мог работать в полную силу, мои мысли, мои идеи – просто оборвались. Тогда я подумал, если я не могу преподавать и передавать свои знания последующим поколениям, то я должен уйти…

 

— Вы приняли решение покинуть школу?

— Да. Тогда я решил, что нужно уйти, но куда?! Мне очень жаль, что я не смог передать свои знания сельским ребятишкам, которые бы им очень помогли в жизни. Ведь они ждали от нас многого, ждали моих уроков, смотря на меня зачарованными глазами. Однако, уроки были прерваны, мои надежды не сбылись, планы рухнули. Сейчас об этом очень больно вспоминать. Это время стало для меня потерянным. Я до сих пор жалею о том, что не смог передать свои знания своим ученикам, но это уже в прошлом. Мне нужно было что-то изменить в своей жизни.

Мы вместе с Рамизом муаллимом решили уйти из школы, как бы больно нам не было на тот момент. Нужно было кормить семью и искать новые пути для заработка. Мне внутренний голос говорил, что пора искать что-то новое, проявить себя в чем-то другом. Я знал, что способен на большее и нельзя тратить попусту время в школе, которая изменилась до неузнаваемости. Я почувствовал, что смогу передать людям свои знания не через преподавание, а через нечто другое. Несмотря на это, я очень жалею, что у нас в истории был этот черный отрезок времени. Мне очень жаль, что я не смог передать свои знания местным ребятишкам, которые бы им очень помогли в будущем. Это время стало для меня потерянным…

 

— Чем Вы стали заниматься после того, как перестали преподавать в школе?

— Честно говоря, я не мог думать ни о чем другом, кроме преподавания, но нужно было перестраиваться на новый лад, и тогда мне в голову пришла идея: «А почему не книги?!». Это было близко мне по духу. Понимаете, я не мог заниматься чем-то другим. Мои друзья и коллеги от безысходности тоже пошли в сферу торговли. Каждый сам выбирает свою дорогу жизни. Я не мог видеть себя на другом поприще. Рынки России и Азербайджана глотали всех. Я выбрал книжное дело, в надежде, что она, школа, всегда будет рядом, и я не перестану работать с подрастающим поколением.

Мы стали заниматься книжным делом. Это были 96-97 года прошлого столетия. Понимаете, я не мог заниматься чем-то другим. Мои товарищи и знакомые продавали все, что только возможно, включая овощи, фрукты, мебель, вещи и прочее. Представьте себе, большинство из них составляли большой арсенал педагогов, который подготовил Советский союз. Это была интеллигенция, наш золотой фонд, которая, к большому сожалению, разбежалась по рынкам, по базарам и толкучкам. Некоторые оказались более деловыми и стали бизнесменами. Но другая часть так и осталась на уровне базара и мелкой торговли. Жаль, что знания этих людей бесследно пропали.

 

— С чего начались Ваши первые шаги в книжном бизнесе?

— Вначале мы привозили товар из Дагестана в Баку. Это были буклеты, календари, раскраски. Но тогда мы еще не занимались продажей книг. Как-то, ко мне пришел Рамиз муаллим Аскеров, мой наставник, и сказал: «Заур, нам нужно открыть свое книжное дело. И хорошо бы нам бросить якорь в Баку». Это была для меня совершенно новая сфера, я не был знаком с этим рынком, не знал, как и где нужно найти место для магазина и прочее. Тогда Рамиз муаллим сказал, что он уже взял в аренду место для своего магазина и посоветовал мне сделать тоже самое. Таким образом, как и в школе, так и в бизнесе, я пошел по его стопам. Я нашел хорошее место рядом со станцией метро «Нефтчиляр», и открыл там книжный магазин.

_MG_3155-min

— Ваш бизнес сразу пошел в гору?

— Как бы странно это не звучало, но так оно и есть. Честно сказать, за короткий срок я хорошо раскрутил свой бизнес. Мне помогали супруга и сестра. Когда я был в отъезде, они занимались реализацией литературы. После каждого приезда домой, подводя финансовые отчеты, я заметил, что у нас наблюдаются хорошие продажи. Спрос высок, а это в бизнесе – главное. Тогда я понял, что нашел свою нишу и теперь знаю, чем мне нужно заниматься. Дело в том, что я знаю эту сферу, ведь я литератор и прекрасно разбираюсь в книгах, в литературе я чувствую себя, как рыба в воде.

 

— На какую литературу Вы делали ставки?

— В первую очередь, это были всевозможные энциклопедии, сказки, детская литература, самоучители, словари и прочие книги. Мы старились предоставить книги, которые нужны были нашим гражданам. Мы всегда обращали внимание на интересы наших покупателей, на их заказы и всегда старались удовлетворить их книжные запросы. По заказам и предпочтениям, мы определили, какая литература интересует современного азербайджанского читателя. Работая в этой сфере, я выяснил, что представители русскоязычного населения, которых сегодня стало намного меньше в сравнении с прошлыми временами, любят и хотят читать книги. Однако, было приятно видеть, что и азербайджаноязычное население стремится читать. Конечно, общий процент желающих не был таким высоким, как бы нам того хотелось, но определенное желание было, и это главное. Видя спрос и потребность в книгах наших покупателей, мы стали увеличивать количество привозимой литературы. Причем далеко я не ездил, а возил книги из города моей мамы – Буйнакска, а также из Махачкалы. Дагестанцы смотрели на нас с удивлением, когда мы закупали книги по розничной цене в большом количестве. У них, оказывается, было стереотипное мышление: «Разве в Баку читают на русском языке?» Для Азербайджана в то время был создан искусственный образ отсталой полуграмотной страны. Это отношение я видел и в Москве, и в Махачкале, и в Пятигорске. Мы за пределами республики создавали образ молодого амбициозного Азербайджана. Помню вопрос на книжной базе в Пятигорске: «А разве у вас остались русские, что вы покупаете эти книги?». Мой ответ был молниеносным: «Остались, вы за них не беспокойтесь. С ними вместе на этом языке читаем и мы. В Баку и в Азербайджане, как и в советское время, действуют школы с обучением на русском языке». Сегодня, когда я еду в Пятигорск или Москву, они с долей зависти говорят: «Молодцы азербайджанцы — из такой дали приезжаете за литературой на русском языке». Откровенно говоря, бывает очень приятно. Хочу отметить, что в те годы я еще не до конца осознавал, насколько серьезен и своеобразен книжный бизнес. Спустя некоторое время, мы задались вопросом…

 

— Каким?

— Нам захотелось узнать, откуда дагестанцы привозят продаваемую нам литературу и купить у первых лиц. Мы разузнали, что региональный рынок находится в Пятигорске, после чего стали регулярно ездить туда сами. Таким образом, мы начали привозить еще большее количество книг и расширять наш бизнес. Увидев, что супруга и сестра уже не справляются, я взял на работу продавщицу. Видя, что спрос с каждым разом возрастает, во мне заиграли амбиции, мне захотелось расширить свой бизнес, ведь для этого у меня было все необходимое, а главное я хорошо разбирался в выбранной мною сфере. Таким образом, я решил перебраться в центр города и открыть новый большой магазин.

 

— Какое место Вы выбрали для своего нового магазина?

— Наш новый магазин мы открыли рядом с железнодорожным вокзалом и станцией метро «28 мая». Его площадь была 100 квадратных метров, но находился он в подвале. Здесь мы попали в яблочко. Зная конъектуру рынка и потребности наших покупателей, которые росли с каждым днем, я понял, что один этот бизнес я просто не потяну. Я решил, что в данном случае мне не обойтись без партнера. Когда два человека участвуют в бизнесе, капитал увеличивается вдвойне, таким образом, можно увеличить товарооборот. Помимо этого, работать вдвоем гораздо легче, чем выполнять эту же работу одному.

 

— Заур муаллим, кого Вы выбрали в качестве своего бизнес-партнера, ведь свое дело можно доверить только проверенному человеку?

— Вы правы. К счастью, у меня был такой человек — Бахман муаллим Гусейнов, мой давний знакомый, родом из Грузии, с отличием окончивший МЕХМАТ. Тогда он торговал книгами на рынке возле аэропорта. Я встретился с ним и, объяснив ситуацию, сделал предложение работать вместе. Бахман сказал, что сначала ему нужно посмотреть место для будущего магазина. Увидев, где будет располагаться наш новый бизнес, он сразу согласился. Это был 2007-ой год, где мы проработали целых пять лет.

 

— Получается, Вы начали книжное дело с нуля…

— Можно сказать, да, так как мы обустраивали магазин самостоятельно, делая все своими руками. Мы поставили несколько столов, на которых разложили книги, сделали книжные полки. Вместе с Бахманом мы занимались не только дизайном магазина, но и уборкой, поэтому, могу сказать, что этот магазин стал нашим детищем, над которым мы трудились день и ночь. Работать в подвале нелегко — это сырость, отсутствие дневного света, помещение приходилось постоянно проветривать, чтобы там было легче дышать. Но мы решили довести свое дело до конца. Конечно, деньги, это стимул движения вперед. Однако, когда человек любит свое дело, он вкладывает в него свою душу, что мы и делали с Бахманом. Даже покупатели всегда замечали, с каким трепетом и любовью мы относились к своему бизнесу. Благодаря всем вышеперечисленным факторам, я сформировался как личность, я стал продуктом своего продукта. Таким образом, оказавшись в нужное время в нужном месте, мы продолжили свое дело и преуспели на профессиональном поприще. Свою образовательную миссию мы выполнили не через преподавание в школе, а через продажу книг.

 

— С годами у Вас не возникла мысль еще больше расширить свое дело?

— Конечно, у меня всегда было много интересных идей, часть из которых я воплотил жизнь, а остальные пока ждут своего часа. Мы с Бахманом хотели открыть не только книжный магазин, но и внутри него сделать центр для детей, поставить столы. Это были наполеоновские планы. Однако, по мере развития бизнеса, у нас в магазине стало настолько много книг, что просто не хватало места, поэтому открытие студии для детей пришлось отложить.

 

— Какие способы Вы использовали при ведении торговли?

— Первое время, у нас было не так много книг, и когда некоторые экземпляры заканчивались, мы прибегали к интересному маркетинговому ходу. Чтобы место на витрине никогда не пустовало, мы говорили покупателям: вы можете посмотреть, полистать книгу, познакомиться с ней, но она не продается. Это делалось в тех случаях, когда у нас оставался последний экземпляр того или иного издания. Дело в том, что вначале у нас не хватало капитала, чтобы приобрести такое большое количество литературы, и нам приходилось выкручиваться (смеется). Таким образом, мы принимали заказы и говорили, что в определенный срок книга будет доставлена.

 

— Какие способы рекламы Вы использовали для раскручивания своего дела и популяризации своего магазина?

— В виду того, что магазин находился в подвале, он был невидим для прохожих. Поэтому мне приходилось брать инициативу на себя. Я ставил стол возле магазина и зазывал людей, говоря следующие слова: «Заходите, здесь книжный магазин, здесь книжный рай для вас и ваших детей». Это был настоящий концерт, благо, актерского мастерства мне не занимать.

Помимо этого, я раздавал наши визитки. Я стоял возле бакинских школ, таких, как 160-я, 23-я, 7-я и другие. На нашей визитке было написано – «Мы всегда рядом». Я ходил с визитками по всему городу. Это было настоящее представление. Но это был определенный риск, так как многим мужчинам могло не понравиться, что незнакомец давал визитки их женам. Несмотря на всю сложность этого процесса, моя инициатива приносила плоды. К нам стали приходить люди, которые превратились в наших постоянных клиентов. Очень часто, первоначально заходя в наш магазин, находившийся в подвале, они говорили, что там темно и сыро, на что я отвечал: «Я вас прошу, не говорите так, ведь это наш огромный труд, который мы сделали собственными руками, вложив в него душу. Здесь может быть темно, но светом в этом магазине являемся мы».

Наша задача заключалась не просто в купле-продаже товара, мы хотели оставить теплый след в душе каждого нашего покупателя, чтобы он остался доволен и рассказывал о нас всем своим друзьям, знакомым и родственникам. Мы не заканчивали общение с нашими клиентами после продажи одной книги, мы старались стать друзьями, чтобы они приходили в наш магазин, как к себе домой и вместе с купленной книгой получали частичку нашего тепла. Мне всегда помогали мои профессиональные педагогические навыки, приобретенные за время работы в школе, коммуникабельность и межличностные отношения.

 

— Вы занимались чем-то помимо книжного бизнеса?

— Понимаете, когда мы стали только развиваться, имею в виду магазин возле станции метро «Нефтчиляр», мои книжные доходы не покрывали целиком мои расходы. В современном мире человеку приходится крутиться и вертеться, чтобы заработать на хлеб, причем не черствую корочку, а свежую выпечку. Мы живем в эпоху капитализма, поэтому нельзя ждать, что кто-то принесет тебе что-то готовенькое. Человек современности должен быть всегда в движении, поэтому я параллельно работал в компании «Тяньши», «Tiens Group Co. Ltd» — транснациональной компании сетевого маркетинга, основной продукцией которой являются БАДы и массажеры. В те годы в бизнес- центре компании я читал лекции по ведению бизнеса, открытию своего дела, созданию имиджа молодой компании. Я каждое утро перед зеркалом готовился к своим выступлениям, причем, к своей работе я всегда подходил очень ответственно. Лекции как вести бизнес слушали ребята по сто человек. Мы даже выезжали в районы и проводили там семинары. Однако, спустя время я понял, что физически мне сложно, я просто не успеваю, поэтому решил оставить работу в фирме и полностью посвятить себя книжному делу.

 

— Как назывался Ваш магазин?

— «Дом русской книги». Это название таило в себе большой смысл.

 

— Хотелось бы узнать, почему именно русской книги, ведь мы живем в Азербайджане…?

— Ни в коме случае не хочу обижать или ущемлять азербайджаноязычную часть населения республики, но хочу подчеркнуть важность знания русского языка, представляющего собой ключ, открывающий путь к знаниям, просвещению, огромному литературному запасу, который оказывает большое влияние на формирование мировоззрения личности. Дело в том, что на азербайджанском языке не так много литературы, благо, сегодня ситуация частично улучшается благодаря переводам. Но слово «русский» в нашей среде часто ассоциировался с образованностью и начитанностью. Русскоязычный человек и образованность стали словами синонимами. Россияне заслужили славу, как самая читающая нация, так как это факт и с ним не поспоришь. В этом заключается моя симпатия к русскому народу. Чего греха таить, у русских в свое время мы взяли много хорошего, за что должны быть им благодарны. Я часто бываю в России и вижу, что сегодня у них тоже спад, но, несмотря на это, русская нация является читающей нацией. В метро, автобусе, в любом доме вы можете увидеть людей с книгами и газетами, которые не тратят время, копаясь в телефоне. В каждом русском доме обязательно найдется библиотека, которая, также как и икона, считается священной. Однако, спустя некоторое время мы поменяли название и сейчас называемся – «Дом твоей книги».

 

— Исходя из этого, хочется задать следующий вопрос: «Богатый тот, у кого большая библиотека, а беден тот у кого — большой телевизор». Что Вы думаете по этому поводу?

— Я полностью согласен с этим выражением. Раньше в каждом азербайджанском доме была библиотека, несмотря на то, что мы являемся народом с мусульманским большинством. Невозможно было представить советскую семью без библиотеки. Наша семья не стала исключением. Чем тоньше становится экран телевизора, тем толще становится человек, который сидит и переключает каналы. Он уже не предпринимает усилий, чтобы подняться и взять очередную книгу с полки и прочесть ее. Ведь книга – это другая культура, другой мир. Представителями этого мира являются наши покупатели.

 

— Но сейчас мы с Вами беседуем в новом магазине, который Вы открыли совсем недавно…

— Да. На прежнем месте арендатор, увидев, что у нас дело пошло в гору, серьезно увеличились продажи, мы раскрутили эту точку, поднял нам цену, поэтому мы стали искать другое место. Сейчас у нас новый магазин, месторасположение которого, я уверен, очень скоро узнают наши все постоянные клиенты и придут не только сами, но и со своими друзьями.

 

— У Вас были интересные случаи на протяжении Вашей торговли?

— Книги любят порядок, трепетное отношение. Книги нужно аккуратно разложить по полкам, следить за их чистотой, не давать возможности пыли атаковать драгоценные издания. Несмотря на то, что это входит в обязанность продавцов, я всегда собственноручно поправляю книги, журналы и другой товар, потому что покупатели в поиске необходимой литературы часто устраивают небольшой беспорядок. Как-то я наводил порядок на книжном прилавке и злился. В это время одна пожилая женщина обратилась ко мне, сказав: «Заур, не ворчите». Я ответил, что в таком состоянии прилавков покупателям будет сложно что-то найти, на что она сказала: «Вот за это мы вас и любим, уважаем и всегда приходим к вам в магазин! Мы всегда замечаем, как вы относитесь к своему делу».Я прямо опешил, услышав такой ответ от женщины 70-75 лет. Признаюсь, это стало для меня настоящим открытием, причем было очень и очень приятно!

 

— Какие книги нравится читать именно Вам?

— Мои интересы в литературе варьировались с годами по мере взросления. Конечно, это были переводы мировой классики на азербайджанский язык. Моей любимой книгой в детстве была «Незнайка» Носова. Это было красивое издание на азербайджанском языке, вышедшее в 60-х годах прошлого столетия. Помню потрясающий дизайн этой книги, красочные иллюстрации. Тогда в Азербайджане издавались и переводились отличные книги. Помню, как читал фантастическую детскую повесть Лазаря Лагина «Старик Хоттабыч», роман французского писателя Жюля Верна «Дети капитана Гранта». Это мы читали, учась в школе, особенно, в летнее время, когда учителя задали нам список литературы и потом спрашивали, кто и что прочитал за это время. Я всегда вставал и с гордостью говорил, что прочел всю литературу из заданного списка и начинал пересказывать. А были дети, которые не читали, тогда эта проблема тоже существовала, но она не была такого масштаба, как сегодня.

На меня оказала огромное влияние русская классика. Я читал в переводе Пушкина, Некрасова, Лермонтова, Толстого, Достоевского, Чехова, Гоголя, Булгакова, причем многие из этих книг у меня сохранились до сих пор. Помню, как в 10 классе я прочел в оригинале последний роман Льва Толстого «Воскресенье», подаренный мне сестрой. Этот подарок находится у меня дома. В университетские годы я стал еще больше читать, причем русскую литературу в оригинале. Учился я хорошо. Ребята, приехавшие учиться в город с районов, обычно снимали комнаты в общежитии. Перед экзаменами мы несколько человек собирались в одну комнату, куда меня приглашали, накрывали стол, а я садился и пересказывал им кратное содержание произведений. Даже в университете были ребята, которые не читали, но таким образом, находили выход из положения. Это сейчас в интернете можно найти краткое содержание любого произведения, а тогда этого не было, поэтому мы прибегали к такому варианту. Все были уверены, что Заур расскажет и все будет окей (смеется).

 

— А что касается азербайджанской литературы?

— Произведения наших поэтов и писателей у меня также вызывали интерес. Например, я читал и Низами, и Физули, и Насими. Это были больше газели и поэзия. Что касается современников, например, проза ХХ века, то я серьезно увлекался этим жанром и читал азербайджанскую прозу. Например, произведения Сулеймана Рагимова, Сулеймана Рустама, Мамед Сеида Ордубади, Джаббара Джаббарлы, Исмаила Шыхлы, Эльчина, Анара, который является одним из моих самых любимый писателей. Мне всегда нравились душевные стихи азербайджанского поэта Нусрета Кесаменли.

 

— Бытует мнение, что утро с газетой в руках и чашечкой кофе уже вышло из моды. Что Вы думаете по этому поводу?

— Увы, но это так. Раньше, каждое наше утро начиналось со свежей газеты, которая пахла как-то по-особому. Кто не любил кофе, выпивал чашечку чая (смеется). Но сегодня картина, к большому сожалению, поменялась. Однако, не все потеряно. Если сегодня газета выходит из моды, то наряду с этим появляется масса инновационных средств, которыми можно ее заменить. Главное – это наличие желания. Читающий человек всегда найдет выход из положения.

 

— Книгу в каком формате предпочитаете читать Вы: в электронном или традиционном?

— Я читаю в обоих вариантах, причем каждое мое утро начинается с чтения. Сегодня утром, зная, что у меня будет беседа с вами, я прочел материал про журналистов, в частности, про жизнь основоположника азербайджанской печати Гасана бека Зардаби.

 

— Как, по-Вашему, электронный вариант книги может вытеснить традиционный?

— В какой-то мере электронные книги влияют на традиционные печатные издания. Более продвинутая азербайджанская молодежь предпочитает читать электронные версии. Это может быть телефон, планшет или электронное устройство для чтения книг. Однако, книжная культура – это другое измерение. Контакт с книгой, ее запах, оформление, работа художника, иллюстрации – это целая культура, целый пласт, который нельзя полностью заменить или вытеснить. Читая электронные варианты, у меня напрягаются глаза, возрастает напряжение, а того эффекта, как с печатной книгой, электроника не производит. Эстетическая красота книги – незаменима.

 

— Как часто в Вашем магазине можно увидеть матерей с детьми? Думаю, Вы согласитесь с мнением, что любовь к чтению нужно прививать с детства…

— Это главнейшая задача моей деятельности в этой сфере. Мы стараемся привлечь к нам в магазин как можно больше молодых родителей с детьми и прививать любовь и уважение к чтению. Это мое кредо. Мне важно, чтобы книжный магазин посещали мамы с детьми. Я часто делаю замечания родителям, которые не позволяют детям прикасаться к книгам, боясь причинить вред печатным изданиям. Я всегда говорю, что в моем магазине я устанавливаю порядки (смеется). Пусть дети общаются с книгами, листают их, дотрагиваются до них, чтобы создать этот контакт. Возможно, случайно ребенок может порвать страницу, но во второй раз он этого уже не сделает. Мы должны воспитывать наших детей, потому что именно они в будущем будут носителями нравственной и эстетической культуры нашего общества. Если мы сможем им сегодня передать это чувство, благодаря созданной атмосфере, то в будущем нас ждет успех. Мы нация в рамках. Нам нужно выйти из этого кокона, снять многие гласные и негласные запреты и дать нашим детям свободу действия и выбора. К нам часто приходят юные покупатели, и мы этому очень рады. Мне очень приятно, когда я слышу, что дети наших постоянных покупателей выросли на покупаемых у нас книгах, поступили в университет и затем приходят к нам в магазин со своими собственными детьми. Я рад, что мы получаем результат нашей работы – образованных детей. Меняются поколения, но дружеские теплые отношение между мной и покупателями остаются.

 

— Вообще, какие книги сегодня пользуются наибольшей популярностью у молодежи и старшего поколения?

— Классика, входящая в программу бакинских школ, читается в обязательном порядке. Хорошо, когда дети, помимо обязательной литературы на лето, читают дополнительную литературу. Иногда я замечаю, что мы немного отстаем, так как покупатели спрашивают такую литературу, которой у нас не оказывается. Порой попадаются очень начитанные продвинутые дети, с которыми приятно общаться. За время моей деятельности у меня было два интересных случая. Как-то ко мне в магазин с родителями пришли мальчик и девочка. Мальчику 5-го класса отец попросил помочь выбрать литературу на лето. Я называю книгу «Приключения Тома Сойера», а мальчик говорит, что он это уже прочел. Затем,«Баранкин, будь человеком!» — и это он читал. Так продолжалось долго. Мальчик «положил меня на лопатки» своими познаниями в литературе. Мне от этого стало очень приятно (смеется).Когда встречаются такие ребята, возникает надежда, что еще не все потеряно! А таких детей много! Сейчас в нашем государстве ситуация улучшается, у людей появляется страсть к чтению. Люди осознают, что без знаний далеко не уедешь. Знания – это не зубрежка, нужна нравственная сторона, духовность, начитанность! Быть интеллигентным и образованным вновь входит в моду.

Старшее поколение читает в основном классику. Например, азербайджанского мастера детективов Чингиза Абдуллаева, а также Чеви Чейза, Дэна Брауна, Дарью Донцову, Орхана Памука, Харуки Мураками, Паоло Коэльо, Габриэля Гарсия Маркеса, Антуана де Сент-Экзюпери, Джоан Роулинг, Бориса Акунина, Эрих Марию Ремарка. Один из самых читаемых на сегодняшний день писателей является американский писатель афганского происхождения Халед Хоссейни. Не меньший интерес вызывают произведения французского писателя-романиста, автора романа «Только если это было правдой», по мотивам которого в 2005 году был снят фильм «Между небом и землей» Марка Леви, а также произведения немецкого писателя и юриста Бернхарда Шлинке. Женщины предпочитают любовные романы, например, Даниэлы Стил, Шарлотты Бронте, Джейн Остен.

 

— Кто из азербайджанских писателей сегодня пользуется наибольшим спросом?

— Наибольшей популярностью, особенно у молодежи, пользуется Эльчин Сафарли. Лично мне симпатизирует то, что у нас есть такой известный писатель. Ведь мы большому читательскому рынку России дали такой хороший продукт, набирающий популярность из года в год. Его читает, в основном, молодежь и девушки. Хочу отметить, что в России его книги очень любят и читают с огромным удовольствием. Помимо Эльчина, читают произведения Зии Сафарбекова, Гарагана, Рены Юзбаши, Вариса Елчиева, который написал роман на реальных событиях «Горсть земли».

 

— Почему произведения Сафарли и Сафарбекова интересны нашим читателям?

— Хорошая правильная реклама, затрагиваемые темы, близкие многим читателям и сами авторы интересны как личности. Считаю, что каждый писатель изначально нуждается в хорошей промоутерской компании. Если дается хороший толчок, то произведение начинает жить своей жизнью и быстро находит своих читателей. Когда писатели затрагивают жизненные проблемы, это всегда интересно читателю, причем такие произведения воспринимаются легко, их может понять каждый, а у человека создается такое чувство, словно автор находится с ним рядом во время чтения.

 

— Кто чаще всего становится покупателями книг: молодое или взрослое поколение?

Молодое поколение покупает чаще. Многие ребята сегодня предпочитают взять книгу, а по прочтению, вернуть обратно, чтобы сэкономить деньги. Это исходит из того, что нынешнее состояние наших библиотек не радует. Отмечу, что наш магазин создан для молодых родителей с детьми. У нас превалирует детская литература: дошкольная и школьная программы, книги, охватывающие всю образовательную систему, логопедическая литература, детская художественная литература, энциклопедии, словари. С нами в этом плане мало, кто сравнится. Приходящие к нам в магазин покупатели, всегда остаются довольными и находят необходимую литературу, а если ее не оказывается в наличии, то делают заказ.

 

— Будучи человеком с опытом, хотелось бы узнать Вашу точку зрения – почему сегодня люди стали меньше читать? В чем причина, неужели интернет, которого многие в этом обвиняют?

— По моему мнению, это связано с тяжелым периодом в нашей истории, о котором я рассказывал выше, когда образование и знания отошли на второй план. После этого в людях проснулась жажда к деньгам, и чтение вышло из моды. В обществе сложились стереотипы, что за деньги можно купить все, заполучить любую работу и занять высокооплачиваемую должность. Господство такого мнения в обществе привело к созданию ошибочных стереотипов, что в Азербайджане знания никому не нужны. В сложный отрезок нашей истории мы получили большой пласт неграмотных кадров, которые заполнили практически все сферы. У нас серьезно не хватает квалифицированных специалистов — это чистая правда. Эти стереотипы сегодня разбиваются, но на это требуется время. Сегодня в обществе идет процесс очищения, реабилитации. Духовные ценности возвращаются. Сегодняшняя молодежь почувствовала поддержку со стороны государства, что автоматически отразилось на ее поведении, мышлении и отношении к образованию. Нынешние ребята осознали важность образования, необходимость знания иностранных языков, компьютера, информационных технологий и прочее. Я уверен, что через несколько лет мы получим новых специалистов в самых разных сферах.

 

— Как Вы думаете, какими способами можно поднять интерес к чтению у нашего народа? Возможно, следует использовать практику других стран, например, в Лондоне перед входом в метро бесплатно раздают газеты, а в вагонах можно увидеть пассажиров, которые их читают?

— Считаю, что нормализовать ситуацию могут помочь книжные выставки и ярмарки, причем они должны проводиться в большом формате. Если в этих мероприятиях сможет принять участие любой желающий, то это будет здорово! Конечно, я не издатель, но я продаю книги, я продвигаю и пропагандирую чтение в стране. Поэтому, я со своим продуктом могу «выйти в люди». У нас в городе достаточно мест для организации подобных мероприятий, например, большой приморский бульвар, который прекрасно подходит для этого. Эти ярмарки не должны быть платными, народными книжными выставками и ярмарками, причем там не должно быть разграничений. Я часто посещаю книжные ярмарки, например, в Москве, Беларуси, Турции и т.д. Ведь это настоящий книжный праздник. После общения с книгами люди словно становятся светлее. Пусть мэрия города ежегодно выделяет специальные места для книжных ярмарок, вот тогда мы увидим, как изменится отношение к чтению. Мы же справляем праздник цветов, пусть и будет праздник книги. Я бы проводил День лучшего чтеца. Его можно организовывать в школах, детских садах. Нужно больше говорить о пользе чтения по телевидению и радио. Наша беда от того, что люди мало читают.

 

— Будучи педагогом со стажем, не могли бы Вы оценить ситуацию сегодняшнего образования?

— Сегодня наше образование переживает не лучшие времена. Сейчас азербайджанская школа в сельских регионах страны не на высшем уровне. Мы погрязли в этой трясине, в этом затягивающем нас болоте, потому что нет молодых энергичных и инициативных кадров, что серьезно тормозит развитие нашего общества, не дает ему идти вперед. Молодежь уезжает из деревень, поэтому в селах некому преподавать. Раньше стремились максимально уменьшить разницу между городом и деревней, а сейчас между ними целая пропасть, которая с каждым годом только увеличивается. Село дает одно, регион – другое, город – третье. Поэтому все стремятся жить в городе. А кто заложил фундамент такому отношению к учебе и способствовал возникновению столь плачевного состояния нашего образования? Конечно, наше министерство. Это называется «марданизм», уничтоживший цвет умных интеллигентных школьных педагогов, которые в этот период разбежались кто куда. Конечно, сейчас еще остались хорошие педагоги, но с каждым годом их становится все меньше. Раньше большой педагогический резерв состоял из учителей, вышедших с районов. Например, я представляю собой сельский продукт, который получил образование в столице, но вернулся преподавать в родное село. А сколько сейчас сельских ребят после обучения в Баку возвращаются в родные деревни?! Единицы!

 

— Из Ваших слов исходит, что человек должен всегда развиваться и обогащаться духовно…

— Нужно всегда развиваться духовно, человеку не достаточно только материальной пищи. Если ты будешь развит духовно, ты добьешься многого в жизни, с тобой рядом будут верные друзья, ты найдешь свое призвание на этой земле. Так я подружился с нашим вечным бакинцем Бахрамом Багирзаде. Он мне близок духовно. Бахрам — энтузиаст своего дела, он никогда не расстается с этим флагом. Флаг – это знания, позитив, добро, хорошие эмоции, которыми он делится с людьми, наполняя их жизнь счастьем. Когда я познакомился с Бахрамом, сразу понял, что это мой человек, мы с ним на одной волне. Несмотря на то, что он моложе меня, он духовный наставник, духовный лидер, духовный брат. Несмотря на то, что он занят в другой сфере, его отношение к своему делу, к людям, общение – нас объединяет.

 

— Сегодня некоторые представители нашего общества жалуются, что книги стали дорогими и не по карману обычным покупателям. Что Вы думаете по этому поводу?

— Книга – это святое дело. Найти лишнюю копейку на книгу – всегда возможно. Родители должны понимать, что деньги, потраченные на книги, это правильное капиталовложение в их детей, что не пройдет бесследно, а в будущем обязательно принесет свои плоды. Аттракционы и развлечения – это, конечно, хорошо, но нужно вкладывать в образование своих детей. Конечно, многие могут сказать, что книги сейчас стоят дороже, чем раньше. Но на своем ребенке экономить нельзя…

 

— Бывают ли скидки в Вашем магазине?

— Очень и очень часто, особенно, нашим постоянным клиентам. Мы регулярно делаем скидки учителям и работникам образовательных учреждений. Эти люди для нас святая святых, так как они воспитывают молодое поколение и более нуждаются в поддержке. Ведь зарплата у учителей не высокая, а они проделывают колоссальный и полезный труд, работаю с нашими детьми.

 

— Занимаетесь ли Вы благотворительностью?

— Конечно! Мы оказываем помощь детским и сиротским домам, интернатам, своей родной школе и детскому саду в селении. Мы им помогаем книгами, раскрасками, учебными пособиями и другой художественной литературой.

 

— Часто ли в Вашем магазине проходят презентации новых книг?

— Когда мы получаем новые книги, мы организовываем мини выставки в нашем магазине. Любую красивую литературу мы стараемся презентовать нашим покупателям, чтобы они получили эстетическое удовольствие от зрительного контакта с ней. После этого книги отправляются на прилавки для продажи.

 

— Как Вы считаете, может ли красивая обложка, качественная бумага и красивое оформление книги привлечь к ней потенциальных покупателей?

— Кончено! Цвет обложки, приятные классические цвета, оригинальный дизайн, хорошая качественная бумага сильно влияют на человека как визуально, так и психологически. Например, детская литература производит прекрасное впечатление, когда издание отличается красивыми иллюстрациями. Это сразу действует как магнит на маленьких покупателей. Например, иллюстрация наших детских книг оставляет желать лучшего. Во время своего визита в Казань я узнал, что у татар существует целая школа художественной иллюстрации, которая занимается оформлением литературы, причем уровень очень и очень высокий. Жаль, что у нас этого нет…

 

— Какие из иностранных писателей издаются у нас на азербайджанском языке? По моим наблюдениям сегодня все чаще появляется иностранная литература на родном языке, имею в виду переводы…

— Вы правы, сегодня все больше появляется переводов известных произведений и бестселлеров, причем переводы стали отличаться своим качеством. Это действительно радует. Бывают случаи, когда имеется перевод на азербайджанском языке, а на русском я не могу найти эту литературу. Представляете (смеется)?! Это приятно, когда на нашем родном языке появляется все больше книг, редких интересных изданий.

 

— Насколько активно и плодотворно сегодня работают азербайджанские издательства?

— Сегодня наши издательства работают хорошо. У них хорошее оборудование, что позволяет выпускать качественную продукцию, а это очень важно. Мы сотрудничаем с местными издательствами. У них условия немного жестче, но и издания качественнее и они дают нам хорошие проценты, спасибо им за это! Однако, если мы будем сравнивать азербайджанские издательские дома с российскими, то наши будут проигрывать в плане масштаба издаваемой продукции. В России своя бумага, хорошие художники и дизайнеры, и как вследствие у них огромные тиражи. У нас делают очень хорошие и колоритные книги. Недавно я разговаривал с человеком из Москвы, который побывал на книжной ярмарке-выставке в Турции. По его словам, продукция наших издательств пользовалась огромным интересом благодаря своему качеству, дизайну и красоте. Он сказал столько хороших слов о наших издательствах…

 

— Как часто Вы посещаете книжные ярмарки?

— Стараюсь как можно чаще. Часто езжу на московские ярмарки. Бывая на ярмарках меня, расстраивает один момент, как наши издательства плохо продвигают свою продукцию. Например, у россиян, белорусов, украинцев, узбеков, казахов получается гораздо лучше. А наши во время ярмарок не показывают никакую заинтересованность, словно им это не интересно. Хотя все должно быть наоборот. Представители издательств должны быть активными, деятельными и коммуникабельными людьми, которые, как умелые маркетологи, в состоянии представить и разрекламировать свой продукт, тем более, что продукт отличный, просто нужно быть в этом более заинтересованными. К этому делу нужно относиться с душой.

 

— Что для Вас может считаться самым хорошим отдыхом?

— Люблю собираться вместе с умными начитанными ребятами, куда входят люди с общими интересами. Мы обсуждаем разные темы, делимся впечатлениями о прочитанной литературе. Иногда случаются выезды загород. Мое хобби – я собираю фарфоровые изделия ленинградского завода. Раньше мне нравилось коллекционировать чайники (смеется). Помимо этого, когда я завожу новый блокнот, я всегда делаю записи, а порой записываю интересные мысли. Например, «Мне надо быть особенно осторожным, потому что я такой человек, который способен сам себе все испортить своей неосмотрительностью именно в тот момент, когда все по видимости идет хорошо». «Составь список своих слабых мест. Как только ты определишь все свои слабости и страхи, ты должен объявить им войну».

 

— Ваше семейное положение?

— Я женат, у меня единственная дочь, которая замужем. Моя супруга – моя права рука, которая всегда мне помогает в нашем семейном деле.

 

— О чем мечтает Заур Нифтиев?

— Открыть центр для детей, где бы они развивались духовно, читали книги, рисовали, танцевали, набирались знаний и опыта. Хочу отметить, что сейчас в Азербайджане есть все, чтобы жить и добиваться реализации своих целей. В отличие от Армении, Грузии, России (имею в виду Дагестан), Украины у нас наблюдается стабильность, обеспечивается безопасность, что очень важно. Поэтому, я убежден, что с годами все станет еще лучше, если мы будет работать и развиваться как нация.

 

— Заур муаллим, спасибо Вам за интересную беседу. Мы желаем Вам успехов в Вашем нелегком, но полезном деле…

— Спасибо!

 

Январь, 2016

Интервью : Рустам Гасымов

Добавить комментарий