ПРЕДНАЧЕРТАНИЕ СУДЬБЫ

В Ичери Шехер, в самом сердце Баку, находится Дом-музей, который носит имя выдающегося азербайджанского джазмена Вагифа Мустафазаде. За годы своего существования музей стал настоящим культурным центром столицы, где постоянно проходят музыкальные мероприятия. Возглавляет этот уникальный Дом-музей Афаг ханым Алиева, двоюродная сестра Вагифа Мустафазаде и самая преданная хранительница его творческого наследия в Азербайджане. Именно благодаря ней, музей стал настоящим ДОМОМ, и теплое ощущение после его посещения надолго остается в сердце и памяти поклонников гениального Вагифа…

 

– Афаг ханым, расскажите об истории создания музея?

– Открытие Дома-музея Вагифа Мустафазаде состоялось в 1989 году. Это стало возможным благодаря поддержке Полада Бюль Бюль оглы и самоотверженности Зивяр ханым, мамы Вагифа. За три года до смерти он переехал в новую квартиру на Торговой и перевез туда весь свой музыкальный архив, поэтому Зивяр ханым пришлось создавать экспозицию музея буквально по крупицам. Кроме того, ей пришлось обойти немало инстанций, ведь здесь была коммунальная квартира, и надо было расселять всех соседей. В результате ее усилий, половина квартиры стала музеем, а вторая половина оказалась в собственности Зивяр ханым. Как же она гордилась тем, что ей удалось увековечить память сына…

 

– А каким образом вы стали директором Дома-музея?

– Таково было желание самой Зивяр ханым, которое она выразила в своем завещании. Но задолго до этого она однажды мне сказала: «Я знаю, что все дела Вагифа в Азербайджане будешь вести ты»… Так в 1997 году я возглавила музей, но еще при жизни Зивяр ханым я зарегистрировала Благотворительный фонд имени Вагифа Мустафазаде, и в этом мне очень помог Муслим Магомаев. Он знал, что я обращалась с этим вопросом в министерство юстиции, но выяснилось, что сделать это очень непросто, и тогда Муслим мне сказал: «Афа, напиши письмо, и я передам его Гейдару Алиевичу». Я так и сделала, буквально через два дня мне позвонили, и вопрос был решен положительно.

А в 1997 году, уже после смерти Зивяр ханым, я полностью погрузилась в работу Дома-музея. Первым моим детищем стал выпуск первого диска Вагифа и торжественная презентации, которую я организовала в отеле «Plaza». Спонсором этого вечера стал знаменитый любитель джаза Нури Мирзоевич Ахмедов, который принимал самое активное участие в этом мероприятии. В тот период я очень много работала – помогала джазовым музыкантам, покупала для них аппаратуру и инструменты, устраивала вечера.

В 2004 году я провела капитальный ремонт музея, отреставрировала экспонаты и экспозицию, и в 2005 году, после обновления, Дом-музей приобрел статус государственного.

_MG_5233-min

– Вы по профессии музыкант?

– Нет, я окончила медицинский институт и работала врачом-стоматологом. Но в 1981 году моя жизнь резко изменилась – я переехала в Москву, и постоянно курсировала между двумя городами. А в 1989 году мне пришлось распрощаться с профессией врача. Я стала директором представительства турецкой компании, постепенно влилась в бизнес-среду и достигла в этой области весьма успешных результатов. Видимо, мне помогло то, что я Водолей по гороскопу, а одной из отличительных черт этого знака является талант организатора. Поэтому, за что бы я ни бралась, у меня все получалось, и в знак признательности за мою работу президент турецкой компании подарил мне автомобиль.

В 1994 году я открыла картинную галерею в Стамбуле, где были представлены работы наиболее известных современных азербайджанских и русских художников. Это был удачный проект, потому что в то время картины современных художников покупали очень активно. А потом один влиятельный московский банк предложил мне должность вице-президента по связям с общественностью.

Но в 1997 году из-за семейных обстоятельств мне пришлось переехать в Баку, и опять началась жизнь на два города. Но бывая в Москве, я продолжала организовывать и проводить всевозможные мероприятия.

 

– Творческое начало победило медицину?

– Видимо да… Как и многие девочки из хороших бакинских семей, я окончила музыкальную школу. Кстати, у меня был, как говорили, очень даже неплохой голос, и Вагиф приглашал меня в свой ансамбль «Севиль», но мой папа этому категорически воспротивился. В полной мере свои творческие идеи я воплотила, когда стала директором Дома-музея — создание фонда, организация вечеров, юбилеев, презентации, проведение Дней памяти, фестиваль памяти Вагифа Мустафазаде, а также вечер памяти в московском Союзе композиторов, который прошел при поддержке российских азербайджанцев и близкого друга Вагифа, знаменитого Юрия Саульского.

 

– Как относились к Вагифу Мустафазаде в Москве?

– Как к великому музыканту! Тихон Хренников, Юрий Саульский, Олег Газманов, Лариса Долина — это лишь крошечный перечень его друзей и искренних почитателей. Когда Олег Газманов узнал, что я двоюродная сестра Вагифа, он поцеловал мне руку: «Я преклоняюсь перед вашим великим братом».

Самые выдающиеся советские и российские джазмены считают Вагифа Мустафазаде гениальным музыкантом современности и относятся к нему с большим почтением. Но к Вагифу так относятся не только в бывшем СССР, но и во всем мире! Мировая музыкальная общественность открыла его для себя в 1978 году, когда в Монако он занял первое место на закрытом конкурсе джазовых композиций. Но то, каким образом Вагифу удалось тогда отправить на этот конкурс свою композицию «В ожидании Азизы», до сих пор остается тайной…

 

– Тогда же Вагиф Мустафазаде получил в награду и белый рояль!

– Самое страшное, что Вагиф так и не узнал об этом…

Он оставил после себя неисчерпаемое творческое наследие — 1 300 произведений, концерт для фортепиано с оркестром, но главным его достижением является то, что он внес уникальный вклад в джазовую музыку! Вообще, каждый настоящий джазмен обязательно должен совершить некий прорыв и привнести в этот жанр нечто особенное. Знаете, когда Вагиф понял, что у него это получилось? Это произошло в 1969 году, после его возвращения из Тбилиси. В тот год в Баку проходил фестиваль «Джаз- 69», и бакинцы были приятно удивлены, когда вновь увидели своего любимого музыканта на сцене. В один из дней Вагиф исполнил композицию «76», и во время исполнения неожиданно для себя перешел в лад мугама «Баяты-Шираз». Я прекрасно помню тот вечер – Вагиф вернулся домой после этого выступления, и ему стало плохо с сердцем. Вызвали «скорую», вскоре он пришел себя, и попросил маму сыграть для него «Баяты-Шираз», ведь Зивяр ханым была прекрасным знатоком и педагогом мугама. Она тут же села за пианино, и первые же звуки мгновенно успокоили Вагифа. Именно в этот момент к нему и пришло осознание – в его композиции «76» произошло рождение нового жанра…
_MG_5196-min

– Баку всегда был джазовым городом, как воспринимали его творчество музыканты?

– Музыканты его обожали! Однажды Муслим Магомаев, в ответ на мои хвалебные отзывы о его творчестве, сказал: «Да какой я талантливый! Это твой брат гениальный!» Настоящие музыканты прекрасно понимали значение и масштаб личности Вагифа. Но у него было и немало завистников… Как-то я спросила у Вагифа про одного очень известного музыканта: «Какие у тебя с ним отношения?» «Он бы многое дал, чтобы быть на моем месте», — ответил Вагиф…

 

– Как он относился к завистникам?

– Вагиф очень любил людей, несмотря ни на что! Он был человеком добрейшей души. Помню, как в те годы по Ичери Шехер ходила душевнобольная женщина по имени Чимназ. Она обожала Вагифа, потому что когда он ее встречал, то обязательно приводил домой и усаживал во главе стола. По молодости я этого не понимала, но с годами пришло осознание, что гений и не мог по-другому относиться к слабым и беззащитным… В его бесконечном и по-детски открытом сердце находилось место для всех…

И в то же время, Вагиф обладал невероятно сильным мужским характером! Он же был ичери-шехерлинцем, мог и в драку броситься, если кто-то вел себя недостойным образом.

Когда я собралась замуж, то познакомила своего жениха с Вагифом, и они очень понравились друг другу. Прошло много лет… В 2002 году я встретила своего бывшего мужа в Москве, и он мне рассказал историю, о которой никто не знал: «Перед свадьбой Вагиф меня вызвал на бульвар, и подробно расспрашивал меня о серьезности наших чувств»… И в этом весь Вагиф! Он, как брат, посчитал своим долгом встретиться и объясниться с будущим членом семьи. А я узнала об этом через столько лет после его смерти…

 

– Вы осознавали тогда, что ваш брат — гений?

– В тот период, нет… Конечно же, я ходила на все его концерты, гордилась его успехами, но, прежде всего, он был Вагулей, моим любимым братом. Однажды он даже спросил меня: «А ты вообще знаешь, кто я?»

У нас были очень теплые и нежные отношения. Всегда, когда я приходила к нему домой и попадала на его репетиции, он тут же вскакивал: «Моя сестра пришла! Все, закончили!» И музыканты, которые бесконечно его уважали, с удивлением наблюдали, как строгий Вагиф Азизович превращается в нежного любящего брата.

Сегодня, вспоминая те годы, я думаю, что самой судьбой мне было предначертано вернуться в Баку и возглавить этот музей. И не просто так Зивяр ханым произнесла слова, что именно я буду заниматься делами Вагифа…

 

– Страшно даже представить, как Зивяр ханым пережила потерю Вагифа…

– Она была очень сильной женщиной, она не впала в депрессию, не замкнулась в своем горе и всю себя отдала созданию Дома-музея. Она посвятила Вагифу невероятно трогательные и пронзительные стихи, и сегодня они висят в музее ее сына…

 

– Было ли у Зивяр ханым предчувствие, что Вагиф так рано покинет этот мир?

– После того, как ей сообщили о его смерти, она на некоторое время впала в прострацию, и все время говорила: «Не верю… Этого не может быть…» Поэтому я старалась не говорить о Вагифе в ее присутствии. Зивяр ханым ходила на кладбище, устраивала вечера его памяти, и безмолвно переживала эту бесконечную боль. Они похоронены вместе. К сожалению, тогда Вагифу не нашлось достойного места, а потом, когда возник разговор о перезахоронении, я сказала, что не следует их тревожить и разделять Вагифа с мамой.

 

– Вы любите джаз?

– Очень люблю! Под эту музыку хорошо думать, поэтому за рулем я всегда слушаю джаз. Мне очень нравятся Салман Гамбаров, Сарабский, Афросияб, Шаин Новрасли, но на первом месте, конечно же, Вагиф. Его музыку я слушаю душой и не перестаю поражаться уникальности его исполнения. Одна наша родственница, которая преподает в Российской академии музыки имени Гнесиных, сказала про Вагифа, что «во время игры у него включен мозг, мозг передает импульсы сердцу, а сердце – рукам».

 

– И такому таланту чиновники доставляли столько неприятных минут своими дурацкими придирками!

– «Ты представляешь, на что они смотрят? На мои усы и бороду! Пусть посмотрят на мои руки!» — говорил в таких случаях Вагиф. Все эти препоны и придирки не сломали его, и он все равно оставался открытым, добрым и невероятно щедрым человеком. Мне рассказали, как в Югославии, где он был в турпоездке, он услышал, как девушки из его группы говорили, что мечтали бы побывать в ночном баре. И Вагиф тут же всех пригласил в какое-то ночное заведение!

А какой он был гостеприимный! Вагиф никогда не отпускал гостей, пока они не попробуют знамениты кутабы его мамы. Но при этом Вагиф был очень гордым, он никогда ни на что не жаловался и никого ни о чем не просил, и злился, если это делал кто-то из его близких. Зивяр ханым об этом знала, и только один раз нарушила это правило. Однажды, уже после успехов и побед Вагифа на различных конкурсах и фестивалях, Рауф Гаджиев обратился к Зивяр ханым: «Верните Вагифа в Азербайджан, пусть он представляет нашу республику, а не Грузию. Мы создадим ему все условия». И Вагиф вернулся, но про обещанные условия словно забыли. И Зивяр ханым на торжественном вечере по поводу 7 ноября, который проходил в оперном театре, увидела Гейдара Алиевича Алиева. Женщиной она была смелой, боевой, и, недолго думая, решила к нему подойти:

— Здравствуйте, Гейдар Алиевич! Я мама Вагифа Мустафазаде.

— Очень приятно, — ответил Гейдар Алиевич, — я наслышан про успехи вашего сына.

— А вы знаете, что ему обещали улучшить жилищные условия, но он до сих пор живет со мной практически в одной комнате?

— Вы обращались к кому-нибудь по этому поводу?

— Да, Гейдар Алиевич, к Вафа Гулузаде, но он принимает только коммунистов, а я — беспартийный большевик!

Гениальная была женщина! Через два дня Вагифа вызвали и по поручению Гейдара Алиева дали квартиру в самом центре города – на Торговой.

 

– Каким бы вам хотелось видеть памятник Вагифу Мустафазаде?

– Мне было очень приятно, когда к нам в музей пришел Бахрам Багирзаде и подарил свою книгу «Письма мэру», где одно из писем посвящено его идее по поводу памятника Вагифа Мустафазаде в Губернаторском саду. Это же не просто место, где он часто бывал! Там прошло его детство, да и его первая любовь связана с Губернаторским садом. Мне бы очень хотелось, чтобы Вагиф оказался в своем любимом парке и за тем самым белым роялем, который он так и не получил…

На последнем юбилее Вагифа я преподнесла эту книгу министру культуры Абульфазу Караеву, будем надеяться, что в скором времени памятник обязательно появится!

 

Адрес Дома-музея:

г. Баку, Крепость,

пер. Вагифа Мустафазаде, 4

Тел: (994 12) 92 17 92

 

Март, 2016

Добавить комментарий