Тохфа Алиева: “Не проживи жизнь понапрасну”

За недолго длившуюся творческую жизнь, она успела занять свое, присущее только ей, место в ряду прославленных исполнителей мугама, а виртуозно исполненные ею музыкальные произведения – завоевать сердца ценителей этого вида искусства. Тем временем, при более пристальном знакомстве с ее жизнью, невольно задаешься вопросом: “Отчего мы так расточительно относимся к людям, по праву считающимся нашим национальным достоянием?” Не зиждется ли эта непростительная небрежность на уверенности в том, что талантами наша земля не оскудеет? Но не следует забывать, что любой культурный пласт, в том числе и мугамная исполнительская культура, складывается веками из творческих достижений многих и многих поколений. И каждое имя в этой цепочке представляет особую неповторимую ценность…

Итак, наш сегодняшний разговор – о незаслуженно позабытой исполнительнице мугамов и народных песен, Тохфе Алиевой, а нашей собеседницей стала ее дочь, Саиба ханым.

767565 (2)-min

—   Саиба ханым, расскажите, пожалуйста, о семье Тохфы ханым, о ее корнях.

—   Ее мама, наша бабушка Хадиджа, рано осталась сиротой и дядя, который был ахундом в Шамахе, взял ее под свою опеку. В его доме она и встретилась со своим будущим мужем (моим дедушкой), который, будучи проездом в Шамахе по делам, остановился у них. С благословения дяди она вышла замуж и в дальнейшем у них родились семеро детей. У деда, как рассказывали, был очень хороший голос, его часто приглашали вести свадьбы, исполнять религиозные песни на похоронах и называли дервишем. К сожалению, он рано умер и бабушке пришлось пойти работать, а мама со своим старшим братом, Мамедали, с которым была очень дружна, присматривала за остальными детьми. Весь быт лежал на их плечах и, хотя им приходилось нелегко, мама впоследствии, смеясь, рассказывала нам, как они с Мамедали воспитывали младших. Как бы то ни было, полагаю, именно по причине этой загруженности бытом, мама не смогла доучиться.

Но способности деда к пению передались дяде Мамедали и ей. Дядя, к тому же, писал красивые газели под псевдонимом “Саил”. По счастливому стечению обстоятельств, их соседом по дому был Ахмедхан Бакиханов, организатор и руководитель ансамбля народных инструментов при Азербайджанском Радио, куда он пригласил дядю. В дальнейшем, Мамедали Алиев долгие годы будет плодотворно работать в Азербайджанском драматическом театре, талантливо воплощая на сцене множество образов, один из которых станет его своеобразной визитной карточкой. Речь идет о роли Слепого араба, первым исполнителем которой он стал и, в частности, о песне “Kor ərəbin mahnısı” из спектакля великого драматурга Гусейна Джавида “Шейх Санан” с прекрасной музыкой Фикрета Амирова.

iuiuityuty-min

Авторитет старшего брата сыграл свою роль в том, что маме разрешили заниматься любимым делом всерьез. На первое прослушивание Мамедали повел ее сам. Сначала она пела в Государственном Эстрадном Коллективе при Филармонии, затем – в оперном хоре при Азербайджанском Радио. Вскоре, руководитель хора композитор Джахангир Джахангиров, обратив внимание на вокальные возможности мамы, принял ее в штат солисткой. Все это, конечно же, способствовало ее творческому самопознанию и повышало уверенность в свои силы. Но все же, самые блистательные страницы ее творчества были написаны во время работы в ансамбле народных инструментов под управлением Ахмедхана Бакиханова, который сыграл особую роль в ее формировании, как певицы. Именно под его началом она оттачивала мастерство классического исполнения мугамов и теснифов, терпеливо изучая все нюансы и соблюдая строгие канонические требования этого искусства, благодаря чему удостоилась похвалы из уст самого Хана Шушинского. К этому периоду относится исполнение ею таких мугамов и теснифов, как “Mirzə Hüseyn segahı”, “Bayatı-Şiraz”, “Mahur-hindi”, “Heyratı”, “Mənsuriyyə”, “Simayi-Şəms” и т.д.

Кроме того, мама также очень душевно исполняла песни народные и азербайджанских композиторов. Такие, как “Ey pəri” (комп. Агабаджи Рзаева, с которой мама плодотворно работала), “Yolunu gözləyirəm” (комп. Рамиз Мустафаев), “Bahar nəğməsi” (комп. Хокюма Наджафова), “Dağlardan aşdım” (народная песня), “Ləbü-ləb” (народная песня) и другие, становившиеся после ее исполнения очень популярными.

Вообще, период работы под началом Ахмедхана Бакиханова мама вспоминала, как один из самых ярких в своей творческой жизни, чему способствовало в немалой степени и то, что Бакиханов по-отечески опекал ее, направлял, помогал советами не только в работе, но и в жизни.

unnamed (8)-min

—   А как произошло ее знакомство с будущим мужем?  

—   Во время Великой Отечественной войны, мама вместе с ансамблем Бакиханова, ездила с концертами и выступала перед бойцами, пела в госпиталях для раненых солдат. В одну из таких поездок она познакомилась с папой, который был военным. Об их знакомстве мама рассказывала так. У всех певцов, участников концерта, была подготовлена программа. И закончив свое выступление, артист раскланивался и уходил за кулисы, уступая место следующему. Когда же настала очередь мамы и она исполнила мугам «Simayi-Şəms», который особенно хорошо звучал в ее исполнении, зал наполнился шквалом аплодисментов и маму вызывали вновь и вновь на “бис”! Оглядывая зал, она заметила самого восторженного из своих зрителей (это и был наш будущий папа) и мысленно назвала его “красавчиком”. Позже выяснилось, что мама сразу понравилась папе и он не хотел, чтобы она уходила со сцены. А через некоторое время послал своих сослуживцев и командира к маме домой, свататься. Но дома не сразу дали согласие на этот союз. И вот почему.

Отцу прочили блестящую карьеру кадрового военного. Но во времена сталинских “чисток” его отца, Имрана Агаева, большевика из партии “Адалят”, репрессировали и вместе с братьями сослали на 14 лет. В дальнейшем реабилитировали, даже дали квартиру, дачу… Но 14 лет из их человеческой жизни ушло попусту. Один из братьев вовсе не вернулся из ссылки, а у остальных, включая деда, было подорвано здоровье, да и сын рос без него… То есть, у них с мамой была, в общем-то, аналогичная судьба, трудности — оба рано остались без отцов. И в семье мамы, конечно же, не хотели, чтобы она связала свою жизнь с сыном “врага народа”. Тогда это было, как проклятье. Но после того, как отношения родителей прошли проверку временем, им все же разрешили соединиться.

unnamed-min

Мама рассказывала, что когда они поженились, то жили на Баксовете в очень стесненных условиях, вместе с матерью мужа. При этом мама всегда подчеркивала, что наша бабушка Саиба, была мудрой женщиной, не донимала их лишними разговорами, выяснениями отношений… Мама говорила о ней очень тепло, с нежностью, считая, что во многом благодаря ей их с папой брак был прочным. Папа обожал свою маму и, куда бы ни ездил, всегда привозил ей подарки. Бабушка с мамой так дружили, что даже шили себе платья из одинаковой ткани. Вот, смотрите! (Показывает старое фото, на котором запечатлены две улыбающиеся женщины в одинаковой одежде – Прим. Ред.) Даже нас с братом назвали в честь бабушки. Дело в том, что когда родился мой старший брат, отец, отчего-то подумав, что у него никогда не будет дочки, назвал сына Саибом. Но через семь лет родилась я и меня тоже назвали Саибой! (Смеется) Позже, когда бабушка Саиба умерла, отец перенес свою сыновнюю любовь на мамину маму, Хадиджу. Отвозил ее на нашу дачу в Шувелянах, где она жила все лето, да и мы любили проводить там время. Бабушка Хадиджа, которую я просто обожала, была мастерицей рассказывать сказки. Таких я больше нигде никогда не слышала! Также, впоследствии мне очень пригодились продиктованные ею и написанные мною кириллицей суры из Корана.

А тем временем, поняв, что с карьерой военного, из-за репрессированного отца, ничего не получится, папа демобилизовался, окончил институт Народного хозяйства и перешел в сферу торговли, где через некоторое время смог добиться успехов. Большая любовь к маме придавала ему сил справляться со всеми жизненными трудностями, но по характеру папа был очень традиционным, даже ревнивым, мужчиной, что, увы, стало одной из причин того, что мама перестала выступать на сцене. Она приняла это решение сама и всецело отдалась заботам о семье. Постепенно быт налаживался, а в нашей квартире, ставшей со временем просторной и уютной, или на даче в Шувелянах, часто собирались гости, накрывался огромный стол со всякими яствами, приготовленными мамой. Вообще, родители были на редкость хлебосольными людьми. Вспоминая шумные застолья тех лет, я всегда испытываю ностальгию. На этих вечерах неизменно звучала музыка и мама часто исполняла что-то из своего репертуара. В эти минуты глаза отца наполнялись слезами. Наверное, в глубине души он понимал, как нелегко приходится маме быть в разлуке с делом своей жизни. Но мама чувствовала себя очень счастливой рядом с ним, папа и мы с братом всегда были окружены ее любовью и заботой. Если я, не предупредив, приводила домой подруг, то мама неизменно встречала нас с улыбкой, а еда была готова через полчаса.

unnamed (7)-min

Еще папа обожал разъезжать по стране (тогда это был Советский Союз), а уж про районы и не говорю. Маму он всегда брал с собой. Дома есть много фотографий, запечатлевших эти счастливые мгновения их жизни. Мама ездила с ним даже на охоту! Она, хоть и выглядела щуплой и маленькой, была волевой женщиной и, не раздумывая, могла совершить что-то этакое. Например, однажды, оставшись одна на даче и выйдя в сад, она увидела, что на одном из тутовых деревьев сидит большая ящерица и ест тут. Но маме показалось, что это – змея и, схватив папину двустволку, она, не раздумывая, выстрелила. Отдача была такой силы, что плечо мучило ее полмесяца. Тем не менее, мама с гордостью рассказывала об этом случае.

Были у нее и недостатки, например, она с трудом избавлялась от старых вещей. Помню, дома бережно хранились вещи наших бабушек и дедушек, какие-то бусы, шляпы… Когда я предлагала это выбросить, она сердилась и возражала. Для нее это было частичкой, памятью о дорогих ей людях… Мама всегда чтила память умерших близких и на каждый Новруз сама проращивала семени, чтобы отнести на кладбище на их могилы; читала суры из Корана в полной уверенности, что души родных ее слышат. Она всегда была верна папе, его авторитет был для нее незыблем и даже после его смерти мы жили по правилам, установленным им при жизни.

Для меня мама была еще и подругой. Особенно мы сблизились после моего замужества, после того, как я сама стала мамой. Мы понимали друг друга с полуслова, даже не разговаривая. Те советы, которые она мне давала с высоты своих лет и опыта, всегда пригождались мне в жизни. Даже сейчас, когда ее нет с нами, я ощущаю ее незримое присутствие. Когда стою на перепутье, решая какие-то проблемы, она мне может присниться. До сих пор, делая что-либо, спрашиваю себя, одобрила бы это мама.

 

—   А что из репертуара Тохфы ханым Вам нравится более всего?

—   Конечно же, мугам “Segah”, который она сама тоже очень любила петь. Говорила, что когда исполняется этот мугам, самый ироничный и даже циничный человек может пустить слезу. Эта мелодия как будто насквозь пронизывает человека. Также очень люблю в ее исполнении “Mahur-hindi” и песни “Ey pəri”, “Ləbü-ləb”. Последнюю часто просили ее спеть внуки.

unnamed (6)-min

—   Кстати, а какой бабушкой была Тохфа ханым? Расскажите о Вашей семье.

—   Она была прекрасной бабушкой, внуки ее очень любили. Особенно была привязана к моему старшему племяннику, сыну брата, названному в честь нашего папы — Али. Она даже забрала его к себе. Когда у него самого родилась дочка, вопроса, как ее назвать, не возникло. Так что, в нашей семье растет еще одна Тохфа.

Мама также была и очень хорошей тещей, у нее сложились теплые отношения с моим супругом! Он – врач по профессии, очень порядочный человек, не конфликтный и терпеливый, какой была мама. Со стороны создавалось впечатление, что он похож на нее больше, чем я. А познакомились мы на капустнике, устроенном для бывших выпускников в 189-й школе, где я преподавала английский язык. Мы вместе уже 24 года, у нас двое сыновей. Старший – мой последователь – окончил факультет иностранных языков педагогического университета, сейчас продолжает обучение в магистратуре в Польше. Младший окончил 12-ю музшколу по классу гитары и учится в МГУ на химическом факультете. Кстати, у обоих сыновей хорошие мелодичные голоса и при любой возможности – на днях рождения или свадьбах друзей, они с удовольствием что-то исполняют.

iui786867-min

—  В Вашей династии, кроме дяди и мамы, еще есть профессиональные музыканты?

—  Да, из пяти сыновей дяди Мамедали, четверо стали музыкантами. Один из них, Рауф Алиев, окончил Консерваторию, был директором музшколы в Хачмасе, играл в ансамбле маэстро Ниязи на гобое. Другой, Фуад, работал солистом варьете дворца “Гюлистан”. Записи их выступлений должны храниться в архиве АзТВ. Еще один сын окончил музыкальное училище им. Асафа Зейналлы по классу “духовые инструменты”. И, самый известный среди сыновей на сегодняшний день, эстрадный певец Ильгар Саил, сначала играл на ударных в ансамбле у Мамедбагира Багирова, работал с Самедом Самедовым, а потом и сам стал певцом.

 

—  Мама наверняка рассказывала домочадцам о своих встречах с известными людьми?

—  Конечно, она встречалась со многими деятелями искусства, исполнителями мугамата и эстрадных песен. Среди самых памятных встреч – знакомство с великим Узеиром Гаджибековым, который даже прослушивал ее. Про Ахмедхана Бакиханова очень много и тепло рассказывала. Среди часто упоминаемых — Тукезбан Исмайлова и Габиб Байрамов, Зейнаб Ханларова (с которой у мамы есть родственные связи), Рубаба Мурадова, Алибаба Мамедов… Очень теплые, дружеские отношения были у нее с папиным племянником, известным исполнителем эстрадных песен, Народным артистом Азербайджана, Октаем Агаевым, с которым они иногда что-то исполняли дуэтом, на семейных вечерах.

 

—   Саиба ханым, а как прошли последние годы жизни Вашей мамы?

—   Хотя она не вела жизнь публичного человека и всегда была как-бы в тени, тем не менее, периодически появлялась перед публикой. Эти выступления относятся к тому периоду, когда мама являлась членом театра «Немеркнущие звезды», организованного при Фонде культуры Азербайджана, в котором, вместе с другими мастерами мугамного искусства, они устраивали концерты, собирали молодежь, делясь опытом и давая уроки мастерства, ставили спектакли. К примеру, большой резонанс получил приуроченный к 120-летию со дня рождения Узеира Гаджибекова спектакль «Муж и жена», в котором одну из партий исполняла мама. Ей тогда было – ни много, ни мало – 83 года!

Но в последние годы она много болела, перенесла две операции. Врачи предупреждали, что мама может лишиться голоса. Так и случилось, и она очень тяжело это восприняла. Говорила: “Голос мне был дан в подарок Всевышним, и вот он его у меня забрал”. Она жила рядом с семьей брата, на одной лестничной площадке. Конечно же, ее окружала забота близких, причем, брат все материальные затраты взял на себя, делая все возможное, чтобы продлить ей жизнь и как-то скрасить повседневность. Но все же мама часто сетовала на то, что о ней не вспоминают, забыли. И, хотя понимала, что ушла со сцены добровольно, ей было неприятно и больно находиться в таком забвении. Из-за того, что она не смогла раскрыть полностью свой певческий потенциал, эта боль мучила ее постоянно. Смотря по телевидению выступления коллег по сцене или же слушая их по радио, она с горечью в сердце задавалась вопросом, отчего никто не передает записей ее выступлений, которые, несомненно, имеются и в Азербайджанском государственном радиокомитете, и в Золотом Фонде. Неужели она не достойна даже упоминания?..

htyu667-min

—   Действительно, это очень несправедливо по отношению к человеку, внесшему свой вклад в мугамное искусство, которое, к слову, получает ныне такую огромную поддержку на самом высоком государственном уровне… 

—   Мама всегда была очень скромным человеком, у нее не было никаких званий — ни при жизни, ни после смерти. Мамы нет с 2007 г., то есть скоро будет 10 лет со дня ее смерти, но никто за это время так и не поинтересовался ее творчеством с целью создания теле- или радиопередачи, как-будто ханенде по имени Тохфа Алиева и вовсе не было!  В конце концов мы с братом своими усилиями собрали песни из ее репертуара, некоторые из мугамов. Но многих записей так и не нашли, должно быть, они сохранились лишь в архивах.

uy676767676767-min

—   Саиба ханым, огромное спасибо, что поделились с нашими читателями воспоминаниями о Вашей маме! Будем надеяться, что справедливость по отношению к творческому наследию Тохфы ханым Алиевой будет восстановлена и, что бы Вы хотели сказать напоследок?

—   Конечно, я хочу поблагодарить Бахрама Багирзаде за предоставленную возможность почтить память мамы. Мы знакомы с ним еще со времени моего преподавания в 189-й школе. Кстати, как и с некоторыми другими ребятами из той, знаменитой, КВНовской команды “Парни из Баку”. Должна отметить, что для меня Бахрам, в первую очередь, очень порядочный человек и уже потом – талантливый актер, режиссер, КВНщик и т.д.

Что касается мамы, знаете, она мне часто говорила: “Не проживи жизнь понапрасну”. Сама прожила долгую, 85-летнюю, жизнь, любила и была любима, окружена близкими, которые ее ценили. Вообще, знаете, люди того поколения могли удивлять и удивляться, несмотря на возраст. Были добрее, веселее, умели радоваться простым вещам. Их жизнь, подчас очень трудная, была всегда наполнена смыслом. Вот и наша мама, несмотря на пережитые трудности, невзгоды, смогла сохранить в себе доброту, человечность. Но самым главным для нее было честное имя. Она всегда была “на высоте”, стараясь честно, душевно и с любовью реализовать себя в различных ипостасях: дочери, супруги, матери, друга, певицы, каждая из которых представляла одну из граней ее личности. И мне хочется верить, что имя мамы выйдет из тени, а ее вклад в наше национальное мугамное искусство непременно будет оценен по достоинству.

 

Интервью : Нигяр Гусейнова

 

Добавить комментарий