НАРОДНЫЙ КОМПОЗИТОР

Алекпер Тагиев – композитор, которого по праву можно назвать Народным композитором Азербайджана. Каждая его песня – это маленькая история любви: к женщине, к Родине, к людям… Они не оставляют равнодушными никого, потому что это именно та музыка, которая трогает душу и отзывается в сердце пронзительным и щемящим чувством одновременной радости, грусти и восторга. Оттенки эмоций могут видоизменяться, и только когда мелодия перестает звучать, понимаешь, что тебя переполняет… гордость. От того, что ты сам, как частица нашей Родины, тоже имеешь хоть какое-то отношение к этой фантастической музыке. От того, насколько остро чувствуешь, насколько она НАША, РОДНАЯ.

Так творить дано только таланту от Бога, коим и был этот великий человек… Хотя «был» — не совсем верное слово. Ибо память – это и есть то пристанище душ, где они живут вечно.

Сегодня читателям «ГОРОД» об Алекпере Тагиеве рассказывает его сын, Халиг Тагиев.

 

— Признаюсь, перед встречей с Вами долго искала хоть какую-нибудь информацию об Алекпер муаллиме, но нашла только пару ссылок на новостные сайты…

— Я сознательно не создал пока сайт, посвященный отцу. Дело в том, что он был очень скромным человеком. Несмотря на то, что для своего родного Азербайджана, его культуры и искусства он, на мой взгляд, сделал очень много. Все, что он делал в жизни, он делал от души. Отец искренне хотел сделать для Родины что-то реальное… И делал! Для него это не было геройством и патетикой, он считал это нормой жизни, он так понимал свое предназначение.

Он воспитал таких певцов, как Зейнаб Ханларова, Ниса Гасымова, Мамедбагир Багирзаде, Кямаля Рагимли. Они все стали заслуженными или народными артистами, а он – нет…

alekper00004-min

— Почему? Неужели у него не было амбиций? Он не был честолюбив?

— Отец был простой человек и стремился к одному – доказать, что он действительно хороший композитор и хороший юрист. Ему удалось и то, и другое. Его песни известны сейчас далеко за пределами Азербайджана: «Арзу гызым», «Сене гурбан», «Истеирем герям сяни»… Его «Сян гялмяз олдун» (и не только эта песня) стала предметом зависти и судебных разбирательств, и речь сейчас не только об армянских притязаниях. Но то, что он был еще и грамотным юристом, помогло мне выиграть все суды по защите авторских прав на его композиции. Кроме того, отец был действительно очень хорошим следователем – он раскрывал дела, которые считались нераскрытыми по 10-15 лет. Ведь он много лет проработал начальником следственного отдела Баку.

 

— Как же удалось юристу стать не просто композитором-любителем?

— Это действительно удивительно на первый взгляд, но давайте начнем сначала…

Семья, в которой рос отец, родом из Гянджи. Жили они очень бедно. Отец был младшим среди шестерых братьев и сестер. Понятно, что жить было очень сложно, и чтобы как-то помочь родителям, Алекпер, «увеличив» свой возраст в документах на два года (он исправил 1924 год рождения на 1922), уже в 14 лет пошел работать секретарем судебного заседания. Хотя любовь к музыке была у него с детства, о карьере музыканта он в то время просто не мог думать. Работая, он так преуспел в своих начинаниях, что позже поступил во Всесоюзный заочный юридический институт, по окончании которого начал работать следователем в Гейчае. Всего в органах прокуратуры отец проработал более 30 лет.

Женился отец тоже очень рано – в 16 лет, а маме было 14. Причем, маму он… украл! Хотя, конечно, с ее согласия и получив благословение родителей. Просто возможности сыграть свадьбу у влюбленных не было. Поначалу им было очень сложно. Но, как говорится, если есть любовь, мудрость и желание строить совместную жизнь, возможно все. Отец всю жизнь благодарил мать, говоря, что именно благодаря ей он добился столь многого, потому что ее любовь служила ему поддержкой.

alekper0011-min

Но прошли они через многое: и через огромные материальные трудности, и даже через смерть двоих детей. Первым от болезни умер старший сын, которого звали Акиф. Отец настолько сильно переживал его смерть, что дал родившимся дочерям имена Акифа и Арифа. После чего его мать – она была сеидкой – сказала ему, что если сам Бог отнял у него сына, не стоит пытаться вернуть его. По настоянию мудрой женщины они с отцом пошли в святое место, где, открыв Коран, им предсказали… мое рождение. Именно поэтому меня назвали Халиг. Кроме того, было сказано, что именно после моего рождения отца ждет успех, слава и богатство. Что удивительно – не прошло и 40 дней после моего рождения (в 1958 году), как отцу пришел дар – он стал писать музыку. Свою первую песню «Гонушу гызы» он написал в Гей-геле, где мы тогда жили. И уже спустя год Зейнаб Ханларова ее исполнила в эфире.

Дело в том, что большим другом отца был Акиф Бакиханов – очень известный музыкант. Именно ему отец показал свою песню, которая очень понравился Акиф муаллиму. Он и помог отцу в самом начале – то есть, познакомил его с потенциальными исполнителями его песен.

Отец писал гениальную музыку, несмотря на то, что у него не было музыкального образования. Он мог встать в 6 утра и, не позавтракав, бежать к магнитофону записывать мелодию. Уже потом он перекладывал ее на ноты, делал аранжировку. Это действительно было удивительно… Всего он написал около 2 тысяч мелодий, из которых выбрал 200. Очень много его произведений осталось нетронутыми, я не решаюсь их продать, хотя предложений поступает очень много.

Отец работал с Зейнаб Ханларовой, Нисой Гасымовой, Мамедбагиром Багирзаде, Кямалей Регимли. Он был для них всем: и продюсером, и менеджером, и спонсором – просто тогда не было всех этих «должностей». Отец не просто писал музыку и отдавал ее исполнителю – а он действительно дарил свою музыку, не продавал. Он вкладывал частичку души не только в свою музыку, но и в работу с каждым, кто ее исполнял. Он сделал этих певцов народными, он отрабатывал с ними все – от манеры исполнения до жеста, до интонации. И мне очень отрадно, что сегодня все те, с кем он работал, чтят его память и остаются верны тому, чему их учил Алекпер Тагиев.

А вообще – все певци пели песни отца: и Рашид Бейбутов, и Шовкет Алекперова, и Сара Гадимова, и Рубаба Мурадова, и Ислам Рзааев,и Флора Керимова. Да и по сей день к его песням обращаются. Они действительно вечны…

alekper0006-min

— Время не властно над истинными ценностями… Скажите, а каким Алекпер муаллим был отцом? Занимался ли он воспитанием детей или воспитывал больше личным примером?

— Он был самым лучшим отцом, дай Бог, чтобы все отцы были такими. Безусловно, он воспитывал личным примером. Дисциплина у него была железная. За всю жизнь ни разу ни на кого из детей он не поднял руку, но мог взглянуть так, что мы боялись одного этого взгляда. Мать никогда не скрывала ничего от отца – ни наше хорошее, ни наше плохое. Он был безусловным и неоспоримым главой семьи. Мы четко знали: если что-то сказал отец, значит, так и должно быть – плохого он посоветовать просто не может.

Семья для него была святыней. Он часто повторял, что, не будь у него такого благополучия в семье, не было бы многих его произведений. Он был очень благодарен матери – за ее любовь и мудрость. Безусловно, он проводил время с нами, детьми. Помимо ежедневного общения, мы традиционно летом выезжали за пределы Азербайджана. Помню, доезжали до Батуми, потом на теплоходе добирались до Одессы, и оттуда уже путешествовали по всему Союзу…

 

— Глядя на отца, не возникало у Вас желания тоже писать музыку?

— Возникало. И возникает. Но я четко понимаю, что не смогу сравниться с ним. Признаюсь – боюсь потеряться на его фоне… Утешаю себя тем, что сегодня именно я по праву наследования и еще потому, что тоже являюсь, как и он, юристом, защищаю его права. В том, что сегодня у большинства его недавно «анонимных» произведений появился законный автор, есть моя заслуга, чем я очень горд.

alekper0010-min

— Вы говорили, что многие его песни считаются народными… Несмотря на то, что это высшая степень признания, не было ли обидно – ему и Вам?

— Отец, как я уже говорил, все делал от души, ему важно было, чтобы песня исполнялась, и если она стала народной – что ж, значит, на то воля Всевышнего. Произошло же это по той простой причине, что музыкального образования у отца не было. Поэтому его не принимали в Союз композиторов Азербайджана. Иç этого, в свою очередь, следовало весьма настороженное отношение к его произведениям. То есть, если он предлагал худсовету – ведь тогда все было только так, и не иначе – 5-6 композиций, то в лучшем случае две оставались под его именем.

Самое интересное, что в музыкальный фонд СССР его приняли – и в этом заслуга Ниязи и Тофика Кулиева, которые очень уважали и поддерживали отца. Это было немного непонятно и даже нелепо: Москва признала Алекпера Тагиева профессиональным композитором, а Азербайджан – нет. Но, тем не менее, его таковым считали истинные профессионалы. Тофик Кулиев отметил, что талан у отца – от Бога. А Вагиф Мустафазаде исполнял на джазовом фестивале композицию отца «Бакы геджяляри».

 

— Вы можете назвать три основных качества отца?

— Честность. Справедливость. И высшая степень порядочности. Я бы еще добавил необыкновенную любовь отца к своей земле, к своему народу, к своим корням… Он старался этому учить и певцов, с которыми работал.

alekper00018-min

— Разве можно научить душе?

— Вы правы – невозможно. Но, видимо, он учил личным примером. Рядом с ним невозможно было быть другим, не таким, как он. Можно было или стараться быть похожим на него, или просто не быть рядом с ним. Он всегда говорил, что человек культуры не должен растрачивать себя по мелочам, он должен работать для своего народа. Отец никогда не был снобом, деньги и популярность его не испортили. Не зря говорят, что деньги – это всего лишь некий индикатор человека. Он любил простых людей, очень уважал истинных тружеников. Часто ездил на Нефтяные камни – даже песня есть у него «Хазар оглу». В принципе, все его песни были написаны и взяты из жизни.

 

— То есть, сегодняшнее состояние шоу-бизнеса он бы не одобрил?

— Уверен, что нет.

 

— Понимаю, что это сложно, но Вы могли бы назвать то главное, чему Вас научил отец?

— Он всегда повторял мне «правило пяти «не»: «Не стесняйся, не обманывай, не доверяй, не сожалей и не удивляйся». Он сам жил по этим правилам, на которых, в общем-то, и строится жизнь. Отец вообще часто говорил с нами, вместо сказок уча жизни. Например, говорил: «Держись за тех людей, которые могут тебе указать на твои ошибки. Не иди за хвалой, иди за теми, кто может тебе сказать правду. Ибо все мы грешны».

И еще – он никогда никому ничего не обещал, ибо был уверен, что если дал слово – то кровь из носу, но должен выполнить. Но при этом, говоря «ÿ постараюсь», делал все. Он был настоящим мужчиной – человеком слова и дела. И этому он тоже учил своих сыновей – мы стремились и до сих пор стремимся быть похожими на него. Его целеустремленность и одновременно удивительно спокойное отношение к недоброжелателям – это удивительное качество. Он был… как река, движение которой невозможно остановить никакими преградами.

Eще он говорил: не с каждым человеком можно делить хлеб-соль. Но если уж разделил, знай этому цену. И потому, если этот человек совершил ошибку – прости его. Если вновь ошибся – еще раз прости. А в третий раз просто уйди, не осуждая. Ибо если человек не понимает истинных ценностей сам, ему этого не объяснишь.

alekper0003-min

— Я так поняла, что при всех этих, как сейчас принято говорить, брутальных качествах, Алекпер Тагиев был романтиком?

— Конечно!.. У них были удивительно трогательные отношения с матерью, которая искренне любила и поддерживала его. И потом – разве возникли бы столь тонкие, удивительные композиции о любви, если бы отец не верил в нее?.. Он писал то, сам переживал и что чувствовал.

 

— Вам до сих пор сильно не хватает отца?

— Очень… Признаюсь – до сих пор часто прошу у него совета. Мне кажется, будь он рядом, просто рядом, я смог бы от одного осознания этого принять верное решение в той или иной ситуации. Удивительно, но мне кажется, что он до сих пор помогает мне…

Он учил терпению и одновременно ответственности за свои поступки. Он не понял бы никогда мужчину, пребывающего в депрессии. Отец всегда говорил, что мужчина не должен плакать, он должен решать проблему. У него была хорошая метафора: жизнь как светофор, иногда, когда есть опасность или трудность, надо остановиться и подумать, но потом – обязательно двигаться вперед, на зеленый свет. И всегда двигался.

Еще он говорил: «Придет время, сынок, и мои дети будут мной гордиться». Это время было всегда, но сегодня я особенно остро понимаю эти его слова. Я горжусь своим отцом…

alekper0004-min

alekper00013-min

alekper0008-min

alekper00001-min

Добавить комментарий