КОГДА МУЖЧИНЫ ПЛАЧУТ

Автор : Теймур Вагабов

Реальная мужская история

 

Если мужчина плачет, то это значит — у него действительно что-то случилось.

Из личных наблюдений.

 

Эта история — вторая сторона «медали» — истории «Медвежонок без имени». Взгляд на отношения глазами героя.

 

КУХНЯ

 

Никогда не верьте тем людям, которые говорят, что мужчины не плачут. Мужчины плачут так, чтобы никто не видел, плачут «внутрь» на людях и наружу — когда одни. Они так «лечатся», когда остаются сами с собой наедине и срывают с себя маски успешных, веселых и довольных жизнью людей. Кто-то — наркотиками, чаще – алкоголем. А те, кто еще сам не разучился быть собой — плачут. Когда проблемы, мучающие ежедневно и еженощно, берут верх над разумом. Когда нет сил терпеть боль, когда мозг лихорадочно пытается решить проблему, постоянно натыкаясь на ответ «нет» или «так не получится» или «так не выйдет». Когда уже понимаешь что почти все, финиш, но не сдаешься, ведь ты мужчина и не имеешь права на слабость, не имеешь даже права намека на нее. Надо быть сильным. Но это – для всех. А жизнь не дает возможности расслабиться, неутомимо подгоняя всех нас. И надо соответствовать требованиям и запросам. Надо…

Хотя по большому счету, все это — фальшь и никому ненужная бравада. Иногда мне кажется, что внутри каждого из нас сидит маленький человечек, которому очень хочется, чтобы его уважали, ценили, жалели и любили, но не каждому человечку жизнь дает все это. Тогда человечек начинает сопротивляться, действовать с силой, с которой, как он считает, ему недодается любви и ласки. Сила действия вызывает ответную реакцию – силу противодействия. И мужчину борется с этим человечком внутри себя. А если окажется круче, затопчет, задушит его, то по праву считает себя настоящим мужчиной, которому все по фигу и по плечу. Но расслабляться нельзя! Человечек накопит силы, боль даст ему их, а потом случится самое страшное: он выплеснет весь свой негатив наружу. Нет в жизни ситуации хуже, когда теряешь гармонию с самим собой. Когда понимаешь что ты жил совсем не так — как надо жить, и делал совсем не то — что надо было делать. Когда ты осознаешь, что зря жил все прошедшие годы, что ты не получил и не дал столько, что уже никогда не наверстаешь…

 

*****

 

В конце первой недели декабря две тысячи восьмого года, глубокой ночью с пятницы на субботу на самой обычной кухне в одном из микрорайонов Баку сидел мужчина. Обстановка на кухне была тоже самой обычной: скромный гарнитур, телевизор, микроволновая печь, жалюзи на окне, стол и пара табуреток. Мужчина был уже сильно пьян, на полу стояло даже не десять, а почти двадцать пустых пивных бутылок, пепельница давно уже напоминала смертельно перепуганного ежа. Казалось бы, типичная ситуация: одинокий человек, который по какой-то причине не смог пойти с друзьями в ближайшую кафешку, расслабляется накануне выходных. Отправившись к холодильнику за очередной бутылкой пива, мужчина, проходя мимо комнаты, бросил в темноту короткий взгляд. На большой кровати спало два человека: его жена и их маленький сын. Мужчина тяжело вздохнул, достал из «молчаливого и холодного друга» бутылку и отправился по протоптанному за вечер маршруту — на кухню.

Сев на табуретку, он уже в который раз последние пару часов проделал знакомую, доведенную до автоматизма процедуру: открыл бутылку, сделал глоток холодного хмельного напитка и закурил очередную сигарету. Самое странное в его облике было вовсе не бытовое  пьянство, не то, что он уже еле держался на ногах и плохо соображал. Самое странное, и наверно – самое страшное было то, что он плакал, плакал навзрыд, как ребенок, у которого отняли любимую игрушку, но старательно сдерживал рыдания, чтобы никого не разбудить. Признайтесь — не часто увидишь мужчину ростом за метр восемьдесят, весом под центнер, плачущего глубоким вечером в одиночестве на маленькой кухне. Такие парни в такое время если не колошматят кого-то на профессиональном ринге, то, как минимум, следят за поединком из зала. Но если бы наш герой был из той категории, возможно, тогда мы бы никогда не узнали его историю.

Мужчину звали Искендер, но сейчас он имел мало общего с трактовкой своего имени.

Искендер в который раз вытер слезы, взял плеер, положил локти на стол, уперся кулаками в подбородок и начал слушать музыку. Песню, которую он слушал, ему прислала девушка. Она была младше него на девять лет, но он ее любил. Сейчас, кажется, что любил ее всегда. Наверно, так оно и было на самом деле. Любил искренне, любил больше жизни, хотел быть ее счастьем, ее опорой и поддержкой, хотел взаимности, он хотел быть ее ангелом, хотел оградить ее от гадости бытия, хотел подарить ей мир, где нет места грязи, он просто наслаждался этим чувством. А получилось так, что причиной его состояния было именно оно – это самое чувство. В последнем телефонном разговоре, который состоялся днем, ему было ясно сказано: «Для меня ты боль и вместе нам не быть никогда, я буду строить новый мир, в котором для тебя нет места».

«Обручью костра навеки верна, тебе не сестра, тебе не жена», — слышались слова из песни из плеера. И слыша их, он не мог в очередной раз сдержать слез. Они снова хлынули из глаз. Он выключил музыку, сил слушать дальше не было. Мужчина прислонился спиной к стене, прикрыл глаза, и воспоминания с новой силой захватили его и так измученный разум. Ему было очень стыдно… Очень больно… Он хотел все забыть. Но он все помнил. Все…

 

ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ

 

Они познакомились восемь лет назад, ей было всего 14 лет. Уже даже неважно, что у него к тому моменту был неудавшийся роман, который длился четыре с половиной года, что он знал как вести себя с девушками, знал и то, как добиваться их расположения. Важно то, что у него было разбито, растоптано и уничтожено сердце, и он пообещал себе, что кроме своих детей, никогда больше не будет никого любить. Она понравилась ему сразу, с первого взгляда, очень бойкая, веселая, эрудированная и вообще умница и красавица. Но через призму своего обещания он видел в ней только собеседника и ничего больше. В том прекрасном юном возрасте ни жизнь, ни общественная мораль, ни его принципы не оставляли им ни малейшего шанса на союз. Он считал, что она молода и ветрена, но несколько раз предлагал ей начать отношения и, естественно, был отвергнут. Ведь когда тебе четырнадцать лет, то люди, которые старше тебя на пару лет кажутся  стариками, а уж девять лет разницы это просто из категории «столько не живут».

Они стали просто знакомыми, мило болтали при встречах и в интернете. Как назвать эти отношения? Тогда он и не задумывался над штампами. А зачем?

Она кокетничала с ним, немножко заигрывала, все было очень мило и трогательно. У нее тогда был парень, их общий знакомый. В общем, шансов на отношения не было. Но он рискнул. Однажды они сидели в компании, и случился один презабавный случай. Компания обсуждала возможность поцелуев и дальнейших отношений с незнакомыми или малознакомыми людьми. Естественно, рано или поздно перешли на личности. Тогда он, набравшись всей своей наглости, взял и спросил у нее: «А тебе не слабо уйти со мной в соседнюю комнату и там целоваться?» Она ответила, что «на слабо» ее не взять и что она готова хоть сейчас. И ему не оставалось ничего делать, как пойти с ней в ту самую комнату, закрыть за собой дверь, прижать ее спиной к двери и поцеловать. Поцелуй был, конечно, скоротечен, целовалась она не очень хорошо, да и о какой чувственности в столь юном возрасте могла быть речь? Но, тем не менее, это был их первый поцелуй.

Это было давно, но запомнилось ему на всю жизнь, каждый раз, когда он об этом вспоминал, на его лице неизменно оказывалась улыбка. Как сказала их общая подруга, после поцелуя она резко переменила к нему свое отношение, он ее заинтересовал. Но он помнил свое обещание, данное самому себе, и был с ней по-прежнему в приятельских отношениях. Через некоторое время произошла ситуация, которая его просто потрясла. Волею судеб в той же самой квартире они оказались в ванной, выключили свет, закрылись там и занялись тем, что на научном языке называется «петтинг», а со стороны это выглядело, как будто они собрались заняться любовью. Им было настолько безразлично мнение окружающего мира и компании, которая сидела за стенкой, что они просто перестали для них существовать. Они целовались, срывали друг с друга одежду, ласкали друг друга самыми нежными ласками из своего скудного на тот момент арсенала. Им было хорошо вместе и это было здорово. Кроме себя самих им никто не был нужен. Когда они дошли уже до того самого момента, когда мужчина и женщина становятся любовниками, она сказала ему: «Дальше нельзя». И не смотря на все свое возбуждение, на все неистовое желание обладать ей здесь и сейчас, он отступил. Он уважал ее и не хотел, чтобы она стала женщиной именно так. Он считал, что превращение из девочки в женщину должно быть красиво, романтично и уж совсем не в ванной при полной квартире друзей. Они продолжили целоваться, после чего она все-таки предложила попробовать. Он отказался. Через некоторое время они попросили включить им свет, оделись и под дружное улюлюканье друзей пошли дальше тусоваться. Кто из них был прав, кто был неправ, уже никто никогда не узнает, но это был их первый сексуальный опыт. Ну, а как его еще назвать?

Сейчас, с высоты лет, он понимал, как трогательно это было, а тогда он считал, что настоящий мужчина не мог поступить по-другому. Она оценила его поступок, оценила, что он не воспользовался ее слабостью. Но она не стала ни его любовью, ни его любовницей, они разошлись как в море корабли. Он хотел, чтобы его любили, ухаживали за ним, родили ему ребенка, он хотел быть мужем и отцом. А ей было всего четырнадцать лет, она не могла ему всего этого дать, даже если бы захотела. Она, в свою очередь тоже не стремилась развивать отношения. Он нашел себе замечательную девушку, смог сделать так чтобы она его полюбила, именно смог, а может быть, даже и заставил. Она согласилась выйти за него замуж. Свадьба была ключевым событием в его жизни, ради своего брака он оборвал все нити, которые связывали его с прошлой жизнью, всем своим подругам он сказал, что он женится и дальнейшее общение с ним теперь возможно только как с примерным семьянином. Он пригласил ее на свадьбу. Она не приехала.

 

НЕ ТО

 

Он расстроился, но не придал этому особого значения — мало ли какие дела могут быть у человека, ведь он был счастлив, он женился, он нашел себя. Он хотел ребенка, но у жены были проблемы по этой части, он злился, но не терял надежды. Они вместе с женой нашли врача, нашли деньги и время на лечение, у них все получилось, через годы после свадьбы родился сын. Он полюбил его настолько, насколько можно полюбить своего ребенка, сын стал для него ангелом, его иконой, самым дорогим ему на свете существом, он его боготворил, часами с ним играл, кормил, мыл, в общем, делал все, что мог делать отец для своего маленького сына. Он был счастлив, у него появилось то, о чем так мечтал.

Впрочем, он не забывал и о ней, той – что не пришла на его свадьбу. Он никогда не забывал поздравлять ее с днем рождения, они общались один раз в год. Но он всегда старался искренне сказать ей добрые слова, когда звонил. Ей было семнадцать лет.

Шло время, и он стал понимать, что его брак это не то, что он хотел получить от жизни. Он понял, что отношения между мужчиной и женщиной нельзя строить на наличии и воспитании совместного ребенка, нельзя строить только на уважении, что без чувств — никуда. Он злился на жену, на ее маленькие слабости, он ненавидел ее за это, но не мог уйти. Он устраивал жене скандалы, жена обещала исправиться. Жены не хватало больше чем на неделю. Он любил своего сына. Он знал, что ребенка с таким характером жена одна не поднимет. Но он ничего не мог с собой сделать, он стал заложником своей мечты. Жена стала для него прислугой, которую можно и в кроватку уложить. Он пил, мотаясь с компанией друзей по кябабным, и не хотел ехать домой. Он принял решение поискать развлечений на стороне. Он хотел что-нибудь безобидное, но со смыслом, он не хотел секса на стороне. И не хотел изменять жене. Он просто хотел, чтобы его понимали. Жена его не понимала. Зато она понимала, что семье наступает конец, но не знала — почему. И не могла понять — что ей делать. Он говорил жене о причинах, но супруга его не понимала. Его это напрягало. Сильно напрягало. Он не находил себе места. Душа требовала общения с ней. И тут он вспомнил ее аську.

 

*****

 

Они снова начали общаться, женатый мужчина и девушка, которая почти замужем. Нет ничего странного в том, что она нашла себе парня, который ее полюбил, и с которым она встречалась уже четыре с лишним года. Парень, который сделал то, чего не произошло у них в ванной в тот далекий  день. У нее теперь была своя жизнь и она, безусловно, жила так, как считала нужным и правильным.

Они много общались, писали друг другу много разных вещей и, в конце концов, договорились встретиться. И они встретились, спустя несколько лет после того, как не видели друг друга. Встреча происходила на природе, была осень. Они были очень рады встрече, рассказывали друг другу про свою жизнь, шутили и смеялись. И вдруг в разговоре повисла неловкая пауза, и он подумал: «Неужели!?», но ему показалось, что это бред его больного воображения и она молчала, потому что подбирала слова для ответа на его очередную колкость.

Он считал, что они чужие люди. Однако им было хорошо вместе, они наслаждались общением друг с другом. Они проговорили очень долго и не хотели расставаться. Но его ждала семья, а ее ждали ее обязательства. Они попрощались, но пообещали друг другу не теряться.

Они действительно жаждали общения друг с другом. Они встречались еще и еще…

Они часами говорили по интернету и по телефону. Он врал жене, что занят по работе, она врала своему молодому человеку, что мы еще немножко пообщаемся и она пойдет домой.

Она подарила ему подарок, он был тронут и растроган. Ему никто до этого момента не дарил подарков просто так, просто чтобы он улыбнулся и сказал спасибо. Он хранит этот подарок до сих пор. Ей был двадцать один год.

 

*****

 

Однажды он приехал к ней на машине, они долго искали место, чтобы поговорить, не хотелось идти в кафе. Да и светиться на людях как-то тоже не казалось перспективным занятием. Она была напряжена. Тогда он воспринял это напряжение, буквально бившее током, как отсутствие у нее опыта встреч в такой тесной обстановке. Проезжая мимо какой-то заброшенной дороги, он услышал от нее фразу, что сюда ездят «как минимум целоваться» и «не свернуть ли нам туда?»… Он свернул на нее. Тогда он в первый раз поцеловал ее, как женщину и увидел ответ. Он ласкал ее тело и увидел желание, он хотел, чтобы это случилось, но она снова сказала ему: «Нет».

Она плакала у него на плече. Плакала потому, что у нее тоже не было человека, которому она могла показать себя такой, какой является на самом деле и какой — может быть. Она плакала за все те годы, что была сама не своя, за то, что не могла реализовать свои желания, свои возможности. Они плакали вместе, но она навзрыд, а он — внутрь. Он понял ее, понял, что она еще не готова и не стал настаивать, у него тоже есть свои принципы. Какое то  время они просто болтали, но снова повисла та самая неловкая пауза, при которой люди не знают что же случилось, он не стал долго думать, а просто поцеловал ее, он увидел что она тоже хочет, он увидел страсть, он знал как это выглядит… Но он никогда не думал, что все это будет именно так, она божественно целовалась, она пела скрипкой Страдивари под игрой смычка его рук, она показала ему,  как женщина может хотеть желанного мужчину, он был потрясен до глубины души, но все равно в это не верил, он думал, что игра зашла слишком далеко, он уехал…

 

ЛЮБОВЬ

 

Как-то раз он приехал к ней на выступление их КВН-а, приехал с женой, она была со своим парнем. После выступления была дискотека, заиграла медленная музыка, и он ее пригласил. Она прижалась к нему всем телом, она хотела раствориться в нем. Они танцевали и танцевали. Он понял — насколько он ей нравится. Это понял и ее парень, сделавший ей замечание, что не стоит так сильно прижиматься к женатому мужчине. Они щебетали друг другу разные слова, они были очень увлечены собой. Он даже не запомнил музыку, под которую они танцевали. Но и она была очень довольна этим волшебным танцем. Это был их первый и последний танец. Он очень давно не мечтал, так как давно считал себя реалистом. Но у него после этого танца вдруг возникла мечта: он хотел проснуться с ней, просто проснуться и не бежать куда-то сломя голову, а максимум — сходить на кухню, чтобы включить электрочайник.

Он приехал к ней снова, у него была цель: отвезти ее в то место — на ту самую позабытую Богом дорогу. Но они не смогли проехать на то место, дорогу завалило столь редким в Баку снегом. Они притормозили невдалеке от того места, поболтали ни о чем. Повисла очередная пауза из разряда «неловких». Когда он, выкурив пару сигарет, собрался, было уезжать, она с растерянной улыбкой спросила: «Я что заразная?». В этот момент до него дошло! Искендер понял — как она хочет. Далее была еще более анекдотичная ситуация, когда, казалось бы, все, вот он — скорый миг блаженства, но презерватива не оказалось ни в кармане, ни у него в машине, ни у нее в сумочке… Она сказала: «Без него ничего не получится». Он не стал настаивать, он ее уважал, просто рассмеялся, надел футболку, ботинки и они вместе поехали в ночную аптеку. Со стороны это смотрелось замечательно: зима, снег, холодно, а парень в футболке навыпуск выскакивает из машины, перебегает дорогу и бежит в аптеку, выбегает с маленькой коробочкой, снова перебегает дорогу, прыгает в машину, ревет двигатель и машина исчезает в огнях ночного города. Провизор в аптеке, немолодой уже мужчина, усмехнувшись, пожелал ему приятного вечера. О, как он был прав!!!

Боже, какое это было блаженство… Та страсть, с которой она занималась с ним любовью была неописуема, он не знал, что так бывает, он не хотел верить в то, что он достоин такого блаженства. Он всегда считал, что в сексе нужно отдавать, а не получать, но он не мог отдать того, что получил. Это была сказка, ставшая явью. Она перевернула в нем все его восприятие жизни, это было что-то! Эта была та самая маленькая девочка, с которой он столько лет не общался. Она была настолько страстна, настолько нежна, что он просто отказывался верить в то, что такая женщина снизошла до него. Он был просто ошеломлен, ошарашен, ведь так не бывает. Для него было насколько дико, но вместе с тем настолько приятно неожиданно, как она все это преподнесла, как сумела его этим задуматься впервые за долгое время — как он жил. О да, это было нелегко, ведь он знал, зачем и ради кого он живет. Ей подобного рода впечатления, как оказалось, также были в диковинку, ведь молодой человек, с которым она жила все эти четыре года даже не снизошел до того, что бы изучить ее тело на предмет наличия эрогенных зон, он  был очень удивлен, когда  слышал от нее, что она не знала, что ей очень нравится, когда ей просто гладят спину. Он разбудил в ней настоящую женщину. Он был очень удивлен, с каким темпераментом можно заниматься любовью. Рядом с ней он чувствовал себя самым настоящим мужчиной. Она была его половинкой.

Она призналась ему в любви, призналась, что давно и безнадежно любит его все эти годы, что не хотела это говорить, что не хочет рушить его семью, но больше не может держать это в себе. Она сказала, что из-за этого она не приехала к нему на свадьбу, ей было плохо, она была в больнице.

Он был ошарашен, услышав это. Он был в смятении и совершенно не знал, что ей ответить. Он не умел общаться с влюбленной в него девушкой. Самое страшное было то, что он не мог дать ей взаимности, и он прекрасно понимал это. Он уважал ее, ценил, понимал, поддерживал, немножко учил жизни, испытывал к ней страсть. Но он не умел любить, он уже даже не помнил — что такое любовь. Он забыл это за последние десять лет своей жизни.

Она хотела взаимных чувств, но он не мог их ей дать. Он уже просто не помнил что такое любовь. Или думал, что не помнил.

 

РОДНЯ

 

В его жизни ему все если и не нравилось, то хотя бы – устраивало. Но одновременно с этим он начинал понимать, что все пять лет брака, все пять лет, пока он был женат, ему не додавали банальной ласки, самого обычного тепла и уюта. И он получил от семьи не совсем то, что хотел получить от нее. Конечно, что-то он получил. Он получил-то мать своего ребенка, но не свою жену. Он получил любящую, но не любимую и не желанную женщину. Он понял, что живет без души. Он понял, что стал живым роботом. Он понял, что так жить нельзя.

Он собрался уйти, уйти к ней навсегда, начать новую жизнь, он хотел вспомнить, что такое любовь, он действительно хотел ее полюбить.

Жена, вся в слезах, собрала его вещи, и он переехал жить в родительскую квартиру. Она видела, как он переживает разлуку с сыном, и не смогла его принять. А ведь было достаточно одного маленького намека, и он бы остался.

Но у нее были родители — самые дорогие ей люди, которые сказали ей, что если они узнают о связи их дочери с женатым мужчиной, то она – их дочь – с той самой минуты смело может считать себя сиротой. Согласитесь, не каждый человек решится в одну минуту отказаться от своих родителей. Пусть эта минута и является одной из важнейших минут жизни…

Прошло две недели. Две недели непонятных отношений и встреч. Две недели сумрака и тумана. Каждый приводил свои доводы. Каждый слушал доводы другого. Но… Наверно, они не услышали друг друга. Или не готовы были услышать в тот момент. Он не смог ее убедить принять его, а она не смогла понять – почему он не понимает ее. Он расстроился, купил букет цветов и уехал обратно к жене. Он решил подождать. Он уже не мог жить по-старому.

Они встречались еще много-много раз. На каждую их встречу он летел, сломя голову, бросив все, наплевав на все препоны и преграды, ведь он ехал к ней. Он отправил жену с сыном на дачу и бросился в объятия любимой женщины. Они были счастливы все это время. Во всяком случае, так казалось ему. Но ей было нужно нечто иное, ей нужна была та взаимность, которая была необходима именно ей. А он не понимал этого. Он любил ее всей душой, всем сердцем. Но наверно она не читала тогда Маркеса и не знала его крылатую фразу о любви: «Даже если вам кажется, что вас не любят, это не значит, что вас не любят всей душой». Его угнетало, что она хочет от него иной любви. Ведь он любил ее так – как мог.

Так прошли недели.

Она упрекала его, что он занимается с ней любовью с видом истукана, что ее любовь ему не нужна. Как же она ошибалась!!! А он все еще не мог любить ее так, как этого хотела она.

Однажды она позвонила ему и сказала, что находится с семьей в отъезде, но вернется в город раньше родителей. И пригласила его в гости. Он так сильно скучал по ней и настолько обрадовался ее звонку, что, мгновенно собравшись на это свидание, приехал намного раньше намеченного срока. Искендер решил подождать ее в машине у дома. Делать было нечего, а тут позвонил друг, живущий буквально в паре минут от того места, где стояла его машина, и пригласил попить пивка. Чуть позже, когда они уже выпили с приятелем по паре бокалов пива, она позвонила и сказала, что чуток задержится. И он продолжал пить с другом пиво. Нельзя сказать, что он пришел к ней в гости очень пьяным, но и трезвым назвать его было тоже нельзя. Выпил чуть больше меры.

Она почувствовала это не сразу, но, поняв — обиделась. Он шептал ей на ухо всякие нежности, она была радостна и довольна, это было начало взаимности, с него слетели все маски, он смог стать с ней сам собой. В тот момент он был настоящий человек, а не набор масок на все случаи жизни. И она его увидела. Но у нее кончились силы его ждать.

Он хотел продолжения этих отношений, а она хотела уйти, чтобы стать счастливой без него.

Шло время. Они не виделись, общались только виртуально. Он очень хотел продолжения отношений, продолжения встреч. Очень хотел увидеть ее, он уже понимал, что его к ней отношение сдвинулось с мертвой точки. Точнее – не само отношение к ней, оно уже давно сформировалось. Внутри него рухнули бастионы, которые сопротивлялись любви в той форме, которой она ждала от него.

Она не дала ему шанса, но и не могла уйти, хотя он ее не держал. Она уехала в отпуск. Он скучал.

И в один прекрасный момент у него в голове что-то щелкнуло, и он окончательно понял. Он понял, что влюбился без памяти. Понял, что любит ее давно, еще с февраля, но он не знал, как называлось его к ней отношение. Он понял — как она страдала от безответности своего чувства, понял, что они могут быть счастливы и обязательно будут счастливы. Он радовался тому, что может сделать ее счастливой. К ее приезду он готовил грандиозный сюрприз. Он хотел наслаждаться ее обществом, хотел гулять с ней по лесу, хотел, чтобы она научила его играть на гитаре, он хотел обрести то, что потерял много лет назад. Они договорились встретиться. Он хотел купить ей букет ее любимых цветов и наконец-то сказать ей те три слова, которые она хотела услышать.

Он хотел сказать ей: «Я тебя люблю». Он никогда не врал ей, он хотел, чтобы все было честно, правильно и красиво. Он хотел сказать ей, что его развод не за горами и что он хочет быть только с ней и ни с кем больше. Что кроме нее ему никто не нужен. Он был окрылен их будущей встречей. Он слушал музыку, которую она ему присылала. Он видел, как она по нему скучает, он хотел лучше понимать ее. Понимать, чем она живет. Он хотел, чтобы она стала матерью их будущих детей, чтобы прожила с ним остаток жизни. В ожидании этой встречи он буквально летал на облаках любви…

…Когда она уже прилетела обратно, то прислала ему смс, в котором было несколько слов: «Мне только что звонила мама, я не хочу больше тебя видеть, отстань от меня и больше не трогай». Он был потрясен до глубины души. Он не понимал, за что его так уничтожили сейчас, но взял в руки телефон и набрал ее номер. Оказалось — ее родителям подбросили анонимку, в которой написали, что их дочь уже давно встречается с женатым мужчиной, у которого есть маленький ребенок. Что он ради вашей дочери бросит семью, сделает ей ребенка и тоже бросит. Что мама требует от нее объяснений. Она плакала в трубку, он хмурился, злился, кипел, но он знал — что нужно делать.

Он умолял о встрече и поехал к ней. Он звонил ей несколько раз и говорил, что эта встреча им нужна как воздух. Он умолял ее встретиться сначала с ним, а потом хотел поговорить с ее мамой. Он хотел ей сказать все, что приготовил, но она не стала его слушать и в разговоре с родителями от всего отказалась. Он понял, что это — начало конца. Они все-таки встретились, и он впервые подарил ей цветы, прямо спросив ее: что она от него хочет. Она попросила оставить ее в покое. Он не верил ей. Он видел, что она его до сих пор любит, но боится этой ситуации и не знает — как поступить. Они разъехались по домам.

Он корил себя за то, что ничего ей не сказал о своих чувствах, потому как считал, что это — неуместно.

Через сутки он сорвался и наговорил ей столько гадостей, что превзошел сам себя… Он прошелся по ее самым болевым точкам, он наговорил ей таких вещей, что ему самому стало тошно.

Он смертельно обидел человека, которого очень любил и который любил его. Этому поступку нет названия и ему нет прощения.

Она рассказала, что у нее был микроинфаркт после разговора с мамой и что ей нужна операция. Он сказал ей, что она может написать ему только в том случае, когда будет готова к их совместному общему будущему.

Они перестали общаться.

Он не знал, что у нее происходит, где и с кем она, как и чем живет. Он очень скучал и ненавидел себя за тот гадкий поступок. Он хотел помириться, но не мог найти слов начать беседу. Он бесился от тоски и бессилия, он не мог без нее жить. Он понимал, что у него нет шансов, но жил надеждой.

Они абсолютно не общались два месяца.

Он не выдержал и написал ей просто: «Привет». Она ответила, и он воспрянул духом. Впервые за последние полгода у него перестало ныть сердце.

Она была на него очень обижена. Он не сдавался. Они писали друг другу письма. Эти письма были достойны пера Шекспира, сколько в них было боли, радости, любви и ненависти. Он признался, что любит ее, она поверила ему, но не сразу. И хотя это уже не имело для нее никакого значения, он все равно хотел, чтобы она это знала.

Он пытался достучаться до ее маленького человечка, но ее боль и обида надежно ограждала ее от этого стука. Оказалось, что за те два месяца, что они не виделись, ей действительно сделали операцию, которая стоила приличных для нее денег, что у нее была клиническая смерть, и ее спасло только чудо.

Он возненавидел себя за это. Она упрекала его «где ты был со своей любовью, когда я умирала?» У него не нашлось, что сказать в ответ на эти слова.

Он хотел убедить ее в том, что понял, насколько отвратителен, подл и низок был его поступок, что он раскаивается. Он умолял простить его, он хотел быть с ней. Он просил дать ему шанс, хотел искупить свою вину, хотел вылечить ее, желал ей только добра. Он желал ей счастья, считая, что может быть ее счастьем.

Ради нее он был готов абсолютно на все, на любое ее желание и каприз. С ней он готов был уехать на край света, ей стоило только заикнуться об этом.

Он стал другим человеком, ради нее он изменил себя и не хотел больше носить свои маски. Он хотел быть для нее самим собой. Он хотел, чтобы его мечта сбылась.

Но мечта оставалась мечтой, и шансы на ее исполнение становились с каждым днем все мизернее…

Она обещала подумать, сможет ли простить его до конца…

Они договорились встретиться после ее командировки в пятницу, ему было это очень удобно. В тот момент он как раз учился, и у него было больше свободного времени, чем обычно, жене он сказал, что у него будет банкет.

Он приготовил ей сюрприз, приготовил для нее речь, достойную древних  ораторов. Они разговаривали по телефону почти час. Она поделилась с ним своими проблемами, и ему было очень приятно, что он мог дать ей совет. Что он может быть для нее полезным. В конце разговора он сказал ей: «Я тебя люблю», но она уже повесила трубку и не услышала этих слов.

Он сказал ей об этом по интернету. Она удивилась и ответила, что не думала, что услышит эти слова вживую. Он перезвонил и сказал, что любит ее. Дальше было восемнадцать минут боли, теперь она, подстегиваемая своей обидой, выплеснула ему все, что она о нем думает, все – что накипело у нее за это время.

Она сказала ему всю правду без остатка. Сказала, что ей будут делать еще операцию и, что она не примет его помощи.

Прошлась по всех их отношениям, обвинила его во всем — что случилось.

Она была права, ему нечего было ответить. Она сказала: «Ты для меня ассоциируешься только с болью, я никогда тебя не прощу и мы никогда не будем вместе».

Он и сам все знал и никогда себя не простит за то, что он с ней сделал. Он хочет искупить свою вину, хочет ее вылечить. Он хочет, чтобы она снова научилась летать, хочет, чтобы ей снова снились цветные сны.

Он ее очень любит, он постоянно о ней думает, она — смысл его жизни.

Он сидел на занятиях и, не стесняясь, плакал. Ему было больно и обидно.

Ему никогда в жизни не было так плохо. Все его надежды рухнули, вся его будущая жизнь стала миражом. Все его планы полетели к чертовой матери. Жизнь остановилась, в ее завтрашнем дне для него не было места. Он кое-как досидел до конца занятий, поехал домой. По пути он купил себе ящик пива, чтобы немножко успокоиться, приглушить эмоции, привести чувства в порядок и все-таки поспать. Это была первая пятница декабря…

Искендер тяжело встал, потушил сигарету, выпил две таблетки цитрамона, закапал свои заплаканные глаза и пошел спать. Он должен быть сильным. Как обычно он лег на край кровати, посередине лежал ребенок, с другого края спала жена. Он закрыл глаза и уже, засыпая, подумал: «Обязательно напишу ей утром,  пока она отвечает — она немножко со мной, значит — у меня есть надежда, значит — мир еще не рухнул, и я буду бороться. Ожидание это — тоже форма борьбы, главное — не сдаваться…я что-нибудь придумаю».  С этой мыслью он и уснул.

 

2008 год.

Добавить комментарий