Человек, дарящий деревьям вторую жизнь…

Интервью с мастером декоративно-прикладного искусства — интарсии Джабраилом Гулиевым, который создает прекрасные работы из деревьев разных цветов. Во время нашей беседы мастер рассказал, как он начал заниматься интарсией и чем его привлекает этот вид искусства.

 

— Джабраил, когда Вы обнаружили в себе творческие способности?

— Увлекаться искусством я начал довольно рано. Мне всегда нравилось что-то мастерить своими руками. Более пяти лет я посещал кружок изобразительного искусства в Доме пионеров им. Ю. Гагарина. Помимо искусства, мне нравилось играть в футбол. Ставя эти два увлечения на чаши весов, мне было сложно сделать окончательный выбор. Однако, родители, отмечая мои творческие способности, настоятельно порекомендовали выбрать именно живопись, сказав, что в футбол я итак смогу играть на протяжении всей жизни (смеется). Они оказались правы, ведь сделав выбор в пользу искусства и став художником и скульптором, я продолжаю увлекаться футболом, будучи фанатом этой увлекательной игры.

 

— Где Вы получили образование?

— Вначале я поступил в художественное училище им. А. Азимзаде на факультет живописи, после окончания которого, я подал документы в Азербайджанский государственный университет культуры и искусств на факультет скульптуры. Таким образом, я получил образование и как живописец, и как скульптор. Не могу не отметить труд учителей, которые мне преподавали в обоих образовательных учреждениях. Несмотря на то, что у меня не было выдающихся достижений, я плодотворно работал в этих направлениях.

В нашей семье нет художников, но среди родственников со стороны отца были и живописцы и скульпторы. Например, Салим и Рагим Гулиевы. Возможно, творческие способности мне в какой-то степени передались от них. Нас с братом Рагимом можно назвать первооткрывателями этой профессии, так как он тоже окончил художественное училище им. А. Азимзаде. Несмотря на наличие таланта, судьба распорядилась так, что сегодня Рагим работает в совершенно другой сфере, но порой пишет картины – тяга к живописи всегда дает о себе знать.

30-min

— С чего началось Ваше увлечение интарсией?

— Этим видом декоративно-прикладного искусства я уже занимаюсь около 15 лет. Несмотря на то, что мне всегда нравилось работать с деревом, интарсией я занялся совершенно случайно и неожиданно. Какое-то время, живя в Москве, я начал изготавливать небольшие фигурки животных из древесины разного цвета. Однажды, мне в руки попал кусочек дерева с интересной текстурой, на котором я разглядел своеобразный пейзаж, после чего решил воплотить идею в жизнь и сделал свою первую работу небольшого размера. Не зная, что этот вид искусства называется интарсией, я начал создавать небольшие картины. Моими первыми шагами стали, в основном, пейзажи и натюрморты, причем довольно простые.

 

— Однако, спустя время из увлечения интарсия перешла в основной вид Вашей деятельности…

— Совершенно верно. Находясь в творческом процессе, я понял, что хочу заниматься именно этим. Когда у меня стали получаться полотна большего размера, желание возросло вдвойне. Интарсия привлекла меня тем, что здесь у мастера широкие возможности. Интарсия – очень увлекательное занятие. Главное – это правильно использовать свои знания, быть трудолюбивым и терпеливым.

 

— Как Вы осваивали этот оригинальный вид декоративно-прикладного искусства?

— Дело в том, что в каждом искусстве имеются законы и правила, которые необходимо соблюдать. Я получил хорошее образование, как в живописи, так и в скульптуре. Зная, как правильно играть с тенью, выстраивать композицию, работать с масштабом, я начал заниматься интарсией. У меня не было средств, чтобы посещать специальные курсы за границей, так как у нас в стране этот вид искусства не развит. Поэтому, я стал учиться на практике путем экспериментов, чтения профессиональной литературы и общения с маститыми искусствоведами, благодаря чему, я и узнал, что есть вид искусства под названием «интарсия», которая наилучшее свое развитие получила в Италии. Интарсия зародилась на Древнем Востоке, в Египте, и достигла высокого уровня в Древней Греции и в Риме, где орнаменты делались из клена, самшита, дуба, железного дерева, кизила. Несмотря на то, что за моими плечами 15 летний опыт работы и мои картины собирают восхищенные отзывы не только обычных любителей искусства, но и профессионалов, я называю себя учеником, так как возможности интарсии настолько велики, что их можно осваивать всю жизнь.

12-min

— Получается, Вы учились путем проб и ошибок?

— Да! Овладеть азами этого искусства мне помог опыт. Я учился на своих ошибках, которых в будущем старался не повторять. Бывало, что работы спустя время рассыпались, потому что дерево было высушено неправильно или пересушено, некоторые картины трескались, возможно, в результате малого времени нахождения под прессом, или меняли цвета, так как по мере высыхания цвет некоторых деревьев может меняться. Со временем я узнал, что каждое дерево обладает своими особенностями и секретами, не зная которых, ты не сможешь овладеть интарсией. Например, высокую твердость имеют такие породы, как дуб, бук, граб, клен, орех, груша, ясень, береза и др. К мягким породам относятся сосна, ель, пихта, тополь, липа, осина, ольха и прочие. Я также узнал, как меняется цвет древесины по мере высыхания. Знание этих особенностей древесины очень важно! Например, свежая древесина тута имеет желтый оттенок, которая после сушки становится светло кофейным. Поэтому я даю древесине возможность высохнуть, набрать свой цвет, а только потом начинаю ее использовать.

Отмечу, что цвет древесины зависит от климатических условий произрастания. Породы умеренного пояса (сосна, ель, береза, осина) окрашены сравнительно бледно по сравнению с произрастающими в более теплых зонах породами (дуб, орех, акация и др. ). Интенсивность окраски увеличивается с возрастом дерева. Изменение цвета происходит и в результате поражения древесины грибами, а также при длительном хранении или обработке. Не могу не подчеркнуть, что цвет древесины одного и того же дерева тоже может отличаться. У меня имеется около 20-ти видов разных оттенков древесины орехового дерева. Например, есть более темный цвет, более светлый, кофейный, кофейно-молочный и прочие. Даже используя древесину одного вида дерева, можно вывести оттуда много разных оттенков одного цвета. Например, древесина ореха, произрастающего в США, Европе и Азербайджане, всегда будет отличаться, это зависит от климатических особенностей страны произрастания.

 

— Какими средствами Вы стараетесь защитить свои работы от насекомых и внешних факторов воздействия?

Для обеспечения долговечности своих работ, я пользуюсь антисептиком и специальными средствами, защищающими древесину от влаги, возгорания, гниения и насекомых. В своих работах я не использую лак, потому что он меняет естественный цвет дерева и первоначальный эффект исчезает. Вместо лака я использую жидкий воск, который выступает в качестве защитного слоя, сохраняя первоначальный цвет и текстуру древесины.

39-min

— Какие породы дерева Вы используете в своем творчестве, и насколько дорогостоящее это занятие?

— В своей работе я использую древесину более чем 80-ти видов деревьев, многие из них я привез из Москвы. Помимо традиционных видов, таких как грецкий орех, дуб, бук, в ход идет и древесина экзотических деревьев. Сегодня в строительных магазинах, где продают древесину для паркета, также можно достать разные виды деревьев. Интарсия довольно дорогостоящее занятие, ведь многие породы деревьев доставляются не только из разных стран мира, но и материков, например, Африки, и стоят довольно дорого. Однако, природа Азербайджана славится не только своей красотой, но и наличием ценных пород деревьев, многие из которых произрастают только в нашей стране.

Например, в Ленкорани произрастает дерево нил, древесина которого имеет желтоватый цвет. Древесину сарагана из Огуза, отличает золотистый оттенок. Кора этого дерева раньше использовалась для получения естественных красителей. Я также использую древесину разных видов африканских деревьев, которые дают красные, фиолетовые и другие цвета. В моем «древесном арсенале» представлены все виды фруктовых деревьев, древесина которых отличается, хотя на первый взгляд разницу увидеть сложно, но все они уникальны по — своему. Например, древесина вишни более красная, а черешни – более оранжевая. Древесина фейхоа отличается мягким зелено-серым оттенком, а граната – желто-зеленым оттенком. Эти тонкости может заметить только профессионал.

12-min

— На что Вы обращаете внимание при выборе древесины?

— На цвет и текстуру! Со временем я собрал коллекцию деревьев разных пород и цветов, которые использую в творчестве в зависимости от того, что мне хочется создать. В целом, у деревьев не бывает кричащих цветов – все они постельные, мягкие, спокойные, нежные, теплые. Они нуждаются не в окрашивании, а в правильном использовании. Смотря на древесину того или иного дерева, я понимаю, где и как ее можно будет использовать.

 

— С чего начинается создание будущей картины, нам бы хотелось узнать про этапы изготовления работы?

— Первое – это подборка правильно высушенной древесины. Большинство деревьев, с которыми я работаю, отличаются своей прочностью. В связи с этим для придания им нужной формы мне приходится обдавать древесину паром, в результате чего она становится относительно мягче. После этого я как мозаику начинаю собирать композицию, во время которой я использую высококачественный французский клей. Для обеспечения долговечности работы приклеенную древесину я помещаю под горячий пресс. Например, использую специальный утюг. Это позволяет создать работу на века.

 

— Бывали ли случаи, когда Вам не удалось воплотить в жизнь первоначальную задумку?

— Конечно! Некоторые картины я не могу закончить годами, так как задумка не совсем совпадает с получаемым результатом. Идею картины я всегда прокручиваю в голове. Однако, очень часто сам материал подсказывает мне, как можно его использовать. Например, естественные пятна на древесине можно использовать для создания облаков, полей и многого другого, чему я отдаю большее предпочтение. В этом случае картина получается более естественной и неповторимой, ведь на древесине нельзя найти двух одинаковых пятен, также как и отпечатков пальцев у людей, каждое из них – это эксклюзив. Главное – это не нарушить природную гармонию, созданную природой, а постараться перенести ее на деревянный планшет, а это сделать довольно сложно.

Увидеть это, а точнее почувствовать, смотря на древесину, очень и очень важно, помимо трудолюбия и наличия таланта. Например, я смотрю на брусок дерева, не как обычный зритель, а специалист. Для меня даже срубленное дерево представляет собой живое существо, которому я даю вторую жизнь.

 

— Сколько времени уходит на создание одной композиции?

— Меня часто об этом спрашивают. Однако, в этом случае дать однозначный ответ довольно сложно. Бывает, во время работы над большой картиной я создаю маленькую, то есть работаю параллельно. Иногда получаемый результат мне не нравится, я соскабливаю приклеенную древесину и начинаю заново составлять сюжет. Составление композиции, подборка нужных цветов, составление сюжета и прочее занимает много времени.

10-min

— Какие сюжеты у Вас в фаворитах?

— Мне нравится создавать самые разные экспозиции, главное – это разнообразие. Люблю делать пейзажные серии, например, посвященные соленым озерам, горам, Каспийскому морю, Абшерону, «Ичери Шехер», и т. д. У меня есть несколько картин Каспия, покрытого льдом. Многие спрашивают, как я изображаю на картине море без синего и голубого цвета. Однако, море бывает не только синим, но и серым, и черным, и зеленоватым. Конечно, люблю натюрморты с использованием граната, который считается символом Азербайджана. Стараюсь использовать сюжеты, которые видел своими глазами.

 

— А что касается портретов?

— На данном этапе к этому жанру я обращаюсь не так часто, создал лишь свой автопортрет и еще несколько работ. Однако, созданием портретов я практически не занимался, но думаю, в будущем уделю этому жанру намного больше времени.

 

— Насколько интарсия популярна в Азербайджане? Я слышал, что Вас можно назвать единственным мастером, занимающимся этим видом искусства на таком уровне…

— Думаю, да. Мое творчество – это смешение интарсии и с элементами живописи. С этой точки зрения в Азербайджане интарсией практически никто не занимается. Я имею в виду профессиональный уровень овладения этим видом прикладного искусства. Молодежь редко занимается интарсией. Возможно, причина заключается в том, что это кропотливый труд, который выдержит не каждый. С другой стороны – это высокая цена материала, вопрос реализации работ и другие факторы. Преуспеет только тот, кому действительно нравится это искусство. В противном случае ничего не получится.
11-min

— Джабраил, расскажите про выставки, в которых Вам довелось принять участие?

— Я принимал участие в разных выставках, как в Азербайджане, так и за его пределами. Например, симпозиум 2006-го года в Грузии, где участвовали художники и скульпторы из разных стран мира. На симпозиум в Литве я не возил свои работы, а взял диск, где мои картины получили высокую оценку со стороны специалистов и художников из 20-ти стран мира. Мои картины находятся в галереях и частных коллекциях разных стран мира. Например, в Англии, Шотландии, Франции, Америке, России и т. д. Что касается моей персональной выставки, то она состоялась в 2012-ом году в галерее «ArtGarden». Мероприятие прошло довольно успешно, что меня в какой-то степени еще больше вдохновило. После этого обо мне вышли статьи в таких журналах, как «Баку», «Discovery», «Азербайджанские ковры» и т. д. Помимо этого, было снято несколько документальных фильмов, в которых я рассказывал о себе и о своем творчестве.

 

— А Ваши дети занимаются творчеством?

— У меня двое детей – Мурад и Зарифа. Сын не проявлял интереса к искусству, поэтому посвятил себя спорту. В настоящее время он играет в азербайджанском профессиональном футбольном клубе «AZAL» в команде до 19-ти лет. А вот дочка, которая учится в пятом классе, наоборот, думаю, пойдет по моим стопам. Зарифа хорошо рисует и делает фигурки из пластилина. У нее есть талант, способности и желание. Одним словом, тяга к искусству у Зарифы есть, причем это произошло исключительно по собственной воле девочки. Зачастую отцы вмешиваются в увлечения своих детей, но я предоставил им право самим сделать свой выбор и заниматься тем, что им нравится. Думаю, время покажет, станет ли моя дочь художником или нет…

49-min

— Джабраил, не поделитесь с нами планами на будущее?

— Я настолько влюбился в интарсию, что не мыслю своей жизни без нее (улыбается). Наверное, я нашел свое занятие по жизни, любимое дело, которое превратилось в образ жизни. За свою долгую творческую деятельность я смог попробовать себя в разных видах искусства, но только интарсия позволила мне по-настоящему раскрыть свой потенциал и способности. Интарсия – мое призвание. Что касается планов на будущее, то мне бы хотелось вновь провести персональную выставку, что станет своеобразным отчетом перед самим собой, после чего я постараюсь завершить один этап и перейти на другой, а также популяризовать этот вид искусства в Азербайджане. У меня много эскизов, зарисовок, набросков. Главное – это наличие идей, интереса и вдохновения, что подталкивает меня творить и создавать все новые и новые работы. В своей жизни я постоянно сталкивался с трудностями, но я верю, что мой труд не пропадет даром (улыбается). Спасибо близким, друзьям и знакомым, которые всегда были рядом и поддерживали меня, особенно, когда они из года в год видели, какого результата я добиваюсь. Хочу создавать новые работы, открывать новые породы деревьев и создавать красоту.

 

— Джабраил, спасибо Вам большое за интересную беседу. Мы желаем Вам творческих успехов и новых персональных выставок.

— Спасибо!

 

Март, 2016

Интервью : Рустам Гасымов

Добавить комментарий