«Работа всегда была для меня самым важным в жизни»

В его трудовой книжке всего одна-единственная запись о месте работы — азербайджанское телевидение. Несмотря на солидный возраст, он очень активен, полон идей и творческой энергии. Поэтому слово «пенсионер» совершенно ему не подходит. Говоря о своей работе, не может сдержать эмоций, сильно волнуется. И это понятно — верность, с которой он ей служил на протяжении сорока восьми лет (!), достойна уважения. Так же, как и сказанные в беседе откровенные и правдивые слова о сегодняшнем положении в его родном телепространстве. Итак, наш сегодняшний собеседник — Заслуженный деятель искусств Азербайджана, режиссер телевидения Назим Зейналов, разговор с которым состоялся в его очень скромной квартире, где на столе выстроен длинный ряд видеокассет, словно приглашающих нас окунуться в атмосферу прошлых лет…

 

— Назим муаллим, знаю, что в детстве Ваша семья часто переезжала с места на место, в связи с работой родителей, которые были врачами. Не оказывала ли такая частая смена обстановки, школ, друзей негативного воздействия на Вашу жизнь?

— Воздействие было, но только положительное! Мне нравилось постоянно окунаться в незнакомую обстановку, встречаться с новыми людьми, в том числе, учителями; я, как человек общительный, быстро приобретал новых друзей, не прерывая связи со старыми. Даже находил в частой смене местожительства некий момент игры: ведь в каждом районе Азербайджана имеется свой неповторимый диалект. И если поначалу местные ребята посмеивались над моим родным бакинским говором, то за короткое время я, изучив диалект данной местности, лишал их всякого повода для насмешек. И далее, на протяжении жизни, мне нравилась новизна во всем и смена впечатлений.

 

— Сейчас это называется «интегрироваться в среду»…

— Да-да, я прекрасно «интегрировался» (смеется). Это было интересно, как в театре. У меня вообще очень приятные воспоминания о моих детских годах, путешествиях, первое из которых было в три с половиной года в Агдам в связи с началом Великой Отечественной войны. Там был эвакуационный госпиталь, куда направили работать родителей и где мы находились до 1945 года, то есть до окончания войны. Госпиталь был не простой, а для высших чинов командования. Я помню раненых, которые дарили мне гостинцы, подарки; наверное, им было приятно общаться со мной, ребенком, вспоминая свои семьи. Однажды мне подарили немецкий фотоаппарат «Agfa», благодаря которому я, в дальнейшем, стал заядлым фотографом, что оказало влияние на выбор моей будущей профессии.

Каждую неделю в госпитале проводились художественные вечера: играл духовой оркестр, организовывались танцы, просмотры фильмов, концерты, на которые приезжали наши известные певцы, например, Бюльбюль, Сара Кадымова, Хан Шушинский, Джаббар Гарягды и другие мастера азербайджанской сцены.

Школу я заканчивал в Агдаше, и там же узнал, что проводятся съемки фильма «Встреча» режиссера Тофика Тагизаде. Это было настоящим событием для нашего городка и я, конечно же, сделал все возможное, чтобы попасть на съемочную площадку. Мне разрешили наблюдать за процессом и даже воспользовались моим мотоциклом. Я был так вдохновлен, так старался, что меня оформили рабочим, хотя практически работал как ассистент кинооператора и был уверен, что уже определился с выбором профессии. Через два года усердной работы меня, в числе 15 человек от Азербайджана, направили во ВГИК, где я подал документы на операторский факультет. Но сдав два экзамена – по практике фотографирования и городской съемке, все же не смог поступить по причине … молодости, как объяснили мне принимающие экзамен учителя. Вернувшись в Баку, подал документы в Театральный институт, на тогда еще единственный факультет — актер драмы и кино. Покойный Адиль Искендеров, который был среди членов приемной комиссии, увидев меня на экзамене, сказал: «Ааа, Хлестаков!» И взял меня в свою группу. В дальнейшем он готовил меня в течение трех лет к этой роли. У меня были две дипломные работы. Первая – все тот же Хлестаков из гоголевской комедии «Ревизор», которую мы сыграли в в новом здании Аздрамы в апреле 1961 г. И вторая – роль Протея из пьесы Шекспира «Два веронца», сыгранная в ТЮЗе. Правда, роль отрицательная, но главная. Кроме того, еще с первого курса театрального института Адиль Искендеров, тогда директор Аздрамы, зачислил нас в штат, как актеров массовых сцен («массовка»). Так что, было бы вполне ожидаемо, если б я после окончания института пошел работать в театр. Но и здесь случай сыграл свою роль. Дело в том, что еще на съемках фильма «Встреча» я познакомился с нашим талантливым кинорежиссером, Арифом Бабаевым, который позднее стал главным режиссером только появившегося азербайджанского телевидения (и, кстати, первым из работников телевидения был удостоен звания «Заслуженный деятель искусств»). Он и «переманил» меня из театра на телевидение.

_MG_3058

— Вы, можно сказать, стояли у истоков отечественного телевидения. Это, наверное, было очень интересно?

— Еще как! Мы трудились рядом с настоящими мастерами, приобретая необходимый опыт в процессе работы. Сначала как помощники режиссера, затем ассистенты, делая свои самостоятельные передачи. Если проявляли себя в деле, нас переводили в режиссеры. Также, было деление по категориям, вплоть до высшей, к которой могло представить лишь руководство центрального, московского, телевидения.

Меня вначале приняли на должность помощника режиссера в детской редакции и я старался побыстрее освоить технику, пульт управления и даже выдвигал идеи новых программ. Мы готовили интересные познавательные передачи для детей. Благодаря трудолюбию и работоспособности, я довольно быстро продвигался по служебной лестнице: в 1964 г. был переведен на должность ассистента режиссера первой категории, через год стал режиссером, а а должность режиссера высшей категории получил в 1978 г.

У каждого из десяти председателей телеканала, с которыми я работал на протяжении этих лет, был свой период, своя аура, но требования оставались одинаковыми во все времена. Ни одна редакция не вмешивалась в работу другой; каждая четко выполняла свою функцию. На заре нашего телевидения еще не проводилась запись передач – все они транслировались прямо в эфир. Это было очень серьезно и ответственно. И, если режиссер совершал какую-то ошибку в живом эфире («накладку», как у нас говорят), то просто не хотел потом появляться в редакции, в коллективе — так было стыдно. Я, как и мои коллеги, тоже допускал иногда ошибки. А вообще, спросите у любого режиссера моего поколения и он скажет, что если завтра у него передача, то ночью он будет не спать, а думать, как расставить камеры, поставить свет… И утром раньше всех придет в павильон, чтобы проверить работу своей команды. В этом — отношение к своему труду, творчеству, к самому себе.

 

— Расскажите о наиболее популярных Ваших передачах.

— Передач, конечно, было много: музыкальные, спортивные, патриотические. Cреди них особой популярностью пользовались «Танцевальный зал школьника» и «Молодежная эстрада». Первая стала выходить в телеэфир с 1970 г. и благодаря ей в Азербайджане появилось много школ бальных танцев, выросло несколько поколений талантливых танцоров. А передача «Молодежная эстрада» дала путевку в жизнь многим молодым талантам, различным вокально-инструментальным ансамблям. Также у нас выступали победители и участники известного в те времена песенного конкурса «Бакинская осень». Я вообще в основном я работал с молодежью, с теми, кто в дальнейшем стали лидерами нашей поп-эстрады: Айгюн Кязимовой, Зульфией Ханбабаевой, Фаиком Агаевым, Надиром Гафарзаде и другими. Некоторые впервые вышли в телеэфир именно в моих передачах. Среди звезд тех лет была и Севиль Гаджиева, сейчас незаслуженно забытая, а тогда — молодая талантливая певица с красивым, необычным и сильным голосом, лауреат «Бакинской осени-1988», солистка очень популярных в те времена квартета «Гая» и поп группы «Кярван» (Караван). К сожалению, позже она трагически погибла. в Лос-Анджелесе.

Среди музыкальных проектов конца 90-х начала 2000-х годов, успехом у телезрителей пользовались передачи «Bir yerdə olaq», «Gəl, səhərim!», «Sən bir nəğmə», «Ulduzlu gecə», «Musiqi kokteyli», в которых, наряду с уже известными, выступали только начинающие певческую карьеру Ирада Ибрагимова, Тунзаля Агаева, Самира Аллахвердиева и др. Кстати, когда я готовил эти проекты, мне было 65 лет. В целом, все названные передачи пользовались большим успехом у наших телезрителей, особенно, у молодежи и были песенной культурой тех времен.

_MG_3001

— Сейчас очень трепетно относятся к рейтингам передач; а как в Ваше время определяли, какая передача пользуется наибольшим успехом?

— Не знаю, кто ныне определяет рейтинг, а в наше время показателем популярности (или наоборот, неуспеха) той или иной передачи служили многочисленные письма телезрителей. Например, в адрес передач «Танцевальный зал школьника» и «Молодежная эстрада» приходило по пять тысяч писем. И мы прекрасно знали, что передачи должны быть организованы на самом высшем уровне.

Начиная с 1969 г., когда Первым Секретарем ЦК КП республики стал Гейдар Алиев, который, понимая значимость телевидения, уделял ему особое внимание и все знали, что он смотрит телепередачи. Это нас подтягивало, мы не могли, не имели права делать некачественную работу. Кстати, первое телевизионное выступление Гейдара Алиевича после его избрания Первым Секретарем ЦК КП состоялось 8 августа 1969 г. и было поручено мне, что является предметом моей гордости. Это была прямая трансляция заседания партийно-хозяйственного актива республики из клуба Дзержинского. Многие тогда впервые увидели и услышали Гейдара Алиевича, что называется, «живьем». И в дальнейшем, я готовил почти все особо важные правительственные передачи. Уже во времена независимости нашей страны я поднял вопрос празднования даты первого телевыступления Гейдара Алиева, как одной из важных страниц истории азербайджанского телевидения, говорил со многими ответственными лицами, но «воз и ныне там»…

Был еще один ньюанс. Самая главная передача на всем телевизионном пространстве — информационная программа новостей. Поэтому при планировании графика, до информационного выпуска новостей непременно должна была идти самая интересная передача, чтобы привлечь людей к экранам телевизоров и по окончании плавно подвести их к просмотру новостей. К сожалению, сегодня эта важная традиция позабыта. А зря. Не будем забывать, что сейчас существует огромное разнообразие каналов и у зрителей большой выбор, включая, конечно же, Интернет.

 

— Похоже, Вы невысоко оцениваете работу сегодняшнего поколения телевизионщиков?

— Знаете, я очень рано просыпаюсь и первым делом включаю телевизор. У меня есть и KTV, и спутниковое ТВ и компьютер. Но я сначала смотрю родной AzTV, и мне, увы, многое не нравится. К примеру то, что на протяжении последних семи лет по утрам показывают видеозаписи одних и тех же музыкальных программ и я пытаюсь понять, чем же занимаются штатные редакторы и режиссеры AzTV? Причем, происходящее касается не только одной, конкретной, но практически всех передач центрального канала. В результате, зритель устает от однообразия и теряет интерес к каналу. Что же это, если не дилетантизм? Для сравнения, пусть посмотрят срежессированные мною многочасовые новогодние огоньки со множеством музыкальных номеров (если только эти записи сохранились в видеотеке, в чем я сомневаюсь), Там ничего не повторяется и достигали мы этого, зачастую просто грамотно используя одни лишь световые эффекты. А ныне, несмотря на имеющуюся на AzTV богатую технику, ею даже не умеют нормально пользоваться, «вытащить» все заложенные в нее возможности.

Или еще такое наблюдение: в предлагаемых передачах архивные материалы преподносят, как сегодняшние, не анонсируя, не объясняя телезрителю. Думаю, это говорит о равнодушии готовящих передачи редакторов. Беда еще в том, что они не желают учиться, наверное, считают, что им это не нужно. Но ведь профессионалами становятся, лишь постоянно совершенствуя свое мастерство, пополняя знания, набираясь опыта с каждой сделанной работой и, конечно же, делая вывод из совершенных ошибок, как мы в свое время.

За последние десять лет я еще не видел на AzTV ни одной художественной передачи, которая удовлетворила бы мой вкус. Эфир, словно зеркало, показывает непрофессионализм режиссеров, редакторов и журналистов, готовящих материал.

 

— Назим муаллим, скажите, почему в 2007 г. Вы ушли из телевидения?

— К моему большому сожалению, я, проработав столько лет, вынужден был уйти, потому что на тот момент сложилась совершенно нездоровая обстановка, начались интриги, особенно, со стороны одного человека, имени которого не стану называть, учитывая то, что его уже нет в живых. В свое время его называли «могильщиком азербайджанского телевидения», так как именно под его руководством на AzTV был дан старт так называемой «реформе», в процессе которой без зазрения совести были уволены высококвалифицированные творческие кадры. А пришедшие им на смену молодые, как были дилетантами, так, судя по программам канала, ими и остались. Я считаю нынешнее AzTV застывшим, потерявшим вектор творческого развития и растерявшим лучшие традиции телеискусства и режиссуры прошлых лет. И мне больно и обидно, что такое происходит с моим родным каналом.

 

— Наверное, выходом из такого положения могло бы быть приглашение, хотя бы в роли консультантов, таких опытных специалистов, как Вы? Неужели за все это время Вам не предлагали подобное?

— Предложения были, но они по некоторым причинам меня не устраивали. Многие из тех, кто ушел одновременно со мной, чем-то заняты, преподают в университетах, где-то работают. Но моя жизнь, ее смысл были лишь в работе на телевидении. Видите эти видеозаписи моих эфирных телепередач? Их порядка 120-ти и каждая напоминает о моей работе, о людях, стоящих за ними. У меня была идея создания своей авторской передачи, в которой можно было бы использовать имеющийся у меня богатый архивный, в том числе, музыкальный, материал. Уверен, передача понравилась бы зрителям. Но я настаивал на праве выбора материалов, участии в процессе монтажа и анонсировании видеоряда, то есть составления текста к видеозаписям. Кроме того, я хотел иметь возможность выбора ведущего передачи, даже озвучивал подходящие кандидатуры. Но мне не пошли навстречу, не приняли моих условий. Поэтому эта идея так и не реализовалась.

 

— Жаль, так как этот архив не должен пылиться в бездействии. Ведь это не только свидетельство Вашего профессионализма, но и одна из страниц истории азербайджанского телевидения.

— Я тоже так считаю, поэтому и хотел вернуть эти видеозаписи, фактически принадлежащие азербайджанскому телевидению, потому что они — часть его истории; в них сам дух нашего времени. Тем более, что многих из них нет в архиве AzTV. К сожалению, люди, c которыми я общался по данному вопросу, не оценили важности этого предложения и оставили мою просьбу без ответа. И поэтому, я полагаю, что могу считать весь этот материал своей частной собственностью.

 

— Уверена, Вы еще многое могли бы сделать для блага нашего телевидения…

— Да, это так. Моя работа всегда была для меня самым важным в жизни. И эти видеозаписи — все равно, что мои дети; в них и в фотографиях вся моя история и творчество. Я часто их просматриваю, когда мне грустно, одиноко. И получаю удовольствие, возвращаюсь к жизни. Я живу своим прошлым, которое было для меня самым счастливым временем.

 

— Назим муаллим, расскажите о Вашей семье.

— У меня трое детей, уже взрослых, конечно. Одна дочь здесь, она — художественный руководитель детской Филармонии. Другая живет в Германии и имеет свою большую хореографическую группу. Сын, хотя также окончил хореографическое училище, по этой стезе не пошел и сейчас занимается коммерцией в пищевой отрасли, а проживает в той же Германии. Есть внуки, а недавно я стал еще и прадедушкой. Мои дети устроены и живут своей жизнью. Мы постоянно говорим по Скайпу, они приезжают, когда есть возможность.

 

— Можете сравнить Баку прошлых лет и нынешний?

— Наш город стал, конечно, намного красивее, чище. Очень много интересных зданий, объектов. Но тем не менее, я редко выхожу, потому что гуляя по родному городу, чувствую себя чужим, одиноким. Ведь главное в нем — не здания, улицы, парки, а люди. Раньше, когда выходил, повсюду встречал знакомых, все здоровались, общались. Сейчас многое изменилось.

 

— Ваше жизненное кредо?

— Никогда не жаловаться и не просить для себя ничего — это не в моем характере. Я всегда показываю себя живущим в достатке и благодарю Бога за то, что имею.

 

— Назим муаллим, спасибо за содержательную беседу. Все же надеюсь, что Ваши опыт и мастерство еще послужат азербайджанскому телевидению и мы увидем в эфире телеканалов Ваши передачи. А сейчас, что бы Вы хотели пожелать нашим читателям, народу?

— В первую очередь, желаю всем быть здоровыми и заниматься любимым делом — это важно. Ну и конечно же, как человек, посвятивший себя делу развития отечественного телевидения, желаю зрителям качественных телевизионных передач. Чтобы они не только получали удовольствие от просмотра, но и чему-то учились, совершенствуя свой вкус и духовность.

 

Февраль, 2016

Интервью : Нигяр Гусейнова

Добавить комментарий