«ДИСЦИПЛИНА БЬЕТ КЛАСС!»

Нам так не хватает побед в футболе, что мы снова и снова обращаемся к футбольным героям прежних лет. Одним из таких является Мастер спорта СССР Асим Худиев, знаменитый защитник легендарной азербайджанской команды «Нефтчи». 22 декабря 2009 года за развитие и пропаганду Физической культуры и спорта в Азербайджане Указом Президента Азербайджана господина Ильхама Алиева, Асим Худиев был награжден званием «Заслуженный деятель Физической культуры и спорта Азербайджана».

Уйдя из большого спорта, Асим муаллим, будучи координатором футзальных соревнований Азербайджана и делегатом УЕФА, по-прежнему остается на переднем крае мировых футбольных событий.

 

— Как в вашу жизнь пришел футбол?

— Это вопрос часто задают всем, кто активно занимался футболом. Я родился и вырос в Кировском районе Баку, который сейчас называется Бинагадинским, в доме работников «Кировнефти». В этом, довольно густонаселенном месте, было много спортивных площадок. Правда, они были абсолютно непригодными для футбола, так как находились на наклонной плоскости, но такие условия прекрасно накачивают мышцы и закаляют твой дух. Мы гоняли мяч до занятий, а после уроков, сооружив ворота из портфелей, играли в футбол до заката солнца.

 

— Когда же вы делали уроки?

— После футбола, естественно! Домой мы приходили в ужасном состоянии – пионерские галстуки в кармане, побитые ботинки, оторванные подошвы, грязные рубашки, которые из белых после игры превращались в серые и мокрые. Но я полюбил футбол не из-за того, что он давал возможность приятно провести время с друзьями. Мне очень нравился дух соревнования и стремление к победе над соседним двором или параллельным классом.

А в четвертом классе на дверях кабинета завуча школы я увидел объявление – «Ученики 4-5 классов! Кто хочет активно заниматься футболом, завтра в 16.00 состоится отбор в футбольную школу молодежи при БОНО». Нашей радости не было предела — наконец с нами будут заниматься правильным футболом!

На следующий день в школу пришло около ста ребят. Мы собрались на спортивной площадке, нас разделили на четыре команды и объявили, что после игры для спортшколы выберут самых одаренных и перспективных. Естественно, мы старалась изо всех сил, и по окончании этого мини-турнира из ста мальчишек отобрали только пять! Я оказался в числе этих счастливчиков и начал заниматься в футбольной школе, организованной уважаемым азербайджанским футболистом Алекпером Мамедовым. Мальчишеская мечта сбылась, но я не думал о футболе как о будущей профессии. Когда я пошел в первый класс, наша учительница Валентина Александровна Чепурненко, задала нам вопрос – кем мы хотим стать? Ответы были самые разные — летчиком, врачом, военным, а я написал, что хочу быть шофером. Самое интересное, что на выпускном вечере Валентина Александровна отдала нам эти пожелтевшие листочки, где мы писали о своих детских мечтах…

В 1967 году меня определили в подготовительную группу футбольной школы молодежи, и до 74-го года я обучался футбольным азам, осваивал знания и участвовал в различных спортивных мероприятиях. В юности я являлся неоднократным победителем чемпионата города, республики и Всесоюзных соревнований. Но если бы в 16 лет я случайно не попал в команду мастеров «Нефтчи», то мог бы вообще забросить футбол и выдрать другую профессию.

 

— Почему?

— Потому, что в то время все мои помыслы были связаны со школой, ведь я очень хорошо учился, особенно по истории, географии, физкультуре, труду и английскому языку, который я сегодня активно использую в Европейском футбольном союзе. И это все школьная база!

_SAH7717-min.jpg

— Тем самым вы опровергаете мнение о низком интеллектуальном уровне спортсменов!

— Такое мнение и в самом деле существует, что спортсмены только бегают, прыгают и ничего не знают. Но это не так! Множество из них окончили университеты, институты и нашли применение своим знаниям в самых разных сферах.

 

— Как же вы попали в самую знаменитую азербайджанскую команду?

— Случайно! В самом конце обучения в молодежной футбольной школе я неожиданно увидел около метро «Гянджлик» знакомых ребят, которые возвращались с учебно-тренировочных сборов дублирующего состава «Нефтчи». И тут мне в голову пришла мысль – а чем я хуже, ведь я уже выступал за юношескую сборную Азербайджана? Пришел домой, немного подумал и сказал отцу, что завтра пойду к директору школы за рекомендательным письмом.

 

— Неужели в столь юном возрасте вы принимали самостоятельные решения?!

— Конечно же, я обо всем советовался с родителями, но решения всегда принимал сам. А родители, видя мою увлеченность футболом, во всем меня поддерживали.

 

— И не пытались вас отговорить?

— Отговаривать можно в том случае, если сын из-за спорта запускает занятия в школе. А я все успевал! «Тройки» у меня были только по алгебре и геометрии, которые я не любил.

 

— Наверняка не все ребята отличались таким примерным поведением?

— Таких было очень мало. В нашем небольшом многонациональном районе почти все наши родители работали на одном предприятии, а прямо напротив нашего дома жила завуч школы, где мы учились. Семейное воспитание играло огромную роль в нашем становлении, поэтому ребята не позволяли себе пить, курить или хулиганить.

Моя мама была химиком, а папа работал в партийных организациях Кировского района, и был очень занятым человеком. Но они были уверены, что я их не подведу — буду хорошо учиться и вовремя приходить домой. В моей комнате висел режим дня, и я от него никогда не отступал. В 1997 году папе исполнилось 70 лет, и в школе, где в торжественной обстановке отмечали его юбилей, он выступил с речью: «Я горжусь своими детьми, потому что они ни разу меня не подвели, и я могу ходить с высоко поднятой головой». Я бы всем родителям пожелал, чтобы они могли сказать такие слова о своих детях. К сожалению, сегодня мы чаще сталкиваемся с другими примерами, и мне иногда бывает стыдно перед гостями нашего города за поведение некоторых молодых людей…

 

— По какому принципу формировались дворовые футбольные команды?

— Все ребята учились либо в 99-ой, либо в школе №100, и команды складывались из одноклассников. Мы вместе ходили в школу, вместе возвращались, вместе играли в футбол, ловили рыбу, и если дома кому-то давали бутерброды, их честно делили на всех. В футбол не играли только те ребята, кто-то плохо учился в школе, и в этом случае родители брали его за одно место и заставляли учить уроки. Но большинство наших ребят очень хорошо учились — их фотографии висели на Доске почета, они писали доклады, прекрасно рисовали. Хорошее было время, интересное…

 

— К сожалению, современная молодежная среда довольно агрессивна и безжалостна.

— Я всегда говорю, что советская школа была самой лучшей, культурной и доброй. Сейчас все изменилось… В нашем классе было 39 человек, кто-то учился хорошо, кто-то хуже, но мы были равны. Еще раз повторюсь – главную роль в этом играло правильное воспитание, которое мы получали в своих семьях, и это не позволяло большинству ребят проявлять жестокость по отношению к своим сверстникам. Безусловно, не все были идеальными, но в мое время подобная манера поведения осуждалась обществом, семьей и школой.

Я, например, с ранних лет был очень самостоятельным парнем – утюжил свои брюки и пионерский галстук, разогревал еду, стирал, и эти навыки мне очень пригодились в дальнейшей спортивной жизни, особенно когда я стал выезжать на соревнования и подолгу находился вдали от дома. А многие молодые ребята, которых я часто встречаю в городе, на бульваре, в ресторанах, выглядят беспомощно и при этом отличаются развязным поведением. Мне кажется, причина заключается в том, что они рассчитывают не на свои силы, а на поддержку родителей и влиятельных родственников. К сожалению, многие парни предпочитают посещать кафе и клубы, но редко кто из них читает книги, ходит на выставки, в музеи или просто гуляет с друзьями по Ичери шехер, не говоря уже о том, что мало кто из них занимается спортом. Меня не радует нынешний формат и фактура нашей молодежи – средний рост, худенькие, слабенькие. Мне бы очень хотелось, чтобы они, вместо того, чтобы скитаться по барам и соревноваться друг с другом в моде, больше внимания уделяли спортивным занятиям. Тем более что сейчас в Азербайджане существует масса спортивных центров.

_SAH7714-min.jpg

— Насколько изменилась ваша жизнь после того, как вас приняли в «Нефтчи»?

— Став членом такой знаменитой команды, я прекрасно осознавал огромную ответственность перед руководством республики, городом, семьей, друзьями и однокурсниками, потому что к этому времени я уже учился в институте физкультуры. Самое интересное, что мама стала моей самой страстной болельщицей, и очень эмоционально болела за мою команду. Нас, игроков «Нефтчи», знал весь город, и мы были настоящими героями!

 

— А голову не сносило от такой популярности?

— У нас времени не было думать о таких вещах, потому что целыми днями мы тренировались. А выходя в город, мы прекрасно понимали — нас все знают, на нас все будут смотреть и нам надо вести себя соответствующим образом. Несмотря на огромную популярность, никто ребят не страдал «звездной болезнью», потому что мы пришли в большой футбол уже готовыми, нас не надо было воспитывать и направлять. Из глубокого уважения к игрокам основного состава, мы даже не заходили в автобус и не садились обедать! Поэтому, когда вставал вопрос — кого рекомендовать в основной состав, учитывались и оценивались не только спортивные достижения, но и характер, культура и воспитание, потому что все это взаимосвязано, ведь команда — это та же семья. В то время на одно место претендовало три игрока, но отбирали лишь тех, кто лучше всего проявлял себя на тренировке и в жизни. И для того, чтобы тебе дали возможность сыграть за основной состав хотя бы 15 минут, надо было выложиться на все «сто».

 

— Чем отличается футбол вашей молодости от современного?

— За эти годы произошли огромные изменения — изменилась тактика, скорость и даже культура футболистов! Но индивидуальное мастерство сегодняшних игроков, на мой взгляд, немного снизилось по сравнению с тем временем. Если взять азербайджанский футбол в целом, то в этом плане мы отстаем о предыдущих лет. Поэтому болельщики, когда общаются с нами, говорят – почему нет второго Худиева, Рахманова или Джавадова? Это очень актуальный вопрос, на который у меня нет ответа.

Одна из проблем, и об этом я неоднократно говорил, заключается в неправильной селекции на начальном этапе. В мое время из 100 ребят выбирали 5, а сегодня из 20 ребят берут 15. То есть, специалисты, которые занимаются детским и юношеским футболом, должны более взвешенно и тщательно подходить к этому вопросу, потому что футболист на поле — это не только образ клуба, прежде всего это образ Баку и всего Азербайджана. Но когда болельщики видят, что футболист отстает физически, медленно мыслит, слабо участвует в борьбе, возникает законный вопрос — почему его выпустили на поле? И как нам ответить? Потому что его с детства так учили, а его тренер выбрал для него неправильную позицию? В мое время из 11 игроков юношеской команды только 2 попали в команду мастеров, остальные же не соответствовали жестким требованиям «Нефтчи».

 

— Наши болельщики придумали удобную отговорку, которая оправдывает проигрыши азербайджанских футболистов — командная игра противоречит нашему менталитету. Вы с этим согласны?

— Да, потому что у нас очень хорошие показатели в индивидуальных видах спорта, а вот командные, такие как волейбол, гандбол, хоккей на траве и футбол, хромают. Но нельзя забывать о том, что азербайджанский футбол пока еще находится на стадии развития. Если в предыдущие годы говорили, что у нас нет стадионов, полей, тренеров, то есть, было на что ссылаться, то сейчас этого не скажешь. У нас для футбола есть все! Но сегодня проблема заключается не в отсутствии средств. Тысячи родителей приводят в футбольные школы своих детей, потому что видят по ТВ знаменитых футболистов, зарабатывающих миллионы, и мечтают о том же для своих сыновей. Такая позиция рождает массу проблем, родители всячески давят на тренера, вмешиваются в тренировочный процесс, и мне очень жаль, что не все тренеры могут этому противостоять. И, тем не менее, несмотря на трудности, наше правительство и АФФА создали все возможности для того, чтобы азербайджанский футбол занял достойное место в мире.

 

— Какой же выход вы видите для решения проблем с игроками?

— Тренеры наших клубов должны отбирать самых лучших и одаренных игроков, а молодым игрокам необходимо стать более серьезными и ответственными по отношению к футболу, не забывая при этом учебу. Это очень важный момент, потому что существует масса примеров, когда футболисты завершали свою спортивную карьеру, и вынуждены были все начинать с нуля, потому что у них не было образования. А многие вообще исчезали из поля зрения, и мы даже не знаем, как сложилась их судьба…

Во времена моей молодости у нас был железный распорядок дня, который мы никогда не нарушали. Мы собирались на базе «Нефтчи» в 9 утра, и до начала тренировки мы к ней готовились – переодевались, читали газеты «Советский спорт», «Спорт», «Футбол-хоккей», «Бакинский рабочий», «Вышку», чтобы быть в курсе жизни страны и Азербайджана. С 11 до 13 часов мы тренировались, потом душ, обед и «тихий час», а с 17 до 19 часов была вечерняя тренировка. Наш режим был расписан и утвержден, и так продолжалось многие годы. А сегодня тренеры жалуются, что молодые ребята тренируются полтора часа в день, а потом расходятся по домам, ресторанам или ночным клубам. На первом плане у них не тренировки, а развлечения, им гораздо важнее ездить на дорогих машинах и пользоваться привилегиями, нежели побеждать. Эту ситуацию необходимо менять, ведь у нас есть много хороших, перспективных игроков, но им нужно пересмотреть свой образ жизни и отношение к футболу, тогда и будут успехи.

Раньше на базе «Нефтчи» висел огромный лозунг — «Дисциплина бьет класс», то есть, мы, благодаря своей дисциплинированности и монолитности, способны обыграть команду любого класса, поэтому, играя на своем поле, мы могли уложить «на лопатки» киевское «Динамо» или московский «Спартак». Я, например, стремился тренироваться лучше, чем мои товарищи — быстрее бегать, быстрее мыслить, виртуозно владеть футбольной техникой. И тренер, видя мою самоотверженность, включал меня в основной состав. Надо сказать, что в дублирующем составе играло очень много ребят, но выживали только сильнейшие. Поэтому к нам, игрокам основного состава «Нефтчи», до сих пор подходят на улице: «Вы оставили такой глубокий след в Азербайджане, что вас ни с кем не спутаешь». Это очень приятное ощущение, но будет ли так с нынешними молодыми спортсменами? Я им даже иногда говорю в шутку: «В 70-80-е годы в лучшем случае вы играли бы в чемпионате города». «Почему это?» — удивляются они. «А потому, что таких футболистов дальше этого чемпионата тогда не пускали»… Некоторые обижаются, кто-то соглашается, но есть и такие, кто вообще не придает значения моим словам, потому что это для них не очень то и важно…

Но для меня футбол всегда был смыслом жизни, и я не вижу себя ни в какой другой профессии. Нас знают и помнят как игроков лучшей команды Азербайджана. Это и есть самое ценное и важное для футболиста.

 

Фото : Шаин Гусейнов

One comment

Добавить комментарий