ГАРМОНИЯ АРТ-ИСКУССТВА СЕМЬИ РУСТАМОВЫХ

О том, что мысли материальны, человечество знало давно. Просто почему-то не прислушивалось к словам великих мыслителей о том, что «наша жизнь есть то, что мы о ней думаем». Сегодня последователи позитивного мышления советуют многим, сетующим на многочисленные проблемы, изменить угол зрения на собственную жизнь. А мудрые ученые вторят им, подтверждая эти оптимистичные прогнозы сухими научными отчетами о существовании вибраций, действие которых зависит от их «заряженности». В это можно верить или не верить, истина от этого не изменится, поскольку это – закон действия Вселенной, в которой мы все живем.

Наши сегодняшние собеседники являются живым воплощением и подтверждением теории о взаимосвязи отношения к миру, жизни и себе самим с собственным творчеством. Теймур и Махмуд Рустамовы – сыновья известного скульптора Аслана Рустамова, члена Союза художников Азербайджана с 1962 года, автора известных скульптурных работ, среди которых гранитный монумент Сеид Азима Ширвани в Шемахе, памятники Нариману Нариманову в Ульяновске и в Германии. Совместные работы скульпторов Рустамовых – это монумент жертвам Ходжалы, памятник Гейдару Алиеву (на площади «Украина»), памятник композитору Васифу Адигезалову и другие.

Конечно, рассказать в одной статье об этих трех удивительных творческих личностях – невозможно. Кроме того, за художника весьма красноречиво говорят его работы. Но главное, что, безусловно, является основой успеха творчества всей династии Рустамовых – это очень гармоничная атмосфера, о которой нам рассказали Махмуд и Теймур Рустамовы. И их потрясающе оптимистичный взгляд на жизнь. Речь не идет о «восторженности поэтических натур». Оптимизм братьев Рустамовых – отражение их вполне осознанного взгляда на мир, гармонии в душе и – как следствие – полной свободы в творчестве и воплощении своих невероятных идей и фантазий в своих работах. Как отметили братья, этот настрой, это мироощущение для них совершенно естественны с самого рождения. Потому что в их семье всегда царила атмосфера доверия и гармонии. Именно дома, среди родных и близких, они черпают вдохновение и радость жизни, потому что уверены – там их всегда любят и понимают.

Атмосфера тепла царит и в огромной мастерской Рустамовых. Творческий беспорядок в первой – гостевой комнате: скульптуры, фрагменты работ, непонятные железки, детали и даже биде(!), удобный диван (сразу видно, что старый и любимый), стол, «буржуйка» и «дневной» свет – вроде бы странные составляющие для гармонии. Но мы говорим об ауре помещения. Попадая сюда, сразу чувствуешь поразительное спокойствие, тепло и – жажду творить. Причем, совершенно неважно, являешься ты сам творческой натурой или нет – тут ощущаешь себя причастным к миру искусства (как бы пафосно это ни звучало). Здесь царит особая энергетика, которую создают авторы и работы семьи Рустамовых.

В Галерее – атмосфера немного другая, но и здесь нет холодности и какой-то музейной чопорности. Напротив, обилие скульптур, инсталляций, картин – законченных и не совсем, просто поражают воображение. Глаза разбегаются, и хочется впитать в себя эту энергетику, попутно – пытаясь рассмотреть все.

Непосредственно мастерские – это отдельная история. Тут – святая святых, тут рождаются Образы.

По словам Махмуда и Теймура, вопроса о выборе профессии у них не возникало – по той простой причине, что они просто не мыслили себя вне творчества с самого детства.

DSC01573-min

– Вся наша семья – творческая. Первым был дядя Джахангир Рустамов. Потом его примеру последовал наш отец, Аслан Рустамов, а позже – еще один их брат, – рассказывает Махмуд.

– Вашего отца сегодня нет в мастерской. Может быть, вы расскажете о нем немного?

– Об отце мы можем рассказывать как раз много и долго. Но учитывая, что мы в данном случае ограничены пространством журнала, попытаемся кратко. Карьера Аслана Рустамова как скульптора началась в 1958 году, когда он, приехав в Баку на каникулы в период обучения в Строгановском училище, вместе со своими друзьями Альбертом Мустафаевым и Горхмазом Суджаддиновым создал проект фонтана «Бахрам Гур, убивающий дракона». Сегодня этот фонтан – один из символов столицы Азербайджана. Стоит учесть, что скульптура была создана в советское время, когда повсеместно устанавливались в основном скульптуры вождям мирового пролетариата и другие «ура-патриотические» памятники. А тут – герой нашего эпоса. Но благодаря тогдашнему мэру Алишу Лемберанскому «Бахрам Гур» занял достойное место в украшении города.

Несмотря на разницу в возрасте – 7 лет – братья удивительно в унисон рассказывают о впечатлениях детства. Оба ходили работать вместе с отцом, Асланом Рустамовым – в мастерскую, которая в то время находилась в здании Кирхи.

– Вы считаете, что приверженность одной профессии в вашей семье или, вернее, склонность к проявлению таланта – это результат работы генов? Или?..

– Честно говоря, о какой-то генетической предрасположенности к искусству никогда не задумывались. Когда с раннего детства видишь, как каждый день отец творит в мастерской, и сам пробуешь точно так же что-то «лепить» или рисовать, ты просто не мыслишь иного существования для себя, – говорит Махмуд. – Будучи ребенком, я не понимал ровесников, одержимых мечтами стать какими-то «капитанами дальнего плавания», потому что просто не представлял для себя иного пути, нежели стать художником. Правда, серьезно я стал заниматься собственным творчеством примерно с 1992 года, по окончании института.

– Понимаете, для нас, нашей семьи, творчество – это даже не профессия. Это образ жизни. Необходимость, без которой ты просто не мыслишь себя. Но не фанатичная – от этого мы далеки, как, в общем-то, от любого фанатизма. Это – некая необходимость, условие жизни. Как необходимость дышать, скажем, – продолжают братья.

Правда, как сказал старший из братьев – Теймур, в детстве он сначала мечтал стать археологом, а потом – следователем. Но масса прочитанной литературы эту жажду несколько ослабила, а творчество явилось для него как раз той самой «терра инкогнито», тайну которой открывать интересно ежедневно. Неслучайно в его работах много недосказанного, заставляющего каждого зрителя задуматься, увидеть скульптуру своими глазами, пропустить через себя.

Работы Теймура Рустамова – оригинальные скульптуры из дерева, гипса, металла; странные и необычные инсталляции и мобили – это целый мир. Мир, в котором хочется думать, потому что интересно понять. Мир, в котором нереальное становится реальным. По крайней мере, в это очень хочется верить, особенно, когда речь идет о ставшей популярной после прошедшей в декабре 2010 года первой персональной выставки Теймура Рустамова, работе под красноречивым названием «Древо желаний». Это такая интерактивная инсталляция, позволившая каждому зрителю хотя бы на секунду поверить в чудо. А ведь известно: чудеса там, где в них верят.

sum-min

Совсем другие работы Махмуда. Они поражают буйством фантазии автора и больше напоминают оживших сказочных или даже мифологических существ. Думается, что если бы известный математик, написавший бестселлер «Алиса в стране чудес», сначала увидел работы Махмуда Рустамова, его книга была бы еще сюрреалистичнее. Невиданные существа с телом вроде бы женщины, а вроде бы и мужчины или даже животного, с крыльями, рогами и неожиданно – кинжалами, переплетенными самым причудливым образом и с какими-то совершенно фантастическими крыльями – это образы. Это понимаешь, когда всматриваешься в работу и вдруг улавливаешь основную мысль автора. Вдруг осознаешь, что перед тобой не чудище, ожившее и внезапно застывшее, а, скажем, «Орудия для убийства зла». Или «Всепоглощающая страсть». Или «Жертвоприношение путем самоуничтожения» – совершенно удивительная работа, которая, несмотря на вроде бы устрашающий вид, на самом деле позитивна по сути. Она заставляет задуматься о том, как можно изменить собственную жизнь, лишь изменив взгляд на нее.

При всей глубине работ наших собеседников, от них веет еще и здоровым чувством юмора. К примеру, «Икар-оптимист» Махмуда Рустамова – это просто памятник некому симбиозу птицы Феникс и реактивного самолета, который, несмотря на падение, все же «зарядил» свои крылья и вновь готов парить. Или – работы Теймура «Маленькая девочка» и антинаркотическая «Человек-Таблетка».

Однако продолжим нашу беседу. Братья окончили, как и полагается, художественное училище им. Азим-заде. Махмуд окончил Азербайджанский Государственный Университет Культуры и Искусств, а Теймур – Тбилисскую художественную академию, поскольку факультета живописи и скульптуры в бакинском институте искусств в то время не было.

– Я сначала поступил на факультет «Дерево и металл», где преподавали основы ювелирного искусства, чеканки и работы по дереву. Но через год перевелся на другой факультет. И считаю первый год потерянным, – рассказывает Теймур.

– Но ведь сегодня Вы работаете с деревом и металлом!

– Мне больше помогли навыки сварки, полученные в армии, – смеется Теймур, – а вообще, безусловно, все имеет какое-то значение.

IMG_5782-min

– Теймур, а почему Вам так интересны «мобили»? Это – отголоски Ваших детских мечтаний?

– Может быть и так. Меня всегда занимала идея вечного двигателя, которого, согласно тому, чему нас учили в школе, в природе не существует. Однако это не так.

– Вы хотите опровергнуть эту теорию своими работами?

– Нет. Я не физик. Но попытаться дать некую надежду на то, что что-то вечное существует, можно. Этим скульптурам можно придать движение с помощью любой энергии – тепловой или электрической, не суть. Главное, что они интересны. И еще это успокаивает. В них есть идея равновесия.

К слову, братья позиционируют себя как представителей арт-искусства, потому что с одинаковым увлечением занимаются и живописью, и графикой, и скульптурой, и видео-артом, и декором, и даже архитектурными проектами.

– Что для вас сложнее – работать на заказ или по велению души?

– На заказ сложнее лишь по одной причине: сложно творить, когда тебя ограничивают во времени. Не потому, что мы ждем какого-то вдохновения, а потому, что это ставит рамки, которые сами по себе «давят».

Что касается веления души – бывает по-разному. Иногда «картинка» с готовой работой появляется в воображении. И тогда работаешь сутками, не замечая течения времени. А бывает, что на одну работу уходит месяц.

The lady in a bonnet_(Bronze & granite)-min

– Да, но заказы, к примеру, приносят еще и гонорар. А как вы вообще относитесь к формуле «художник – деньги»? Считаете ли вы, как некоторые ваши коллеги, что художник должен быть обязательно беден и голоден?

– Ни в коем случае. Хотя приверженцы такой философии есть, но это их мнение. Мы считаем, что художник должен быть богатым. Хотя бы потому, что сегодня сами материалы для работы стоят достаточно недешево.

– Я думаю, – говорит Теймур, – что искусство, должно как минимум привлекать, нравиться зрителю. Пусть не каждый сможет понять глубинный смысл, вложенный автором в ту или иную работу. Но привлечь его она должна.

А вообще отношение к деньгам у нас достаточно спокойное – мы росли, не испытывая нужды ни в чем, и привыкли к этому с детства. Но мы не являем собой вариант «сытый голодного не разумеет», совсем наоборот. У нас тоже были довольно сложные времена, особенно в 90-е годы. Но это нисколько не изменило отношения ни к деньгам, ни к миру вообще.

– Задавать вам банальный вопрос о творческих планах, думаю, нелепо.

– Мы как-то не строим планов, работаем над тем, что интересно.

– А мы желаем вам дальнейших успехов и процветания во всех смыслах этого слова!

Wife of a shah_(Bronze)-min

W3-min

Transform 3-min

Transform 1-min

IMG_7375-min

IMG_7047-min

IMG_6047-min

IMG_6035-min

IMG_6010-min

IMG_5987-min

IMG_5818-min

IMG_5797-min

IMG_5775-min

IMG_5747-min

I TRUST (Reflections) (Ассоциации)-min

Horses in a gallop-minDSC03613_resize-min

2 comments

Добавить комментарий