Мастер клинка

Про грозное оружие – кинжал или шашку – слышали даже те, кто не знаком с с северным или южным Кавказом. Дошедшие до нас лучшие их образцы приравнены к высочайшим ценностям материальной культуры.

Древние традиции изготовления холодного оружия не утеряны и сегодня. Их верные хранители – современные мастера, совершенными творениями которых восхищаются во всем мире, демонстрируют на выставках и в экспозициях художественных музеев. Много поклонников кинжалa и у нас в Азербайджане. Мы попросили знаменитого мастера раскрыть тайны рождения этого легендарного символа Кавказa и рассказать о перспективах и трудностях с которыми сталкивается специалист этого уникального мужского мастерства.

Кинжал – это совершенство формы, квинтэссенция кавказского представления о красоте. Он оттачивалась веками, и поэтому является важной частью нашей культуры. Неудивительно, что к кинжалy сегодня относятся с не меньшим почтением, чем в древности, хотя теперь это уже не оружие для боя, а произведение искусства. Люди у которых есть культурное и историческое прошлое его заказывают, когда отмечают какое-то важное событие, например, рождение наследника, основание компании. Для многих кинжал и сабля – это оберег, защищающий хозяина и его дом от злых сил. Среди моих заказчиков были разные люди, знаменитые спортсмены, бизнесмены, из иностранцев –бывших пресс секретарь президента Российской Федерации Ельцина, С. Ястремский, представители Черкесских общин Иордании, Турции и Израиля, музей региона Шамаха. Кинжал ручной работы в который вкладывается душа мастера, который подписан его создателем и проставлен клеймом может дорого стоить и будет только подниматься в цене.

Mam1.jpg

Я скажу сразу, что это не моя основная специальность, а хобби: я учился в Германии на берегового инженера, являюсь доктором наук. Уже достаточно долгое время проживаю в Канаде в городе Калгари в провинции Альберта. Родом из известной семьи в Азербайджане, в которой были такие люди как народный артист Азербайджана Гаджи Маммадов, кандидат наук Надир Маммадов, незабываемый всеми нами патриот Азербайджана Вали Маммадов, Мидхат Абассов и другие. В совершенстве владею 5 языками.

С малых лет проявлял интерес к оружейному делу как и любой нормальный мужчина. Меня завораживали орнаменты на изделиях в музеях истории, я часто просил меня туда возить в детстве. Много читал литературу в библиотеках, изучал различные материалы в соседних республиках. С каждым разом возникало все больше вопросов, которые мал кто мог в Азербайджане мне разъяснить. Была дилемма, то ли плюнуть на все это, то ли углубиться и попытаться воссоздать.

DSCN2490

Азербайджан богат различными этнокультурными пластами, народами которые обогащают нашу республику своей многоликой культурой. Я с интересом изучал обычай и орнаменты разных регионов, их традиции. Говорил с аксакалами, они старались мне рассказать что знали. Кое какая информация конечно же пригодилась для дальнейших исследований и работы.

У нас есть нужда создать специальную организацию в Азербайджане. Это, во-первых, объединения самих мастеров – кузнецов, шлифовальщиков, ювелиров. Я лично являюсь членом Канадской Ассоциации Художников Оружейников, возглавляю ассоциацию кузнецов моего города Калгари. Мы периодически собираемся, чтобы обсудить какие-то профессиональные проблемы. В идеале хотелось бы иметь Общество охраны искусства оружия при Министерстве Культуры Азербайджана с экспертами в этой области. Поверьте мне я лично могу перечислить по пальцами всего нескольких людей работающих в музеях которые могут назваться специалистами/экспертами этого искусства в Азербайджане. К сожалению, мало кто разбирается. Эти люди могли бы строго следить за следованием канонам и соблюдением древней технологии изготовления клинка. Они же должны выдавать лицензию оружейникам: число мастеров, как и число образцов оружия, которое они могут изготавливать ежегодно, строго ограничено. Это делается для того, чтобы держать уровень качества. Эксперты определяют также ценность каждого конкретного меча и выдают паспорт человеку, который его приобрел. Там указано, каким временем датируется каждая шашка или кинжал, школа и имя мастера.

20140419_141715

Это был бы очень интересный и полезный проект для развития молодежи в правильном направлении.

Процесс изготовления кинжала, несомненно, является сакральным ритуалом – он требует от мастера, помимо большого опыта и мастерства, особого настроя, чистоты помыслов в момент, когда свершается чудо рождения клинка. В древности мастер, готовясь к его созданию, обязательно прибегал к специальному обряду очищения души и тела, после чего обращался с молитвами к Аллаху перед домашним алтарем. Затем он совершал ритуальное омовение, облачался в белоснежные одежды, надевал шапочку, чтобы ни один волос не упал с головы – на рабочем месте должна была соблюдаться идеальная чистота.

Что касается лично меня, то я строго следую традициям оружейников. Мне нужен особый настрой – иначе клинок не зарядится положительной энергией. Злой же или равнодушный клинок ничего, кроме бед, не принесет своему хозяину. Я в этом абсолютно убежден. Следую я и древним суевериям, согласно одному из которых женщина никогда не должна переступать порога кузницы.

Стать мастером очень непросто. Для начала необходимо не меньше пяти лет работать подмастерьем у известного оружейника. Затем надо изготовить клинок самостоятельно и представить для оценки комиссии экспертов. Если молодой человек выдержит сложный многоступенчатый экзамен, то он становится мастером с правом ставить свое клеймо на изделии. При этом, если вы стали кузнецом, это не значит, что вам не надо знать техники шлифовки и отделки клинка. С XV века кинжал не просто оружие, а произведение искусства, и с этого времени в оружейном деле появилось разделение труда. Шлифовкой, которая ведется два-три месяца, занимается другой мастер, затем следующий делает рукоять меча, третий – ножны.

У нас считается, что чем суровее условия обучения – тем лучше. Когда я начинал, я был подмастерьем больше восьми лет. После, продолжал постигать секреты мастерства уже у другого мастера и работал над своим подходом, много общался с разными специалистами.

20140419_105607.jpg

Оружейное дело и сегодня профессия семейная. Я надеюсь обучить этому искусству своих детей. Но я, как и другие ремесленники, могу как исключение взять учеников со стороны.

Сейчас я вижу очень большие перспективы в Сафтаре Ахмедове, у него изысканный вкус и талант от Аллаха на работу с металлом. Принцип отбора учеников у меня прост: пришедшему ко мне юноше я объясняю, что оружейное дело не такое прибыльное, как может показаться со стороны, и путь к тому, чтобы стать самостоятельным и признанным мастером, долог и тернист. И если молодого человека это не отпугивает, я беру его в подмастерье. Точно также со мной поступил мой наставник по художественной обработке металла и дерева Александр Воловик.

20140419_130638

Я видел, как работают оружейники в других странах: там основное внимание уделяется оформлению. Для настоящих же ценителей главное – клинок. Существует целая эстетика клинка, отношения к нему, ритуала любования им – переливами света на поверхности, прихотливой линией границы обжига между телом клинка и лезвием.

Отличается ли традиционная технология изготовления кавказских клинков от европейской?

Да, несомненно. Сырье для будущих клинков используется только местное – из железистых речных песков, поэтому традиционно оружейные центры в Азербайджане всегда располагались неподалеку от речной воды. Требуется огромное количество породы, потому что она скудна на содержание железа. Ее неоднократно промывают в течение многих дней, обжигают с древесным углем при температуре 1630 градусов. Процесс ковки тоже долгий и неравномерный, поскольку клинок в разных участках обязан обладать разными свойствами. Лезвие, например, должно быть тверже, чем основное тело клинка. Все это требует от мастера большого опыта и чутья.

kinjal2

На ковку одного клинка у меня уходит около месяца. Закалка, наоборот, длится недолго, но если она прошла неудачно, что мастер определяет по некоторым признакам, то изделие уничтожается. Бывает, я разбиваю до тридцати клинков, пока не достигну желаемого результата. Но зато удавшийся экземпляр настолько уникален, что по нему можно определить не только школу, но даже руку мастера.

Сталь варят при дневном свете, ночью же осуществляют закалку металла, чтобы контролировать правильную температуру – 800 градусов. Она определяется по цвету огня, который должен быть ярко-оранжевым. Отследить это можно, только если нет посторонних источников света.

После Кавказской войны в 19 веке по всему региону запретили изготовлять холодное и кремневое оружие, и многие мастера перестали ковать мечи, переключившись на кухонные ножи.

Кое как пыталист сохранить ремесло в великом селении Лагич, но с переменным успехом, хотя это были трудные времена для нашей страны.

Oружейное искусство, – это бесценное достояние нашего народа. Тогда, будучи еще ребенком, я и решил, что продолжу традицию, невзирая ни на какие преходящие обстоятельства.

IMG_6865

К сожалению, мы сейчас живем в сложное время. Ценности меняются, теряются многие моменты культуры и традиций. Существующее законодательство не поддерживает развитие таких древних специальностей как эта, несмотря на то, что кинжал является частью национального костюма. Возникает очень нехорошая тенденция, благодаря которой это искусство почти вымирает. То есть многие талантливые люди не могут продолжать это дело по непонятной причине. Хотелось бы, чтобы была организована небольшая артель или гильдия художников по металлу этого направления, которые могли бы возрождать это искусство, восстанавливать традиции и продавать свою продукцию в Ичери Шехер. Это часть нашей культуры, которая несомненно украсит наш старинный город. Хотелось бы, чтобы Мэрия, Министерство Культуры и руководство в целом обратило внимание на этот вопрос.

 

Эмин Мамедов

Январь, 2016

Добавить комментарий