ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС

«Все гениальное – просто». Это – первая фраза, которая пришла на ум после знакомства с Орханом Аслановым. Он прост, как все гениальное. Он с первых минут общения подкупает своей открытостью и поразительной энергетикой любви к жизни. Он с юмором рассказывает о своем «творческом пути» и при этом становится серьезным, когда речь заходит о его работах. В сразу же ощущается главное – искренность. И не имеет значения, речь идет о портрете его обожаемой собаки или о снимке сочного яблока, свадебного фоторепортажа или «фешн» фото для бутиков, фотосессии известного лица или серии детских фото. В каждом кадре – часть настроения, эмоций, чувств – ярких и разных – самого автора. Прав был классик Возрождения Да Винчи: «Люди делятся на три категории: на тех, кто видит; кто видит, когда им показывают, и тех, кто не видит”. Орхан не только видит, он еще и может показать другим то, КАК он видит. И здесь восхищает уже не только мастерство автора, но и его мироощущение. Умение любить жизнь, проживая каждую минуту по максимуму – это и есть то простое и гениальное одновременно, что доступно всем, но дается не каждому.

 

— Орхан, у Вас относительно мало интервью. В чем причина? Вы не любите журналистов?

— Я не люблю банальностей – не важно, в сфере журналистики или в фотографии. Вообще — по жизни. Просто не вижу смысла особенно много говорить, потому что моя профессия несколько иного характера. А к журналистам отношусь совершенно нормально.

 

— Кстати, о банальности: в одном из немногочисленных рассказов о Вас в прессе именно этим слово был охарактеризован Ваш приход к профессии. Дословно:«…в фотографию он пришел «банально». Это как?

— Это именно так. То есть, красивой истории о внезапно посетившем меня озарении – ах, я должен стать фотографом! – не было, а выдумывать ее я считаю глупым.

Мне было 16 лет, когда отец как-то раз задел мое самолюбие заявлением о том, что я ничего не делаю. И протянул мне фотоаппарат, который был у нас дома со словами: «Хотя бы это попробуй». Я – человек достаточно самокритичный, поэтому понимал, что доля истины в словах отца, безусловно, была. Кроме того, я с раннего детства привык добиваться всего сам. И мне на самом деле было уже пора как-то определяться в жизни.

Но фотографировать я начал просто из любопытства, а вовсе не потому, что, движимый какими-то высокими материями, решил «искать свой путь». Я далеко от высокопарных слов и считаю, что жизнь на самом деле проще, чем многим кажется. Просто надо использовать выпадающие шансы и не сидеть на месте, тогда все получается легко и просто.

Так я отснял первую пленку, в которой на мой взгляд удачным оказался лишь один – последний – кадр. Что называется: мне самому понравилось, а это для меня очень важно. И именно это заставило меня купить вторую пленку.

_MG_0299_1-min.jpg

— То есть, для Вас определяющим фактором в работе является именно Ваше мнение?

— Не совсем так. Важно, чтобы я сам оценил свою работу на пять с плюсом. В этом плане я перфекционист. Но при этом я не люблю, когда кто-то диктует мне, как и что делать. Я сам достаточно самокритичен и убежден, что профессионал – это тот, кто постоянно растет сам над собой.

 

— Кого Вы считаете таким профессионалом? Есть у Вас такой кумир?

— Кумиров у меня нет, есть люди, мастерством которых я могу восхищаться и пытаться у них этому научиться. Скажем, когда я смотрю на работы европейских фотографов, я стараюсь понять, как им удается добиться того или иного эффекта. Но истинных мастеров с большой буквы – мало. Согласитесь, что те, кого мы считали великими фотографами лет 10-15 назад, сегодня мало кому известны.

 

— Может, потому что на их работы нет спроса?

— Спрос тут ни при чем. На работы Ван Гога тоже не было спроса. Но его талант не зависел от спроса, он вообще об этом не думал. Он писал потому, что не мог не писать.

Когда я только начинал работать, отношение к фотографии в нашей стране тоже было другое. И то, что сегодня многое изменилось – заслуга моя и нескольких моих коллег, говорю это без ложной скромности. Потому что это так. Мы поменяли отношение общества как к самой фотографии, так и к оценке труда фотографов.

Но сегодня как никогда тем, кто считает, что нашел себя в этой профессии, что это – его призвание, необходимо постоянно учиться. Просто потому, что технологии развиваются бешеными темпами, как и требования в искусстве фотографии. И чтобы стать одним из первых в наше время надо постоянно работать над своим уровнем, учиться на собственном опыте или на опыте других.

Однако даже это — второе условие успеха. Первое — это получение удовольствия от этой работы, процесса. Главное делать это от души и для души. Потому что тебе это, что называется, в кайф. Потому что ты другой профессии, другого образа жизни для себя не представляешь.

И, конечно же, нужны теоретические знания. К сожалению, у нас большинство фотографов – самоучки, потому что ни факультета в институтах искусств, ни даже какой-то частной школы, где бы обучали хотя бы азам фотографии, у нас в стране нет.

_MG_2772-min.jpg

— И что делать?

— Решать эту проблему. В будущем у меня есть намерение открыть школу фотографии. И это тот случай, когда мои желания совпадают со спросом, потому что желающих учиться очень много. Но прежде, чем учить других, я считаю необходимым быть подкованным не только практически, но и теоретически.

 

— Орхан, Вы работаете сразу в нескольких жанрах: это и фешн-фотография, и то, что у нас называют «гламурное фото», и свадебные репортажи, и натюрморты, и детские портреты..

— Я понимаю, к чему Вы клоните: мол, не проще ли найти одно направление и идти по нему? Но все дело в том, что я именно нашел. Все, что я делаю сегодня, мне одинаково интересно.

Не понимаю людей, которые сетуют на недостаток времени и с тоской во взоре рассуждают о том, что ради денег они занимаются скучной съемкой, но вот для души по выходным снимают закаты. Для меня такой подход неприемлем.

Просто в разные периоды жизни у меня разные интересы, и это нормально. К примеру, одно время я активно снимал различные «party» — мне это нравилось, потому что я сам человек достаточно общительный, любитель тусовок, и я делал это зачастую совершенно безвозмездно, просто для себя. А потом мне это надоело, и сегодня ни за какие деньги я не пойду на съемки на какую-то вечеринку.

Что касается разноплановости при таком раскладе – дело в том, что у нас, как я уже сказал, очень мало настоящих профессионалов. Я не хочу сказать, что я такой единственный профи. Но поскольку мои работы нравятся и пользуются спросом, значит, я чего-то стою. А поскольку узкой специализации в нашей стране нет, люди, один раз обратившиеся ко мне для съемки свадьбы, завтра просят сделать фотосессию их ребенка. Я делаю, и если мне нравится процесс и результат, я продолжаю этим заниматься.

IMG_35807-min.jpg

— Кстати, Ваши работы из «детской серии» действительно потрясающие. Как работается с детьми?

— Невероятно интересно. Детей невозможно заставить сделать то, что им не хочется, и поэтому тут надо «ловить момент», хотя определенная режиссура в такой съемке тоже есть. Я не только готовлю «декорации» и придумываю сюжет, я «примеряю» его сначала на себя. Будет ли малышу удобно, не холодно ли и так далее. Но главную роль по собственному сценарию всегда играет сам ребенок.

 

— А что Вам самому больше интересно: постановочная фотография или же – спонтанные снимки, когда «ловишь кадр»?

— Это зависит от задачи, которая стоит. Если речь идет о «фешн-фото», тут необходима подготовка, продуманность до мелочей, потому что важно все: от того, какая стрижка у модели и какого цвета у нее глаза до ее обуви и количества аксессуаров. Про выбор места съемки я уже не говорю. Порой ты две недели обдумываешь целый сценарий ради одного кадра. Но тем это и интереснее.

Если же речь идет о портрете, фотосессии какого-то конкретного человека, часто время играет против тебя и ты придумываешь все, что называется, по ходу пьесы. Скажем, когда я делал фотосессию Влада Лисовца, я был совершенно не подготовлен к ней – мне просто позвонили и сказали, что надо срочно сделать снимки. У меня не было настроения, я хотел спать, но поехал, и уже в процессе работы пришло вдохновение. Получилось достаточно классно.

 

— Вдохновение в таких случаях зависит от контакта с моделью?

— Оно зависит от этого контакта во всех случаях. Мне важно почувствовать человека, увидеть его, возможно, таким, каким он сам себя не видит. И вот когда это ощущение приходит, когда я сам уже «вижу» еще не снятые кадры, я забываю не только про свою усталость или настроение, но способен «расшевелить» кого угодно.

 

— Бывало так, что Ваши работы заставляли менять человека мнение о себе? Например, повышали его самооценку.

— Довольно часто. В свое время у меня сделал фотосессию молодой человек, который потом, взглянув на себя моими глазами, так поверил в себя, что отправил эти фотографии на кастинг и снялся в главной роли в кино.

 

— Интересно… если «способность видеть»- это, скорее, от рождения, то способность воздействовать на других людей – это уже из области психологии. Вы этому научились, став фотографом, или у Вас давно этот дар?

— Я не думаю, что это дар, это, скорее, часть моей работы. Но Вы правы – многому я учусь в процессе. Если общительным я был всегда, то искусству общения с людьми на их языке, умению правильно общаться, я научился именно в работе. Скажем, я понял, что можно каким-то неосторожным словом, которому я лично не придаю никакого значения, не просто обидеть человека, а чуть ли не заставить его потерять веру в себя. И наоборот. Так вот, лучше наоборот.

 

— Вы можете сказать, что уже нашли себя?

— Я нашел себя в профессии. Но я пока на пути к тому, чтобы понять свое место в ней. Скажем, я начинал совершенно с иного направления, которое между тем и сделало меня известным. Огромную роль в этом сыграла Лейла Ахундзаде, безвременно ушедшая из жизни. Это был стиль комп-арт, тогда безумно интересный мне. Порой даже я смотрю на эти работы, и поражаюсь, потому что сегодня я повторить это уже не смогу. Но это и не нужно, это — уже пройденный путь. Сегодня меня увлекает другое – это «фешн-фотография» и «ню».

_MG_5848-min

— И Вас не останавливает то, что с восприятием последнего в Азербайджане проблемы?

— Нисколько. Я нахожу моделей за пределами нашей страны. А что касается восприятия – я уверен, что это дело времени. Люди поймут, что фото «ню» — это такое же искусство, как полотна великих художников в Лувре, что это никакая ни пошлость и даже не эротика.

 

— Орхан, кем Вы себя видите, к примеру, лет через пять?

— Я не живу вперед на пять лет, придерживаясь философии: живи сегодня. Да, у меня есть планы, которые я озвучил. Но человек предполагает, а Бог располагает, поэтому гораздо важнее сегодня, сейчас, в эту минуту жить по максимуму. Всегда так жил, и считаю, что это – единственно верный путь. Жизнь проста и легка, как я уже говорил. Люди сами ее усложняют или же – делают ее лучше, интереснее, ярче. Я предпочитаю второе.

 

— Спасибо за беседу и удачи сегодня. А значит, всегда.

8099-min

_MG_2898-min

IMG_9406-min

_MG_0789 ready-min

A0001672-min

A0001801-min

Добавить комментарий