ПОКА МЫ ПОМНИМ – МЫ ЖИВЕМ!!!

Композиторы, как правило, долго остаются «за кадром», но именно они создают произведения, которые приносят исполнителям безграничную славу и любовь народа. И как знать, стали бы они звездами, если бы не талант таких выдающихся музыкантов, как наш собеседник, композитор Эльчин Иманов. Созданные им песни о Баку любимы не только бакинцами, их поют по всему миру, прославляя и воспевая самый прекрасный город на земле…

 

— В юности нам кажется, что наши родители всегда будут молодыми, а друзья пройдут с нами весь жизненный путь. Но в один прекрасный момент все вокруг начинает меняться — дома и улицы родного города постепенно исчезают, уезжают друзья, уходят из жизни родители. И ты вдруг понимаешь – боже мой, как же я люблю этот город, которого уже нет… Вы переживали нечто подобное?

— Моя первая песня «Джан, Баку, дом родной», которую я написал в 1994 году, была написана под впечатлением моей юности, когда мы заканчивали школу, встречали рассвет на бульваре, и я сидел на скамейке со своей first love, сладостно мечтая о поцелуях… У меня как-то получается извлекать из своего сердца нужные чувства в нужный момент, и использовать эти воспоминания для работы.

Но мое творчество не замыкается только на песнях о Баку! Я написал много произведений классической музыки, но так получилось, что и в Азербайджане, и за его пределами песни о Баку на русском языке наиболее востребованы, а в Израиле я даже более популярен, чем в родной стране. И это понятно – для людей, оторванных от родины, лишенных возможности пройтись по любимой улице, заглянуть в гости к другу детства, любое напоминание о жизни, в которую они уже никогда не смогут вернуться, очень важно.

 

— А для вас дороги воспоминания?

— Я никогда не ностальгирую со слезами на глазах – драматургия песни для меня всего лишь драматургия песни, к тому же, я обладаю талантом предвосхищать, предвидеть темы, которые будут приняты публикой. Возможно, этому способствуют два моих образования — музыкальное и театральное. Ведь что такое песня? Сплав музыки и поэзии. Хотя, если быть честным, чаще мне приходится иметь дело с текстами, а не с поэзией… Поэтому мне так нравится работать с большими произведениями, наполненными драматургией и законченной поэтической мыслью, именно это и рождает творческий простор для композитора. Но для того, чтобы соединить столь разные начала звука и слова, необходимо образование, мастерство и, естественно, талант.

 

— Это естественно для вас, но многие молодые люди считают, что образование им совершенно не нужно. Главное – придумать мелодию, они даже аранжировку не могут сделать сами!

— Очень часто я слышу упреки и со стороны наших известных композиторов, и со стороны молодых ребят, которые недавно появились в этой сфере, но почти сразу же стали очень популярными. Вторым не хватает регалий первых, а первым — признания, любви народа и, возможно, задора молодости.

Гениальный Моцарт сказал, что талант — это способность делать то, чему тебя никто не учил. Давайте вспомним бардов и композиторов советской эпохи — Окуджаву, Визбора, Галича, Кима, Минкова, Гладкова, Артемьева, Рыбникова, Шаинского, кстати, выпускника Бакинской консерватории класса Кара Караева. Песня на стихи Рабиндраната Тагора «Вам и не снилось», которую написал Рыбников, мгновенно стала народной, а веселые детские песенки Шаинского пели взрослые дяденьки и тетеньки. Вот и получается, что без школы и таланта никуда… И чем одним композиторам кидать камни в огород других композиторов, пусть лучше каждый попробует написать песню, которую будет петь народ! Как говорил великий Вагиф Мустафазаде, можно двумя нотами открыть окно в мир, а железными пальцами можно создать хаос.

 

— Почему же сейчас не получается создавать хиты?

— Вы думаете, это только у нас происходит? Это во всем мире происходит! Мне трудно какие-то конкретные причины такого вселенского творческого застоя. Возможно, это связано с тем, что молодое поколение воспринимает музыку предыдущих эпох, как «отстой» и скуку. Мы, например, воспитывались на классике, и попутно интересовались всем, что тогда происходило в мире музыки. Я помню, как в музыкальной школе №1 Вагиф репетировал с группой «Севиль», и мы с мальчишками толпились у двери, пытаясь расслышать в замочную скважину, какие же аккорды он там берет? Вроде бы он все делал неправильно, а получалось гениально!

Шансон, который я стал писать по просьбе Арзу Рзаева и Эйюба Ягубова, принес мне такую славу, которая «задавила» другие мои музыкальные произведения на слова великих азербайджанских поэтов, а ведь у меня много песен на стихи Мушвига, Вагабзаде и многих, многих других.

Покойный Анар Мамедханов после своей поездки в США в начале 2000-ых годов сказал с восторгом: «Слушай, чувак! Это что такое?! Мы с командой раз двести слушали твою песню про стюардессу!» Ну, это же есть в нашем городском фольклоре, когда два гочу чуть ли не убить друг друга готовы, и вдруг мимо проходит русская женщина, и они про все забывают, замирая от восхищения! Эти детали и делают песню!

 DSC00854-min

— Это не детали, а нормальный основной инстинкт!

— Так вот он и играет огромную роль в жизни азербайджанских мужчин, потому что настоящий мужчина не может не реагировать на женскую красоту!

 

— Большой успех порождает большую зависть. Как вы реагируете на недоброжелателей?

— Философски! Им же хуже, ведь это же не я мучаюсь от бессонницы от разъедающей зависти. Сейчас некоторые нереализованные музыканты любят произносить пафосные речи: «Время все перемелет, и мы посмотрим, кто останется в истории». Время-то перемелет, но если ты сегодня не любим, неужели ты думаешь, что тебя полюбят через полвека? Это сегодня надо писать хорошие, талантливые произведения, а не набор звуков и возмущаться, что тебя не понимают! А сам ты понимаешь, почему пишешь музыку? Почему человек берет в руки перо, почему артист выходит на сцену? Что ими движет?

 

— А вы ответили на этот главный для любого творческого человека вопрос?

— Без музыки в моей жизни не будет счастья! Если я не смогу делать то, что делаю, у меня остановится сердце! А уж когда твои земляки тебя понимают и поддерживают, это и есть главная награда! В моих песнях хранятся воспоминания детства, юности, молодости, первые шаги взрослой жизни. Я же вырос в мяхялля и когда взрослые ребята говорили мне: «Эй, пацан, иди сюда! Вот тебе рубль, купи нам сигареты, а себе возьми мороженное», я был самым счастливым человеком в эти моменты, потому что мне доверяли авторитетные ребята. И они же нас защищали и ограждали от того, что тогда было не принято в нашем городе, и если ты был из этого мяхялля, ты был под самой надежной защитой!

Недавно я написал песню про Советскую. Как-то раз я просто проезжал по этой знаменитой улице и увидел, как работает экскаватор. Вдруг в моей памяти всплыли какие-то воспоминания юности, я сел в крохотной кафешке и стал жадно рассматривать маленькие убогие домишки, которые исчезали под беспощадным ковшом экскаватора… Почти в этот же момент у меня родилась полушуточная и полусерьезная песня, которую не только поют, но под нее даже танцуют! Я занимаюсь музыкой по призванию, а не потому, что мне дадут звания или орден. Много лет назад я работал за границей и получил огромный гонорар. Передо мной лежала куча денег, но мне стало так грустно… Во-первых, я не на родине, во-вторых, здесь нет моих друзей, в третьих, и это, наверное, спорная мысль, для того чтобы быть полностью счастливым, человеку моего возраста всегда будет не хватать молодых лет… Возраст тебя опускает на землю в самые лучшие мгновения твоей эйфории, потому что ты уже недосчитался нескольких друзей, что-то безвозвратно потерял… «И, порою, я терял друзей, не потому что ротозей, потому что есть друзья, которых не терять нельзя»… И это тоже большое разочарование, ведь к определенному возрасту ты приходишь с потерями, и особенно остро ты это ощущаешь именно тогда, когда достиг определенного успеха, положения и благополучия, но это кажется тебе таким мелким и незначительным… Друзей не вернуть, детство ушло навсегда, скамейки, на которой ты впервые в жизни поцеловал девушку, давно уже нет. Мы снимали клип в исполнении Энвера Садыхова, и во время перерыва я буквально прокричал Джавиду Имамвердиеву, автору сценария и режиссеру-постановщику клипа: «Где моя скамейка!? Когда я первый раз здесь поцеловался, меня так ударило током, что я чуть сознание не потерял!» Я же был стеснительным парнем по сравнению с некоторыми моими товарищами. Сейчас этой скамейки нет, и разве я могу быть счастлив до конца?

 

— Чем же сегодня счастлив композитор Эльчин Иманов?

— Встречей с умными интересными людьми, когда снимаются клипы на мои песни, когда ко мне обращаются режиссеры, сценаристы и исполнители, когда меня останавливают на улице и благодарят за мои песни. Для меня это бесценно!

— Как вы восприняли перемены, которые произошли в результате распада СССР?

— Для поколения наших отцов и дедов, чтобы не происходило в стране – войны, коллективизация, индустриализация, страна, эпоха и мышление оставались неизменными. А мы пережили настоящее потрясение, когда однажды проснулись каждый в своей стране, и должны были адаптироваться к новому времени. Но иногда я думаю — хорошо, что мы видели эти ужасные 90-е, эту катастрофу человеческих отношений, когда все сидели на чемоданах. Это помогло нам правильно оценить время, в которое мы сейчас живем. Я всегда все сравнивал со своим детством — школа, пионерия, молодые родители, молодость, первая любовь… И мои воспоминания не имеют ничего общего с политическим строем! Ну, это как Сталинград – можно по-разному относиться к Сталину, но в этом городе рабочие и солдаты защищали не что-то мифическое, а свои дома, детей, родину. И разве наши ребята в Карабахе не то же самое делали? Можно все переименовать, но никто не в состоянии отменить память сердца…

 

— Когда вы поняли, что музыка – это ваше призвание?

— Я был очень непослушным ребенком, поэтому в музыкальной школе я учился не у своей мамы, которая там преподавала сольфеджио, а у другого педагога, потому что только она смогла хоть как-то меня приструнить. «Какой же он у тебя талантливый! — говорила она, — этот негодяй за пять минут все делает, а потом болтает весь урок, и другим еще пишет диктанты. Я тебе советую, отдай его в школу Бюльбюля».

Вообще, талантливым детям, как говорила моя мама, необходимо уделять в два раза больше внимания, потому что им настолько все легко дается, что их нужно постоянно контролировать, чтобы приучить к труду и усидчивости.

В школьные годы меня все увлекало – музыка, книги, спорт, настольный теннис, я играл в волейбол, отлично плавал, очень рано увлекся театральными постановками.

 

— А кто вам привил усидчивость?

— Время заставило стать трудолюбивым, и я очень благодарен этому беспечному времени… В Советском Союзе дети жили очень беспечно, они очень чутко чувствовали, что их родители не переживают о куске хлеба. Все были равны — ну, нет богатства и не надо, все так живут! Сегодня все изменилось…

У нас во дворе жила одна женщина, которую все ненавидели из-за ее отвратительного скандального характера, но так получилось, что она присматривала за мной после школы и кормила очень вкусными пирожками собственного приготовления. И каждый день после обеда я по ее просьбе играл только одну вещь – полонез Огинского, причем я всегда импровизировал. Уже позже я прочитал в книге Антонина Згоржа «Один против судьбы» историю, как Гайдн приводит к Моцарту на прослушивание молодого Бетховена. А у Моцарта, как всегда, была пирушка, вино рекой, смех, веселье. «Сейчас он сыграет что-нибудь из своих сочинений», — сказал Гайдн. «Не надо, – ответил Моцарт, — пусть лучше он сыграет что-нибудь мое». И когда Гайдн услышал, что играет Бетховен, попытался его остановить. Но Моцарт пришел в неописуемый восторг: «Ты посмотри, как он меня перефразирует?! Он будет гениальным композитором!» Это и есть самый главный тест на талант – если ваш ребенок начинает импровизировать, обязательно отправляйте его в консерваторию на композиторский факультет.

 

— Каким личным или профессиональным достижением вы гордитесь больше всего?

— Своей семьей – потрясающими детьми и прекрасной супругой, которая, в отличие от меня, очень выдержанная и терпеливая. В моем возрасте очень важно понять простую истину – прошло время разбрасывать камни, настало время их собирать. Личные успехи и победы остались в прошлом, сегодня я горжусь тем, что моя дочь — студентка медицинского университета, а сын учится в дипломатической академии, много ездит и активно познает этот мир. Он, кстати, принимал участие в театрализованном представлении Евроигр. Я ими горжусь больше, чем собой.

 

— Вы упомянули о своих песнях на стихи азербайджанских классиков. Какая из них вам наиболее дорога?

— Мне дороги все мои песни, но одна из самых любимых – это «YENE O BAG OLAYDI …» на известнейшее стихотворение Микаила Мушвига. На эти стихи уже была написана песня нашим признанным композитором Гаджи Мамедовым, а исполнила ее великая Шовкет Алекперова. И когда я решился написать свою песню, то испытал невероятные чувства от соприкосновения с гением Мушвига…

Жизнь этого гениального поэта была ужасной, его сломали, расстреляли, а несчастный парень даже не понял, за что… Музыка — это настоящая стихия, потому что она проникает в такие тайники души, которые невозможно выразить словами. Мне казалось, что моя композиция будет ближе к личности поэта, и когда я принес готовую фонограмму и показал ее режиссеру Эльхану Джафарову, он мне сказал: «Если бы я снимал клип на старую песню, то это была бы простая бакинская дача, большой самовар, гости, дети. Прослушав твое произведение, я обязательно буду снимать НКВД, ужасы, пытки, которые перенес Мушвиг, так и не поняв, за что с ним так поступили, но этот каток неумолимо на него надвигается и уничтожает».

На презентацию клипа «YENE O BAG OLAYDI …» пришли очень уважаемые мною люди — Шафига Ахундова, Яшар Нури, Амина Юсиф гызы, Эльмира Ахундова, Расим Балаев, Айгюн Самедзаде, которая произнесла очень трогательную речь: «В Азербайджане каждый композитор мечтает прикоснуться к творчеству Мушвига, потому что это монумент, скала, высочайшая планка! Поэтому мне было очень интересно – что же такого они сделали, что еще и клип сняли? Но после просмотра я поняла – то, что идет изнутри, не поддается анализу!» Полностью с ней согласен, ведь если бы музыку можно было просчитать, я бы каждый месяц делал нечто подобное. Я подошел к Айгюн и поблагодарил за теплые слова: «Только талантливый человек способен распознать талант в другом!» Я не представляю себе, чтобы я услышал нечто выдающееся и интересное, и стал бы кривить душой и специально искать там плохое!

 

— Но это не единственная песня на слова Мушвига, вы написали одну из самых знаменитых ваших песен – «ANA»…

— Когда я начал сочинять эту вещь, то почти сразу же зашел в тупик. Музыка требует развития, а текст упирается. Я играю второй заход, третий, четвертый, десятый, и вдруг у меня из ушей и ноздрей сами по себе вылетают слова, которых не было у Мушвига! Песню приняли великолепно, сам Ислам Рзаев меня благословил, а я сижу и жду, когда мне зададут вопрос: «А кто ты такой, чтобы дополнять Мушвига!?» Я же дописал небольшую фразу – «Целую твои руки, целую твои глаза, ай ана, гурбан олар сяня»…

Прошло лет пятнадцать. Песня знаменита, ее везде поют, даже на иврите в Израиле. И однажды свершилось… На каком-то мероприятии я познакомился с одним лингвистом. Он внимательно прислушивался к словам песни, которую исполнял Ниамеддин Мусаев. А потом задал мне вопрос, который я ждал все эти годы:

— А кто написал слова «целую твои руки»? Неужели это вы?

— Нет, – ответил я.

— Может быть, Эйюб?

— Нет, само собой так получилось….

В этот миг я отчетливо вспомнил свое тогдашнее состояние – полностью отключенный разум, экстаз, лабиринт звуков, в котором есть сотни вариантов и выходов, мне надо было лишь прислушаться к своему сердцу и музыка сама меня выведет. И тут лингвист, немного подумав, сказал:

— Это на тебя снизошел дух поэта…

Он угадал самое главное — мой с духом Мушвига секрет…

Это и есть счастье! Можно получить тысячу званий, квартиры, и это замечательно, потому что я бы тоже не отказался от такого призвания. Мне просто никто не дает наград, а просить я не умею… Помните как в фильме – «для графа де Ля Фэр это слишком мало, а для Атоса слишком много»… Ведь публика любит не за регалии, а за талант. Говорю это совершенно беззлобно. Мне жаль тех, кто имеет все, кроме таланта. Ну, день посидели, выпили за тебя, два, три, ну, получил ты звание «Заслуженный Архимед Азербайджана», но ты же не стал от этого Караевым, Амировым, Керим Керимовым.

 

— И последний вопрос, который я всегда задаю музыкантам — как для вас звучит Баку?

— Вы задаете вопрос композитору, и я могу ответить своей песней: «В городе моем Баку звездные вечера, уезжая из Баку, оставляю ведь я частицы себя. В стареньком дворике дружной семье жили соседи под крышей одной, не забыть мне твою доброту, наш любимый, наш добрый Баку»…. Ну как вам?

 

— Здорово…

— Здорово!? Чтобы сочинить такую музыку, надо жизнь прожить!

 

Май, 2016

One comment

Добавить комментарий