СЧАСТЛИВАЯ ДЮЖИНА

Руководитель студии  «APRIL DESIGN» Улькяр Гусейн-заде   считает, что социальная значимость профессии  декоратора очень важна  и востребована  современным обществом  потому, что в отличие от дизайнера,  декоратор  наполняет пространство  уникальным, неповторимым  содержанием и раскрывает глубинную сущность личности заказчика.

 

— На вашей страничке Facebook вы разместили только две цитаты, одна из которых принадлежит Бальзаку: «Архитектура — выразительница нравов». Но архитектура всегда обслуживает либо государственную идеологию, либо крупный капитал! Какие нравы выражаете вы в своих работах?

— Для меня архитектура — это не политика или конкретная историческая эпоха. Прежде всего, это некая глобальная идея, конструкция, которую я, как декоратор, наполняю внутренним содержанием. Через интерьер я могу выразить не только образ жизни заказчика, но и свои мысли, потому что любой объект, вне зависимости от его предназначения, всегда решает конкретные задачи. Декорацию интерьеров я подразделяю на два вида. Первый — это стилистический проект, когда в основу ложится определенный стиль…

 

— … и в этом случае характера заказчика не учитывается?

— Конечно, да! Характер заказчика надо учитывать обязательно! Но в данном случае он выражается не в общей концепции, а в деталях. Второе направление – тематическое, когда в основу ложится выбранная концепция, которая становится определяющей в интерьере.

 

 

— Для того чтобы правильно выстраивать работу с заказчиками, необходимо владеть знаниями в области психологии. Вы изучали эту науку?

— Да, я прослушала курс по психологии, обучающий дизайнеров секретам общения с заказчиками, выявления его скрытых желаний, о которых, порой, они даже вслух не говорят. Хотя бывает и так, что человек вообще не знает, чего он хочет на самом деле, и я помогаю ему определиться с его видением интерьера.

 

— Вы согласны с тем, что дизайн интерьеров, то есть, обустройство внутреннего пространства, наполнение его цветом, формами, предметами, все-таки, женская профессия?

— Поэтому среди декораторов гораздо больше женщин, а среди архитекторов — мужчин. Но изначально я получила образование дизайнера-проектировщика, поэтому в работе над проектом приоритетным для меня является точный расчет, а до мельчайших нюансов я дохожу в самую последнюю очередь. Не люблю доводить свои проекты до идеала.

 

— Почему?

— Я всегда оставляю заказчику возможность для творчества. Люди могут купить или привезти из путешествия какой-нибудь новый аксессуар, а если я забью все пространство, то они не смогут его дополнить или обновить своими идеями.

 

— А в обычной жизни вы пользуетесь своими познаниями в психологии?

— Нет, к сожалению… Если после нескольких минут общения я могу почти безошибочно определить, какой интерьер подойдет моему заказчику, то в частной жизни это не получается. Возможно, потому, что ко всему, что не связано с работой, я отношусь довольно прохладно.

 

— Как же тогда быть с вашей второй любимой цитатой Коко Шанель: «Есть время работать, и есть время любить. Никакого другого времени не остается». Получается, у вас есть время только на работу, а любовь, шопинг и путешествия вы исключили из своей жизни?

— Я подолгу жила за границей, училась в лондонской школе дизайна, и так часто езжу по работе, что на банальные путешествия у меня просто нет времени. Но в деловых поездках я обязательно выделяю немного времени на прогулки и небольшой шопинг, к которому отношусь очень спокойно – я хожу по магазинам только тогда, когда мне действительно нужно что-то купить.

6(1)-min

— Насколько для вас важен имидж успешного профессионала?

— Это важная составляющая моей работы. В самом начале моей карьеры я и на метро ездила, и пешком ходила, а вместо шубы носила дубленку. Но теперь, после 12 лет работы и более 500 реализованных проектов разной степени сложности, мои профессиональные услуги стоят дорого и очень дорого. Я постоянно общаюсь с весьма состоятельными и влиятельными людьми, и не могу позволить небрежного отношения к своему внешнему виду. Я езжу на дорогом автомобиле, знаю, какой стиль одежды мне подходит, люблю драгоценности, и считаю, что они обязательно должны быть у женщины. Разве заказчик, видя перед собой растрепанного дизайнера с грязью под ногтями, сможет доверить ему проект своей мечты? И разве он заплатит такому специалисту те суммы, которые, например, озвучиваю я? Это же несерьезно!

 

— С какими заказчиками вам интересно работать?

— Наименее интересны те, кто обращается с небольшой однокомнатной квартирой.

 

— Но эта однокомнатная квартира может находиться на «золотом километре» Москвы!

— Может, конечно, но дело не в этом. Я делаю и малобюджетные проекты, но они отнимают много времени и приносят мало прибыли. Сегодня такие заказчики уже редкость. В основном, современные клиенты продвинутые, эстетически развитые личности, они много путешествуют, у них широкий кругозор, прекрасный вкус и высокие требования.

 

— С кем вам легче общаться — с мужчинами или женщинами?

— Это абсолютно неважно! Если у человека есть все вышеперечисленные качества, то проблем не возникает. Гораздо сложнее обстоит дело с классическими домохозяйками, потому что их интересует не концепция декора, а технологические особенности и комфорт кухни. Но это тоже часть работы, и такие клиенты будут всегда.

Современный заказчик, благодаря огромному количеству журналов, сайтов и телепередач, отличается невероятной осведомленностью, поэтому нового клиента удивить очень трудно.

 

— Чем же вы удивляете?

— Смелыми, неординарными идеями, но все очень индивидуально — для одного важен цвет, для другого неукоснительные сроки выполнения работы или соотношение цена-качество. У меня в Москве есть заказчик, который полностью доверяет моему вкусу и вообще не смотрит, какие отделочные материалы я приобретаю. Главное — сколько это будет стоить, и как быстро я сделаю свою работу. Такого человека я смогу удивить, если точно выполню эти два условия.

2(1)-min.jpg

— В основном, к архитекторам и дизайнерам обращаются представители так называемого первого поколения капиталистов. Они выросли в «хрущевках», в провинции, без высшего образования и должного воспитания, иногда это бывшие бандиты, которые выжили в 90-е. Как вы, красивая, хрупкая женщина, выстраиваете с ними деловые отношения?

— Всему есть рамки приличия, и если их переходят, то происходит расставание, вне зависимости от того, какой это проект. Если человек невоспитан и не владеет элементарными навыками этикета, с ним никто не будет общаться, тем более в деловом плане. У меня есть заказчик, который постоянно матерится, но таков стиль его взаимоотношений с миром. Не могу сказать, что мне это приятно выслушивать, но с возрастом я стала более терпеливой и снисходительной.

 

— Как вам живется в таком сумасшедшем городе, как Москва, которая «never sleep»?

— Москвичи не жесткие, они суровые, а это разные вещи. Они не хамы, не грубияны, разговаривают конкретно и при этом очень душевные люди, испытывающие те же эмоции, что и мы, живущие у моря под жарким солнцем. Мне очень нравится их внешнее и внутреннее спокойствие, умение четкое формулировать свои мысли, без лишних слов и заискивания.

 

— Что сегодня самое важное в вашей жизни?

— Моя семья – мама, сестра, брат, ну, и я сама, конечно.

 

— Как вы проводите свободное время?

— Дом, ароматная ванна, халат, диван, кино, общение с близкими. Но больше всего в свободное время я люблю заниматься собой – салоны красоты, массаж. А еще я обожаю бегать. Может быть, я кажусь скучной, но мне такой стиль жизни нравится.

 

— Как вы думаете, почему мужчины недолюбливают сильных успешных женщин? И как вы относитесь к таким мужчинам?

— Я как раз и есть та самая сильная успешная женщина, и при этом очень добрая и нежная в любви. Но я никогда не включаю дурочку, чтобы кому-то понравиться по одной простой причине – не умею играть. Безусловно, на свете есть настоящие мужчины, которые никогда не оставляют женщину наедине с ее проблемами, поддерживают ее, когда она теряет душевное равновесие. Но большинство восхищаются сильными женщинами только до определенного момента, пока на личном опыте не сталкиваются с этой силой, и тогда они молча уходят.

 

— Вы не задумывались о создании собственной семьи?

— Многие женщины буквально одержимы идеей выйти замуж, причем, не всегда за достойного человека. Я не поддерживаю такой взгляд на отношения, поэтому сейчас я одна. Это моя сознательная позиция, потому что у меня есть цели, связанные с карьерным ростом, и пока ни о какой личной жизни и речи быть не может. Хотя… В любой момент я могу встретить того, кто станет для меня единственным.

 

— Каким вы его представляете?

— Положительные эпитеты можно перечислять на трех страницах, что же касается финансовой стороны, я никогда не соизмеряю личность человека с размерами его кошелька. Конечно же, хочется, чтобы он был успешным, постоянно к чему-то стремился, иначе, сколько бы у него было денег, он будет чувствовать себя обделенным. В свое время я полностью отдалась любви, но это чувство принесло мне невероятные страдания и безутешную боль… Больше мне это неинтересно… Я научилась правильно выставлять приоритеты — сегодня это работа и определенные проекты, которые очень важны для моего профессионального и общественного роста.

 

 

— Вы можете рассказать об этих проектах?

— Коммерческая сторона моей работы для меня по-прежнему важна, но в моей жизни наступил совершенно новый этап, когда я чувствую в себе силы и желание заниматься общественной деятельностью, которая позволит мне заявить о себе не только как о профессионале, но и как о личности. Сегодня у меня в планах два проекта – один пока существует в виде концепции, а второй уже практически готов. Он для меня особенно важен и интересен. Дело в том, что много лет назад у меня были проблемы с позвоночником, и я даже была прикована к инвалидной коляске. В то время у меня не было ни работы, ни денег на дорогостоящее лечение, но я преодолела адские боли и заставила себя встать на ноги наперекор всем прогнозам. Прошли годы, и я стала изучать этот вопрос, потому что осознала — причины многих заболеваний позвоночника кроются в детстве. Ребенок проводит много времени, сидя на неудобных, неприспособленных для формирующегося позвоночника стульях, и в результате приобретает массу проблем, которые в какой-то момент могут неожиданно дать о себе знать. Чтобы этого избежать я придумала профилактическую мебель, которая поможет предотвратить эти заболевания. Я собрала огромное количество информации, общалась с врачами, изучила всю дизайнерскую литературу по этому вопросу, и сегодня я готова реализовать этот проект и предложить его всем детским учреждениям.

Стремление помогать детям родилось у меня не только потому, что я на личном опыте столкнулась с проблемами. Когда я получала образование в одной из самых престижных школ дизайна Rhodec International в Лондоне, то после завершения обучения мы давали своего рода клятву, что  дизайнер, как и врач, должен работать на благо общества, и сегодня я чувствую в себе силы, чтобы реализовать  это обещание.  Пришла пора отдавать то, что копилось во мне долгие годы, и я делаю это с большим удовольствием.

8 (2)-min

1 (2)-min

8 (2)-min

9 (2)-min

10 (2)-min

5-min

11-min

2013-12-21 15.11.12-min

 

Февраль, 2015

 

Добавить комментарий