CINEALLIANCE  ПРЕДСТАВЛЯЕТ…

Как  объединить  вокруг себя  творческие  личности и сделать из них  сплоченную команду? Как собрать воедино проект из множества кусочков? Как сочетать  сочетаемое — творчество и бизнес?   Как  создаются фильмы, которые  оказывают влияние  на  людей, меняя их мировоззрение и заставляя думать? Ответы на эти вопросы может дать только тот, кто  достиг вершин  в профессии  — руководитель Cinealliance Company Алиага Мамедов.

 

— Перед началом беседы вы сказали, что это ваше первое интервью. Расскажите немного о себе…

— У меня два образования — сначала я окончил факультет художественного ткачества училища им. Азим-заде, а затем факультет промышленной графики института искусств им. М. Алиева. И так как темой моей дипломной работы была иллюстрация книжных изданий, меня сразу же пригласили штатным художником в издательство «Язычи», а через несколько лет я стал главным художником издательства «Гянджлик». Эта работа очень многое определила в моей жизни — я стал членом Союза художников и Союза журналистов, сотрудничал с очень многими художниками, много иллюстрировал. Но во время перестройки ситуация в издательской сфере настолько ухудшилась, что я решил переменить профессию, и начал заниматься коврами. Тогда это была очень востребованная тема, потому что мир постепенно открывал для себя Азербайджан, а ковры — это своего рода концентрированное выражение наших традиций. Всевышний одарил каждый народ своими талантами, Азербайджану же достался дар ковроткачества, ведь недаром же у нас существует около 600 разнообразных школ и стилей!

Моя жизнь развернулась на 180º градусов, когда я создал свою экспериментальную мастерскую и открыл ткацкий цех в Баку и в Ахсу. Это был невероятно тяжелый период — военное время, безработица, бедность, но особенно тяжело было в районах. Мы набрали девочек, которые вообще ничего не умели, и стали их учить буквально с нуля… Вскоре нам удалось добиться прекрасных результатов — бизнес процветал, меня часто приглашали в европейские столицы, я даже встречался в Лондоне с главным редактором журнала «HALI — International Magazine of Antique Carpet and Textile Arts» Роберт Пиннер, который пользуется огромным авторитетом в этой сфере. Но, несмотря столь фантастические перспективы, я решил закрыть эту страницу моей жизни.

 

— Почему?

— В те времена мы сотрудничали преимущественно с зарубежными партнерами, и так как законодательная и банковская системы еще не были до конца отлажены, мы постоянно сталкивались со всевозможными трудностями.

 

— А как же ваши ученицы?!

— За время работы эти девочки очень сильно выросли в культурном и эстетическом плане. Но, к сожалению, бизнес стал тормозить, и им пришлось искать другую работу…

Безусловно, ковры после книг, занимают огромное место в моем сердце, и, несмотря на то, что мне пришлось перевернуть и эту страницу моей жизни, это было очень плодотворное время. Если книжное дело научило меня общению с творческими людьми, то благодаря коврам я освоил правила и тонкости организации бизнеса по реализации произведений искусств. Впоследствии, когда я занялся рекламой, этот опыт очень мне помог.

 

— Рекламу не ругает только ленивый! Почему вы выбрали именно эту сферу творчества?

— Это было начало 90-х годов, когда рекламный бизнес только-только набирал обороты, поэтому многие знакомые отнеслись к моему выбору довольно скептически, ведь в то время рекламой занималась пара компаний и почти не было производства. В конце 1995 года мне предложили первый крупный проект – создание бренда Azercell, причем до открытия этой компании в Азербайджане. Естественно, я дал свое согласие и отправился с семьей в Турцию. Это был поворотный момент в моей жизни, потому что все мои творческие и профессиональные мечты, идеи и возможности сошлись в одной точке!

_31A9635_1.jpg

— Насколько успешным было ваше сотрудничество?

— Достаточно сказать, что мы были агентством Azercell четырнадцать лет, а это очень хороший показатель в рекламном бизнесе. Первые годы компания росла неимоверно быстро, а потом у нас появились новые заказчики, которые захотели видеопродукцию высокого качества. В конце 90-х годов это было очень сложно обеспечить, так как в то время мы испытывали большие сложности с оборудованием и профессиональными кадрами, и чтобы решить эти проблемы в 1999 году мы создали Cinealliance. Кстати, одним из инициаторов создания компании был знаменитый кинооператор Рафик Кулиев.

За годы существования Cinealliance мы сняли огромное количество не только рекламной продукции, но и документальных и художественных фильмов, музыкальных клипов, телевизионных проектов, некоторые из которых были созданы совместно с министерством культуры. Кроме того, именно у нашей компании самый большой и плодотворный опыт работы с иностранцами, коллегами, начиная Голливудом и заканчивая японскими коллегами.

 

— Как создавалась команда Cinealliance? В чем секрет ее успеха?

— Это предмет моей особой гордости! Коллектив для рекламного агентства – это его фундамент, поэтому в течение пятнадцати лет в результате тщательного отбора нам удалось создать не только рекламное агентство полного цикла, но и великолепную команду высококлассных профессионалов, которые могут решить творческие и технические задачи любой сложности. Что же касается секретов, то наш успех базируется на постоянном развитии и совершенствовании. Я был инициатором изучения и внедрения самых разных кинематографических школ и голливудского менеджмента. Оборудование — дело наживное, но наша компания является единственной в своем роде, потому что обладает невероятно продуктивным тандемом технической и творческой части. Мы изначально шли по этому пути — предлагая нашим клиентам комплексные решения, мы несем ответственность за результат.

 

— С чего начинается работа над рекламным проектом?

— С идеи! Креативная идея, которую мы предлагаем заказчику, должна не просто вызвать интерес потребителя к продукту, но и спровоцировать его на покупку. Но от зарождения идеи и до ее реализации мы проходим большой сложный путь. Мы должны понять, что происходит в голове потребителя, проанализировать все, что связано с той или иной индустрией, с самим брендом, найти творческое решение, которое позволит бренду двигаться и развиваться. Это требует достаточно детального погружения в специфику бренда и длительной работы. Эффективность же зависит от того, насколько последовательны действия клиента и агентства в данном направлении.

 

— Почему у нас не снимают нестандартную рекламу? Зрителю до чертиков надоел штамп «мама, папа, сын и дочка», так хочется чего-то нового, необычного…

— Реклама вообще раздражает большинство потребителей, потому что она отнимает его время и отвлекает от сериала или футбольного матча. Поэтому задача рекламного агентства заключается в том, чтобы найти именно то визуальное решение, которое будет интересным для потребителя. Нестандартная реклама при грамотной разработке может принести хороший результат, но ее сложнее преподнести и клиенту, и зрителю.

Мировой рекламе почти двести лет, и это большое искусство. Но любой взлет в искусстве всегда имеет исторические корни, которые дают художнику импульс. Почему сейчас нет Пикассо или Матисса, Караева или Амирова? Нет даже тех, кто смог бы оценить их творчество?! Те же процессы происходят и в рекламе. Многие талантливые люди уходят из рекламы, потому что только в больших рекламных компаниях-гигантах есть постоянная работа. Я сравниваю рекламщика с человеком, стоящим над пропастью, в которую он в любой момент может свалиться, но зато какое великолепное зрелище открывается перед ним!

 

— А на вас, на человека, который сам создает рекламу, она оказывает воздействие, как на потребителя?

— Вы будете смеяться, но когда дома меня просят купить зубную пасту, например, я, зная, что та или иная марка занимает далеко не самые первые позиции в мире, все равно невольно тянусь к тому, что видел по ТВ! Реклама делает свое дело.

_31A9705_3.jpg

— Так когда же у нас появится нестандартная реклама?

— Это зависит от заказчиков и от их готовности к экспериментам. Кстати, взлеты рекламы случаются не так уж часто, и если внимательно просмотреть продукцию ежегодного каннского фестиваля рекламы, то можно увидеть, как год от года планка снижается. Рекламщик — это прекрасная скаковая лошадь, но ей нужен хороший наездник, то есть, рекламодатель, который в нужные моменты будет ее подхлестывать. К сожалению, среди заказчиков очень мало образованных, тонких людей с широким кругозором.

 

— Как вы относитесь к рекламным отделам, которые существуют внутри компаний?

— Как к большой ошибке, потому что в рекламных агентствах работают специалисты, которые выполняют свою работу лучше и эффективнее, чем штатные сотрудники фирмы. Кроме того, рекламные агентства привносят свежий взгляд со стороны на стоящие перед фирмой проблемы и задачи, а также огромный опыт работы с разными клиентами в разных ситуациях. В случае неудачи сотрудник компании может лишиться работы, для рекламного же агентства цена вопроса совершенно другая, поэтому мы не имеем права на ошибку.

 

— Легко ли вести рекламный бизнес в Азербайджане?

— Сложно, потому что у нас есть определенные стереотипы и архетипы, которые необходимо учитывать. Но главным положительным моментом нашего народа является то, что мы любим жить хорошо и весело и мечтать о, казалось бы, невозможных вещах, и в этом на нас очень похожи итальянцы. Немцу, например, который работает в какой-нибудь престижной компании, и в голову не придет даже помыслить о коллекционных часах или автомобиле ручной сборки.

 

— Европейцы давно наигрались в эти игрушки!

— Не думаю… Но это очень положительный фактор, когда человек все время хочет развиваться и делать свою жизнь лучше, красивее и разнообразнее.

 

— Почему компания Cinealliance решила снимать кино?

— Это веление времени… Я невероятный книголюб и киноман, и если изредка позволяю себе посмотреть какой-нибудь фильм в Интернете, то книга всегда будет для меня существовать исключительно в бумажном исполнении. Это особый мир. Но сегодня воздействие визуального материала по своим возможностям двигать и управлять массами несопоставимо, к сожалению, с книгой. Недаром же Ленин произнес свою знаменитую фразу о важнейшем из искусств!

 

— В чем заключается ваша сверхзадача, как руководителя Cinealliance?

— Привлекать и направлять творческих людей и технических специалистов, создавать из них эффективный симбиоз и получать результат. Поэтому, когда я вижу, как растут мои сотрудники, это является самой большой наградой. В Cinealliance нам удалось создать неповторимую ауру только потому, что мы любим нашу работу без лимита.

 

— Как вы преодолеваете кризис?

— Недавно я встретил знакомого, и после обмена любезностями я радостно и эмоционально начал ему рассказывать о своих планах. Он слушал меня с большим удивлением, а потом спросил: «В обычные дни ты довольно скептично настроен, а сейчас, когда все в унынии, ты полон оптимизма. Откуда это у тебя?» «Не знаю», — честно ответил я, но моя работа доставляет мне огромное удовольствие. Иногда, правда, я испытываю моменты меланхолии, ведь по натуре я довольно непростой человек, и со мной непросто общаться, но то, что мне удалось создать в компании — это либо рай, либо ад для сотрудников. Ад для тех, кто не соответствует духу Cinealliance, а рай потому, что здесь есть все условия для творческой работы. Наша команда — это настоящая семья единомышленников, и я среди них чувствую себя отцом, который оберегает, направляет и нацеливает на хороший результат.

 

— Спрошу вас, как киномана — почему мы почти не видим в кинотеатрах современное азербайджанское кино?

— Одна из проблем заключается в том, что мы потеряли своего зрителя, а для того, чтобы у азербайджанского кино был хороший прокат, нужно двести тысяч зрителей. Баку — город киношный, я же помню, как мы часами стояли в очередь на фестивальные фильмы и за большие деньги приобретали билеты на Кубинке. Думаю, в скором времени эта традиция восстановится, тем более что у нас идет постоянная работа над увеличением кинозалов. Один из дистрибьюторов мне даже поведал, что в последнее время бакинцы ходят не только на комедии, но и на фильмы Бергмана.

 

— Наша молодежь ходит на Бергмана?!

— Однажды в Лондоне я беседовал с главным судьей Британской академии кино BAFTA, и он мне сказал, что даже в Великобритании всего три процента подготовленных зрителей, все остальные ходят в кино просто для развлечения. Кино делают личности, и общество должно быть готово, чтобы воспринимать хорошее, серьезное кино.

 

— Общество никогда не сможет само сформироваться. Мы – масса, и станет такими, какими нас вылепят!

— В чем-то вы правы… Но и мы, кого волнует будущее азербайджанского кинематографа, не сидим сложа руки. Лет десять назад при поддержке Cinealliance Орхан Фикретоглу снял независимое кино, короткометражку «Территория». Во время деловой поездки в США я ее продемонстрировал в одном из американских университетов, и студенты написали по этому фильму рефераты. Я был поражен, как люди, живущие на другом конце света, смогли полностью дешифровать идеи и смыслы, заложенные в этом фильме и понять его глубже, чем многие наши зрители!

Конечно же, я рисковал, спонсируя фильм Орхана, но как объяснить прагматикам, что только снимая подобные фильмы, можно выработать новый язык кино и двигаться вперед.

 

— Так когда же нам ждать наше кино?

— Думаю, что очень скоро… Недавно я был в «28 mall», и заметил, что в самом торговом центре народу стало меньше, но кинозал был полон по одной простой причине – человек покупает билет в кино, и на два часа отрубается от реальности. В этом и заключается магия кино, которая помогает нам преодолевать наши проблемы.

 

Май, 2015

Добавить комментарий