МЕЛОДИЯ РОДНОЙ СТРАНЫ

Мастер спорта по таэквондо, обладатель 4-го дана и черного пояса, член правления Федерации таэквондо и Заслуженный тренер Азербайджана, главный тренер команды “Нефтчи”, главный тренер молодежной сборной Республики в 1998-2012 гг., главный тренер женской команды Республики в 2012-2014 гг., за 25 лет работы обучивший более 10 тысяч человек – все это один человек – Гюндуз Абдуллаев, наш сегодняшний собеседник. Кроме многочисленных спортивных наград, Гюндуз муаллим заслуженно владеет еще одной, не менее важной – уважением и любовью своих многочисленных учеников, которых никогда не называет бывшими и говоря о которых не скрывает гордости.Интервью с этим замечательным человеком и талантливым тренером предлагаем читателям.

 

— Гюндуз муаллим, как получилось, что корейское боевое искусство таэквондо (или тхэквондо) стало делом Вашей жизни?

— В детстве я был непослушным, гиперактивным ребенком. Любил нарушать правила и, если родители не разрешали играть в футбол, мог вылезти в форточку, еще и брата с собой потащить (смеется). Занимался многими видами спорта: дзюдо, борьбой, велоспортом, конным спортом. Когда учился в 9 классе, в подвале нынешнего Нархоза открылась небольшая секция и товарищ, записавшийсятуда, позвал меня с собой. Во время занятий ярасслабленно стоял в общем строю и тренер, ныне покойный Азад Кязымов, сказал мне: “Выпрямись! Ведь в будущем ты станешь бойцом, воином. Надо соответствовать этому”. Его слова очень на меня подействовали и я обещал себе, что не стану разговаривать с тренером до тех пор, пока он меня не похвалит. Так и вышло. В течение целого года я ни единым словом не обмолвился с ним. Кроме того, к концу года из всей той группы, что записалась вначале, остался я один. Все мои товарищи забросили тренировки. У Азад муаллима были свои методы общения с учениками, свои подходы. Он был немногословен, но все ученики стремились к общению с ним. Именно он посоветовал мне в дальнейшем заняться таэквондо, который только появился в 1991 г. в Азербайджане. Он говорил, что у меня, наряду с руками, также хорошо развиты ноги, что является важным в этом виде спорта. В конце концов, я пошел туда, просто посмотреть. И здесь фактор учителя (им стал Яшар Сафаров) сыграл свою роль, в результате чего, начиная с 1991 г. по сей день я в этом виде спорта.

 

— Как в семье отреагировали на Ваше увлечение?

— Откровенно говоря, неодобрительно. Дело в том, что мой отец был научным работником, преподавателем истории и философии, а позже стал главным редактором Аз.Гос.Телевидения, руководителем литературно-драматической студии. Мама — преподавателем русского языка и литературы в АПИ им.М.Ф.Ахундова. В нашей семье отсутствовал культ физической силы и отношение к восточным единоборствам было, мягко говоря, неоднозначным. Поэтому, когда я возвращался домой после занятий, меня ждала еще одна “тренировка”, психологического характера, в которой “тренерами” выступали родители, пытавшиеся свернуть меня с этого пути. Но я упорно продолжал заниматься и уже через год, на первых же соревнованиях занял 3-е место. Полагаю, в этом помоглите многочисленные спортивные секции, которые я посещал с детства, организм был подготовлен к нагрузкам. Хотя мне было уже 19 лет — довольно большой возраст длябольшого спорта. Но несмотря на это, в конце того же года я занял 2-е место и был приглашен в национальную сборную и в дальнейшем постоянно принимал участие в различных соревнованиях. А экзамен на получение черного пояса у меня принимали инструкторы Всемирной Федерации таэквондо.

 

— Что самое трудное в этом виде спорта?

— В спорте вообще самым тяжелым, изматывающим, на мой взгляд, является ежедневное, бесчисленное повторение одних и тех же приемов. У нашего поколения был некий фанатизм в смысле занятий спортом. Допустим, мои тренировки были с 7 до 9 вечера. Дома я отдыхал часа полтора-два, а после того, как засыпали родители, поднимался на крышу нашего дома (мы жили на Советской) и не менее 500 раз повторял все движения, которые изучил в этот день на тренировке. Иногда это продолжалось до 4-х утра — такое было желание. А нынешним детям не хватает для этого терпения. Я преподаю уже более 25 лет и могу констатировать тот факт, что с каждым годом полезного фанатизма в ребятах все меньше. Многие довольствуются лишь двумя часами тренировки. Никаких повторений, работы над собой, стремлению к совершенству…

 

— В чем Вы видите причину такого отношения?

— Современные технологии, комфорт. Мы постоянно были в движении, тогда как нынешние дети, в основном, предпочитают все делать сидя или лежа. Раньше после пяти вечера улицы были полны детским гамом, подвижные игры считались нормой. Сейчас, когда я прогуливаюсь по городу, обращаю внимание на фигуры молодых людей и вижу, что их физическая фактура, несмотря на кажущуюся накачанность, хромает, отстает в развитии. Заметны искривления позвоночного столба, хилость, недоразвитость. Если так и дальше пойдет, следующие поколения будут еще хуже. Считаю, что это вина родителей, они обязаны направлять своих отпрысков, заставлять, если придется.

_MG_2732.jpg

— Вот у Ваших учеников, естественно, с этим все в порядке. Расскажите, как Вы стали тренером?

— Я получил черный пояс в 90-х. Это были тяжелые времена для нашей страны. К тому же, таэквондо еще не было широко распространено в Азербайджане. И я решился на довольно странный, с точки зрения окружающих, шаг – организовал по своей инициативе в 1992 г. в городе Ахсу (откуда родом отец) секцию таэквондо. Опустив детали, скажу лишь, что к 1994 г. я проводил тренировки уже на стадионе, с микрофоном в руке и количеством учеников в 200 человек. Таков был интерес людей. Причем, на тренировки приходили не только мои ученики, но и их родители. Со стороны казалось, что проводится какой-то футбольный матч. В том же году я привез свою команду в Баку, на соревнования. И эти детишки, впервые попавшие в столицу и с интересом и любопытством разглядывавшие все вокруг, стали чемпионами тех игр!

Потом, когда они полностью подключились к участию в соревнованиях, мне стало нелегкозаниматься своей карьерой и одновременно руководить ими. Бывало, что в соревнованиях мы участвовали с ними наравне. Вот тогда-то я и решил сделать выбор и, завершив свою спортивную карьеру, полностью переключиться на тренерскую работу. Мне было 30 лет. И, знаете, абсолютно не жалею. Если я и горжусь чем-то, то прежде всего достижениями своих учеников. Представьте себе, что мои ребята упорно занимают 1-е место в командном зачете чемпионата Азербайджана в течение 15 лет ежегодно. Я иногда в шутку говорю своим коллегам-тренерам, что никто из них пока не побил мойрекорд. Мы завоевали почти все имеющиеся в этом виде спорта награды, не хватает только Олимпийской, для полного счета (смеется). Дай Бог и ее завоюем.

 

— Может, признаетесь, как Вам удается воспитывать чемпионов?

— Почему бы нет? Открою свой секрет! Возможно, какой-то молодой тренер воспользуется им. Итак, моя методика такова: до 14-16 лет ученики меня… побаиваются. Я с ними очень суров в обращении. Они даже не представляют, что я могу шутить, смеяться. Все для того, чтобы ученик в процессе тренировки не жалел себя, превозмогал боль и продолжал заниматься. К примеру, во время тренировки они должны передвигаться, в основном, на носочках. Так я хожу с палкой и периодически бью их по пяткам, чтобы все делали, как надо. И они терпят, даже родителям не жалуются. После 16 лет я их стыжу словами. Это ведь возраст, когда на все реагируешь очень остро, эмоционально, и надо знать, как и что сказать. А вот после 25 лет мы с ними становимся друзьями. Потому что именно этот возраст, 25-27 лет, хорош для того, чтобы становиться чемпионами. И на ученика уже нельзя смотреть, как на несмышленыша, ведь он взрослый человек. Отношения должны быть дружескими, доверительными, партнерскими. Иногда, уже повзрослевшие, мои ученики сетуют на то, что я не был с ними в такихтеплых отношениях во время обучения. А я отвечаю, что тогда они не были бы дважды или трижды чемпионами, призерами Европы.

 

— А чего, по-Вашему, им не хватает для завоевания Олимпийской медали?

— Дело в том, что это – работа не одного лишь спортсмена. Здесь срабатывает несколько факторов. Первое – тренер должен задать ученику верное направление. Второе – личная работоспособность и трудолюбие самого спортсмена. Третье – помощь его родителей и общий настрой в семье, где все должно быть подчинено этой цели, включая режим. Близкие должны верить в него, помогать во всем. К числу близких, я отношу также и друзей спортсмена, его круг общения. Вообще, скажу откровенно: в круг общения спортсмена должны входить или такие же спортсмены, или люди, всецело поддерживающие и не завидующие его успехам. При спортсмене нельзя курить, пить спиртное, приглашать в кальянные. И, что особенно важно, его нельзя вовлекать в драку, полагаясь на его физические возможности. Сколько спортсменов так было загублено… Я не устаю повторять своим ребятам: “Умный учится на чужих, а глупый – на своих ошибках. Старайтесь быть умными”.

 

— Скажите, ведь у Вас в группе занимаются и девочки. Ваша система и на них действует?

— Были времена, когда у меня в группе занимались по 40 девочек! Нет, с ними все иначе. К девочкам нужен другой психологический подход. Важно их заинтересовать и не делать им замечаний в присутствии ребят. И если мальчики сильнее и драчливее, девочки послушнее, терпеливее. И еще, они более преданы своему учителю. Я иногда, шутя, говорю, что если бы можно было объединить все хорошие качества девочек и ребят, то мы бы точно вырастили Олимпийского чемпиона!

 

— А в самом деле: вдруг Ваш чемпион будет не парнем, а девушкой?

— Все может быть. Для меня нет разницы между ними, все они мои ученики и ко всем одинаковое отношение. Они даже обижаются на это, мол, должна же быть разница между “стариками” и новенькими? А я предлагаю дослушать до конца: да, я всех люблю одинаково, но каждый из них занимает определенное место по отношению ко мне. Кто-то ближе, кто-то дальше.

 

— Можете назвать самых способных учеников? И тех, кто разочаровал Вас?

— Перечислять способных нет надобности, их много и каждый в потенциале способен показать еще более высокие результаты. Что касается тех немногих, которые не смогли пройти путь до конца, да, такие тоже были. И каждый такой случай становился для меня личным провалом. Чаще всего это случалось из-за неверия спортсмена в себя. У спортсмена, участвующего в соревновании, есть несколько противников. Первый – соперник, второй – учитель соперника, третий – судьи, четвертый – болельщики соперника, пятый – неверие в себя, сомнения, страхи. У меня были ученики, которые теряли самообладание, дойдя до финала и не могли переступить этот порог. В такой ситуации надо стараться к каждому найти подход.

_MG_2716.jpg

— В общем, Вы работаете не только тренером, но и психологом?

— Получается, что так. Тогда это уже третья моя профессия. Дело в том, что по специальности я…теле-и кинорежиссер, окончил Институт культуры и искусства. Кстати, Бахрам Багирзаде был старше на курс. Наш факультет тогда только открылся на базе ВГИКА и выпускал всего по пять специалистов каждые пять лет. А поступил я туда по настоянию отца, который сам работал в этой сфере и считал, что у меня есть данные для работы на телевидении. Сначалая подал документы на исторический факультет БГУ, но не добрал баллов. На второй год отец не разрешил поступать туда же. В общем, я смирился и сдал все экзамены на пятерки, включая актерское мастерство.

 

— И что, имея диплом режиссера Вам никогда не хотелось применить знания на практике? Вы ведь могли бы снять отличный документальный фильм, рассказав в нем о Вашем методе преподавания таэквондо, о своих учениках, 15-летнем рекорде?

— Если честно, мысли есть, но время пока не пришло. Что касается практики, то сама жизнь предоставила мне возможность почувствовать магию кинематографа. Дело в том, чтоя являюсь постановщиком рукопашных сцен фильма “Не бойся, я с тобой! 1919”.Правда, Юлий Гусман, которому меня порекомендовал один наш товарищ из Федерации, хотел дать мне эпизодическую роль, но я отказался, сказав, что один из моих учеников давно мечтал сняться в кино и я хочу уступить ему свой шанс. Но я был рад хоть как-то помочь процессу съемок. Когда мы говорили с Гусманом о построении сцен, я признался, что имею режиссерское образование. На что Юлий Соломонович сказал: “Ну и отлично, тогда давай, работай, готовь сцены”. Честно говоря, я был в очень трудном положении, ведь до той поры никогда не участвовал в съемках. Но, вроде, все получилось неплохо. Потому что, когда Гусман пришел на площадку руководить процессом, на мой вопрос: “Ну, как, Юлий Соломонович?” он отвечал: “Шаолинь отдыхает!”

 

— В общем, трудности Вас только подстегивают?

— Да, это и есть главное, чему учит спорт. Люблю браться за дело, которое многие считают трудным. Мне было 22 года, когда я запретил себе даже находиться в помещении, где пьют или курят. Иногда у меня даже с друзьями были стычки по этому поводу. Потом организовал на Советской, где мы жили, секцию таэквондо и через короткое время родители ребят благодарили меня за то, что я занял их детей, отвлек от неблаговидных дел. Тем самым, я опроверг бытовавшее тогда отрицательное мнение о ребятах с Советской.

 

— Теперь уже бывшей Советской…Как человек, который там жил, какие чувства Вы испытали, когда один из самых знаменитых районов города был снесен?

— Наша семья прожила там около 30 лет. Что касается моего отношения к сносу, расскажу об одном своем ощущении и станет ясно, как я к этому отношусь. Недавно был на месте нашего, уже разрушенного, дома. Просидел там полчаса, сорок минут. Никак не мог уйти, было тяжело на сердце… Вспомним, какими своими районами известен наш город? Ичери Шехер, Советская, Кубинка. Они были символами Баку, но постепенно уходят в прошлое, безвозвратно. Жаль, что следующие поколения не будут даже знать значения термина “Советская”.

Я был более чем в 90 странах мира. В греческом Кипре видел целый район со старинными зданиями, на территорию которого запрещен въезд автотранспорта, там передвигаются только пешком, как в нашем старом городе. То же самое можно было сделать с некоторыми улицами Советской, оставив представляющие ценность дома и организовав в них небольшие музеи, сувенирные магазинчики или мастерские для творческих людей. Это было бы человечней, чем совсем вырвать такую большую страничку из истории города. У нас есть много хорошего, присущего только нам, нашему народу, что мы должны стараться сохранить. Разве та же Советская не подарила городу, стране и всему миру множество талантливых людей в области искусства, науки? И, что уж точно соблюдалось жителями этого района – уважительное отношение к старшим, почтение и правила субординации. И это было, на мой взгляд, идеальным.

 

— Чего, по-Вашему, не хватает нашей молодежи?

— Терпения и настойчивости. Наша молодежь слишком торопится, хочет достигнуть высот сразу, не прилагая особых усилий. Но такой успех напоминает мыльный пузырь. Они не думают, что должны серьезно относиться к своей жизни, чтобы суметь оставить после себя что-то полезное. А что может оставить после себя человек? Добрую память, опыт пережитого и мудрые слова. Я, к примеру, часто вспоминаю слова отца по разным поводам и они мне в чем-то помогают понять, прочувствовать какую-то жизненную ситуацию. Поэтому, молодым людям надо задуматься над тем, что в дальнейшем они оставят своим детям. А чтобы закалить себя, свой характер, надо заниматься спортом, например, восточными единоборствами. Занятия ими предполагают борьбу, в том числе, с самим собой, со своими внутренними недостатками.

 

— Какие черты характера Вам нравятся в людях?

— Вежливость, культура поведения. Преданность, надежность. Еще нравится, когда люди умеют признавать свои ошибки. Не выношу лицемерия, двуличия. Вообще, я — человек старых правил. Считаю, что мой друг не может быть также другом моего врага. К примеру, мне не нравится, когда на соревнованиях кто-то из наших подает руку армянским тренерам. И, хотя ныне это называют политикой, у меня бывает такое чувство, что если я пожму руку армянину, негласно соглашусь со всеми злодеяниями, которые совершил их народ с нашим. А лицемерить я не умею, да и не хочу.

 

— Наверное, с таким характером Вам нелегко приходится? Много ударов получали?

— Бывало… Наверное, многие могут о таких случаях рассказать. К примеру, человек, которому доверял, как себе, в трудный момент моей жизни отворачивался, показывал спину. Это, конечно, очень тяжело, ведь для друзей мы открыты, они знают наши слабые, уязвимые места. Но, тем не менее, не зря ведь говорят: “Все, что не убивает нас, делает сильнее”. Правда, второго шанса таким “друзьям” я никогда не предоставляю.

 

— Давайте поговорим о приятном – Вашей семье.

— У нас с супругой двое детей. Супруга стоматолог, но не работает, занимается домом, детьми, всеми нами, что очень ценно. Когда дети были маленькими и играя, падали, ударялись, я никогда не поднимал их и не позволял это делать другим. Учил, что если упал, должен подняться сам. Так они оба и усвоили это правило: “Упал – вставай, ударили – отвечай”. Считаю, что так и надо воспитывать детей, если мы хотим, чтобы они выросли сильными и выносливыми. Нашей дочери 12 лет и она отличница. Учила национальные танцы, очень красиво исполняет танец “Nəlbəki” с блюдцами, а сейчас занимается гимнастикой. Кажется, дочь характером пошла в меня, она спокойная, хладнокровная. А сын, который тоже отлично учится, очень общительный, активный, даже слишком: в школе, наряду с пятерками, получает замечания по поведению. Пока мы гуляем, встретит кучу друзей, успеет со всеми поговорить. Я не настаивал, чтобы он непременно занимался таэквондо, но он, постоянно наблюдая за мной, сам решил это. И, хотя мы занимаемся в одном зале, он умеет четко разграничивать отношения. То есть, на тренировках я для него Гюндуз муаллим, а вне их – отец. И занимается он очень усердно, получил желто-зеленый пояс, я даже не ожидал такого рвения. Я рад, ведь это означает, что всего в жизни он будет добиваться сам, станет настоящим мужчиной.

_MG_2723 - Copy.jpg

— Значит, Вы знаете еще один секрет – как воспитать настоящего мужчину?

— Знаете, когда сын был маленьким и я, уезжая, говорил ему, что он остается в семье за мужчину, он считал, что это означает, привожу его слова дословно: “сидеть в кресле с пультом в руке и, смотря телевизор, пить чай” (смеется). Пришлось его разочаровать и объяснить, что быть мужчиной означает, кроме всего прочего, ответственность за всех, кто на тебя надеется и находится под твоей защитой. Мужчину надо воспитывать с раннего детства. Не давать ему все сразу, как только захочет, а объяснять, что он должен заработать это: своей прилежной учебой, поведением, отношением к близким, участием в домашних делах и т.д. И “грузить” его постепенно, сообразно возрасту. Никогда не останавливаться, ведь воспитание – процесс постоянный, а не периодический. Но самое лучшее воспитание для ребенка – наблюдение за поступками родителей, сравнение слов с делами. Я считаю, что в жизни каждого человека должны занимать особое место две мелодии – колыбельная матери и гимн родной страны. И когда слышу звуки нашего гимна, непременно встаю, даже если отдыхаю. В начале и в конце занятий поворачиваюсь лицом к флагу, приветствуя его. И мои (и не только) дети это видят. Они понимают, что такое отношение не продиктовано какой-то выгодой или показухой, что это – часть меня, моя жизненная программа. Поэтому, даже если где-то что-то будет не так, ребенок, у которого в семье все акценты были расставлены правильно, никогда не собьется с пути.

 

— У меня сложилось впечатление, что Вы постоянно работаете. На отдых-то время находится?

— Знаете, будучи в разных странах и встречая что-то интересное, всегда сожалел, что моя семья не со мной и я не могу поделиться с ними радостью увиденного. Кроме того, из-за постоянных тренировок, сборов и турниров я так часто отсутствовал дома, что теперь стараюсь восполнить этот пробел. Став родителем, стал чаще бывать в тех местах, которые нравятся моим детям. Берег моря, бульвар, Ичери Шехер, Зимний бульвар, где можно покататься на роликах. Очень люблю путешествовать с семьей. Объездили практически весь Азербайджан, у нас великолепная природа: горы, леса, водопады. Но на отдыхе я не очень активен. Видимо, сказывается усталость, ведь я постоянно задействован и физически, и психологически. Поэтому, бывает, могу пару дней вообще молчать, не общаться ни с кем, восстанавливая силы.

 

— Гюндуз муаллим, Вы мне чем-то напоминаете испанского актера Хавьера Бардема…

— А знаете, меня уже однажды принимали за актера, но за другого. Произошло это в Корее, куда мы ездили на Чемпионат мира. Зашли с другом в магазин, чтобы купить мяч в подарок другому другу. Но везде нам говорили, что мячи еще не поступили в продажу. И вот, заходим мы в очередной магазин, а девушки-продавщицы как-то странно начинают переглядываться и переговариваться, глядя на меня. И одна из них сказала, обращаясь ко мне: “Николас Кейдж!” Пришлось мне притвориться Кейджем, чтобы нам продали, наконец,мяч. Я даже умудрился оставить “свой” автограф на другом мяче для одной из продавщиц (смеется).

 

— Вы никогда не сожалели, что выбрали этот путь?

— Иногда человеку кажется, что его усилия остаются незаметными в обществе. Но это не так. Мои награды тому пример. Раньше, еще будучи подростком, я с интересом разглядывал награды ветеранов спорта “Заслуженный тренер”, “Мастер спорта”. Сейчас у меня у самого есть такие и, рассматривая их, я говорю своим детям, что это и есть 25 лет моей работы, моего труда.

ЕжегодноНациональный ОлимпийскийКомитет проводит торжественное мероприятие, на которое я, естественно, бываю приглашен. Вот и на это мероприятие я шел, не зная, что меня ожидает. И представьте мои эмоции, когда я был награжден квартирой самим Президентом! Это меня так воодушевило! И скажу Вам со всей прямотой, все перенесенные тяготы прошлых лет были забыты в одно мгновение. Настолько большую радость я испытал, поняв, что мой труд, опыт, любовь к работе замечены и оценены на самом высшем уровне. О чем я могу просить Аллаха после этого? Лишь о том, чтобы он даровал мне еще столько же лет, чтобы и дальше трудиться на благо страны и общества.

Говорят, “надо быть рабом дела, чтобы стать хозяином успеха”. Вот и я, видя успехи моих ребят, прихожу к заключению, что шел все это время верной дорогой, что могу приносить пользу обществу. Значит, все испытания, трудности были не напрасны. И я не сожалею, что выбрал этот путь, цель которого – воспитать достойного, сильного, благородного человека.

 

— Гюндуз муаллим, благодарю Вас за интересную беседу и желаю в скором времени воспитать долгожданного олимпийского чемпиона. А каковы Ваши пожелания?

— Вашему журналу желаю творческого долголетия и такой известности, чтобы знаменитости всего мира, включая спортсменов, стремились попасть к Вам на обложку!

Бахраму Багирзаде, моему давнему другу — здоровья, удачи. У меня с ним связано столько приятных воспоминаний! Какую радость, гордость мы все испытывали, когда наша КВН-овская команда “Парни из Баку” без оружия, без залпов, без кровопролития приносила победу нашей стране! Я и вся наша семья сердечно радуемся каждой новой удаче дорогого друга.

Нашей стране, народу желаю мира и возвращения всех захваченных врагом земель. Чтобы среди наших солдатне было потерь. Пусть они возвращаются домой живыми и невредимыми, и ни одна мать больше не оплакивает своего сына.

Желаю благоденствия, достатка моему народу. Хотелось бы, чтобы мы были едины, сплочены. Ведь столько уже прошли, выдержали много испытаний и было бы глупо поворачивать назад сейчас, когда многое налаживается, проблемы находят решение и надо лишь иметь терпение и выдержку. Нам нельзя поддаваться на происки врагов, старающихся нас разъединить, разобщить. Мы имеем все, чтобы стать мощной, сильной страной – свою идею, флаг, гимн, язык. Надо лишь продолжать идти вперед в выбранном направлении, доверяя своему руководителю и лидеру. И верить в будущее нашей прекрасной страны.

 

 

Ноябрь, 2016

Интервью : Нигяр Гусейнова

Добавить комментарий