ART ОБСТРЕЛ

Я познакомился с Эмилем Гулиевым на съемках одного рекламного ролика, и был просто поражен его целеустремленностью и огромной энергией. Но увидев короткометражные фильмы Эмиля, я понял – передо мной настоящий талант, и в самом скором времени он скажет свое громкое слово в кинематографе. Я уверен, что его ждет блестящее будущее, и все мы, и особенно те, от кого зависит развитие современного азербайджанского кино, обязательно должны помочь этому яркому и талантливому парню, чьи фильмы прославят нашу страну.

 

— Почему вы снимаете только «короткий метр», ведь число любителей этого жанра несопоставимо с поклонниками большого кино?

— На самом деле, мы снимаем «полный метр» в душе и «короткий» из-за финансовых возможностей. А вообще я не имею никакого отношения к кино! По своей основной специальности я следователь, капитан полиции. Хаял Мамедов, мой друг и композитор, который пишет музыку нашим фильмам, майор полиции. Я пришел в азербайджанский кинематограф не для денег, а по призванию души, чтобы принять участие в его возрождении. Но когда мы стали обращаться к некоторым инвесторам, которые реально могут спонсировать кино, они нам отказывали.

 

— И чем они это объясняют?

— Ничем! Они задавали нам вопросы типа «А что у вас есть?», «Покажите, что вы сделали?», и требовали какие-то гарантии. Я поняли, что инвесторов не найти, и решил снимать на свои средства. Начал спонсировать фильмы, и на сегодняшний день мы отсняли пять короткометражек и три социальных ролика, не говоря уже о клипах и рекламах.

_VUG4628.jpg

— Откуда вы берете идеи для ваших фильмов?

— Основой для сценариев являются либо притчи, либо придуманные нами истории. Мы собрали очень хорошую команду, которая без всякого хвастовства может дать фору многим местным кинематографистам. Единственный кто работает по своей специальности в нашей команде — это кинооператор, а все остальные, так же как и я, не имеют никакого отношения к кино.

 

— Где же вы находили этих людей?

— По чистой случайности и с божьей помощью! Когда я начал заниматься этим делом, то вокруг меня стали собираться люди, причем, многие из них были рядом долгие годы, но я даже не догадывался, насколько они талантливы!

 

— Какие задачи вы перед собой ставите, снимая кино?

— Изначально мы хотели всем доказать, что умеем это делать, но вскоре это чувство прошло, и мы стали снимать фильмы, в которых содержится некое послание обществу. В основном мы затрагивает темы, касающиеся актуальных социальных проблем. Одна из наших последних работ – «Плачь для мамы», стала «сердцем» нашего творчества. В этом фильме затронута очень важная тема про бездушных матерей, которые бросают своих детей.

 

— Сотрудники полиции каждый день сталкиваются с темной стороной жизни, и со временем настолько к этому привыкают, что это перестает их трогать. Как же вам удалось не очерстветь? Может быть, благодаря молодости?

— Нет, дело не в молодости… Плохое было, есть и будет, но, снимая наши фильмы, мы хотим в какой-то мере повлиять на сознание будущего поколения. И если хотя бы один человек из ста после просмотра изменится в лучшую сторону, это уже победа.

 

— Вы как-то общаетесь с вашими зрителями?

— Мне очень много пишут, в основном женщины. Когда все только начиналось, у меня в соцсетях было около 60 друзей, а сейчас их число дошло до 1000!

IMG_9646.jpg

— А какие фильмы нравятся вам, как зрителю?

— Драмы! Мой любимейший фильм «Список Шиндлера». Если бы меня пригласили поработать уборщиком территории на этой картине, я бы с радостью согласился, потому что считаю Стивена Спилберга эталоном для подражания, ведь у него тоже не было специального образования в этой сфере, когда он начинал снимать короткометражные фильмы!

 

— После первых успехов в кино, не возникло ли у вас желания подучиться?

— Абсолютно никакого! Не подумайте, что это проявление высокомерия, но я читаю литературу, написанную великими мастерами кино, и это для меня самое лучшее учебное пособие. А мастер-классы, которые проводят наши местные кинематографисты, меня не интересуют.

Было время, когда нас никто не знал, и на протяжении двух лет мы никому не были нужны. А сейчас мы востребованы как никогда и естественно все учения приходят через эмпирические знания.

 

— Как вы познакомились с Хаялом?

— Мы вместе учились в Московском университете МВД. В юности он окончил музыкальную школу, но когда мы с ним встретились, он не считал себя музыкантом. Я счастлив, что мне удалось его переубедить, и после того, как он создал потрясающие композиции многих наших фильмов, на него посыпались заказы.

Такая же история была и со мной — раньше я сидел дома и пересмотрел, по-моему, весь мировой кинематограф, кроме индийского. Я жил этим! Так продолжалось до тех пор, пока по чистой случайности я не пришел в кинематограф с помощью моего друга, режиссера Заура Гасымлы на волне юношеского максимализма. Мне очень хотелось доказать одной девушке, которую я видел один раз в жизни, что смогу это сделать. Вообще, мужчину на поступки всегда вдохновляет женщина. Честно говоря, мне уже неважно, смогла ли она оценить мое творчество, но я ей благодарен за то, что нашел дело своей жизни.

 

— Почему же при такой любви к кино вы выбрали университет МВД?

— В фильме «Иван Васильевич меняет профессию» есть такая фраза: «Не по своей воле, а по принуждению князя Милославского временно являюсь исполнителем обязанностей царя». (улыбается)

 

— Расскажите о своей команде.

— Это потрясающие люди – оператор-постановщик Эльман Алиев звукорежиссер Расим Мехтийев (Рамзес), режиссер монтажа Аскер Рагимов, композитор Хаял Мамедов и другие. Больше всего нам помогали Парвиз Маммедов, директор «Ultra production», который, не зная нас, абсолютно бесплатно предоставил в наше распоряжение необходимую кинотехнику и помог снять наш дебютный фильм. А также особую благодарность за поддержку и содействие хочется выразить Зие Маммедову руководителю сайта «video.az» Огромное им спасибо за это, и теперь во всех своих фильмах в титрах указывается название этих компаний.

 

— Как ваши коллеги в полиции относятся к вашему творчеству?

— Они меня поддерживают и говорят, что мне в полиции делать нечего, я должен снимать кино.

o-matic1.jpg

— А что по этому поводу говорят профессиональные кинематографисты?

— Многим нравится, хотя они мне об этом, почему-то, не говорят… Но хорошие, добрые люди, а такие есть всегда, очень положительно отзываются о моем творчестве. В данный момент мы запускаем проект, дай Бог, мы найдем для него спонсоров, потому что бюджет у этого фильма совсем смехотворный. Надеюсь, это будет очень интересный полнометражный фильм.

 

— В каком жанре будете снимать?

— Это будет драма, экспериментальное кино, и события, которые будут там происходить, уму непостижимы!

Я придумал скелет сценария, и рассказал его Рамизу Фаталиеву, нашему известному сценаристу. Идея ему настолько понравилась, что он взялся нам помочь. Огромное спасибо этому золотому человеку за поддержку, это единственный кинематографист который помогает мне, не прося ничего взамен. Это, к сожалению, в наше время редкость.

 

— Музыку, естественно, будет писать Хаял?

— Уже написал!

 

— Фактически, полдела сделано!

— Да, осталось только деньги найти…

 

— А жанр детектива вам, как полицейскому, не интересен?

— Нет, мы снимаем кино, которое заставляет зрителя сопереживать и размышлять. Детективы, на мой взгляд, вообще опасны — а вдруг кто-то захочет повторить преступление? Битцевский маньяк после ареста заявил, что единственной целью его жизни было переплюнуть Андрея Чикатило по количеству жертв после того как он увидел это по телевизору. Поэтому кино надо снимать доброе и поучительное, чтобы его могли смотреть даже дети.

 

— Какие еще увлечения есть в вашей жизни, кроме кино?

— Только кино! Я не любитель ночных клубов и тусовок, иногда мы с ребятами ходим выпить кофе, но, что самое интересное, мы приходим просто отдохнуть, а уходим с каким-нибудь сценарием.

 

— Это замечательно, что у вас такой боевой мужской настрой! Безусловно, я ничего не имею против женщин, но иногда они так прессуют мужчин, что от этого у них руки опускаются!

— С одной стороны это хорошо, потому что только женщины делают из нас мужчин. Женщина, которая правильно мыслит и может направить свою созидательную энергию в нужное русло, никогда не будет держать мужчину около своей юбки. Она сделает все, чтобы он достиг каких-то высот.

IMG_2850.jpg

— Когда вы говорите про такую «правильную женщину», у вас перед глазами какой-то реальный образ или это абстрактные размышления?

— Конечно же, это реальный образ – моя супруга, например, которая всегда меня поддерживает. Я вообще считаю, что успех мужчины заключается в выборе жены, и если ты сделал правильный выбор, обязательно пойдешь вперед.

 

— Надеюсь, у вас все получится, и в один прекрасный день вы проснетесь знаменитым. Вы готовы разделить эту славу со своей командой? Ведь даже самые знаменитые коллективы распадались, когда достигали каких-то вершин!

— Если у человека есть совесть, он никогда не предаст тех, кто прошел с ним этот нелегкий путь. Но успехи же не только мои, кино — это коллективное дело. Команда, которая сейчас сложилась, меня устраивает.

 

— А если вам поставят условие?

— Прежде чем начать с кем-то работать, сразу же предупреждаю, что буду работать только со своей командой.

 

— Недавно английский артист Том Хиддлстон в интервью одному уважаемому изданию сказал, что он придет на свадьбу друга, «даже если ему позвонит сам Спилберг». Режиссер действительно позвонил, и Том к другу не поехал. А как поступите вы по отношению к вашим друзьям, если вам позвонит ваш любимый режиссер Стивен Спилберг?

Хаял: – Если этот друг будет настоящим, он сам его отправит к Спилбергу!

Эмиль: – Конечно, поеду! Я уверен, если это произойдет, мои друзья меня пойму.

фото.jpg

— Вы просто удивительные ребята! Большинство вообще ничем, кроме своих биологических потребностей, не заморачивается!

— А кому нужно наше стремление развить азербайджанский кинематограф?…

 

— Прежде всего, вам!

— Обидно, что у нас это не ценят… Так хочется попасть на прием к Президенту и сказать, что в стране есть люди, которые хотят, стремятся и делают все возможное, чтоб о азербайджанском кино узнал мир! В нашей стране много талантливых кинематографистов, но, к сожалению, у них не всегда хватает финансовой возможности осуществить задуманное. Если наш кинематограф был, хотя бы на уровне российского кино, мы сидели бы молча. Но зная, в каком состоянии мы сейчас находимся, и сколько средств при этом тратится впустую, потому что многие фильмы лежат на полках. Мы хотим снять фильм для вас, чтобы вы могли гордо поднять голову и сказать: в Азербайджане сняли хорошее кино! И мы реально это можем сделать! А пока приходится биться и стучаться во все двери… И надеяться, что когда-нибудь нам обязательно откроют…

 

— А вы думаете, в других странах нет таких талантливых парней, которым так же трудно пробиваться? Ведь и там сидят забронзовевшие дяди, которые не горят желанием впустить в свой мир молодежь.

— Да, но там молодым талантам хотя бы оказывают поддержку, они снимают и говорят свое слово в кинематографе. А когда же мы скажем свое слово? Я имею в виду не нас лично, а наш кинематограф? А вы знаете, что наши фильмы занимали призовые места на международных фестивалях? Наш фильм «Инкогнито» вообще попал на каннский кинофестиваль «Уголок короткого метра»! На Львовском кинофестивале «Кино под открытым небом» получил приз зрительских симпатий? Конечно, я мог бы найти деньги на поездку, но потом подумал, что лучше сниму еще один фильм.

Не так давно мы принимали участие в Нью-Йоркском фестивале, и все три наши фильма заняли первые места: это клип Мири Юсифа «Vicdan» и две короткометражки – «Парадокс» и «Чаевые». А вскоре мне пришло приглашение посетить фестиваль кино в Будапеште, где будут демонстрировать наши фильмы, завоевавшие призы в Нью-Йорке.

По понятным причинам поехать опять не получилось…

 

— Вам никогда не хотелось все бросить и уехать?

— Нет, а кто же если не мы тогда будет возрождать наш кинематограф? Кино для меня – это смысл жизни, это то пространство, где я создаю свой мир, которым могу поделиться с другими. Поэтому я буду бороться до последнего, пока не откроются двери, в которые я стучусь.

 

Март, 2014

Добавить комментарий